Почему уходят стихи

Тяжестью бренной нависли, давят саднящие льдистые струи,
Кутают бережно листья бархат застывших цветов в поцелуи.
Движется время бесстрастно, истиной кованы древние звенья,
Вечность закону подвластна, что издаётся в ином измеренье.
Медленный стелется вечер.
Рушат безмолвье случайного взгляда, исподволь, верно и вечно,
розы хмельные забытого сада

     Время бесстрастно, его не остановить, истиной кованы древние законы  вечности. И только любовь приходит через откровение, открытие, озарение, даря право и  возможность   (инсайд),   постичь и понять  самое сокровенное в душе другого, открыв для себя самого новую грань мироздания.
Ниже, приведены стихи Ники Турбиной, опубликованные в сборнике "Ступеньки вверх, ступеньки вниз..."http://turbina.felodese.org/p2.html
 Девочка-сон
Она, девочка-сон,
Живет только во тьме.
А днем стоит, повернувшись к стене.
И только ночью попадает в страну,
Где каждая сказка живет наяву.
Я в этот мир попадала не раз.
Но девочка - сон,
А я среди вас.
(1983)
Лица

Бывают такие лица,
В которых даже за полночь
В глазах остаются блики
От восходящего солнца.
Шагаю дорогой пыльной,
Гудят усталые ноги.
Но верю я в эти лица,
И делают их не боги.
(1983)

Одному слушателю

"Я вам почитаю стихи..."
В глазах недоверия
Черные точки.
И я убегаю,
Как раненый кочет
По тонкому,
Зыбкому льду.
(1983)

Птицы
Только парами
На юг летят.
Одиночкам
Крылья подрезают
Или
Просто молча
Убивают.
И тревожно протрубит вожак.
Ты живым остаться
Хочешь, милый,
Прячешь клюв
Под белое крыло.
Осень ветром
Хмурым закружила,
А тебе так хочется в тепло.
(1983)

(Я обманула вас,

Что миг бывает вечность,
Что с перелетом птиц
Кончается тепло.
И позабыты мной давно
Ночей волшебных заклинанья,
Что радость так близка -
Дотронешься случайно,
Ладонь твоя
Поднимет шар земной.
Я обманула вас?
Нет, подарила тайну,
Которая известна мне одной.
(1983)

Я играю на рояле,

Пальцы эхом пробежали,
Им от музыки тревожно,
Больно и светло.
Я играю на рояле,
Слов не знаю,
Нот не знаю.
Только странно
Мне от звука,
Что наполнил дом.
Он распахивает окна,
В вихре закружил деревья,
Перепутал утро с ночью,
Этот тайный звук.
Я играю на рояле,
Пальцы тихо замирают.
Это музыка вселенной,
Тесен ей мой дом.
(1983

Кукла

Я, как сломанная кукла.
В грудь забыли
Вставить сердце
И оставили ненужной
В сумрачном углу.
Я, как сломанная кукла,
Только слышу, мне под утро
Тихо сон шепнул:
"Спи, родная, долго-долго.
Годы пролетят,
А когда проснешься,
Люди снова захотят
Взять на руки,
Убаюкать, просто поиграть,
И забьется твое сердце..."
Только страшно ждать.
(1983)

Хочу добра

Как часто
Я ловлю косые взгляды.
И колкие слова,
Как стрелы,
Вонзаются в меня.
Я вас прошу,
Послушайте, не надо
Губить во мне
Минуты детских снов.
Так невелик
Мой день.
И я хочу добра
Всем!
Даже тем,
Кто целится в меня.
(1983)

Что останется после меня?
Добрый свет глаз или вечная тьма,
Леса ли ропот, шепот волны
Или жестокая поступь войны?
Неужели я подожгу свой дом,
Сад, который с таким трудом
Рос на склоне заснеженных гор,
Я растопчу, как трусливый вор?
Ужас, застывший в глазах людей,
Будет вечной дорогой моей?
Оглянусь на прошедший день,
Правда там или злобы тень?
Каждый хочет оставить светлый след.
Отчего же тогда столько черных бед?
Что останется после тебя,
Человечество,
С этого дня?
(1984)

Звонарь

… И стоит над землей
Колокольный звон
От былых времен
До былых времен.
И кровавый закат
Над рекой навис,
И упал бы я
С колокольни вниз.
Нету сил звонить.
Мертвый город мой,
Подожгли его.
Только бабий вой
По реке плывет,
Да забытый конь
Тихо воду пьет.
Но звонит звонарь
Уже сотни лет.
Колокольный звон -
Попутчик бед.
1984

Перевели стихи
На языки чужие.
Так переходят
Улицу слепые:
Им кажется,
Что, ощупью идя,
Они спасают
От беды себя.
Чужие языки -
Слепые строки.
Им нужен проводник,
Иначе нет дороги.
(1984)

Через строки, написанные Никой, зримо  проявлен  её мир.  Эти стихи – не  подражание, некому было подражать, не было поэта, отразившего время, так, как сделала это маленькая девочка. Я не знакома с её поздними стихами, да и были ли они где-либо опубликованы, существуют ли они?  По словам,  детские её стихи сильнее. Не знаю.  Но была жива сама Ника.  Пусть даже стихи ушли, вернее беспощадное время их убило, вернее,  она сама «убила свои строки», видела слишком хорошо: «НЕ ДЛЯ КОГО»,  и никто не помешал ей это сделать, некому было. Знание жило в ней, никуда не ушло.  Это страшно – ЗНАТЬ, страшно жить, зная то, что становится для «нормального» человека откровением лишь в конце жизни, да и то,  далеко не для каждого.  Сама Ника это прекрасно осознавала. Пыталась объяснять свои стихи, но для этого у неё еще не было возможности, ей надо было вырасти, это другой жизненный этап, к нему надо прийти, а на это уже не было сил. Банально, ей самой надо было  учиться. Фальшь этот человек остро чувствовал, как музыкант, который, слыша  фальшивую ноту, испытывает  жестокое потрясение и тяжело страдает. Замкнулась. Сама –  не смогла.  Не получила в детстве прививки в виде чувства защищенности, которое в последующей жизни помогает вписываться в окружающую действительность и принимать её несовершенство.  Не выросла ещё, а вырасти не дали, требовали, как со всех, а с неё нельзя было, как со всех,  а  «как не со всех», некому было. Нужен был отдых, передышка, нужен был элементарный жизненный опыт, которого не было.  Банальная вещь, она опередила время. Кто виноват в трагедии? Просто несовершенство самого человечества, «которое ещё носит  памперсы», и эти самые памперсы надо  менять? Страшно то, что именно выросшая Ника и должна была стать той самой нянькой, которая способна грамотно выполнять данную функцию.  Кто виноват? Никто не виноват? По житейски всё понятно и объяснимо. С точки зрения обывателя, плохо воспитали девочку, девочка схватила звёздную болезнь, эту темочку только ленивый не разовьёт. Характер безусловно  выковался – не подарок, плюс жизненные обстоятельства.     Принять её мог только тот, кого приняла она сама, кто был бы готов  через своё «Я»,  терпеть и понимать. Но не было семьи, которая могла стать её щитом в столь непростое время, не было любимого, равного ей человека.    Те, кто пытался это делать, бились в глухую стену. Кое-кто пытался использовать трагедию в корыстных  целях, делая из трагедии  банальный и легко объяснимый фарс.  Формально  Ника Турбина – явление, значит помогать должен был Союз писателей, который, кажется, к тому времени был занят банальными земными разборками, не до Ники, не было дано соответствующего приказа. Каждому человеку свойственно искать и находить для себя оправдание… ИМХО
Стихи живут, опубликованы, в том числе и в нете, их читают…


    


Рецензии
Стихи устарели давно.

Абдул Аль-Хазред Ибн-Тисил   30.03.2014 10:12     Заявить о нарушении
Бросьте, Андрей Ветрович. Бред)

Кира Ратова   31.03.2014 15:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.