Кладоискатель Из Дневника начальника уголовного ро

 
      С чем только не доводится соприкоснуться начальнику уголовного розыска! Иной раз расследуешь преступление, а тобой овладевает безудержный смех.
Абсурдно, но на практике такое встречается. Правда, весьма редко.
 
     В шесть утра ко мне примчался начальник приемника- распределителя, в котором содержатся бомжи - одновременно человек триста.
     - Георгий, браток, - стонал он, - Хасанов умирает.
      Я равнодушно зевнул:
      - Лёва, кто такой Хасанов?
     Майор причитал, хватался за голову и тянул меня к двери:
      - Скорее!
 
     Мы уже сидели в допотопном автомобиле и ехали в направлении аэропорта.
    Лёва нервничал, курил, утирал взмокший лоб.
     Я его переспросил:
     -Что за инцидент?
    Он стал материть Хасанова, ночь, темный подвал. Но в это время автомобиль остановился у разваленного строения.
    Нас встретили сотрудники милиции. Среди них двухметровым ростом выделялся Керимов Фарид, заместитель начальника распределителя.
     Я отвёл великана за гору щебня и сказал:
    - Рассказывай ты. Лёва не в состоянии толковать, у него стресс.
     Внимая историю, я улыбался - трагедия перемешалась с курьёзом, человеческой жадностью и глупостью, из-за чего милиционер едва не поплатился жизнью.
      
      Месяц назад в распределитель водворили ничем не приметного бомжа. Но досматривая его личные вещи, сержант Хасанов отыскал в носке четыре стодолларовые купюры.
     Четыреста баксов сумма немалая, она равна годовому окладу милиционера.
     На вопрос:
       - Где ты их украл? - ответ прозвучал стандартный: «Я не вор. Деньги заработал на уборке лука».
     Накануне этот бродяга, с красивой фамилией Ландышев, приблизился к Хасанову и многозначительно шепнул:
      - Надо потолковать.
      Вечером, когда на смене остались всего три младших инспектора, сержант завел босяка в туалет и молвил:
        - Говори! Околпачишь - дам в ухо. Затем сгною в карцере.
        - Помоги сорваться в Ярославль, там меня невеста ждет. Расквитаюсь... золотом,- прошепелявил сирый.
        При магическом слове «золото» в глазах инспектора блеснул алчный огонек. 
        Но откуда у бродяги ценности?
       -Я бомбанул несколько хат, - доверительно тараторил Ландышев, - монету прятал в носок, а рыжьё закопал. Тебе отстегну половину капитала, только меня отсюда выпусти.
       Хасанов мыслил. Перед ним стоял немощный индивид, которого вырубит даже юнец. Следовательно...
      - Где золото? - прохрипел он.
      - В подвале одной рассыпавшейся землянки... Мне нужна только лопата.
      - Рванём ночью. Однако помни: за обман я тебя удавлю, - подытожил разговор милиционер.
    
       В условленный час Хасанов посадил бродягу в свой автомобиль и, предупредив коллег, что вернется к рассвету, завёл мотор.
     Через двадцать минут «заговорщики» выгрузились около нужного дома. Босяк взял лопату, а инспектор электрический фонарь. Свет необходим, чтобы удостовериться – золота в яме не осталось. Да и при сортировке металла распознать ценности по- крупнее.
    Они медленно спустились в тесный погреб. Ландышев начал копать, а сержант  нащупал ступеньку, повесил фонарь на гвоздь и закурил.
     Мысленно Хасанов клад уже разделил. Бродяге полагалось на билет до Ярославля, и ... ладно, пусть берет кольцо невесте. Сам же он осуществит давнюю мечту - выкупит у соседа капитально построенный сарай и займётся разведением коров. «Рабочая сила дармовая. Бомжи за литр вина готовы сушить навоз, драить хлев, - кумекал инспектор. - Если телёнка откормить до пятисот килограмм ...»
     Хасанов стал вычислять навар: делить, умножать, прибавлять, и в конце концов запутался. Сумма вырисовывались с четырьмя нулями. Однако, при любом раскладе, денег хватало на приобретение грузовика. «Автотраспорт необходим, иначе тонны мяса не увезти ... Летом придется действовать шустро. Жара... - Коммерсант закурил пятую сигарету, - ещё минута...»
    Неожиданно перед милиционером возвысился Ландышев. Босяк треснул подельника лопатой и рванул наверх.
   Хасанов упал.
   Гнить бы ему в сырой яме на радость тучным мухам, но утром приехал хозяин этой конуры – завёз бригаду каменщиков. Он и «выудил» сержанта.
        Кладоискатель дышал, хотя потерял много крови.


Рецензии
Из прочитанного сделала вывод, что Вы работали в Якасарайском районе (бывший Фрунзенский) или где то по соседству , а не в А.Икрамовском, может и ошибаюсь...А действительно ли существует такой огромный приемник-распределитель? Где ж столько БОМЖей набирали? Ведь Ташкент не лидировал никогда по кол-ву бездомных...Ну и наконец то Вы написали реальность, т.е. про "мента-оборотня", коих было 90 % а то и более в структурах, иначе просто невозможно объяснить тот факт, что все милиционеры от рядового до начальника "катались как сыр в масле" , не на мизерную зарплату же...?
Пишите Вы отлично, легко читается.
Спасибо.

Луиза Такур   24.07.2012 17:02     Заявить о нарушении
Работал в А.Икрамовском. Просто я написал, мол, ехали в сторону аэропорта, так читателю понятнее, особенно жителю РФ. Этим приёмом я пользуюсь часто. Разве будет понятнее, если я напишу, что мы ехали в сторону Чапан-оты?

При Союзе приёмник - на Куйлюке был огромный. Там порой бомжам места не хватало. Сейчас их, конечно же, гораздо меньше - граница закрыта.


Георгий Лахтер   24.07.2012 21:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.