Глава-8. Щекотливое предложение

 
 ...Но! Вспомнил Макс, то! От чего его физически затошнило...
 ...Как он, переживая последствия оплеухи полученной от Риты Тыновой позавчерашним роковым вечером на сцене Дворца Культуры «Авиастроителей». Вчерашним роковым утром пятого апреля, подгоняемый переизбытком агрессивных и беспощадных гормонов,- андрогенов в собственной крови. Как с цепи сорвавшись! Побежал в Красный*[01] дом, к лежавшей там со своими кривыми ногами доброй Молве. Чтобы уподобившись злому «человеку амфибии аксолотлю», желаниями «Реагирующего мозга рептилии», внутрь, какой-либо полости ее организма «отложить свои яйца»...   
 ...Чудом!*[02] Вчерашним роковым утром пятого апреля. Макса с высунутым языком бегущего в Красный дом. Остановила красивая как Богиня Деметра*[03] взрослая женщина,- Мама, красивой как Богиня Персефона,*[04] его одноклассницы Тани Хава. И объявила о великой важности*[05] сохранения собственной девственности...
 ...Контраст, красоты гордой взрослой женщины, с непрезентабельным видом кривоногой почти тринадцатилетней доброй Молвы, был столь чудовищным. Что девственный Макс, на желание своего «Реагирующего мозга рептилии», смог наложить намеренья собственного «Запоминающего мозга гоминида»! И принудить самого себя, отказаться от всякого контакта с кривыми вонючими ногами не девственной доброй Молвы...
 ...Только появление в кабинете математики учительницы, согнало со столешниц парт на скамьи, вдруг ставших бесстыжими девчонок, со всеми их ножками. И остановило ход тошнотворных мыслей Макса, о возможных запахах кривых ног доброй Молвы... 
 ...Если все прежни уроки алгебры предыдущих учебных четвертей этого учебного года, Макс обычно проводил в полу дрёме, физически восстанавливаясь после тренировок в бассейне, то сегодня всё было по-другому. С андрогенами в своей крови, он сидел за партой и не дремал. А, «раззявив свой рот на чужой каравай», уставившись на специально выставленную из-за парты крепкую ногу злой Олвы. И все никак не мог отвести своего взгляда от световых бликов, играющих на капроне колготок обтягивающих мускулистые ноги сексуальной одноклассницы. Не удивительно было, что четырнадцатилетняя девушка с такими красивыми ножками, всецело принадлежала уличному авторитету пятнадцатилетнему злому Степе. Знаменитого тем, что он, как великий хулиган, прошел «курсы повышения квалификации» в «колонии для несовершеннолетних преступников». Где он и приобщился к занятиям подростковым сексом, с другими сидельцами «колонии». Теперь же, как про это вещала «уличная молва». Этот злой Степа успешно приобщал к делу занятия подростковым сексом, как свою злую Олву, так и «бесплатно прилагаемую» к ней,- добрую Молву...
 ...Оттого что, на яви, в трех метрах от его носа были крепкие ноги злой Олвы. Не утруждая себя вниманием к голосу математички. Не отвлекаясь на понимание того что, мимо его ушей и сознания, пролетал целый урок алгебры! Макс неотрывно любовался красивыми ногами злой Олвы. С чем и погрузившись в свои юношеские желания, густо замешанные на его реагировании андрогенами. Требовавшего от него, немедленно, присвоить себе злую Олву! Со всеми ее крепкими ногами, чтобы она, всецело принадлежа ему...
 ...Для этого только и оставалось! Вооружившись стальным клинком друга-Репы! Зарубить «под корень» злого Степы. И, по факту этой победы, «призом на шпагу»,*[06] получить в свое распоряжение красивые ноги злой Олвы, вмести со всеми ее внутренними органами! От такой гипотетической возможности у Макса в зобу дыханье сперло! Даже если в этой борьбе, со злым Степой за красивые ноги злой Олвы, его могли и прибить как паршивого кота! Ведь, лихой злой Степа, был до чрезвычайности скор на расправу с противниками, по глупости оказавшимися на его пути! А у Макса еще не было в руках, заветного стального клинка от друга-Репы...
 ...С такими «кровожадными мыслями», возникающими у юнцов от переизбытка в их крови мужских половых гормонов,- андрогенов, проявившейся в нем подростковой гиперсексуальностью, Макс, все же, мирно пережил урок алгебры...
 ...Но, от собственных андрогенов, забурливших в его крови...
 ...Оттого что, он явно засмотрелся на девичьи прелести злой Олвой, специально выставленные из-за парты. По завершению урока математики, Макс уже и не мог встать со своего места...
 ...Ибо, жестокая эрекция не выпускала его из-за парты! Так и оставался он, как «заклинивший клин», пребывать за учебным столом, не рискуя даже пошевелиться. Тем более, скинуть закинутую ногу на ногу. Основательно застряв «по естественной» физиологической причине за учебным столом. Когда как, все остальные мальчишки класса, и друг-Ерик,- сосед Макса по парте, давно убежали из кабинета математики, в кабинет литературы...
 ...Все эти вынужденные «корчи» Макса, за партой, и на уроке, и после звонка с урока, в одиночестве оставшегося сидеть на своем месте. Не осталось не замеченными одноклассниками. Это видела четырнадцатилетняя злая Олва. Видела эти «проблемы» Макса и незавидная, почти тринадцатилетняя кривоногая добрая Молва, для привлечения к себе его внимания, беспрестанно прыскавшая вымученным смешком в свою маленькую ладонь...
...Одновременно с этими глупыми смешками, точно маленькая обезьянка желающая понравиться своему собрату, добрая Молва, очень старательно, Максу «строила глазки»...
 ...И, для не сбежавшего из кабинета математики Макса, события начинали принимать совершенно неожиданный оборот. Его ждала участь стать легкой добычей алчущей его доброй Молвы,- сексуально озабоченной девицы, решившей проявить сексуальную инициативу и самой пойти навстречу юношеским вожделениям давно нравившегося ей партнера! Тем более что, на любые другие увлечения доброй Молве, как и злой Олве. По скудоумию, не хватало, ни ума, ни фантазии. Впрочем, сам Макс, со своими оценками, не поднимавшихся выше «тройки». Проявлением собственных умственных способностей, от этих своих одноклассниц,- существ точно: «недоразвитых» «как животные», в сознании которых главенствовали желания «Реагирующего мозга рептилии»! Не особо-то и отличался! Они и считали его за свою ровню...
 ...«Гели! Может, ты все же, встанешь? Найдешь темный уголок? Куда можно Молву уволочь? Видишь! Как она глазки строит! И призывно хихикает! Она согласна на всё! Что ты захочешь! То! Она тебе и сделает! Она может показать тебе кое-что такое! Что ты, Гели, это запомнишь навсегда...
 ...Ты Молве очень нравишься! Она хочет с тобой дружить...
 ...По-настоящему дружить! Так, чтобы тебе понравилось с ней дружить! Вот и отложи ей в рот свои яйца...»!- Издевательским, приторно ласковым голоском пропела злая Олва под аккомпанемент хихиканья густо раскрасневшейся доброй Молвы...
 ...Это не было «плоской» шуткой сексуально просвещенных одноклассниц. Самой злой Олве, хватало навязчивого внимания злого Степы. А вот доброй Молве не хватало нежности. Ей хотелось низко целовать*[07] «по любви»! А не после оплеух. Вот и старалась злая Олва помочь доброй Молве, не столько набраться опыта в деле приобщения к контактам сексуального характера с представителем противоположного пола. Этого «опыта» у доброй Молвы было более чем достаточно. Будь на то ее собственная воля, количество вынужденных контактов, особенно с «хвостовой» стороны, она уменьшила бы раз в десять. Но это было не в ее власти...
...«Ну, пожалуйста, Гели! Пошли со мной...»!- Простонала заранее умоляющим голоском добрая Молва, невольно раскрывая весь смысл происходящего...
 ...Несчастной доброй Молве, все больше, приходилось одной отдуваться перед всем дружным коллективом многочленов мини банды Кили. И добрый Макс нужен был доброй Молве, не столько для занятий подростковым сексом, сколько для ласковых и добрых отношений. Для этого Макс вполне подходил! После нового года, в росте и стати он догнал всех второгодников, а многих уже и перерос, хотя этого, он еще пока что, и сам не заметил. Так что, потаскаться со смазливым юношей ради интереса, было вполне приемлемым для доброй Молвы вариантом начала ожидаемо бурной ее половой жизни. Ведь, на неё,- добрую Молву, члены банды Кили особо не любили. Только коллективно, по очереди, грубо использовали ее в деле регулярных занятий подростковым сексом...
 ...«Олва! С Канной, идут две девчонки...
  ...Пойдем втроем...»!- Неожиданно очень нагло, криво ухмыльнулся девственный юноша, пока что, ничего зазорного и не пристойного, во вдруг завязавшемся живом общении с не девственными одноклассницами, просто не видя...
 ...Но злая Олва, указало место, с кем и где, ему надлежало быть...
 ...«Ну! Гели! Какой ты вдруг смелый стал! Иди! Пока я добрая! Отпускаю с тобой Молву! Могу и передумать! Иди! Другой! Участи! Ты не стоишь! Ты никто! И Молва никто! Так что! Тебе понравится одна Молва! Она хорошо все делает! Ласково! Лучше чем я! У неё больше практики занятий этим делом...»!- Убеждала Макса злая Олва, быстрее ему отправляться туда, куда его звали,- в темный школьный закуток с доброй Молвой...
 ...Но он встать не мог! От непосредственной живой близости интересной ему злой Олвы, чувствуя прилив андрогенов для нее лично. С таким реагированием на нее, ему точно было не дожидаться: когда же, на его теле опадут все предательски торчащие анатомические особенности сопутствующие настоящей эрекции...
 ...А злая Олва чувствуя его реакции, старалась быть еще эротичной! Будучи сама со всех сторон тертая злым Степой, использовавшим её индивидуально со всех оконечностей. И, хорошо знавшая об особенностях процесса, на которые Макса соблазняла уже хорошо сексуально просвещенная добрая Молва, только одно имея на уме,- страсть к занятиям подростковым сексом, злая Олва продолжала дожимать символическое сопротивление юноши...
 ...Изначально, всё совершающееся этими не девственными девицами действия, включая демонстрацию красивых ног злой Олвы, разыгрывалось по заранее согласованной просьбе доброй Молвы, для целенаправленного соблазнения Макса. И злая Олва, не покладая ног своих, усердствовала в осуществлении этого плана, рьяно демонстрируя свои красивые ноги, чтобы соблазнять наивного девственного Макса. И отправить его целоваться с доброй Молвой...
 ...«Олва! Я с Молвой никуда не хочу...
 ...Я хочу с тобой...»!- Использовав свое реагирование андрогенами, объявил о своем желании почти тринадцатилетний юноша... 
 ...«Гели! Ты что? Меня хочешь? Но ты мне не нравишься, я тебя совсем не боюсь, и целовать тебе, я не буду! Молва боится всех! Даже тебя! Она с тебя, и «снимет сливки»*[08]...»?- Открыто объявила злая Олва о ближайших перспективах половой жизни, ожидавших Макса в темном закутке школьного здания... 
 ...«Олва! Ты мне нравишься! Я убью Степу...»!- Согласился Макс на то, чтобы, как отобрать чужую жизнь, так и рискнуть своей жизнью, все ради мускулистых ног злой Олвы,- рыжей красавицы...
 ...«Гели! Тебя и так в классе все бьют! Хочешь, чтобы тебя на улице убили? Это Молва никому не принадлежит! Никому она не нужна! Кто хочет! Тот ее и натягивает! В зад! Чтобы не беременела! А за меня Степа, любому дотронувшемуся до меня, голову оторвет! Ещё в зад натянет! Меня, мой Степа, никому другому не отдаст! А сам он, каждый день Молве зад растягивает! Гад, такой! И всех других уличных девок, кого на улице Бычьей поймает...»!- Объяснила злая Олва существующую расстановку сил на данный момент бытия никаких перспектив спокойной жизни, Максу не суливших...
 ...«Олва! Если я, убью Степу! Я тебе понравлюсь...»?- Хмыкнул Макс, удивляясь своему желанию,- убить злого Степу...
 ...«Гели? Ты? Убьешь Степу? А что за тебя Лена Зимерман заступается перед Канной? Ты! Лену свою, сначала защити...»!- Нагло смеясь, похихикала добрая Молва...   
 ...«Защищу...»!- Прохрипел, злобный от андрогенов юноша...

                ***

*[01] Белый дом, Красный дом (Молвы). Теплый дом Тани Хава. Всё это поэтические эпитеты домов, куда Максу приходилось частенько захаживать по своим юношеским делам. Роковой дом, определяющий эпитет высотного дома, где жила одноклассница Макса,- Лена Зимерман...
*[02]Чудо! Как говорили древние иудеи,- одно из имен Бога...
    -Чудо,- событие, происходящее в материальном Мире, которое не может происходить по определению! Но, вопреки всем законом «пустого естества», происходит...
*[03] Деметра,- дословно: «Земля Мать». В древнегреческой мифологии Богиня плодородья и земледелия, ответственная за время становления цивилизации с 4 четвертого тысячелетия до нашей эры до 2 тысячелетия! Пока «Бык»,- Минотавр «не был принесен в жертву»! «Пшеничноволосая» Богиня как персонаж древнегреческого мифа мужа не имела, что не мешало ей рожать множество прекрасных потомков титанов и титанид! Именно жрицы Деметры «посвящали в тайны брачной ночи» молодоженов! В привычке самой Деметры было так «вспылить страстью», что она прямо с застолья царского пира сбегала с приглянувшимся партнером. Чтобы и далеко не убегая, прямо на вспаханном поле, предаться процессу страстного соития! Что в дальнейшем стало «служебной обязанностью»,- заниматься сексом на вспаханном поле главной жрице Деметры, исполняющей роль самой Деметры и её «жениха на сельскохозяйственный сезон»,- того же победителя в состязании претендентов на годовом празднике летнего солнцестояния: «Свадьбе плуга»! Иначе  именуемого «Сабантуем». В дальнейшем, не смотря на склонность к унынию, ведь все что любишь все равно будет потеряно, Деметре была присвоена добродетель любви человеческой к детям своим, добродетель Любви,- производной абсолютного доверия...
*[04]Богиня Персефона,- Богиня Цветения плодоношения природы. Дочь Богини Деметры, похищенная Богом Аидом в жены. Могущества Богини Деметры хватило, чтобы вернусь себе собственную дочь из царства Аида. Но как в сказке про «Аленький цветочек», Персефона обязана была возвращаться к своему мужу,- Богу Аиду и жить с ним зимой три месяца. А с весной возвращаясь на Белый Свет, чтобы один раз в год цвели сады и плодоносили обильным урожаем! Что у нее успешно получалось... 
*[05] Однажды, воскресным днем ярких весенних каникул пятого апреля Горького года, Вероника Хава,- взрослая женщина, красивая, как воплощение воплоти Боги Деметры, обещала Максу, что, пока он сам будет оставаться девственником, с ним самим ничего не случится. И вообще: все, что пожелает девственник, все сбывается! И Макс принял ее условие бытия...
*[06] Военная добыча, взятая непосредственно при штурме, с физическим уничтожением ее прежнего обладателя! Драгуны Петра I, 18 век. 
*[07] Чем выше любовь, тем ниже поцелуи! Поговорка древнеримских гладиаторов 1в. до н.э.
*[08] «Снятие сливок»,- профессиональный сленг жриц Богини любви, при сексе с девственниками. Что им очень нравится из-за физически ощутимого «выброса энергии» обеспечивающий им редко ими переживаемый восторг оргазма. Для чего зачастую девственников проститутки обсуживаю «бес платно»! Так лишая очередного человека способности «развиваться далее»...


                ***


Рецензии