Писарчик сопину

НИНА  ПИСАРЧИК
МИХАИЛ  СОПИН. Поэма «АГОНИЯ  ТРИУМФА».

  Существует мнение, что поэма Михаила Сопина «Агония триумфа» является самым сложным его произведением. Завершённая в начале 90-х годов двадцатого века, она не истолкована до сих пор…
  Как всякий большой поэт, Михаил Сопин и не может быть понят и осмыслен современниками. Необходимо «расстояние» во времени. Время работает на поэта, а наше задача – не замалчивать это имя. И вчитываться, вдумываться в его тексты.
  Хор поэтов - фронтовиков отзвучал с началом нового века. Современное общество всё реже вспоминает Великую Отечественную, разве что ко Дню Победы …  Не так  много времени прошло в масштабах истории, на самом же деле сменилось несколько поколений, и даже поменялась общественно - политическая формация. В сложившихся обстоятельствах стало возможным пересматривать Великую Победу под иным углом зрения. Разве мог кто-то сомневаться в нашей победе сразу после войны? А сейчас оскверняются памятники русским солдатам…
  Поэт Сопин даёт объяснение политического поражения России, несмотря на её победу во Второй мировой войне. В стране, воевавшей с нацистами, стали убивать по национальному признаку! Армия - победительница уничтожает собственных солдат – и в мирное время! Победившие  живут хуже побеждённых …  Разве это не «агония триумфа»?
  Само название поэмы - «Агония триумфа» - можно истолковать, как «конец», «смерть» «триумфа», то есть Победы, величайшей Победы, которую одержал наш народ.
  Стоит ли повторять, что судьба поэта Михаила Сопина сплавилась с судьбой страны с самого военного детства: «Отхлебал докрасна, Всё, что выпало, Всё, что пришлось…»  Именно поэмой «Агония триумфа» поэт подводит итог своей трагической жизни, не отделяя её от трагической истории страны. Правда жизни, не прикрашенная и не умягчённая за-ради искусства, делает поэму пронзительной. Это документ очевидца, желающего донести неискажённую историю с толкованием событий и с выводами о причине событий. «Да, есть страх, Есть ответственность: Вдруг я о чём-то забуду…» Страха за свою шкуру нет: «Лишь меч времени Головы белые наши сечёт…»
  Война, накрывшая неготовую к войне страну, так и не спросившую у своих вождей, почему всё-таки оказались неготовыми  …  Пели: «Если завтра война…» и разоружали западную границу… Накануне войны пересажали и расстреляли чуть ли не целиком военное командование… Засылали разведчиков и не доверяли их донесениям…              «Стали лицом мы к войне. И кусками, стоп-кадрами   Рвётся и крутится хроника, Чёрно-белая лента Моих полыхающих дней…».  Поэма Сопина – именно хроника. Став солдатом в десять лет, он узнал всю правду о войне. Ту правду, что до последнего времени скрывалась от народа: в несколько дней Белоруссия и Украина, и часть России были проутюжены вражескими танками – по живым людям. Сколько наших солдат – безоружных -  оказалось в окружении!..  « Я, пацан, на расстрелянном поле. Всё в груди. С этим жить мне  До точки, до смертного дня. За победу, солдаты! Я знаю: Не выйдет без боли…»
  И дальше: «Всё осмыслить хочу, Разглядеть сквозь бинты декабрей: Как героика масс Превращается в общую робость?..».  Как случилось, что сразу после Победы возникла «Беспросветная летопись – Трассы, спецлаги, спецстройки…»? «Разделила сперва, А потом предала нас идея…»; «На расправу – гуртом, как на вече…»; «За оградой державы Жрал гулаговский нас реализм…»; «Двадцать пять, пять и десять …»,  --  советский режим, кричавший об успехах социализма, опирался исключительно на карательную систему, на лагерный рабский труд.
  «Будет так, как верховному надо. Для таких вот народ - подъяремная сволочь тупиц…»; «Обезглашен и безъязычен, Скорбь земную несу  В никуда, в белый свет говорю: Как такое возможно – Полвека бесправья, обмана?»
  На глазах у стареющего поэта поменялся в России политический режим. И опять обман: «Демагоги прошли в депутаты…». А народ по-прежнему только «пушечное мясо»:

Боже мой, сколько раз
Молодым человеческим мясом,
Наспех сляпав Указ,
Затыкала ты прорву,
Страна…

Значит, зря мы прошли
По окопно-этапной трясине.
Значит, общество наше
Годами, не грея, дымит.
Значит, нет больше совести,
Чуткости к звуку:
Рос-сия!.. –
Когда сердце от боли
Сдетонирует, как динамит.
Что, земля моя, с нами?
Неужели мы неизлечимы?

Так хочется найти у Михаила Сопина, поэта-трибуна и провидца, да, найти позитив. Разве что вот здесь:

Не к разгулу я, край мой,
Не к бунту тебя призываю,
К состраданью, к свободе,
На исповедь кличу сердца.
Нас разъяла двуликость…

Без свободы, без правды горючей
Народу нельзя.
Озвереет душа…
 
  Напоследок Сопин говорит о своём поколении: «Мы уходим, Последние певчие северных стай, Гениальные, в серость Роняя предсмертные крики…»
  Неужели всё-таки в «серость»? И неужели это про нас с вами?..

Признак нашей любви –
Неуёмная жажда увечий:
Лишь добив до конца,
Начинаем жалеть и щадить…»

Похоже, это действительно про нас!..


 


Рецензии