Время когда шалят ангелы

Когда-то покойного архиепископа Луку Войно-Ясенецкого, известного врача-хирурга, спросили: –  "Неужели Вы верите в существование души в то время, как Вы столько раз вскрывали мёртвое тело человека?"  На что он ответил: – "Я много раз вскрывал тело человека, но я никогда не видел в нём ни мысли, ни разума. Я видел только органы, мёртвые органы."
(из беседы А.Меня с прихожанами)


Люди любят умирать  под утро, когда первых признаков рассвета еще  не видно, но в воздухе уже витают ощущения того, что в окружающем мире что-то изменилось и «вчера» каким- то удивительным образом незаметно стало «сегодня». Отчего многие выбирают для смерти именно это время – она не знала. "Может быть",- думала она,- " когда умираешь в темноте, то не так страшно осознавать, что никогда уже не увидеть яркого солнечного света. А может быть, именно в эти предутренние часы, когда все и всё спит, эфир становится чистым,  а дорога к Богу  быстрой и легкой". Были еще какие-то предположения, но настолько невероятные, что она никогда не произносила их вслух, из-за страха  прослыть чудаковатой.

В те дни, когда не было наплыва больных, реанимационные сестры, выполнив  вечерние назначения и обсудив все последние новости, разбредались по палатам, где  примостившись,   кто на свободной кровати, кто на  диванчике в сестринской, урывками спали.  Впрочем, сном это назвать было сложно. Ночью все обитатели реанимации впадают в забытье. Кто-то прибывает в нем под действием лекарств,  кто-то от усталости, прислушиваясь сквозь дрему к каждому звуку. А звуков в реанимации ночью много. Гулко падают в раковину капли воды из крана. Монотонно пищит аппарат искусственной вентиляции легких. Чье-то неровное тяжелое дыхание, отражаясь от кафельных стен, эхом разносится по всему отделению…

- Просыпайся, три часа уже. - Вывел её из тревожного небытия голос напарницы.

- Что, уже? – Она свесила ноги с высокой кровати и потянулась. – А-а-а… черт! Такой сон снился! Представляешь, конь белый… с такой гривой… я его сахаром кормила из рук.

- Будет тебе щас белый конь. Труп тебя ждет. Иди, оформляй. Я не успела.

- Кто?

- Да Селиванов из второй палаты.

Бокс для тяжелобольных был напичкан аппаратурой.  Один из аппаратов, стоявший у кровати, с лежавшей на ней женщиной, шуршал, пищал и моргал индикаторами, демонстрируя всем своим видом, что она жива и что все системы  жизнеобеспечения  работают. Второй аппарат, подсоединенный пластиковыми трубками к бездыханному телу мужчины,  был отключен от питания.

Первым делом она выдернула из вен трупа иглы от капельниц. Кровь, хотя называть эту мертвую жидкость кровью уже вряд ли бы было правильным, тонкой струйкой медленно вытекала из мест прокола в коже. Судя по всему, смерть наступила не менее часа назад. Скорее всего, напарница не захотела возиться с трупом и приберегла  это «удовольствие» для неё.  Ничуть не обижаясь, она заклеивала ранки от игл пластырем. В эти самые длинные три часа суток лучше быть занятой делом, чем просто сидеть за столом у старенькой настольной лампы и вслушиваться в раздающиеся отовсюду шорохи. Иногда среди этих звуков она слышала такие, от которых  вздрагивала и втянув голову в плечи, боялась обернуться. Кто-то печально и тихо вздыхал у неё за спиною, порою, она отчетливо слышала шлепанье босых ног по каменному полу, протяжные стоны, доносящиеся из пустых палат … да много чего она слышала за время ночных дежурств.

Закончив с удалением  капельниц и катетеров, она разрезала бинт, фиксировавший интубационную трубку, торчащую у трупа изо рта, и с усилием потянула её на себя.
Избавив тело умершего от всех приспособлений, продлявших  его жизнь последние несколько дней,  она  собралась подвязать отвисшую челюсть.
Взяв  с процедурного стола бинт, она сделала шаг в сторону кровати, но неожиданно остановилась и замерла в оцепенении - она вдруг увидела, как из приоткрытого рта трупа вылетел плотный белый шаровидный светящийся сгусток. Источающий холодное призрачное свечение  шар, вращаясь, оставляя нити крутящегося света, очень медленно и бесшумно поднялся вертикально вверх, завис над  лежащим на кровати телом. Она не могла определить, сколько времени это продолжалось, но постепенно сияние стало меркнуть и сгусток растворился в воздухе.

Из оцепенения её вывел  звук телефона, разрывавшегося в сестринской. Звонили из приемного отделения.

Уже у двери, почувствовав какое-то движение за спиной, обернулась.
У  изголовья  умершего  сидел  пухленький симпатичный Ангел. Поймав её взгляд, Ангел улыбнулся, запорхал как бабочка крыльями и перелетел  с кровати, на которой лежал труп Селиванова,  к неподвижному телу женщины. Удобно устроившись  подле её подушки, Ангел хитро подмигнул медсестре.


Рецензии
Ксенечка, неужели такое бывает? "Кто-то печально и тихо вздыхал у неё за спиною, порою, она отчетливо слышала шлепанье босых ног по каменному полу, протяжные стоны, доносящиеся из пустых палат … да много чего она слышала за время ночных дежурств".
И вот это: "замерла в оцепенении - она вдруг увидела, как из приоткрытого рта трупа вылетел плотный белый шаровидный светящийся сгусток. Источающий холодное призрачное свечение шар, вращаясь, оставляя нити крутящегося света, очень медленно и бесшумно поднялся вертикально вверх, завис над лежащим на кровати телом. Она не могла определить, сколько времени это продолжалось, но постепенно сияние стало меркнуть и сгусток растворился в воздухе".
Мы приучены думать, что это мистика или продукт воображения -- от усталости. Но недавно я читала нечто схожее, автор - очень серьезный человек и абсолютно честный, я его даже знаю лично.
Рада, что нашла тебя через страничку Светланы Шапиро.

Нина Бойко   27.01.2014 19:44     Заявить о нарушении
Бывает, Нина. В этой истории выдуман только Ангел ) Ну и сгусток не парил, а разбился о мою грудь.

Ксения Лайт   27.01.2014 22:26   Заявить о нарушении
Каким образом "разбился"?! Напиши, пожалуйста!

Нина Бойко   28.01.2014 14:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.