Хлебниково поле

очерк

Король времени ждал нас, «будетлян», в своих владениях, прижав руку к сердцу и отвлекшись от созерцания пространства и времени – ведь мы люди из его близкого будущего, прерванного роком.

Мы – волгоградцы, астраханцы, элистинцы и малодербетовцы – жители его Лебедии, разношерстная по статусу, возрасту и национальности публика, приехавшая к нему в начале сентября 2002 года – года из его любимых двоек, чтобы пообщаться с ним и друг с другом и чтобы воздать ему почести.

Ступив на землю Хлебникова поля, все мы стали равнозначны и единодушны – мы просто лебедяне, земляки великого поэта-философа, непризнанного Родиной пророка, «священника цветов», Председателя земного шара и Короля времени.

Мы стоим посреди степи и удивляемся: и зачем мы так суетимся в своих городах? Зачем теряем время и жизнь на преходящие, пустяшные дела ради комфортного существования, на стяжание призрачных благ?  Здесь, под одним небом с Одиноким Странником, все мы «творяне», «будетляне», «изобретатели». «Приобретатели» остались там, в прошлом, в юдоли лжи и словоблудия, жестокости и насилия…

Чиновники, разорвавшие незримые корпоративные цепи, немного растеряны, стесняясь своих беззащитных улыбок;  солидная дама, преуспевающая бизнесменша, сверкая на ветру коленками, спешит с калмычкой Санжарыковной в высохшему Древу обетов и желаний, увешанному цветными ленточками; убеленный сединами краевед замер в неведомых нам размышлениях, а будущая юристка Лена падает навзничь на траву и изумляется: «Я лечу!..», затем поворачивает ко мне блаженное лицо, заявляет: «Все! Я отсюда – ни шагу!» и раскидывает руки для полета.

Небо обнимает степь, легкие белоснежные облака слегка прикрывают по-осеннему нежаркое, но все еще щедрое солнце, где-то вдалеке, на границе окоема, зависли в дозоре птицы, на поблекшем сентябрьском покрове степи нежно розовеют цветки «безвременника», над которым склонилось в радостном удивлении несколько женщин.
Я гляжу на них, на улыбающуюся своим грезам Лену, на безмятежное небо и тающий в  прозрачном воздухе горизонт – и мне хорошо, как каждому из них и всем нам вместе…

Не выходя из состояния благостного покоя, я возвращаюсь из Зазеркалья в степь и вижу наших мужчин,  которые сбились в кучки и ведут свои неспешные беседы друг с другом и с ветром.
Немного на особицу от всех с загадочной по-восточному улыбкой стоит  автор памятника – калмык Степан Ботиев и, немного стесняясь, отвечает на вопросы время от времени подходящих к нему гостей. Многим уже известно, что первый памятник он сделал в 1992 году, в год 70-летия смерти Велимира Хлебникова и стоял тот сначала в Малых Дербетах, пока не было принято решение перенести памятник в степь на возвышенность, чтобы его было видно со всех сторон.
Потому вопросы к художнику касаются, скорее всего, творчества и биографии Хлебникова, в чем Степан, приобщившись к поэту особым, шестым чувством «творянина», разбирается досконально.

Намного более разговорчивый старший брат его Иван с удовольствием делится с интересующимися проектом «Хлебниково поле», по которому планируется создание одноименного музея под открытым небом на специально отведенных под это 40 гектарах заповедной степи. По замыслу братьев и их единомышленников планируется создать ансамбль героев хлебниковских фантасмагорий в камне, известняке и мраморе.

Вообще-то в мире всего два памятника Велимиру Хлебникову: один поставлен в 1986 году скульптором В.  Клыковым, изобразившим поэта в образе мальчика-короля со свитком-свирелью, на месте его захоронения, у истока Волги, через год после столетия Хлебникова.  Другой установлен на Родине Велимира, почти у устья Волги – таким образом Волга символизирует теперь всю его жизнь …против течения!

А он действительно шел по жизни «против течения» и был не понят современниками и надолго позабыт потомками. И, как у нас, в России, уже повелось, великий русский поэт был сначала признан в далеком Зарубежье, прежде всего в Голландии и в Японии, и лишь совсем недавно должный интерес к нему появился и у соотечественников.

В Малых Дербетах не устают пересказывать случай, когда к памятнику приехал японец и, упав перед поэтом на колени, сотворил молитву. А в Амстердаме регулярно проводятся  «Хлебниковские чтения», на которые съезжаются хлебниковеды со всего мира и язык у конференции – русский.

Аналогичные собрания проводятся каждые четыре года и в городе Астрахани, благодарном своим великим соотечественникам – отцу поэта, биологу Владимиру Хлебникову, основавшему первый в России биосферный заповедник в дельте Волги и его детям: поэту Велимиру (Виктору) Хлебникову и художнице Вере Хлебниковой.

Там же, в Астрахани, находится и единственный в России государственный музей поэта – в квартире семьи Хлебниковых, расположенной в аварийном ветхом здании. Но это отдельная печаль, а пока вернемся на Хлебниково поле, где наш признанный в музейном деле асс, Валентина Мягкая, рассказывает окружившим ее калмыцким педагогам и школьникам, как волгоградские хлебниковеды «сеют очи», чтобы нынешние лебедяне смогли «увидеть» своего великого земляка, некогда, в стихотворении «Одинокий лицедей», с горечью написавшего такие строки:

«И с ужасом
Я понял, что я никем не видим,
Что нужно сеять очи,
Что должен сеятель очей идти!»

И отчаяние поэта не было безосновательным, поскольку прошло 100 лет после сотворения им великих открытий, прежде чем их заметили и оценили «будетляне», изумляясь размахом и мерой предвосхищения развития науки, мысли, общества.

Вот этот далеко не полный список:

– Поэт Велимир Хлебников осмыслил и ввел новое понятие «метабиоз» –  связь явлений, не совпадающих по времени, но происходящих в одном месте: живые сообщества – предшественники, считал он, готовят и определяют жизнь тех, кто придёт им на смену. Это понятие дополнило учение Вернадского о «симбиозе», определяющее пространство биосферы. Введя понятие «метабиоз», Хлебников трактовал его как время биосферы.
В статье «Опыт построения одного естественнонаучного понятия», сведя следствия, испытываемые одной жизнью от сосуществования с другой в матрицу различных случаев, он нашел предпосылки, вскрывающие природу причинных связей «от прошлого к будущему».  Выделив случай «отношений выгоды» между поколениями, Хлебников вывел понятие (и формулу) «метабиоза», которое наряду с понятием «симбиоз» определяет отношения между двумя жизнями, «протекающими в одном месте и объединяющими два соседних промежутка времени». «Человек есть местовременная точка, – заявил Хлебников, – живые сообщества,  предшественники, готовят и определяют жизнь тех, кто придёт им на смену».

– Он предвосхитил проблемы глобализации, показав генетическую несовместимость  времени, свободы, войны, бездуховности агрессивной цивилизации.

– Он вычисли «шаг столиц», равный полупоперечнику земли, деленному на число 2 «пи». Он утверждал, что столицы и города возникают, следуя строго предопределенному порядку и по воле Верховных сил.

– Он вывел «Закон поколений», утверждающий что «истина разно понимается поколениями. Понимание её меняется у поколения, рождённого через 28 лет».

– Он предложил свою теоpию вpемени, в основе котоpой лежит пpедзаданная цикличность истоpических событий.

– Он выдвинул постулат, что время – это особая невидимая форма пространства, а значит можно вычертить карту времени, где прошлое и будущее будут всего лишь очертаниями пройденного и еще не пройденного пути.

– Он нашел формулу, которой подчиняются народные судьбы, утверждая, что «года между началами государств кратны 413.  Что 1383 года отделяют паденья государств, гибель свобод.  Что 951 год разделяет великие походы, отраженные неприятелем…»

– Он ввел новую меру – «Сутки Солнца» (время обращения Земли вокруг Солнца) – 365 дней и заявил, что через каждые 365 лет рождаются люди-двойники.

– Он вывел закон цикличности истории и вычислил период цикла в 317 лет, считая, что мир времени соткан из чередования двоек и троек, четных и нечетных событий, а именно: через 2 в степени n должны происходить события подобные, а через З в степени n – события противоположные. Утверждая, что все явления материального мира есть сгустки и вибрации световых волн и вписав всю историю человечества в гамму колебаний звуковых волн, Хлебников вплотную подошел к проекту машины времени, подчиненной звуковой гамме.

– И, наконец, еще в 1912 году Хлебников предсказал падение Российского государства в 1917 г., основываясь на том, что «законы времени одинаковы для государства и человека, славы, памяти, божества, храма и вещи».

Размышляя о Времени, Толпах и Слове,  Велимир Хлебников говорил и писал следующее:

«Ясные звезды юга разбудили во мне халдеянина. В день Ивана Купала я нашел свой папоротник – правило падения государств. Я знаю про ум материка, нисколько не похожий на ум островитян. Сын гордой Азии не мирится с полуостровным рассудком европейцев…»
 
«Уравнение человеческого счастья было найдено тогда, когда поняли, что оно вьется слабым хмелем около ствола мирового. Счастье людей – вторичный звук, оно вьется, обращается около основного звука мирового. Оно слабый месяц около Земель вокруг Солнца. Когда будущее становится, благодаря математическим выкладкам, прозрачным, теряется чувство времени, кажется, что стоишь неподвижно на палубе предвидения будущего.  Чувство времени исчезает, и оно походит на поле впереди и поле сзади, становясь своего рода пространством».

«Я думаю о воздействии бу¬дущего на прошлое, ... я хотел издали... увидеть весь человеческий род и узнать, свойственны ли волнам его жизни мера, порядок, стройность».

«И понял вдруг: нет времени.
На крыльях поднят как орел, я видел
сразу, что было и что будет,
Пружины троек видел я и двоек
В железном чучеле миров,
Упругий говор чисел.
И стало ясно мне
Что будет позже».

«Мелкие вещи тогда значительны, когда они так же начинают будущее, как падающая звезда оставляет за собой огненную полосу; они должны иметь такую скорость, чтобы пробивать настоящее. Пока мы не умеем определить, что создает эту скорость. Но знаем, что вещь хороша, когда она, как камень будущего, зажигает настоящее».

«Изучив огромные лучи человеческой судьбы, волны которой населены людьми, человеческая мысль надеется применить к ним зеркальные призмы управления, из двояковыпуклых и двояковогнутых стекол. Можно думать, что столетия колебания вселенского луча будут так же послушны ученому, как и бесконечно малые волны светового луча. Тогда люди сразу будут и народом, населяющим волны луча, и ученым, управляющим ходом этих Лучей».

«Торгующие и храм относятся друг к другу как война и любовь…»

«Сегодня снова я пойду
Туда – на жизнь, на торг, на рынок,
И войско песен поведу
С прибоем рынка в поединок».

«Отдельные паруса создают сложную постройку, рассказывают о Волге как о реке индоруссов и используют Персию как угол русской и македонской прямых. Сказания орочей, древнего амурского племени, поразили меня, и я задумал построить общеазийское сознание в песнях».

«Когда я замечал, как старые строки вдруг тускнели, когда скрытое в них содержание становилось сегодняшним днем, я понял, что родина творчества – будущее. Оттуда дует ветер богов слова».

«Найти, не разрывая круга корней, волшебный камень превращенья всех славянских слов одно в другое, свободно плавить славянские слова – вот мое первое отношение к слову. Это самовитое слово вне быта и жизненных польз. Увидя, что корни лишь призраки, за которыми стоят струны азбуки, найти единство вообще мировых языков, построенное из единиц азбуки, – мое второе отношение к слову».


Разумеется, открытия   Велимира Хлебникова были не поняты его современниками, как, впрочем, и его творения, не подчиняющиеся никаким поэтическим канонам и несущие в себе  непостижимую мелодику горлового пения тюрков и птичьего клекота и глубокий философский контекст, и его словотворчество. «Я одинокий гость в комнате человеческой жизни» – говорил он. И Хлебников действительно был очень одинок, особенно в последние годы, пережив тяжелую ссору с друзьями-футуристами.

По сути, одинок он и сейчас – материализовавшись ли в памятнике или в пытливых умах «будетлян»-хлебниковедов, в их недоуменном восхищении его прозорливостью – он остался одиноким лицедеем, странником, потерявшемся в калмыцкой степи, названной Хлебниковым полем…

Потому что слишком мало «сеятелей» и «творян» и слишком много ненавистных ему «приобретателей» – стяжателей благ и удовольствий.

Вот и поныне стоит Хлебниково поле непаханой целиной, не засеянной плодами Мысленного Древа поэта, и сам он высится над ним каменным исполином, прижавшим руку к сердцу и глядящим за горизонт: не там ли все его «сеятели»? Уж не за границей ли России?!

А степь под его ногами такая же, какой открылась ему в детстве: всё также изумляет рассыпавшимися горошком по подмороженной земле грибами, цветёт буйным разнотравьем по весне, источается жаром летом – и каждый сентябрь покрывается  крохотными розовыми «степными лотосами» – безвременниками, символично льнущими к постаменту памятника…


***************
Для тех, кто пожелает познакомиться с Велимиром Хлебниковым, посетить его Королевство в Зазеркалье времен предлагается заглянуть на следующие сайты:

Хлебников. Творения:    http://www.rvb.ru/hlebnikov/mat/contents.htm
Веха. Чудо ХХ века:    http://www.gramota.ru/mag_arch.html?id=149
Библиография исследований творчества Хлебникова: http://avantgarde.narod.ru/biblio/chl.htm
Хлебников. Свидетельства. Исследования:    http://www.ka2.ru/


Рецензии
Добрый вечер, Лариса.

Мудрость высокой пробы бояре Руси не жаловали во все времена. Ревновали к своему славоблудию.
А народ не забыл. Народ помнит. Бережет.
Как и Вы, Лариса, сберегли и поведали. Спасибо.
С уважением,

Александр Васильевич Стародубцев   11.04.2013 00:25     Заявить о нарушении
Спасибо за понимание, Александр! К сожалению, В. Хлебников не понят своими до сих пор. Это так верно подтверждает его афоризм: "Родина творчества - будущее". Видимо, его "будущее" ещё далеко и не всем дано заглянуть в него.
С уважением,

Лариса Бесчастная   13.04.2013 03:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.