Дубль

                Дубль


                I

                Лабиринт



       
             Несмотря на то, что в Париж давно пришла весна, и в городе гостил май месяц, это ночь была весьма холодной и сырой.  Я спал в своей кровати после тяжелого рабочего дня, последующий день тоже обещал быть трудным.  Удивительно, я так устал, что отправился спать не поужинав.  Вначале мой сон был спокоен и глубок,  но после того как я всем телом ощутил озноб  я попал в удивительный сон, где я сначала гулял по летним улицам Парижа,  но почему-то пустынным и одиноким.  Пекло солнце, странно но было абсолютно пусто ни машин, которые обычно разъезжают в это время, ни людей.  Я уверен, что если бы я в данный момент оказался на Елисейских Полях, то там тоже было бы безлюдно. Боже, куда делись все люди?  Впрочем всё равно мне хорошо и беззаботно.  Я давно не испытывал ощущение праздности в жизни и это удача, что я могу испытать это во сне. Странно, я сплю и осознаю что это сон, но вдруг я вижу, как позади меня вырастает фигура человека и его длинная черная тень падает рядом с моей. Естественно я хочу оглянуться, но отчего-то не получается, я начинаю испытывать ощущение страха который нарастает откуда-то из глубин моего сознания или естества.  Животный и непонятный страх -  я борюсь с ним,  в итоге понимаю, что нужно убегать.   Не знаю, сколько я петлял по улицам и через сколько переходов я пробежал, но тень гналась за мной попятам и не отставала не на секунду.  Сперва мне стало казаться, что мне просто кажется, но нет, он идет за мной.   О,  это человек в  черной одежде, в пальто и шляпе. Кажется, он весь состоит из загустившегося мрака, отвратительный тип при каждом его приближении я испытываю нарастающее чувство тревоги. Наконец  нырнув в подземку, я кажется, оторвался.  Это какая-то старая линия метро, поезда не ходят, людей по прежнему невидно.  О нет, он спускается за мной. Я начинаю метаться, и вижу первую, как мне кажется незапертую дверь, всю ржавую, обшарпанную, это несвойственно для парижского метро.  Я открываю её и ныряю вовнутрь. Что это оссуарий или катакомбы: стены выложены мрачными камнями, временами замененными на человеческие черепа или композиции из костей. А!  Сейчас уже не важно!  Я  бегу по узким и мрачным еле освященным проходам, бегу в неизвестном не направлении. Он или оно продолжает преследовать меня. Я знаю, что физически он не успевает за мной, но я всё равно испытываю его присутствие. Мне кажется у него, моего преследователя, нет лица.  Вот так вот - я увидел сон, который почему-то сменился кошмаром.  Я проснулся весь мокрый, часы звенели уже не раз,  я опаздываю. 
                Какое счастье, что на этой неделе это последний рабочий день. Я весь вымотался и то что я не успел позавтракать дает о себе знать. Неприятная слабость но сколько работы: мне нужно подготовить передовицу.  Удивительно,  именно тогда когда я стал помощником редактора газеты,  на нас навалилось столько работы, что мы все просто зашиваемся!  У нас не хватает рук, многие морально истощены.  - Чертова рутина!  Беспробудная мутная и вязкая ткань новостей, состоящая из политических глупостей, боже, боже, и прочей ерунды. Наконец перерыв на обед, приятно, что уже, а то бы я скончался прям за своим рабочим столом. Но как неприятно смотрит редактор, к черту его. Мне уже тридцать лет, в этом возрасте я  думаю, именно я должен был быть редактором нашей газеты, если бы не этот старик.  Впрочем, он хороший человек, но не знает когда надо остановиться в работе. К сожалению, мы всегда не знаем, когда надо остановиться в работе и отношениях. Да, моя жизненная схема и карьера трещит по швам.  Я просто буквально вижу это, а как всё прекрасно шло:  я четко и распланировано занимал нужные позиции в обществе, но видимо чем жёстче жизненная схема,  тем сложней её залатать.  Обед окончен, пришло время очередной рутины.  Хорошо, что завтра встречусь с другом и обсужу давно интересующий меня вопрос.
            После обеда рабочий день пошел гораздо быстрей, и я не заметил, как наступил вечер.  Когда я оторвал взгляд от монитора оказалось что за окном уже почти стемнело и все работники в офисе, практически все разошлись, ведь завтра выходной, а это значит, в издательском офисе газеты останется только дежурная команда.  Мне пора домой, мне пора отдыхать.
            Когда я вышел на улицу моросил мелкий дождь.  К несчастью у меня не было зонта, брать такси я не собирался, а свою машину я попросту не брал, следовательно, мне придется мокнуть.  Хорошо, что до моего дома практически рукой подать, если идти пешком, то это по времени займет где-то чуть больше получаса. Но к сожжению на дороге из-за сломанного светофора случилась авария, и мне пришлось идти в обход. Неприятная авария: почему-то много народу столпилось, кажется сбили какаю-то женщину с ребенком. Весь народ стоял вокруг умирающей.  В это время уже подоспела  машина реанимационной службы и полиция. Хорошо что я не вижу всего этого. Совершив путешествия до дома в обход я поужинав сразу отправился спать. Конечно, я мог позвонить и напроситься в гости к Софи но вряд ли её обрадовал визит любовника который уснёт через пару минут после того как появиться на глазах.
         Ночь была снова влажной, терпкой и  слегка холодящей. Очень долго какие-то птицы кричали за окном и не как не могли успокоиться. После того как приятель из соседней квартиры зашел с кампанией девиц  к себе, всё утихло и я провалился в сон.  Я вижу свои руки, почему-то я весь в черном как на похоронах, на мне черная шляпа и пальто.  Да уж я бы так никогда не нарядился. Я стою на улице рядом с домом, похожим на мой, я испытываю чувство непонятной  ненависти, эйфории, азартной злобы  и захожу внутрь. Поднимаюсь на лифте и захожу в чью-то квартиру. Комнаты и планировка мне напоминают мои собственные апартаменты. В кресле напротив модного телевизора  сидит мужчина средних лет, он замечает меня и страшно пугается.  О не сопротивляется когда я начинаю душить его.  Всё он мертв. Его тело обмякло и рухнув в кресло скатилось мне под ноги.  Я со злорадной улыбкой на губах подхожу к зеркалу и вижу как моё лицо совершенно бесформенная масса принимает очертания и облик человека только что убитого мной.  От этого сна я резко просыпаюсь.
           Нельзя описать этот кошмар, то что я испытал от этого сна.  Меня  просто стало трясти,  даже показалось, что у меня поднялось давление и температура, мутило и бросало в дрожь с леденящим ужасом эффекта присутствия чего-то или кого-то, что пришло со мной из сна.  После, я долго не мог уснуть, я пил чай, курил и смотрел телевизор.  Ничего не понимая из увиденного, я  слышал из-за стены, как сосед развлекается со своими девчонками.  Я завернулся в плед и кажется, уснул только под утро.




                II

                В  кафе


             Когда я проснулся в своем кресле,  было уже около часа дня. Едва  протерев глаза,  я уставился в телевизор и увидел в новостях репортаж о вчерашней аварии около нашего издательства. Любопытно, там рассказывалось о том, что мальчик лет десяти, сын погибшей женщины увидел на дороге ребенка,  похожего на себя как две капли воды, и пошел к нему на встречу.  Когда  мать увидела его идущего навстречу едущему на полной скорости автомобилю, то бросилась к нему и оттолкнула, но сама погибла.  Мальчик оставшийся без матери останется жить у отца.  Боже, что происходит. Ладно пора собираться, мне еще в три часа нужно встретиться с моим другом  Полем в кафе, которое находиться неподалеку от места моей работы. Хорошо, что Поль окончил философский факультет в Сорбонне, он сможет с трезвой головой объяснить мне смысл происходящего со мной, а заодно и расскажет мне некоторые детали из жизни Перси Шелли  ведь именно о нем я пишу свое эссе, что же это, я снова чувствую дрожь, ведь Шелли тоже видел своего двойника.
                Да, выходной день выдался на славу!  Веселые парижане шли кто куда по своим делам.  Ласковое солнце нежно согревало всё и вся своими лучами. Когда же я добрался до кафе, я решил идти пешком, чтобы не попасть в пробку. Так вот когда я добрался и вошел в кафе, Поль был уже там. Полное его имя Поль Луи де Пен, хотя возможно это и не важно, но он из семьи обедневших аристократов, но свято чтящих свои традиции и уцелевших после всех наших революций. Их семья вкладывала все свои средства в интеллект своих последующих поколений.  Возможно это правильно -  интеллектуальный капитал это в последнее время самое ценное, что может быть в Европе.
       Войдя в кафе и пройдя к столику, где сидел Поль, я сразу поздоровался с ним, и заказал себе кофе. Сев рядом и раскрыв блокнот я задал первый вопрос.  Мне натерпелось приступить к интервью.
- Здравствуй Шарль, давно не виделись - сказал Поль, приглашая за стол жестом руки.  Кстати, только Поль и Софи  единственные люди, которые называют меня в Париже только по имени.  Обычно ко мне обращаются только Шарль Наур.  Но это были близкие люди и границ между нами не существовало давно.        – Хорошо если тебе так не терпеться, то мы можем сейчас же приступить к интервью -  он говорил легко и без тени обиды в голосе.
- Извини, в последнее время столько всего происходит, у меня даже нет времени разобраться в себе. Да, интервью… Естественно я хотел поговорить с тобой о двойниках, в частности о двойнике Перси Биши Шелли.
- Ну не знаю, я не смогу много сказать о его двойнике. Зато я могу рассказать тебе о двойниках вообще,  в частности. Поль отпил кофе, поправил усы и снова принялся курить трубку.
- Что ж, давай, выкладывай все, что знаешь о них - я снова испытал дрожь и взяв в руки ручку нацелился начертать первое предложение продиктованное Полем.
- Да, что-то ты как-то нездорово выглядишь. Слушай, покажись  врачу или возьми отпуск.  Впрочем, уже скоро лето. Кстати, если хочешь мы можем поехать в Бургундию к мои родителям в поместье. Ты знаешь там прекрасные земли, а из всех владений только оно у нас и осталось. Ладно приступим. Первое: врачи, медики считают, что эффект двойника это ничто иное как эпилепсия, течение которой связано с левым височным отделом головного мозга. Не помню, кто-то из них, неврологи кажется,  так вот они проводили стимуляцию этой части клеток у совершенно здоровых людей и эффект был превосходный.  Подопытные действительно ощущали присутствие нечто или чего-то, а может даже сказать кого-то. Поль снова принялся неистово курить трубку  и  посмеиваться.  – Чертовы американцы! О,  они очень любят проводить опыты на людях - кинул реплику, а после произнес.  - Ты знаешь, что в головном мозге есть структура называемая лимб?
- Нет, а что… Что это значит?  - Взяв чашку и отпив кофе, полюбопытствовал я.
- А то что лимб, это в каком-то смысле соотношение с лимбической системой мозга. Царица Аида была Геката.  Лимб был преддверием адских недр. Помимо нормальных человеческих душ, теней мертвых, в лимбе ведь запросто могли находиться и дети этой черной богини.  А детьми её были Эмпусы - эти вампиры могли принимать любой облик, думаю даже облик людей, за которыми они охотились. В каком-то смысле они тоже могли быть двойниками.  Да,  причем тут сохраняется традиция того, что они как правило агрессивно настроены к нам обычным живым людям. Думаю, тебе следует посмотреть еще немецкий фольклор, там есть много информации о злых двойниках. У  немцев они называются доппельгангеры. Но поскольку двойник это что-то подверженное дублированию,  возможно вторичное, именно поэтому я предпочитаю называть их дубли: очень современно. Вообще сам понимаешь, сведенья о двойниках ты можешь получить из легенд и мифов разных народов мира. А вот к примеру суждение немецкого философа…
- Ты сейчас будешь говорить о Гете -  я перебил Поля и взглянул на него, оторвавшись от блокнота со своими записями.
- Нет, я о Карле Густове Юнге, причем тут Иоганн Вольфганг Гёте?
- Как причем?!  Ты не знаешь?! У него, кажется, тоже был двойник, правда, он был дружелюбный.  Но он имел о них какое-то представление - заметил я и снова уставился на Поля.
- Да, ты серьезно?!  Интересно, а я и не подумал об этом. Я мало интересовался его биографией, хотя что-то припоминаю. Ладно, давай вернемся к Карлу Юнгу, тем более он посовременней будет. Итак, Юнг и его мнение это второе в нашем списке. Юнг считал, что двойник, или злобный двойник, это есть персонификация и проекция внутренней психической структуры человеческого сознания. Эту структуру он назвал Тень. Именно она вбирает и хранит  все негативное или позитивное присущее естеству человека. Таким образом, злой или добрый двойник, это всего лишь часть нашей личности. Очень складная  теория.
- Да, теория Юнга мне тоже понравилась, и замечу, что поприятней будет духов мертвых, которые хотят вырваться из лимба и занять место живых. И еще эти эмпусы, это вообще какие-то чудовищные существа!
- Да, Шарль ты прав:  эмпусы и современного человека могут вогнать оцепенение, особенно если ты поедешь в Грецию, и непосредственно там начнешь заниматься изучением фольклора и мифов связанных с ними.
- Скажи, а вот насчет современности, двойники, точней как ты сказал дубли, они стараются быть современными?
- Конечно же да!  Это часть успеха, вжиться в роль того, чьё место ты занял, это важно. Потом они, представь себе, появляются из некого пространства, назовем его Дубльсфера. Само это пространство вне времени. Оно  как бы имманентно и одновременно соответствует всем историческим промежуткам жизни человека или общества в целом.  Кстати, возможно, что они могут приходить из будущего или прошлого.
- Очень похоже на лимб, тоже вне времени и вне пространства - подметив это умозаключение, я заказал себе еще кофе.  - Поль прости, что перебил, продолжай, пожалуйста.
- Знаешь, а ведь это уже третья важная веха в нашем рассуждении -  Поль отложил трубку и сложил руки на  столе.  - Само слово дубль подразумевает бесчисленное количество кадров, как в кино. Это говорит о том, что у каждого из нас может быть неограниченное число копий, необязательно злых и необязательно добрых.  Видимо, возможны и нейтральные  дубли. Понимаешь, сценарий человеческой жизни так устроен, что при его пластичности любые огрехи в действиях и расчетах можно моментально залатать, а вот жесткий сценарий очень сложно поддается исправлению. В этот момент, когда в контуре схемы случился прорыв и возникает утечка жизненной силы владельца этого сценария, приходит дубль и решает занять его место. Причем  приходит он непосредственно через разрыв в контуре ткани индивидуального жизненного бытия.  Скажем так,  к примеру твой дубль станет твоим только тогда, когда решит занять твое место, а именно уже тогда, когда пройдет через разрыв в ткани сценария.
- Знаешь это слишком заумно, я думаю, читатели эссе не поймут таких заумных рассуждений.
- Причем тут читатели?!  Я говорю конкретно для тебя. Ведь тебя интересует теория двойников а не читателей. Их вообще, судя по всему, ничего не интересует, кроме как тяга, я бы даже сказал любовь, к комфортному и потребительскому существованию.
- В целом ты прав -  мы все потребители. А может дубль это продукт еще и системы потребления?  - Задав вопрос, я сразу задумался, а ведь Поль прав, он говорит вещи очень важные для меня, как будто знает что к чему.
- Нет, нет и нет. Потребительское мировоззрение и современное гуманистическое общество здесь играют малозначительную роль. Они только косвенно указать тебе, что ты должен делать карьеру и в четкие сроки определяют твое местоположение в пространстве и социальном слое. Думаю, неправильное мышление человека будет основной движущей силой, ведущей к наущению жизненной схемы.  И  вот тогда и появляется наш дубль. 
        - Спасибо за компанию Шарль, звони мне.  Было  приятно посидеть с тобой!  - С этими словами Поль встал и стремительно вышел из кафе.
        На часах было уже почти пять часов, я тоже встал и расплатившись за свой кофе и вышел из кафе. На улице было очень душно и жарко.  Я  прошел привычной дорогой и свернул за поворот, и снова встречал Поля.
- Поль,  почему ты возвращаешься, ведь твой дом в другой стороне? Или ты забыл свою трубку? - Я смотрел на него, и он выглядел как-то иначе, нежели пару минут назад в кафе.  Он выглядел даже чрезмерно уставшим.
- Шарль привет!  Прости, что опоздал на целых два часа -  мой телефон и всё, практически всё, вышло из строя. У меня дома просто потоп, я не мог тебя предупредить, прости.
             Сперва, я думал, что Поль разыгрывает меня.  Я показал ему блокнот с надиктованным лично им интервью. После прейдя к нему домой, убедился в том, что он искренен со мной и не шутит. Действительно, в его доме произошла авария:  весь водопровод в доме на несколько часов вышел из строя, и многие жильцы были с ним, или видели его во время устранения поломки.  Мы немного посидели у него в квартире,  пили крепкий коньяк, после я попрощался и отправился к себе домой.  Видимо я зря тогда не остался -  Поль выглядел таким изнеможенным, и похоже причиной этому была не только поломка санузла.  Он постоянно чувствовал напряжение и озирался. Озирался,  даже находясь в собственной квартире.
             На следующий день, когда я отдыхал с Софи у себя в квартире, раздался звонок.  Полицейский, некто комиссар Тарен из тринадцатого окружного полицейского участка, сообщил мне страшную новость - Поля нашли повешенным у себя в ванной комнате.
         После  похорон Поля, я всё же дописал эссе. Началось лето. Вместе с летней жарой и новой неубывающей работой в издательстве начались мои приступы тревоги, которые постепенно перерастали в паранойю.




                III

                Охота

           Несмотря на то, что я был последним человеком, с которым общался Поль,  собрав улики и показания жильцов соседних квартир,  полиция пришла к заключению о моей невиновности. Дело  о странном убийстве было закрыто.  Начало жаркого парижского лета застала меня врасплох.  Много  работы, смерть друга, прошедшие, но достаточно бурные майские выборы президента Николя Саркози,  и  наконец, утомляющие сны.
          В последнее время мои сны участились. Они  стали насыщенней, как образно  так и информационно.  Я  чувствую как неведомая мне субстанция входит со мной в контакт, но что я простой журналист могу противопоставить нарастающей агрессии неведомого. Я абсолютно уверен, что об этом нельзя никому рассказывать, ибо меня сочтут умалишенным.   Однако, одновременно, я веду записи в своем дневнике. Один из самых мрачных снов мне приснился когда я был у Софи.  Мне снились воды, черные вязкие воды бескрайних просторов неведомого океана. Вся  эта картина походила на Аид:  багряные и малиновые небеса, отсутствие берегов и некто родящийся из мрачных глубин.  В начале нечто было похоже просто на некий черный слизкий ком или огромный пузырь.  Однако затем, когда оно полностью поднялось на поверхность вод в нём проступили очертания схожие по форме с человеческими.  Но  это был не человек, это был Он. Дубль в каждом сне приобретал всё больше и больше человеческого, лишь лица он не имел.  Однако после сна, где я увидел его, в зеркале как если бы он был моим отражением тогда,  мне в сознание пришло его имя, он сам представился мне, он сказал что его зовут  Иапет.  Вся череда кошмарных снов сменилась другой композицией:  я иду на  работу или возвращаюсь с неё,  а он преследует меня, ходя по пятам за мной везде. Я  озираюсь, но вижу только косвенные признаки его присутствия.   Иногда   он загоняет меня в Парижские катакомбы, и в этих лабиринтах он гоняется за мной целыми ночами. Я уже совершенно на пределе, я нечего не могу сделать. Я пью снотворное, чтобы не видеть снов, но иногда он прорывается даже через химический барьер препаратов.  Последним и отчетливым сном стал сон про Америку: я иду по длинному зеркальному коридору в конце которого дверь,  я открываю её  и вижу статую Свободы и американский гордо реющий  стяг.
          Поверить не могу, я уже похож на старика.  Я похож на тень, которая исправна ходит на работу, работаю ли я? Нет, я уже не работаю -  я целыми днями думаю о нём.  Хорошо, что до отпуска осталась одна неделя.  Тогда я возьму Софи и  мы поедим в Италию, может это поможет мне отвлечься и привести свою жизнь в порядок. 
            « - Дубль вырвавшийся, родившийся из первородной массы хаоса Дубльсферы, изначально удерживаемый её ядром Тартаром. А после, при стечении удачных обстоятельств, подобравший себе место в жизни, в среде людей заменяет собой человека, жизненная схема которого дала сбой. Дубль, обладая своей способностью копировать человеческую личность, имитировать её, имитировать человека.  Родившись   дубль получает свое собственное имя, а потом забирает и имя человека,  которого он дублирует. Дубль  безлик и лишь потом, после смерти человека, получает его лицо.  Дубль  не живой и не мертвый, его как бы и вовсе нет, до тех пор пока не выпьет все жизненные силы из того, за кем он охотиться.   Способности дубля практически не ограничены в приделах бытия. Чем больше он взаимодействует с  человеком, тем больше он его узнает, тем больше выпивает из него жизненной силы, и в итоге заменяет собой главную роль в сценарии. У самого дубля нет личности как таковой, дубль это дух, однако его особенность это его свободная независимая воля. Он схож в этом с падшими ветхозаветными ангелами, ибо ему наличествуют особенность частично отраженная в его имени, особенность, определяющая способности, качества, функции.  Они носят имена титанов, тех, кто боролся с греческими богами. Титаны тоже пытались дублировать богов, а может они и есть те силы, которые возвращаются в наш мир и мстят живым, мстят Сущему.  С каждым новым двойником в мире нарастает влияние Дубльсферы.  Именно об этом думал Шарль Наур, пока я Иапет следил за ним».
          Да эта последняя неделя работы тянется слишком долго. Она  вся посвящена размышлениям о двойниках, она прошла под постоянной попыткой контролировать пространство,  как внутри меня так снаружи. Но всему этому  безумию наступает конец! Наконец-то завтра у меня начинается первый день отпуска. Скоро не будет никакой верстки, никаких интервью, никакого начальства. Вечером я возвращался, идя из офиса самым обычным и привычным путем. Присутствие, ощущение двойника не отступало. Я  слышу его шаги, слышу как каблуки его ботинок стучат об асфальт позади меня, оглядываюсь, и ясное дело, там никого нет. Придя домой, я сразу уснул.  На следующий день начинается мой заслуженный отдых.

         Глубокой ночью, когда я спал в своей кровати, я услышал, что кто-то достаточно громко включил телевизор в моей гостиной. Я  встал и направился посмотреть, что там такое происходит. Войдя в гостиную, я увидел его, человека из моих снов, он сидел спиной, смотрел телевизор. Точней разглядывал рябь, которая шла по экрану. Он пил из моей чашки или делал вид что пьет. Первым делом на меня накатила волна гнева, которая быстро сменилась паническим страхом. Не  вставая с кресла, Иапет медленно повернулся ко мне и посмотрел в мою сторону. Я не успел  понять, как это произошло, но он моментально набросился на меня, повалил  на пол и принялся душить. Я пытался бороться, но тщетно: я кричу, но он душит меня, и я не слышу своего голоса.  Лишь только его речь – « У двойника Поля де-Пена не хватило сил, он был салага, но будь спокоен я справлюсь с тобой, щенок». Последнее  что я видел,  было то,  как  Иапет  вырвал из моей груди  сердце и отшвырнул его в сторону, а после  со сладострастьем принялся облизывать моё лицо.
       « - Натурализация это процесс замены человека двойником.  Полностью похитив  сущность Шарля, украв его лицо, я занял его место. Обезображенный человеческий труп выкинул в Сену. Вскоре,  уехав  с  Софи в Италию, я женился на ней.  Чуть  позже сменив работу, стал советником по информационной политике посла Франции в Америке. Америка идеальное место для двойника, страна моей мечты!».








                Конец.


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.