Глава-5. Школьные уроки

 ...Так что, свои воинственные речи друг-Репа готов был продолжать до бесконечности. Да только, в отличие от «той жизни», в «этой жизни» всё имело временные приделы. Развитие событий шло своим чередом, и их «лавину» было не остановить. Потоку событий можно было только подчиниться, отдав самого себя воле случая и собственной удаче, которая сейчас Максу, с наведенной от друга-Репы гормональной реакцией боевыми гормонами,- андрогенами, совсем ему не помешала бы...
 ...Непреодолимым приделом данной дискуссии было появление в школьной рекреации учительницы географии и классного руководителя шестого «А» класса Галины Ивановны. Молодая учительница медленно шагала к кабинету географии вместе со старостой шестого «А» класса Леной Зимерман, с кем Макс дружил в прошлом году. Но в этом учебном году, всего опасаясь. В особенности боясь не быть «как все»! Он на эту дружбу с этой смуглой, черноокой красавицей, уже не решился. Хотя, она имела странное свойство, при её появлении рядом, удивительным образом, Макс всегда ощущал себя комфортно, «внутри» у него становилось теплее, а «вокруг» светлее. Более того! Рядом с ней ему всегда везло...   
 ...«Макс Гелен! Вы случайно не забыли для чего пришли в школу...»?- Иронично поинтересовалась учительница,- крупная молодая красивая женщина год как в счастливом браке родившая ребенка...
 ...«Здравствуйте, Галина Ивановна! Макс! Будь человеком...»! - Высокопарно произнес друг-Репа, кивком  головы прощаясь с Максом на пороге его новой жизни, и кабинета географии...   
...Первым уроком этого рокового понедельника и всей четвертой четверти учебного года для шестого «А» класса «Сто восьмой» школы была физическая география, являвшаяся одним из любимых предметов Макса. Что, однако же, нисколечко не мешало ему, время от времени, получить свои привычные оценки: «двойки». От чего, без того, переполненный «красными лебедями» его дневник, уже и «не закрывался». Ибо страх отстать от всех других действующих персонажей,- неучей, из-за полнейшей их тупости просто, не способных к получению никаких других оценок кроме двоек. Принуждал Макса сознательно, игнорировать собственные знания, трусливо соглашаясь с тем, чтобы быть «как все»,- неучем...
 ...И, загружаться совершенно необязательными «двойками»! Укоризненный вздох разочарования Мамы дома, было меньшим злом. В сравнении с перспективой крепко получить «по шеям» на школьных задворках от многочисленных желающих это осуществить неучей, на дух не переносящих никаких других оценок, кроме как, единственно им доступной,- «двойки». Но способными кулаками доказать любому, что они самим, совсем «не лыком сшиты»...
 ...И все же! Макс географию знал, и даже любил. И, после судьбоносного разговора с другом-Репой. Забыв об осторожности, и своём желании: оставаться как можно дольше незамеченным. Он не мог себя удержать, чтобы не рассказать о великой Южно Африканской пустыни Калахари, живописно описанной в только что, перечитанной им книге Ивана Ефремова «Лезвие бритвы»...
 ...За свой ответ Макс получил «четверку». Ибо, пожалела своего несчастного ученика Галина Ивановна, хорошо знавшая, что за заслуженно полученную «пятерку», несчастному Максу точно не поздоровилось бы от одноклассников из неучей и второгодников...
 ...Впрочем, это были первые минуты новой четверти. Настроение второгодников после недельных весенних каникул было вполне благодушным. И было ясно, что после допущенной «неосмотрительности», обернувшееся для Макса получением «положительной оценки». Все же, он ещё не создал сам себе набора обычных в таких случаях неумолимо приходящих проблем. Спокойная атмосфера в классе говорила о том что, он пока, мог жить спокойно. Ничего страшного для него еще не намечалось. Не просигнализировали суровые лица многочисленных второгодников шестого «А» класса, об их «осуждающем неудовольствии» по поводу проявленной чужой интеллектуальной дееспособности. Не посуровели насупившихся в невыносимой обиде их лица. Как это бывало почти всегда в суровой реальности предыдущих дней. От чего тогда, вокруг становилось действительно темно. А особенно «темно» становилось, когда недовольство демонстрировал сам злой Канна, кто любую положительную оценку полученную другим мальчишкой в его присутствии, воспринимал как личное оскорбление его персонального «мужского достоинства». За что юного ослушника осмелившегося не только знать, но и сказать, что: «дважды два,- четыре», расплата настигала незамедлительно...
 ...Так «спокойно» в классе бывало. Но редко! Обычно такое случалось в тех редчайших случаях «везения» когда Макс попадал в ауру источаемой Леной Зимерман. И сейчас, мгновенье пребывания с ней рядом в дверях кабинета географии обернулись для него показательным везением,- полученной «четверкой»...
 ...С уникальной для него оценкой в дневнике, сплошь изрисованного только «двойками», после звонка с первого урока, не спешил Макс выходить из кабинета географии. Как поспешили почти все второгодники всех своих категорий, спеша после сорока пяти минут воздержания, наконец-то, предаться страсти табака-курения...
 ...Да и уютнее он себя чувствовал рядом с классной руководительницей продолжавшей увлеченного рассказывать о геологических особенностях Африки. Кроме Макса почти пол класса шестого «А» оставались в своем классном кабинете. Кому, как отличнику Крилу, и очень «жадной до знаний» Ире Ким, было интересно узнать новое. То, к примеру, что Африка, в отличие от других континентов, на целые геологические эпохи не затапливалась морем, и не имела «морского осадочного чехла». Поэтому все коренные породы там были почти на поверхности, а не глубоко под нанесенными осадочными отложениями. Как это типично было выражено юрскими морскими отложениями, на средне волжской возвышенности,- места расположения Большого Города...
 ...Другим школьникам шестого «А» класса, было просто приятно от встречи с одноклассниками после недельной разлуки каникул...
 ...Особенное удовольствие от приятного соседства красивых одноклассниц, демонстрировали счастливо улыбающиеся второгодник четырнадцатилетний Рома Биман,- давний поклонникам девичьей красоты настоящей красавицы,- тринадцатилетней Тани Хава: самой красивой девочкой средних классов «Сто восьмой» школы... 
 ...А где присутствовала девичья красота! Там, обязательно должна была быть и трагедия. Даже если изначально, этой «трагедии» неоткуда было взяться. Ничего не предвещало того, что в следующее мгновенье, такое действо начнется. Но, оно началось...
 ...«Гели! Бегом! Пойди сюда...»!- Зловеще зашипел за спиной Макса грубый голос второгодника Ромы Бимана, всегда готового, по старинной школьной традиции, поизмываться над тем, кто младше и слабее...
 ...И теперь Максу нужно было прожить эту ситуацию не мальчиком для битья. Для этого эстрогенов в его крови не было! А юношей с андрогенами в крови, заточенным на конфликты...
 ...«Сам! Иди, ты...»!- Перестав разглядывать карту Африки, невозмутимо, с максимально возможным в данном случае спокойствием в голосе, ответил почти тринадцатилетний школьник, четырнадцатилетнему однокласснику...   
 ...Такой ответ «порабощенной жертвы», конечно же, обескуражил Рому Бимана. Но сейчас он конфликта не искал, и сразу бить Макса по голове не собирался. Второгоднику нужно было совсем другое. Что, как водится при общении с второгодниками, школьнику, уступающему ему в возрасте, все равно ничего хорошего не сулил. И, если Макс не пошел к нему. То Рома Биман сам снизошел до того, чтобы самому сделать четыре шага до своего непослушного одноклассника. Чтобы, коротко, и очень убедительно поставил почти тринадцатилетнего подростка на место, соответствующее его нижайшему школьному иерархическому рангу...
 ...«Что, в морду давно не получал? Сейчас отпишу...»!- Пока еще по-дружески поинтересовался Рома Биман проблемами своего невольного одноклассника, на что почти тринадцатилетнему Максу никаких слов для достойного ответа уже и не нашлось...
 ...По гормональной инерции*[01] после разговора с другом-Репой, Макс с достаточным количеством*[02] агрессивных гормонов андрогенов в собственной крови, физически не боялся второгодника...
 ...Под «гормональным прессом»*[03] собственных боевых гормонов,- андрогенов в своей крови, младший одноклассник, бледнея от невыносимой злобы к второгоднику, готов был, не только возражать! Но и бросится*[04] в кровавую драку со старшим одноклассником...
 ...И сам Рома Биман, «спинным мозгом» ощутил, что сейчас он получит сокрушительный удар с левой, в челюсть...
 ...И ему после этого будет очень даже плохо... 
 ...«Что? Как в классе! Так смелый! Пошли в туалет! Столкнемся...»!- Надеясь на то, что будет «как всегда», прохрипел, густо краснея, четырнадцатилетний второгодник...
 ...От переизбытка*[05] боевых гормонов в своей крови, почти тринадцатилетний юноша уже не мог много говорить. Зато мог в своем состоянии аффекта.*[06] Как бесстрашно сам «получить в морду»! Так и самому безжалостно «дать в морду», своему обидчику...
...«Пошли...»!- Еще более бледнея, произнес Макс, готовый идти «на столкновение», не вспоминая про свой портфель, так оставшийся лежать на его учебном столе кабинета географии...   
 ...И тут, пахнув на него своим «вечным» запахом «парного молока», Макса обняла его подружка с прошлого года,- двенадцатилетняя Лена Зимерман. Делая невозможным его драку...
 ...«Мато! Остановись! Это «другая жизнь»...»!- Произнесла она волшебные слова, смысл которых Максу был не понятен...
 ...Эти слова его «Реагирующим мозгом рептилии» просто не определялись. А «Запоминающим мозгом гоминида» смысл сказанное ею, расшифровать был неспособен. Хуже того! От спазмов сосудов головного мозга, в его глазах померк белый свет, пребывая в микро обмороке, он уже ничего физически не мог видеть. Ни то что, нанести сокрушительный удар по противнику...
 ...«Так-то! Гели! Остановись! Пока не поздно...»!- Облегченно выдохнул второгодник Рома Биман...
 ...«Рома! Что тебе было нужно от него...»?- Переспросила Лена Зимерман, воспользовавшись возникшей неловкой паузой...
 ...Воспользовавшись посредничеством двенадцатилетней Лены Зимерман, четырнадцатилетний Рома Биман вынужденно объявил причину, приведшую его к почти тринадцатилетнему Максу...
 ...«Вот записка! Пусть Гели передаст её Тане Хава...»!- Растерянно произнес он, передавая ей сложенную квадратиком бумагу... 
 ...«Хорошо! Он передаст твою записку! Тане! Иди! Рома...»!- Ответила Лена Зимерман, уже потерпевшему полное фиаско юному влюбленному юноше, забирая у него заветную записку, и аккуратно вкладывая в боковой карман костюмчика Макса...
 ...Более не испытывая на удачу свою судьбу, и крепость костей своей нижней челюсти, Рома Биман покинул сцену действа бесконечной пьесы жизни разыгрывавшейся в кабинете географии...
 ...А Макс, ничего не понимая из происходящего, из мрака своего полуобморочного состояния, ничего кроме, выхолощенной «пустой» тоски, не испытывая от объятий Лены Зимерман. Все так и стоял у классной доски, отчаянно силясь понять, кто он, и где он... 
 ...«Таня! Подойди к нам...»!- Словно режиссируя все происходящее, тихо произнесла Лена Зимерман перед всеми одноклассниками, остававшимися в кабинете географии и самой Галины Ивановны, заинтересованно молча наблюдавшими за перипетиями завязки, явно драматического действа бесконечной пьесы жизни...    
 ...И, в тумане своего обезличенного состояния, Макс увидел около себя красавицу Таню Снежно нежную...
 ...«Мато! У тебя в левом кармане костюма, записка! Передай ее Тане...»!- Ласковым голосом, которому невозможно было не подчиниться, фактически как сомнамбулу,*[07] все равно ничего не понимающему из происходящего с ним, приказала двенадцатилетняя Лена Зимерман, почти тринадцатилетнему Максу...
 ...И, словно это все происходило во сне, а не на яви...
 ...Макс, машинально вынув из левого кармана костюмчика сложенный листочек бумаги, и отдал его Тане Снежно нежной...

                ***

Смотри сноски:

*[01] Гормональная инерция: попавшие в кровь живого существа гормоны имеют протяженное по времени побуждающее действие. Без соответствующего подкрепления нужными раздражителями в течение некоторого времени постепенно сходя на нет. 
*[02] Гормональный набор,- определяется многими факторами бытия живого существа. Характеризуется жизненной необходимостью, позволяющей решать, те или иные насущные задачи! Лидеру,- лидировать! Бойцу,- драться! Аутсайдеру,- не высовываться из тины. Любящему любить! Детенышу - беспрекословно подчиняться  своей мамочке... 
*[03] Гормональный пресс,- фактическое управление поведением живого существа посредством самого первого уровня сознания «Реагирующего мозга рептилии», осуществляемого командными воздействиями тех или иных гормонов, впрыскиваемых в кровь организма. Чего для жизнедеятельности рептилий, подростков гоминид и гоминид остановивших свое развитие в подростковом возрасте, вполне хватает!
*[04] Человек есть то, о чем он думает! То есть, человек,- есть суть того, о чем он сам думает...
*[05] Стресс, от английского: «давление, напряжение»! Гормональная реакция организма на внешние раздражители, побуждающие к тому или иному действию! См. сноску «Гормональный пресс»! Что само по себе, является проявлением управляющего воздействия на поведение макро организма «Реагирующим мозгом рептилии», как это присуще всем хордовым других структур мозга эволюционно еще не заимевших...
*[06] Аффективное состояние самое реальное проявление управления поведением человеком его «Реагирующим мозгом рептилии»! Чаще всего в «состояние аффекта» пребывают именно подростки и «человек амфибии» с главенствующим в их сознании их «Реагирующим мозгом рептилии», когда впрыснутые в кровь боевые гормоны агрессии заставляют человека вновь превратиться в дикого гоминида-собирателя атакующего своего врага-зверя всеми имеющими в его распоряжении ресурсами! Где победителю схватки будет обеспечен временный, переходящий приз,- сама жизнь. Что вполне справедливо и при сексуальной атаке! Ведь там тоже, тот же приз: сама жизнь передающаяся будущему поколению собственного животного потомства...
*[07] Сомнамбул,- в просторечии «лунатик»! Физиологическое расстройство сна с мнимым бодрствованием, при фактически пребывающим спящим сознанием, что не мешает сомнамбулу: и говорить, и действовать. Но только никак не помнить происходящего с ним! Да и не помнить себя самого! Кто он и зачем он? Некому сомнамбулу посчастливилось буквально «придти в себя» в поезде направлявшимся в другой город. В дальнейшем это свойство человеческой психики стали использовать злые люди! Химически затормаживая функционирование коры головного мозга человека, превращая индивидуума со стертой памятью! То есть, в физически неспособного проснуться сомнамбула... 

 


Рецензии