Берег надежды. Продолжение

2.
 Илья проснулся от того, что его тормошили.
  - Гейка, просыпайся, уже утро.
Он протёр глаза и перелез в свою холодную постель. Вошла воспитатель.
  - Ребята, просыпаемся и приводим себя в порядок.
Лёнька заправлял постель, где ещё несколько минут назад простыни были тёплыми от их тел.
* * *

  По понедельникам первым уроком была география. Лёнька с Ильёй втихаря играли в "морской бой", не обращая внимания на голос преподавателя. Только на уроках Анны Сергеевны ребята могли позволить себе заниматься посторонним делом, зная её лёгкий характер и ненавязчивую искренность. Отвлекаясь от игры, Илья пытался припомнить свои сновидения, но не мог. И только по охватившей его лёгкости, по беспричинной радости, переполнявшей его, догадывался, что сон был великолепным, радостным и светлым. Он проснулся сегодня счастливым, как никогда.
  - Гейко, ты чего улыбаешься? Я что рассказываю что-то смешное?
  - Извините, Анна Сергеевна.
  - Иди к доске и покажи нам на карте Гибралтарский пролив.
Илья подошёл, взял указку и ткнул в карту.
  - Хорошо, Илья, садись на место,- одобрила  географичка.
Когда Илья сел, Лёнька под партой похлопал его по коленке. На переменке он  подошёл к другу:
  - Гейка, а ты молодец, не спалился,- сказал Лёнька и улыбнулся своей очаровательной улыбкой. Гейке показалось, что сейчас он воспринимает мир не совсем так, как остальные люди. Рядом был любимый друг и от этого интернатовская жизнь наполнялась смыслом.
* * *

  Директор интерната вызвал в кабинет завуча.
  - Нина Ивановна, проходите, присаживайтесь.
  - Здравствуйте, Михаил Иванович.
  - Я вызвал вас вот по какому поводу. Наши шефы с военно-морской базы привели к нам ученика Исаева Леонида. Меня предупредили, что это особенный мальчик и кроме знаний он должен получать всё самое лучшее. И не дай бог с ним что-то случится. Что вы можете сказать по этому поводу?
  - Михал Иваныч, за этот месяц, что он у нас находится, я могу сказать одно: таких учеников в нашем интернате ещё не было. Учится отлично, поведение примерное. Историю у меня он знает лучше всех.
  - Скажите, а с кем он дружит? Мы должны оградить его от дурного влияния.
  - Ну, на сколько мне известно, он дружит с Гейко Ильёй. Илья не плохой ученик, единственно, что детдомовский.
  - Откуда он к нам попал?
  - Я посмотрю его дело, по моему из Оренбурга.
  - Я вас попрошу связаться с этим детдомом и попросить на него характеристику.
  - Хорошо, Михаил Иванович. Я знаю, что он из хорошей семьи: отец его офицер, погиб в Потсдаме, а мама умерла от рака.
  - Вы меня немного успокоили. А то этот лейтенант из "особого отдела" постоянно интересуется.
  - Я думаю, что это не тот случай,- возразила завуч,- Лёня хороший мальчик и теперь я буду к нему повнимательней.
  - Спасибо вам, Нина Ивановна, можете быть свободна. Только... о нашем разговоре...
  - Я поняла,- не дала договорить завуч.
  - И ещё, шефы приглашают наших учащихся к себе на экскурсию. В пятницу сделаем сокращённые уроки и отвезём ребят на базу. Пусть ознакомятся с жизнью и бытом военных моряков. Побывают на боевом корабле.
* * *

  Спальня мальчиков наполнена лунным светом, проникающим сквозь широкое окно. Лёнька, заложив руки за голову, смотрит на луну. Мальчики спят.
 Илья встал с постели и сел на кровать Лёньки.
  - Лёш, а что ты сегодня искал в библиотеке?
  - Я нашёл схему детекторного приёмника. Нужна катушка медного провода, полупроводниковый диод и наушник. Если мы всё это достанем, то сможем слушать с тобой радио.
  - Вот здорово,- выразил восторг Илья.
Лёнька провёл ладонью по спине друга, вызывая волну восторга по телу.
  - Гейка, если бы мне предложили отправиться в рай, я отказался бы: лучше остаться здесь с тобой.
  - Правда?
  - Конечно. Я хочу, чтобы ты это знал.
Они никогда не уставали друг от друга, их любовь была магическим магнитом.
  Утро началось необычайно радостно. Едва они открыли глаза, их охватило предвкушение чего-то чудесного, что всю ночь сторожило их, вот тут у кровати, дожидаясь пробуждения.
* * *

3.
  Наступили тёплые майские дни.
Сданы экзамены и интернат готовился к выпускному балу. В который день шла репетиция художественной самодеятельности на сцене актового зала. В зрительских креслах сидели: директор, завуч и учитель музыки. Хлопнула дверь. Илья из-за кулис выглянул в зал. Между рядов шёл знакомый лейтенант с базы в направлении директора. Он что-то шепнул ему на ухо и директор с ним вышел. Нехорошее предчувствие охватило Илью. Вернувшись в зал, директор позвал Лёньку в кабинет.
 Завершив репетицию, Илья помчался в учебный корпус. Подойдя к кабинету директора, стал прислушиваться. Через минуту в двери показался Лёнька.
  - Лёнь, что случилось?
  - Понимаешь, Гейка, через два дня меня увозят.
  - Как увозят?
Лёнька протянул письмо отца с сургучовыми штемпелями.
  - Там всё написано. Лейтенант сказал Михал Иванычу, чтобы через два дня были готовы мои документы.
Внутри у Гейки что-то оборвалось. Он знал, что придётся расставаться, но, что так скоро...
  - Давай завтра отпросимся на маяк, хочу с Санычем попрощаться.
Илья стоял как вкопанный. Эта фраза Лёнькина так и осталась висеть в воздухе.
* * *

  Промозглый воздух студил тела мальчишек, воровато забираясь под одежду. Лёнька с Ильёй резко оборачивались при малейшем шорохе. Перед ними, наконец, появились уродливые осколки скалы, торчащие из воды. Закоченевшие мышцы слушались неохотно. Время остановилось. Илье показалось, будто не было в его жизни ничего: ни детства, ни интерната. Только слепящий свет белой луны, холод, непослушное тело, тихий плеск волны и песок под ногами. Ещё вечером после ужина друзья условились закопать бутылку под скалой, в которой запечатана записка с клятвой-"вернуться на это место через десять лет".
  - Гейка, всё, дальше не пойдём-там вода подходит прямо к обрыву. От этого валуна делаем десять шагов в сторону маяка и закапываем. Один, два, три...,-
Лёнька отсчитывал шаги. Когда бутылка была закопана, он посмотрел на Илью и сказал:
  - Всё, Гейка, надеюсь мы с тобой никогда не забудем это место...
Илья смотрел на друга, а комок в горле не дал ему ничего сказать, произвольно слёзы подкатили к глазам.
  - Гейка, милый Гейка, как же я буду без тебя? Лёнька обнял друга и дал волю чувствам.

 Когда ребята вернулись в спальный корпус, все уже спали. Тихо не включая свет, они присели на кровати друг против друга.
  - Лёнь, о чём ты думаешь?- прошептал Илья.
  - О тебе. Иди ко мне. Он притянул его к себе и коснулся губами его губ. Илька почувствовал. что завтра для них наступит новая жизнь. Ничего не говоря, он накрыл Лёнькино лицо поцелуями, ощущая солоноватый привкус слёз. Казалось, что все чувства, которые томились под спудом весь этот год, вырвались на свободу. Его тело реагировало на ласки Лёньки и с этим ничего нельзя было поделать.

  Над морем проступал рассвет. Свет приходил как-будто из воды, поднимался, искрился, всплывая на поверхность и рассеивался в небесном пространстве, скользя по недвижным дюнам, цепляясь за стебли сухих прошлогодних трав, и приводил в трепет утренний воздух.

Окончание следует.
 
http://www.proza.ru/2009/10/17/1147


Рецензии
Сколько грусти. Сколько грусти. Расставаться всегда тяжело, особенно с тем, кого любишь.

Галина Польняк   24.11.2010 01:32     Заявить о нарушении