Наследство капитана Из Дневника начальника уголовн

 
  Вечером мне позвонил дежурный РОВД.
      - Георгий, в массиве обнаружен труп, - сказал он, - наряд к выезду готов.
    
Я втиснулся в “УАЗ”, и дал команду шофёру гнать на предельной скорости.
     Последние месяцы автомашина не выжимала более сорока километров. В стареньком “танке” не включалась задняя скорость, барахлили свечи, подтекал радиатор. Но капитальный ремонт не предвиделся: этой технике на складе министерства запасных  частей не было.
Автомобиль передвигался исключительно за счет энтузиаста-водителя, он поддерживал его «на плаву» собственными силами.   
 
    Деятельность по раскрытию убийства первостепенную роль отводит  установлению личности потерпевшего. Далее выявляется круг его родственников, и затем опера вычисляют когда, где, с кем он общался.
              Для начала труп осматривается. Милиционерам необходимо знать, есть ли на нём, кроме ножевого или огнестрельного ранения, другие изъяны. Их наличие даёт основание полагать, например, что жертву перед смертью били. А это для нас   конкретная зацепка.
               
                Фары нашего автомобиля осветили распластавшегося на траве человека.
                Майор Воробьёв перевернул тело на спину.
                - Рана в печень, - констатировал он. - Юноше лет восемнадцать... на руке часы... в кармане деньги.
            Пока мы исследовали труп, водитель успел обойти футбольное поле и, видимо, нашёл что-то интересное. «Георгий, - крикнул милиционер, - иди сюда!»
                Я подошел, наклонился и от изумления выпучил глаза: в темноте луч фонарика выхватил дивной красоты нож. Его рукоять была выполнена в форме русалки, хвост которой украшал изумруд, обрамленный алмазами.
               Мы рассмотрели предполагаемое орудие убийства.
                Вадим, криминалист РОВД, оценил камни, накладной орнамент, инкрустацию. 
      - Кинжал уникален, - заключил спец, - он по стоимости равен автомобилю... Но сейчас важно другое, рукоять сохранила отпечаток пальца.
     Последняя фраза меня здорово утешила.
   - Лети в отдел, - я кивнул на “УАЗ”, - пробей их по картотеке. Надеюсь, дактилоскопическая экспертиза ответит на вопрос, кто тут шуровал.      
     Находка позволила выдвинуть ряд версий. Две из них опера считали наиболее реальными:
    - Преступник не знал истинную цену кинжала. Совершив убийство на почве мести, он орудие выбросил.
    - Раритет украден из музея, частной коллекции или антикварного магазина, куда преступник имеет доступ. 
    Я создал отдельную группу. В её состав были вкючены десять инспекторов. Им предстоял разговор с сотрудниками музеев и антикварных магазинов – там работали знатоки древностей. Они могли вспомнить что-нибудь, касающееся владельца уникального тесака, или хотя бы сказать в каком каталоге этот ханджар числится. 

    Дверь моего кабинета заслонила рослая фигура Вадима. Эксперт развёл руки:
   - Идентичных пальцев в картотеке нет, - и бросил на стол кипу размноженных фотографий ножа. Снимки как всегда были черно-белые. На цветные реактивы деньги криминалистам не выделяли.

     Днём опера собрались в отделе. Из города не вернулся лишь Воробьев.
     Ребята не выведали новую информацию, тем не менее, провели необходимую  работу - фотографию трупа для опознания показали в школах, жителям квартала, дворникам.
    Наконец появился Воробьев. Он плюхнулся на диван и сказал:
   - Я крутился на пятаке, ну там, где собираются нумизматы. В итоге встретил знакомого антиквара. Тёртый калач долго разглядывал фото, а потом заявил, мол, этот раритет библиография не упоминает... Однако ранее витал звон, будто некий старик Маркин владеет коллекцией оружия. Её никто не видел, но едва слух  распространился, дед перестал бывать в кругу любителей старины. Полагают, кривотолки возникла не на пустом месте. Я сгонял в адресное бюро и выписал трёх однофамильцев Маркина. Их нужно проверить.

Интуиция Воробьёва не подвела. Два человека нас не заинтересовали, а вот третий...
           Майор выяснил, что в квартире живёт одинокий пенсионер. Живёт затворником: в магазин ходит редко, собаку не выгуливает, гостей у него не бывает.
       «Почему старик избегает людей», - задались мы вопросом, и решили его   наведать.
       Но войти в квартиру Маркина оказалось нелегко. Он даже электромонтёру отвечал сквозь толстенную железную дверь, символически отодвинув массивную цепь.
      Нам оставалось лишь хитрить. Воробьёв надел рабочий комбинезон и взял засаленный чемодан с инструментами.
     Он трезвонил в «ворота» пока не услышал:
    - Кто там?
    - Сантехник, - отозвался майор.
    - Мы никого не вызывали, - тенькнул тот же голос.
    - Вы затопили соседа. Я должен шахту обследовать, - гнул свою линию инспектор.
     Старик молчал. Видимо, направился в ванную.
    Минуту спустя, он едва внятно изрёк:
   - У меня сухо.
   - Труба прохудилась ниже уровня пола, из дыры хлещет вода... Я вызову наряд РОВД, - припугнул Воробьёв.
   Цепь звякнула. Дед высунул из убежища клин бороды.
 - Сколько вас человек?
  - Я работаю один.
  - Хорошо... только пса на балкон загоню, - выдохнул Маркин.
    Наконец дверь отворилась. Я представился хозяину квартиры. Слова “начальник угрозыска” произвели на него магическое действие. Мужик оцепенел, словно загипнотизированный.
     Воробьёв хотел его куда-нибудь усадить, взял Маркина под руку, толкнул дверь, и остановился…  Куда мы попали, в Эрмитаж? Вид комнаты поразил и меня: на стенах  висели картины, иконы, шпаги, полки уставлены статуэтками. 
     Я выждал пока дед успокоится, затем спросил:
    - Где ваш паспорт?
   Он махнул куда-то в сторону.
   - Там... под бельём.
   Воробьёв отыскал документ и прочитал запись: Маркин Борис Эдмундович, 1912 года рождения.
     На вопросы старик ответствовал кратко: «Вдовец. Сыну купил дом. Невестка сюда не ходит. Меня навещает любимый внук».
   Майор переспросил:
     - Внук? Мне бы на его фотографию взглянуть.
    Хозяин квартиры отпер ящик, извлёк миниатюрный портрет и водрузил на стол.
    Я поинтересовался:
    - Сколько лет юноше?
    - Илье восемнадцать.
    -  Где он сейчас находится?
     - Да где же ребёнку быть, как не у отца с матерью, - удивился Борис Эдмундович.
     Мы приблизились к цели нашего визита.
    Воробьёв показал деду снимок ножа.
    - Что Вы можете сказать об этом орудии?
     Маркин надел очки-линзы.
    - Не помню... встречал... купил... - стал бормотать он.
      Вдруг коллекционер бросил на меня очумелый взгляд, швырнул фото и понёсся в спальную комнату.
     Мы рванули следом.
      Борис Эдмундович нырнул под кровать, вытащил оригинальный сундук, поднял крышку и ... упал в обморок. Ларец оказался пуст.

             Ночью Вадим мне отрапортовал: 
       - Пальчик на ханджаре оставил внук Маркина.
       Результат экспертизы я растолковал Илье. Он факт не отрицал, глянул на формуляр, обхватил голову и сказал:
     - Его убил я...
     Исповедь юноши удивила меня банальностью мотива преступления.
Фактически Маркин зарезал потерпевшего, Калимулина Наиля, за...
    Впрочем обо всём по-порядку...
    Мальчики занимались плаванием. Их спортивные результаты день ото дня росли. Калимулин быстро выполнил норматив мастера спорта и вошёл  в сборную команду общества. Он участвовал в республиканских первенствах, ставил рекорды, завоевывал медали.  А Илья оставался перворазрядником. Его показатели были ниже лишь на доли секунды. Но ниже. Они отодвигали молодого человека на второй план, на скамейку запасных, вешали на него обидный ярлык «дублёр».
    Соперник Маркина раздражал. «Неудачник» представлял себе как он в отсутствии Наиля войдёт в национальную сборную, выиграет кубок, даст интервью газетам. Этот мираж долбил его мозг сутками, неделями, из месяца в месяц.
   Однажды Илья рассказал чемпиону об уникальной коллекции деда. Калимулин ответил:
  - Покажи что-нибудь.
      Маркин согласился. Он поехал к Борису Эдмундовичу, выкрал у него раритет и стал ждать друга на окраине квартала. Мысли убивать, разумеется, не было. Просто хотелось удивить Наиля.
      Вечером Калимулин пришёл на обусловленное место и первым делом     выпалил:
    - Я еду на чемпионат Европы!
    Этого вполне хватило, чтобы Илья потерял самообладание.
   - Как на чемпионат, - завопил он, - снова ты? 
    Рука, державшая нож, размахнулась и тесак распорол Наилю печень.
   Убийца не помнил куда бросил раритет. Бежал, пока не увидел канал. На берегу Маркин отдышался, умылся и побрёл домой.    

          Ещё пару захватывающих строк о коллекции Бориса Эдмундовича.
         Эксперты музея описывали её пять суток. Далее редкости упаковали в ящики, и вместе с хозяином этого клада отправили в Москву.
       Допросить антиквара я не успел. Но пока старик находился в отделе, он успел поведать сокамернику, что во время  Отечественной войны занимал должность командира, как теперь говорят, хозяйственной роты. В его обязанность входила поставка защитникам Ленинграда продуктов: хлеба, тушенки, мыла. В январе 1943 года Маркин встретил девчонку, лет семнадцати, продававшую на рынке карманные часы фирмы “Павел Буре”. Вещь капитану понравилась. Он приценился и, после недолгих торгов, обменял раритет на кусок вяленого мяса.
Блокадница от счастья расплакалась, чиркнула свой адрес и сказала: «Меня зовут Тамара. Если вас интересует антиквариат, заходите в любой день».
     Вернувшись на передовую, Борис Эдмундович подарил часы командиру     армии. Генерал долго любовался эмалевой росписью циферблата, золочёными стрелками, обнюхивал уникальный механизм и приговаривал:
    - Несравненный мастер, несравненный.
    Реакция «атамана» удивила Маркина. И тогда он задал себе вопрос: «Отчего люди восторгаются предметами старины?»
    Следующий визит в город Борис Эдмундович начал с посещения Тамары. Но в этот раз капитан обладать антиквариатом не жаждал – у него созрел более масштабный план.
                Хозяйственник видел, что ленинградцы любую вещь 
   продают задарма. Он решил антик скупать, прятать, а 
    после окончания войны ценности куда-нибудь вывезти. Для осуществления задумки требовался лишь партнёр - местный житель.
             Борис Эдмундович осмотрел квартиру Тамары: иконы, бюсты, картины. В общем, как раз то, что называется «попал в цель».
        Едва хозяйка наполнила стаканы кипятком, военный сказал:
       - Интересные экспонаты. Коллекция, наверное, стоит дорого.
      «В мирное время она бесценна», - ответила девушка.
     - Я хочу её купить. Даю за всё пуд сухарей, -  капитан играл открыто, - но ты обязана принять условие. Хлеб я принесу малыми долями, а товар заберу, когда мы осаду города прорвём. Согласна?
    Тамара ушам не поверила. Ещё утром она полагала, что к концу лета умрёт голодной смертью. И вдруг ей предлагают Жизнь.
     Маркин уловил едва заметный кивок, разлил по стаканам водку.
     - Обмоем контракт, - хохотнул он.
    Глоток огненной воды сморил Тамару. Девушка растянулась на кровати и тут же уснула.
    Ночью капитан её изнасиловал.

     Война заканчивалась. Дом, в котором жила Тамара, уцелел среди немногих.
     Маркин демобилизовался по ранению. Он не искал крышу над головой как это делали многие фронтовики, а приковылял в знакомую квартиру.
Вскоре молодые люди свой союз узаконили. Их объединяло «влечение» к  искусству, да и живот невесты округлился, напоминая тяготы блокады.
     Борис Эдмундович, пройдя в загсе необходимую формальность, спокойно вздохнул: цель достигнута. Оставалось лишь толково распорядиться тем, что ему подарила судьба.
      - Года три поживем, не высовываясь, - наставлял он Тамару, - затем дёрнем в тёплые края.
     Однако ютиться в Ленинграде пришлось еще девять лет. За это время Маркин  слетал в Узбекистан, приобрел там квартиру, и вывез антиквариат в новые апартаменты.      


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.