Книги

     Они лежали в коробках неразобранными. Читать их никто не хотел, да и места в общежитской комнате было немного. Таня и девочки читать не любили. А Грант и его мать, собравшие эти книги, уже умерли.

     Началась зима – третья для семьи Тани зима в Армении. Историческая родина мужа с первых же дней раем не казалась. Деваться было некуда: в российском городке, где жила Танина родня, осесть не получилось, к тому же раскованность местной молодёжи после жизни в многонациональной закавказской столице пугала; Таня и Грант побоялись за дочек – они вошли в подростковый возраст.

     Для республики это была уже вторая зима в энергетической блокаде. Кроме керосина и солярки для отапливания квартир использовали дрова. Деревья вырубались и на окраинах, и в центре. Уничтожались целые парки, скверы; не оставляли даже деревянных скамеек.

     Таня поставила в комнате печку – керосинка протапливала плохо. Мысль о книгах пришла неожиданно, просто взгляд Тани остановился на коробках.

     – Не пущу! Не дам! – неожиданно взвилась Лана. Она была старшей. Младшие на два года Дина и Инна её побаивались. Это было удивительно: соседям Лана казалась очень милой и спокойной, двойняшки же – горластые, с рыжими распущенными гривами волос, носившиеся по этажам с воплями и смехом – были похожи на диких и своенравных молодых лошадок.

     – Я не дам жечь книги! – Лана продолжала стоять на своём.

     – Но вы же их даже не читаете! – привела Таня последний довод, уже подчиняясь старшей дочери, уступая ей.

     Так начался период чтения. Коробки были открыты, а книги вынуты. Русская классика, армянские исторические романы, советские детективы, детские книжки… Начали читать Лана, Дина и Инна, их двоюродные сёстры и подружки: Марьяна, Лариса, Милена, Гаяна, Юля, Илона, Женя… Взрослеющих девчонок интересовали косметика, цены на одежду и мальчишки, общежитские сплетни и кухня второго этажа, домашнее хозяйство и выпечка, летом – двор и игры, беготня, периодические походы в бассейн и вылазки в город. Книгами они не увлекались. Читала только Милена – нечасто и без особого интереса, она проявляла интерес к учёбе, умела играть в шахматы и была очень амбициозна.

     Книги читались днём, читались по вечерам – при свече. Начавшемуся ещё зимой чтению не помешала даже весна.

     Лариса стояла с книгой у окна. Лариса была крупной, хозяйственной и базарной. Она встречалась и ждала предложения. А сегодня её уже давно звали во двор. Но книга увлекла, и отрываться не хотелось.

     – Ай, дэбиль! Не видишь разве – я читаю! – ответили парню с третьего этажа.   

     Я не знаю, как долго продлился интерес к чтению, и привился ли он на всю жизнь хоть к одной из девчонок, но в ту тёмную и холодную зиму книги не сожгли, и девочки их читали.


Рецензии
В школе у нас учительницей по географии и истории была очень культурная женщина.
Она рассказывала нам про армян, что они за золото выкупали у Тимура свои книги. Я тогда понять не мог, в чём там соль была.
Если бы они за золото продавали книги, тогда да.
Я спросил об этом учительницу, а она с раздражением сказала: вам бы всё только продавать!
И поставила мне единицу. Четвертую за неделю. Была суббота...

Изя Вайснегер   09.08.2016 20:46     Заявить о нарушении
Сами виноваты: кто же по субботам в школу ходит, да ещё на географию?!

Анжелика Габриелян   09.08.2016 21:22   Заявить о нарушении
Я не хотел. Меня заставили!

Изя Вайснегер   09.08.2016 21:29   Заявить о нарушении
Как хорошо, когда люди вот так вот, как Лана проявляют характер и обращаются к вечному...

Ти Ай   27.11.2016 12:39   Заявить о нарушении
Вы правы! Спасибо!!

Анжелика Габриелян   27.11.2016 20:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.