Impression

« Ну, пиши, пиши, смешная ты. Как в тиливизире прям. А что говорить-то… Полюбили. Сватов прислал. Мамка обрадовалась. Я же старшая. Ужо двадцать первый год шел, а я все в девках. У него жили. Хорошо. Не бил, никогда худого слова не сказал. Алексей добрый был. Полтора года ужо жили, а я не тяжелела. А потом раскулачили их, он меня  к мамке жить обратно отправил. Сам скрывался. На Сахалин они с братом решили плыть от советской власти. Я сначала-то согласилась за мужем. А плыть говорю долго? Он отвечаеть, кабыть неделю. А помру, говорю, в пути, куды мяня? А куды, говорить, за ногу и в море. Земли-то нет. Пошутил… Я испужалась, в подполе у мамки закрылась, говорю-не открывай ему-не поплыву на Сахалин. Боюсь. В земле хочу лежать. Он так два дня просил мамку меня позвать. Так и уплыл один. Сахалин, это далече, дочь? Не там, где Сережа рыб на камеру снимает? А-а-а...Ну, што исчо…В деревне надо мной не смеялись. Жалели. Не жена, не девка. Замуж, говорили, никто не возьметь. А потом какая любовь? Не до нее. В 33 году коня съели. Всё поели. Кошку нашу даже. Траву у дома ели. Вкусная… Ты, мне детка, мандарины такие не привози, я не люблю с косточками. Мне штоб кожица тонкая была. Они слаще… Да, коня, говорю нашего съели. Надолго хватило. Мамка еще засолила. Телега раз в неделю от сельсовета выдавалась – трупы собирать. Страшно. А потом когда траву всю поели, голод и кончился. Мамка говорит, Василий познакомиться с тобой хочет. Нравишься ты ему. А я видная была. Высока… Красива… Што смиёсся, э-э-х….Это сейчас все высокие, а тогда мои полтора - как сейчас два. И-и-х! Смешная ты. Я к Васе вышла, поговорила с ним. Ну, часа два гуляли. Понравился. Говорит, пришлю сватов? Я согласилась. Так и жить стали. Зачем жаниться-то? Икону ведь целовали. А потом, фамилии у нас одинаковые. Селиверстовы мы. Ужо когда младшенького Петю родила в 54 году, тогда председатель и говорит, нехорошо, Маша, так. Ну, мы и в сельсовете галочки в журнале поставили. Вася, дорогой мой… ужо тридцать лет без тебя. За двух живу. Скоро увидимся… Ты, Юля, што плачешь, не надо, не плачь, деточка моя золотая, ты диколон мне привези, тот заканчивается, кабыть. Я им все мажу. Вкусно. И мылка душистого. Немного».

Я сидела рядом с ней на стуле и не знала, как мне всё это нарисовать. Задание дали на дом. Impression называется.
Нарисовала траву и мандарины. Поставили три.


Рецензии
по умолчанью априори

Серхио Николаефф   05.11.2017 13:00     Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.