26 поездок

Три раза переставлял будильник, – чертовски трудно проснуться после выходных, тело просто объявило не повиновение, придется наказывать… Приняв упор лежа, начал отжиматься, в виски ударила кровь, стало муторно. пять… десять... пятнадцать..., ладно хватит. Совершил поход в туалет. Красные глаза и мешки под глазами не вселяли уверенности в предстоящем дне. Проследовав на кухню, обнаружил там холодильник и, открыв дверцу, с еще большим удивлением нашел там пакет молока. Все не пить, оставить на кашу... «Геркулес» – рулес!
Включил комп, пусть качает, все равно все на работе, никому мешать не будет, а то я уже пиратов третьих и так три дня качаю, вчера на ночь хотел поставить, а комп,шумно работает, пришлось вырубить… Так, почта... «В вашем почтовом ящике 7 новых спамов...». Погода... около нуля, пасмурно, с этим ясно, доллар, доллар мне не нужен, новости… а не люблю читать новости, мне нравится их смотреть, купить что-ли ТВ-тюнер? А то живем тут как в тундре, ни черта не знаем!
Главный оратель вселенной и заведующий по квартире, ором неподражаемая кошка Ася, щас скажу неожиданное, орала, и так как я очень люблю слушать эти дивные звуки, особенно по утрам, когда и без того жить не хочется, была загнана мною, разъяренным, под кровать, и так как я явно собирался избавить мир от кошмара, похоже затихла там. Будем считать, что ей повезло, мне нужно на работу, а у нее еще целый день, есть время на выбор, чтобы решить нужно ей – дальше жить или не стоит...
Уже в метро... стою, держусь за поручень, осматриваю пассажиров… «Вог», «Максим», «Игромания», про оружие что-то мужик читает… Дарья Донцова, понятно... Блин, сегодня последний день карта на метро действует, там еще много поездок осталось... Выйду на Савеловской, проверю сколько именно.
– Женщина, вам не идет так матом ругаться, вы для этого слишком милы, - сказал я. У человека в ожидании ответной грубости округлились глаза.
– А...?, – лицо еще не покинуло раздражение, но уже начала медленно наползать улыбка – смешанное чувство. – Вы так считаете?
– Абсолютно уверен! – с улыбкой развернулся и пошел на работу. Подумаешь плечом задели, я же извинился в конце концов, и потом, если в переходе стоишь и рассматриваешь витрину, а сзади несутся люди, спешащие на работу, не сдавай задом, дабы избежать ДТП.
У меня оставалось 26 поездок, печально.

Лечу вниз по экскалатору, только что кончился рабочий день. Забрался в метро и спешу быстрее домой. Набрал приличную скорость, справа проносятся те, кто никуда не спешит, или просто лень идти. Вдруг я подумал, что будет, если кто-нибудь поставит ногу и я через нее полечу по настоящему? Представил в деталях свое падение и скривился, проходя мимо девушки, повернул к ней свое все еще кривящиеся лицо. Возможно она приняла это на свой счет и начала недоуменно себя осматривать, но это было уже без меня. Я уже сошел с эскалатора и помчался дальше. На голове уши, в ушах наушники, в наушниках музыка – только так! Иначе это 1,5-часовое путешествие из дома на работу и обратно просто невозможно выдержать, тупо уставившись в точку, или смотря на людей. Ненавижу метро, презираю! Летом особенно, особенно Менделеевскую, я про себя ее окрестил двумя буквами "SS", что в расшифровке звучит как: Stinky Station или, по-русски станция-вонючка. И ладно бы тут просто воняло, ко всему привыкаешь, так тут еще и воздуха совсем нет, и опять же мало того, так еще и люди кругом тоже характерно «по-летнему» пахнут, и я в этой реке тоже плыву вперед, но она не прохладная и чистая, в ней не приятно окунуться, и русло тут не меняется, только пропускная способность с годами увеличивается...
Кое как добравшись до Новогиреево, я шел к выходу из метро, а там с одной стороны вообще нет эскалатора, только ступеньки. Поднимаясь по ним, заметил как, ну знаете такое образцовое, типичное быдло задело плечом девушку, идя на встречу, прекрасно видя людей впереди. Ее аж чуть не перекрутило, но что меня удивило так это то что она с парнем была а тот только обернулся и грозно посмотрел на хулигана... Я бы не выдержал и отвесил бы что-то вроде этого: «эй, мудак, ты че творишь!?», – он ведь даже не оглянулся. Не извинился... Одно слово – быдло.
Уже у выхода из метро, у тяжелых стеклянных дверей я подумал «какого черта!?». Вернулся к турникетам, достал карточку, минут десять стоял, пропускал редких пассажиров, люди удивленно смотрели на меня, но с благодарностью проходили. Ну нет в Москве энтузиастов, только одноименное шоссе... Лишь несколько человек отказались от помощи, не прошли тест. Такие будут молча смотреть как ты умираешь, и даже на помощь не позовут – люди, не принимающие помощи, никогда ее не проявят сами. Как не странно это были девушки… две… из 28 человек всего два... Я не потерял веру в человечество. Наверное как и та бабулька, что сидела в будочке, работавшая контроллером на турникетах. Сидела и с умилением смотрела на мои подвиги, думая про себя: «а вот мой внук так бы не сделал, растет эгоистом, один в семье...». У меня такое ощущение, что за долгие годы работы она впервые такое увидела, может я и ошибаюсь конечно…


выполз из этого ада в летний, пропитанный запахом скошенной травы воздух. Солнце уже спряталось, но еще совсем не темно. Я весело, быстро пошел к станции где супер средство пыток под названием «электричка», придуманное советскими инженерами, умчит меня в даль к славному городу Железнодорожный, хотя от МКАДа он всего лишь в 4-х остановках
Еду в электричке. На одной из полянок, рядом с кучей мусора и какого-то тряпья, в выброшенном кем-то старом растрепанном кресле с улыбкой расположился, наслаждаясь собственным обществом, то-ли бомж, то-ли бродяга, то-ли пьяница. Я высунул обожженную руку(сходил в обед за чайком..),её приятно обдувало прохладным воздухом, мои глаза созерцали окраины...
Последние минуты уходящего дня я решил провести под аккомпанемент стука пальцев по клавиатуре и чудесной музыки группы, ставшей моей любимой с первой мной прослушанной песни. Я тогда еще не знал как она называется, но это действительно завораживает и толкает таких как я, на поступки. Во мне просыпается желание что-то делать, что-то хорошее. Сейчас немало фильмов и книг, посвященных тому, что я не приемлю, ненавижу, от чего меня тошнит. Я искренне пытаюсь от этого уходить, закрывать глаза, кричать, но не сдаваться, не покориться этому.
Они все рабы, бездумно и безмолвно покорились и строем идут как бараны. В безучастных глазах невидно ничего… Не спорю, не все такие, есть и настоящие люди с ними интересно, они не тратят все свое время на глупые игрушки, не просиживают время в интернете, они живут, ведь жизнь – это самое прекрасное, что у нас есть. Жаль что не все это понимают и тратят свою жизнь... Я благодарен этим финнам, за то что они есть, что они умеют так петь, так играть, делают это от чистого сердца, вдохновенно, заставляя то хорошее, что есть во мне, тоже проявляться, словно весеннее солнце заставляет просыпаться зеленеть траву и листья…
Та пустота в моей душе начала понемногу заполняться. Время... доктор, сперва молчит, потом что-то пишет, задавая вопросы, а потом лечит, пусть и сказав при этом: «тут только ампутация». Пусть той части красного кусочка моей плоти, что все время пульсируя, гоняет кровь в моем теле, я и не досчитаюсь, пусть он станет легче, меньше, черствей, жестче, тверже и та, другая, что посмеет наступить на него, не сделает мне больно, просто споткнется о него, подскользнувшись на этой ледышке, шмякнется оземь... Я не стану смеяться, издеваться, улыбаться, ничего не скажу, но я не подам ей руку, не спрошу в порядке ли она, не загляну в глаза, присев на колено, не возьму ее за руку, не проведу рукой по волосам ладонью, которая, плавно перевернувшись, дотронется до ее щеки уже тыльной своей стороной… Мы не станем сидеть у фонтана летом, наслаждаясь обществом друг друга, попивая что-нибудь прохладное, не увидим заходящего солнца, обнявшись, держа руки друг друга в своих.... Она не станет смеяться над моими шутками, а я, в свою очередь, не увижу ее улыбки, которая должна была мне очень нравиться. Не станем висеть на телефоне, болтая обо всем подряд до поздней ночи, забыв обо всем на свете, но даже этого времени было бы мало... И все это потому что я уже не верю, не хочу верить, а даже если бы и хотел все равно... Нет, я не бесчувственная скотина, я не перестал мечтать, не перестал чувствовать, просто чувства несколько притупились, это как если бить в одно и тоже место, оно привыкает, становится крепче и если это продолжится, в конце концов вообще перестаешь что-либо ощущать. Хотя это похоже все-таки мой удел, и мне, не кому-то, придется прожить эту жизнь, мою жизнь, именно так и никак иначе. И это наверное даже не грустно, скорее просто обычно, ведь все вокруг живут именно своими жизнями, ступая ногами по целине своих судеб, верша их, финал один. Как быстро мы пересечем ту ленточку, что знаменует собой финиш этой дистанции, знает лишь Бог, в него я пока верю, надеюсь что и впредь буду...

                10-12-2008


Рецензии
грустно, но искренне.

Мария Машук Наклейщикова   05.01.2010 04:58     Заявить о нарушении
Да, наверное..И всё же хочется верить, что лучше пусть будет искренне грустно чем фальшиво весело, я вобще приверженец идеи быть честным с читателем или хотя бы стремиться к этому.
Спасибо за отзыв)

Константин Карельский   05.01.2010 09:00   Заявить о нарушении