Квартирный вопрос

Лет двадцать назад случайно приехав в Москву,  я была поражена тем фактом, что очень уверенно передвигаюсь по огромному мегаполису, не смотря на то, что попала сюда впервые. Случай на самом деле удивительный, если принять во внимание мою непревзойденную способность блуждать в трех соснах, отсутствие навыков ориентирования на местности и последнюю стадию топографического кретинизма. Вдыхая пьянящий  и незнакомый  моим легким  московский воздух, я ловила себя на странном ощущении, что когда-то уже ходила по этим улицам, знала, где расположены кассы на вокзале и что  вот затем поворотом  стоит синий газетный киоск. В те секунды ничто не предвещало, что приехала я сюда навсегда и этот город заменит мне мою историческую родину.

Следует отметить, что знакомых в Москве на тот момент у меня не было, а  моя прабабушка, представительница московского дворянства, после революции сбежала с председателем колхоза, чем навлекла гнев своих титулованных родителей и задолго  до моего появления на свет лишила меня звания коренной москвички. Спустя какое-то время председателя репрессировали и они с моей дворянской прабабушкой попали сначала в Сибирь, а потом и на Дальний Восток.  Где  умерли в раннем возрасте,  не дожив и до тридцати лет и оставив после себя пятерых детей. Так я  стала дальневосточницей.

Москва приняла меня сразу. Само провидение желало, чтобы я осталось в этом городе. В течение  моего двухнедельного пребывания в Москве на каком-то экстрасенсорном семинаре, я обзавелась массой знакомых и получила предложение о работе. Через год судьба подарила мне бонус, или аванс, но без особых сложностей я стала обладательницей однокомнатной хрущевской квартиры  на Преображенке,  избежав участи тысяч лимитчиков.

Через четыре года, в первом роддоме на Юго-Западе Москвы родился мой сын. Ванька стал удивлять всех с первых минут своего появления на свет. Первой его жертвой стала акушерка, вытягивавшая  из моего лона, как Амаяк Акопян из своей волшебной шляпы нескончаемую ленточку, шестидесяти пяти сантиметрового младенца. Тощий и почти метровой длины Ванька не помещался в пеленки.  Две его махонькие ступни постоянно сложенные одна на другую, как и у его отца, лежавшего перед телевизором, постоянно торчали из тщательно упакованного свертка. И когда на седьмой день нас с ним выписали из роддома, первое, что я сделала, это напялила на его длиннющие ноги ползунки.
За первый месяц своего пребывания на Земле Ванька вытянулся еще на десять сантиметров. В три месяца он уверенно сидел на диване, провоцируя педиатров, планово осматривающих его, заподозрить меня в том, что я не рожала этого ребенка, а усыновив его,  изменила дату рождения. В шесть месяцев ползающий по дому Ванька раздобыл где-то брошенную отцом отвертку и не расставался с ней почти до своего годовалого юбилея. Разобранные будильники, отвинченные дверки у шкафов заменяли ему десятки мягких игрушек, грустно просиживающих на полках шкафа  в его комнате.

Бог, наградив Ваньку чудовищно громким голосом и непреодолимым желанием петь, забыл подарить ему немного слуха. «Ииидииинсссссвеннаяаааа маааяяааа…», -  целыми днями оглушительно орал Ванька на весь дом, заставляя несчастных соседей поедать горстями таблетки от головной боли. И только наша бабушка, страстная поклонница Ванькиного таланта, влюбленными глазами смотревшая на внука, умиленно повторяла: « Филлип Киркоров! Ни дать, ни взять -  Киркоров!!!»

Как метко заметил Булгаковский Воланд, квартирный вопрос испортил москвичей. Судя по всему,  Ваньку  этот вопрос испортил еще в то время, когда он уютно лежал в моей утробе.
Частенько, возвращаясь с прогулок, мы с ним встречали в подъезде маленького серого котенка. Никому неизвестно как он попал туда, но ему настолько не хватало любви и ласки, что с жалобным мяуканьем он кидался под ноги каждому входящему в подъезд.
Трехлетний Ванька присаживался на корточки перед несчастным животным и гладил это блохастое чудо пушистой варежкой, напяленной на пятерню.
Однажды я предложила ему забрать котенка к нам домой и сделать членом семьи.  На секунду Ванькины глаза загорелись. Но немного подумав, он  рассудительно объяснил мне, что в нашей трехкомнатной квартире нет места для кисы. Что у нас всего три комнаты на троих -  он, мама и папа. Места общего пользования Ванька в расчет не брал. Моя затея по привитию у ребенка любви к братьям нашим меньшим с треском провалилась.

 Возвращаясь из детского сада, Ванька  первым вваливался в  маленькую прихожую  и, степенно обходя  каждую комнату, приговаривал: «Здравствуй, квартира!».
Он плохо переносил присутствие чужих людей в доме. И даже его друзья, которых он изредка приглашал в гости, спустя пару часов безудержной беготни и криков, безжалостно выставлялись им за дверь.
Настоящим испытанием для него стал приезд бабы Вали, его двоюродной бабушки и моей тетки. Баба Валя приехала погостить к нам на пару недель. Первые несколько дней её пребывания, Ванька находился под впечатлением от привезенных подарков и, казалось, совершенно не был обременен присутствуем малознакомого человека. На пятый день, когда подарки из новых превратились в привычные старые, он вспомнил о гостье и стал намекать ей, что её квартира находится без присмотра и не пора ли бабе Вале пора.
Он начинал издалека.

- Баба Валя,- обращался он к ней, хитро прищурив глаза. – А с кем осталась Ваша квартира?
- Да ни с кем, - отвечала не подозревающая подвоха баба Валя. – Что с ней будет-то, с квартирой?
- А кто поливает цветы? – не унимался Ванька, - они ведь умрут.
- Да у меня в квартире только кактус, - смеялась баба Валя, - он долго без воды может жить. В пустыне вон по нескольку месяцев дождя не бывает. И ничего, живут, кактусы-то.
- А кто будет кормить Ваших попугайчиков? – придумывал новую версию отъезда бабы Вали  Ванька.
- Нет у меня попугайчиков…
-А если трубу прорвет, - деловито осведомлялся Ванька, - тогда вода будет течь, течь и зальет весь дом. Тогда он намокнет и рухнет.
- Не дай Бог, Ванечка, - крестилась баба Валя, - не накличь беды.

За подобные выходки с Ванькой была проведена беседа и самым серьезным образом раскритикованы его действия. Но целеустремленный Ванька не сдался. Он изменил тактику и, дождавшись удобного случая, еще раз дал понять бабе Вале, что она слишком задержалась в гостях и, к величайшему Ванькиному счастью, не имеет к его квартире никакого отношения.  Ванька в те дни приболел, не ходил в детский сад и коротал время вдвоем с бабой Валей. Обнаружив, что  в доме нет хлеба к обеду, баба Валя собралась в магазин. Она долго возилась у входной двери, пытаясь открыть заедавший замок и не справившись со сложной задачей, попросила помощи у Ваньки.

-Ванечка, сынок, - позвала она его, - а ты не знаешь, как дверь открыть?
Ванька с важным видом подошел к двери.
- Конечно, знаю, - уверенно заявил он, - это же МОЯ квартира!
- Открой, пожалуйста,  лапочка.
- Понятно, почему  Вы не можете открыть, - с выражением сказал он бабе Вале. - Это же НЕ ВАША квартира!
И, проделав пару манипуляций с дверной задвижкой, снисходительно распахнул перед ней дверь.

Квартирный вопрос занимал Ванькин ум несколько лет. К тому моменту, когда ему исполнилось восемь годков, мы успели развестись с его отцом и тот, согласился  отписать на Ваньку причитавшуюся ему долю в квартире.
Ванька бережно держал в своих  рученках лощеный документ от нотариуса и по слогам читал: «Хро-мов И- ван Ни-ко-ла-е-вич». Убедившись, что столь ценная бумага была упрятана на его глазах мною в шкаф, он как-то успокоился и ,на достаточно долгий срок, квартирная лихорадка  не тревожила наше мирное существование.


Наблюдая за Ванькой, я никак не могла понять, откуда у маленького ребенка появилось столь трепетное отношение к недвижимости?  Думаю, во всем виноват московский воздух, которым я дышала девять месяцев, нося под сердцем Ваньку. Я же со своей стороны, так и не стала москвичкой. И в  душе, до сих пор, благодаря своей прабабушке, так и  считаю себя дальневосточницей.


Рецензии
Замечательно написанный рассказ: легко, с юмором, с иронией!
С уважением, Елена Арапова.

Елена Арапова   08.09.2010 13:06     Заявить о нарушении
Приятно, что Вам понравилось.
Спасибо за оценку. :)
С уважением,
Ксения

Ксения Лайт   08.09.2010 13:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.