Звездопад гл. 1

                А вы могли бы подарить своей любимой
                не одну звезду, а целый звездопад?



1.

— Новенький?

Капрал, мужик лет сорока, большой и грузный, оценивающе оглядел меня с головы до ног и, по-видимому, остался доволен моей внешностью. Мне и самому нравится моя атлетическая фигура. Все знакомые говорят, что я похож на Грокла, древнеелайского божества, совершившего тринадцать всем известных подвигов. В реале этого Грокла, никто никогда не видел, но его статуи на самом деле словно ваяли с меня.

— Курсант Гвожек! — я приложил к козырьку кепи два пальца, вытянулся в струнку и щелкнул каблуками.

— Капрал Гутрис, — нехотя ответил капрал и коротко козырнул.

Знойный воздух поднимался от раскаленного бетона. Уверен, что капралу Гутрису больше всего хотелось бы послать все к чертовой матери и сидеть где-нибудь в прохладном подвальчике за кружкой пива. Однако он продолжал смотреть на меня, будто бился с кем-то об заклад, сколько я смогу простоять на этой жаре по стойке «смирно».

— Ладно, вольно. Ксиву давай.

Я протянул карточку, выданную мне в училище при направлении на практику. Я уже отметил ее у коменданта и у командира части, и тот отправил меня в распоряжение капрала. Гутрис достал планшет, вставил в порт карточку, пыхтя и отдуваясь, тыкал пальцем в иконки, после чего вернул документ мне.

— Дуй в хозчасть, получишь оружие и экипировку. И бегом вон к той кабоньерке, — он указал пальцем на десантный катер, возле которого суетилось около дюжины бойцов: они грузили ящики и еще какой-то хлам. — Вылетаешь на задание с нами, старт через два часа.

— Есть! — я снова взял под козырек. — Разрешите идти?

— Валяй! — сняв кепи, капрал вытер платком пот с лысеющей головы, надел головной убор и пафосно добавил: — И помни, проходить практику в ОВОДе — высокая честь!

— Я ее не уроню, — заверил я.

На складе работал кондиционер. Было прохладно, даже более, чем. Астеничного вида простуженный младший интендант в форме сержанта, сгибаясь под тяжестью полагающегося мне снаряжения, доплелся до стойки и свалил все на нее. Два ножа — боевой и складной универсальный, короткий инфракрасный меч (ким) для ближнего боя и, конечно же, бойлетер — оружие, сменившее огнестрельное много веков назад. Когда-то давно — да и сейчас на некоторых отсталых планетах — люди убивали друг друга, метая шарики свинца при помощи пороховых зарядов. Чтобы убить насмерть, надо было поразить жизненно важный орган — мозг или сердце. Бойлетер же выстреливает маленькие иголочки, точнее капсулы, их называют тиглы, пробивающие даже трехмиллиметровую сталь. Но фишка не в этом. Тигла содержит особое вещество. Оно мгновенно парализует — противник еще не убит, но не может пошевелиться. А тем временем в кровь попадает реагент, от которого она закипает и разрывает кровеносные сосуды. То есть, через пару секунд человек будет мертв, даже если его ранили в палец. Стреляет бойлетер тихо и без отдачи.

Больше мне никакого оружия не полагалось. Остальное снаряжение — это предметы личной гигиены, походная посуда, аптечка, эн зэ, теплый бушлат, гермошлем и скафандр для работы в открытом космосе или во вредоносной атмосфере.

— Скафаддр поберяйте, — глядя на мою фигуру, насморочным голосом прогундосил интендант. — Вдруг де подойдет? А большего разбера сейчас в даличии дет.

— Подойдет, — успокоил я его, но, тем не менее, последовал  совету.

Сидел скафандр туго, но терпимо. На голое тело будет совсем хорошо.

У кабоньерки все еще продолжалась суета. Группа из шести бойцов сортировала сваленные грудой ящики — их, похоже, просто вывалили из контейнера. Группой командовал незнакомый мне капрал. Четверо подтаскивали отобранный груз поближе, трое поднимали и загружали в люк.

— Здравья желаю! — козырнув, поприветствовал я всех.

— Но-о-овенький! — оторвался от погрузки крепкий здоровяк и бросил на меня критический взгляд. — Вот кто теперь поработает! А ну, живо хватай ящик, закидывай в люк! А мы передохнем.

Хоть мне всего-то двадцать два года, жизненный опыт кое-какой имелся. Бойцы недолюбливают курсантов, но первогодки стараются отношений не портить. Потому что через год я, быть может, попаду именно в это подразделение, и стану их командиром. А этот здоровяк наверняка служит последний год и среди бойцов является авторитетом. Через год его тут не будет, поэтому он без опаски может устанавливать свой табель о рангах: он — «дед», а я — салага. Таким нельзя уступать сразу, иначе сядут на шею и сделают козлом отпущения. Я подбоченился и медленно прогнусавил.

— А ты кто? Командир Легиона? Или Большой Белый Вождь?

— Что ты сказал?! — здоровяк выпятил грудь и пошел на меня.

Я сжал кулаки и приготовился к обороне. Сейчас будет драка. Погрузка приостановилась, все с интересом наблюдали за развитием событий.

— Отставить! — раздался голос сверху. Из люка кабоньерки показалась голова капрала Гутриса, — Курсант Гвожек, ко мне, быстро!

Я поднялся в катер.

— Будешь принимать из люка ящики и относить вон туда, — он указал на отсек, где другая группа бойцов складывала груз в штабеля.

Я приступил к работе. Здоровяк, с которым я чуть не подрался, и еще два бойца подавали мне ящики снизу, а я принимал и относил в трюм. На гражданских судах вся эта процедура автоматизирована и происходит без участия людей, а вот в армии, чтобы бойцам жизнь медом не казалась, подобная механизация считается лишней.

Здоровяк, решив показать свою удаль, схватил в одиночку тяжелый ящик и хотел швырнуть его в меня, но в последний момент не удержал. Упав на бетонное покрытие, ящик рассыпался, консервные банки покатились в разные стороны. Откуда ни возьмись, тут же появился капрал Гутрис.

— Я сейчас все соберу! — испугался амбал. Похоже, капрала тут побаиваются.

— Боец Крауф! Четыре наряда! — вынес приговор Гутрис.

— Господин капрал, разрешите обратиться!

— Что тебе, Гвожек?

— Это не он, это я уронил, — не знаю зачем, соврал я.

— Курсант Гвожек! На первый раз — два наряда.

Капрал ушел. Где-то через час погрузка закончилась. Мне показали свободный шкаф для моей амуниции. Во время старта при себе не разрешалось иметь ничего, даже оружия. Закрыв шкаф, я занял место в отсеке для личного состава, где уже сидели двадцать семь бойцов. Мое место оказалось рядом со здоровяком Крауфом.

— Спасибо, курсант, — он протянул мне руку.

— Да ладно.

— Четыре наряда — это занесение в личную карточку. А у меня два уже есть. Третье занесение — списание в хозчасть. Сапоги салагам выдавать, сам понимаешь.

— Понимаю.

В отсек вошел командир взвода, поручик Рубан. Оглядел нас.

— Взвод! Приготовиться к старту!

Взревели моторы. Звукоизоляция на военных судах тоже, прямо скажем, не очень. Не то, что на лайнерах или спейсобусах. Да и перегрузочка на старте будет —  впечатает не по-детски. Но ничего, выход на орбиту занимает всего несколько минут. А на орбите мы состыкуемся с корветом батальона и уже вместе с ним телепортируемся в систему Неккара (Созвездие Волопаса), где готовится операция по освобождению народов планеты Риксида. Там на дальнем дрейфе нас уже поджидает флот Легиона.

Мои консервативные родители-пацифисты называют это колонизацией, они вообще были против, чтоб я служил в Легионе Освобождения. Однако в средствах массовой информации это называют избавлением народов от рабства и тоталитарных режимов. Хотя, по большому счету, после «зачистки» нашими войсками планеты, на ней обычно создается единое государство с марионеточным правительством, послушным воле Межгалактической Лиги. Но лично мне все это совершенно фиолетово, пусть политикой занимаются те, кому это надо, а мы просто выполняем свой долг. Мы — армия с гордым названием Легион Освобождения. Служить в Легионе ответственно и почетно, миллионы мальчишек мечтают стать легионерами, а становятся один из тысячи, потому что отбор очень строгий. Мы несем в другие миры свободу, народовластие и, в конце концов, цивилизацию и технический прогресс.

Перегрузка сменилась невесомостью, разгонные моторы смолкли, только тихо жужжали коррекционные двигатели. Пилот распахнул дверцу кабины и крикнул:

— Можно расслабиться, оводы!

Наш взвод называется ОВОД — отдельный взвод особого десантного батальона. Не знаю, куда в этой аббревиатуре подевалась буква «б», но так и на самом деле благозвучнее. Особый десантный батальон — это передовой отряд Легиона, он первый высаживается на планету и готовит плацдарм для высадки армии. А задача нашего взвода — подготовить плацдарм для высадки батальона.

— Что, братцы, опять летим порядок наводить… — произнес один из бойцов, сидевший напротив. — Теперь на Риксиде.

— Ты чем-то недоволен? — подался вперед  здоровяк Крауф.

— А чем тут быть довольным? Мне два месяца служить осталось. А нас, все-таки, не в Луна-парк везут.

— Вот и сидел бы дома.

— Дома, дома… Домой-то хочется, а кто ж отпустит? Служба…

— Не надо унывать, дружище, — решил я подбодрить товарища. — Мы освобождаем народы планет, где процветает рабство и насилие. Да их потомки и через сотню лет тебе спасибо говорить будут. И домой вернешься героем. А если кому суждено погибнуть, так что ж? На войне как на войне.

— Можно подумать, им нужна эта свобода, — продолжал ныть пессимист. — Это нам нужны их планеты.

— Нужны, правильно, — отозвался еще какой-то парень, которого мне не было видно. — Потому что мы — самая сильная держава Вселенной! И все должны подчиняться нам!

В отсек вошел, точнее, вплыл поручик Рубан, за ним подпоручик-медик.

— Так! Прекращаем разговоры. Начинается стыковка с корветом. После стыковки — сразу же перемещение в систему Неккара. Сейчас подпоручик сделает вам уколы.

Продолжение http://www.proza.ru/2018/10/19/1779


Рецензии
Начала читать, но сразу не осилю )

Марина Григорова   29.01.2018 00:31     Заявить о нарушении
Ну хоть начало глянулось, Марина?

Алёша Горелый   29.01.2018 11:11   Заявить о нарушении
да, глянулось, иногда у меня бывает настроение, так что дочитаю, я просто не люблю читать быстро прозу, "тяну кота за хвост")))

Марина Григорова   29.01.2018 22:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.