Норд

К вечеру ясную синеву неба заволокли тяжелые свинцово-серые тучи. Подул ветер, сметая на своем пути кучки стружек и легких опилок. Надвигалась гроза.
В этот поздний час на стройбазе никого уже не было, кроме сторожа Митрича да начальника, разбирающего в своем кабинете документы. Он часто задерживался после работы, уверенный в том, что хороший хозяин никогда не оставит неоконченных дел.
Митрич зашел в сторожку и вскоре вернулся, неся в руках пачку соленых сухариков. Он присел на маленький стульчик с подветренной стороны и с удовольствием захрумкал.  В этот момент дверь конторы с легким скрипом отворилась, и показался сам хозяин, молодой мужчина, лет тридцати.
          -Ну, поехал я домой, не забудь собак покормить, - сказал он сторожу, направляясь к машине.
         Проводив хозяина, Митрич обошел территорию базы, и только убедившись, что все в порядке, запер тяжелые створы ворот на засов. Потом снова вошел в сторожку, чтобы набрать в миску собачьего корма из большого мешка, стоящего у стены.
Собак здесь любили и уважали как самых прилежных работников. Три лохматых дворняги исправно несли свою службу: звонко лаяли на чужих людей  и, если надо, могли покусать ночных воришек, любителей поживиться чужим добром. Сторож отвязал  собак, насыпал в миски каждой хрустящих подушечек,  и только потом подошел к небольшому загончику, где лежал одинокий пес.  Он – гость, а гостям полагаются «отдельные апартаменты» и хорошее питание. Но, кажется, пес не оценил оказанного гостеприимства: миска с едой стояла нетронутой.
-Почему же ты не ешь?- огорчился Митрич.
Пес, не поднимая головы, настороженно следил за стариком.
- Тоскуешь, да? - снова  заговорил Митрич. – Э-хе-хе!.. Я-то тебя понимаю, но и ты меня пойми. Начальство приказало тебя накормить. А что я ему завтра скажу? Что собака объявила голодовку? Мне ж никто не поверит! Скажут, что я виноват, не накормил тебя. А коли так, влетит мне, стало быть. Как пить дать, влетит!.. Молчишь? Ну, молчи, молчи… Залез бы хоть в будку, ветер вон какой…
Старик ушел.
Оставшись один, пес понюхал миску с едой и облизнулся. Его давно мучил голод, но все хорошо воспитанные собаки знают, что без команды есть нельзя,  тем более, на улице. Поэтому он вернулся на свое место и,  тяжело вздохнув, снова растянулся на земле. Когда же придет хозяин? Вот уже двое суток пес находился здесь, привязанный к ветхому деревянному домику длинной веревкой. Другие собаки не обращали на него внимания. У них своя жизнь, своя работа: охранять хозяйство от грабителей и громко лаять, услышав любой подозрительный шум. А он один чувствовал себя здесь лишним и никому не нужным.
Первые капли дождя гулко ударили по земле, застучали по жестяной крыше строений. Недовольно заурчал гром, и ночной мрак разорвала трескучая молния. Свирепый шквал атаковал кроны старых тополей. Сломанные ветки полетели на землю. Одна из них упала рядом с конурой, загородив лаз, тем самым, отнимая у пса возможность переждать непогоду в тепле. Пес дернул веревку, пробуя ее на прочность, но быстро понял, что капроновый шнур порвать не удастся. Тогда он  лег на мокрую землю и вцепился в веревку зубами.

Дождавшись, когда ливень немного поутихнет, Митрич вышел покурить на воздух. На стройбазе, где кругом полно сухого дерева, курить можно было только в отведенных для этого местах. Сторож удобно устроился под широким навесом, следя, чтобы капли воды, падающие с крыши, не попадали на ноги в домашних тапочках. Он чиркнул спичкой, собираясь зажечь сигарету, как вдруг что-то огромное черной тенью метнулось мимо него и, без труда перемахнув полутораметровый забор, скрылось из вида.
-Стой! Куда ты, Норд? Вернись!.. – крикнул старик вдогонку.
Он выбежал на дождь, но, поняв, что пса не догнать, вернулся обратно, ворча под нос:
-Вот шельмец, удрал все-таки! Оно и понятно, не дело такой собаке на привязи сидеть. Но что я теперь начальству скажу?

        Огрызок веревки болтался на ошейнике, оставляя на сырой земле четкую полоску, только Норд не обращал внимания на такие пустяки. Он бежал домой, туда, где жили хозяева и маленький мальчик, безумно любивший его. Верное собачье сердце сжималось в тревоге: как там они? Люди такие беспомощные – нет ни когтей, ни острых клыков, не могут даже защитить себя. И любой при желании может обидеть их.
      Дождь к тому времени лить перестал, оставив после себя на пустынной дороге огромные лужи. Ветру удалось разогнать последние полчища туч, и на ночном небе ярко засияли умытые звездочки. Старые деревья провожали одинокого скитальца, махая вслед мокрыми ветками.
        Пес мчался вперед, не жалея лап, которые к тому времени покрылись липкой грязью.
Проселочная дорога вильнула вправо и вывела к шоссе. Норд остановился, чтобы напиться из лужи, и радостно взвизгнул, увидев далеко впереди сверкающий разноцветными огнями город. Скорей домой! И пес с утроенной силой помчался по ночному шоссе.

       Ранним утром,  с восходом солнца, дворничиха тетя Нина начала убирать двор. Собирая бумажки и пустые пластиковые бутылки, она по привычке ворчала, что с каждым днем мусора становится все больше, а ее терпения – все меньше. Как вдруг тетя Нина заметила большую овчарку, терпеливо ждущую хозяина возле подъезда. «Кому-то тоже не спится, в такую рань вывел собаку на прогулку», - подумала она, продолжая складывать мусор в мешок. Но время шло, а никто не появлялся. Тогда дворничиха подошла поближе, чтобы рассмотреть собаку.
-Откуда же ты взялся, потерялся, что ли? – вслух рассуждала женщина. – На бродяжку, вроде, не похож, хоть и заляпан грязью с головы до ног. Ошейник вон какой дорогой. Где же твой хозяин, а?
Услышав знакомое слово, пес радостно вскочил и залаял.
-Что? Понимаешь меня, да? – сказала тетя Нина. – Все ты понимаешь, собака умная, видно сразу, только сказать не можешь! Голодный, поди?..
Дворничиха достала из кармана спецовки большой бутерброд с колбасой и протянула  собаке:
-На, поешь!
Норд осторожно понюхал угощение, облизнулся, но есть не стал. Зачем эта добрая  женщина разговаривает с ним? Лучше бы отвела домой, к хозяину. Он живет за этой закрытой дверью, неужели не понятно?!  Даже здесь, на затоптанной другими людьми, площадке, чувствовался знакомый запах.
К тому времени народу на улицах прибавилось, люди спешили на работу.
-Да у вас тут собака?! Ой, какая грязная! – заговорила с дворничихой проходящая мимо женщина. – Вот люди, заведут себе игрушку, а потом бросают! Какой народ пошел жестокий…
-По всему видать, что собака-то домашняя, с ошейником, - охотно отозвалась дворничиха. - И все глядит куда-то, будто кого-то высматривает.
В этот момент из подъезда вышел молодой мужчина и тоже остановился поболтать:
-Кажется, это Комельковых собака, из пятьдесят третьей квартиры, - сказал он. - Слышал я, что они по телеграмме уехали, а собаку хотели у друзей оставить. Неужели  убежала?
-И что нам с ней делать? – спросила сердобольная женщина.
-Не знаю, мне на работу пора, а собаками пускай соответствующие службы занимаются, им за это деньги платят, - ответил мужчина и быстро ушел.
Женщины, пожав плечами, тоже вскоре разошлись, каждая по своим делам, и Норд остался совсем один. Вокруг ходили люди, много людей, но больше никто не обращал на него внимания.

К полудню стало невыносимо жарко, и Норд был вынужден искать спасения в тенистом парке, который начинался прямо за домом. Он помнил  здесь каждую тропинку, и каждый кустик.  Здесь они любили гулять с хозяином, играли в мячик, или просто сидели на лавочке у бассейна, глядя на воду, и думали каждый о своем.
Хотелось пить, и Норд направился к открытому водоему, где купались утомленные жарой люди.
-Смотрите, какая собачка! – раздался детский голосок. Норд увидел под большим деревом молодую маму с крохотной дочуркой,  на покрывале рядом с ними была разложена еда.
-Не подходи к собаке, она бродячая, укусить может! – крикнула женщина, когда девочка протянула Норду руку.
-Нет, она не укусит, у нее глаза добрые! – возразила дочка.
Женщина внимательно взглянула на пса и ничего не сказала.
-А можно я ей пирожок дам?
-Хорошо, дай, только осторожно, - ответила мать.
Девочка смело протянула голодному животному пирожок. Норд жадно втянул носом любимый запах и облизнулся. Хозяйка часто пекла  что-нибудь и ему всегда перепадал кусочек-другой. Он  потянулся к угощению и осторожно взял пирожок из рук девочки. Такой большой собаке, как овчарка, трудно без еды. И голод победил хорошие манеры,  пес попросил у людей еды еще.

Весь день он отлеживался в тени, ожидая, когда спадет жара, а  с наступлением темноты  отправился искать своих хозяев. Он снова оказался у родного дома, долго смотрел на пустые окна и лаял, пока не понял, что за ним никто не придет, не приласкает и не накормит. Тогда пес потрусил, куда глаза глядят, решив, что будет прибегать к дому каждый день.

Ноги сами принесли его на мусорную свалку. Здесь пахло дымом и пищевыми отходами.
Приступы голода снова одолевали пса, может, здесь ему удастся раздобыть что-нибудь съестное.
В это время в мусорном контейнере копалась стая бродячих собак. Увидев чужого, лохматый  вожак ощетинился и злобно зарычал. За ним разноголосо залаяли остальные собаки. Одна кривоногая псина подбежала к Норду и попыталась укусить его за ногу. Тот зарычал в ответ, цапнул обидчицу за ухо, и она, напуганная до полусмерти, скуля и поджимая хвост, со всех ног бросилась к своим. Как по команде дикая свора кинулась на противника. Собаки сплелись клубком, только пыль да куски шерсти летели в разные стороны. Злобный лай, рычание и скулеж раненых взбудоражили окрестности…
Разгоряченные дракой, бродяги не видели, как два человека в униформе вынырнули из кустов и остановились неподалеку.
-Мать честная, сколько же их тут! – воскликнул один.
-Расплодились, твари! - подытожил его товарищ. – Кончай всех, да поживей!
Мужчины достали оружие и через мгновение раздались первые выстрелы. Собаки бросились врассыпную, но кое-кто убежать не успел, и их добивали на месте.
Покусанный Норд с трудом поднялся и, покачиваясь, сел. Неужели все так быстро закончилось? Где  все? И что это за шум?
-Э, да тут овчарка! – раздался человеческий голос рядом с ним. – Неужели тоже беспризорная?
-А тебе не все равно, Ваня? Был приказ кончать всех. Стреляй, да пошли, жрать охота.
-А вдруг его хозяева искать начнут? Пес-то, вроде, с ошейником?
-Ну ты дурак! Разве будет домашняя собака по помойкам шляться? Стреляй давай!
-Не, я не могу. Давай сам!
Норд выпрямился, не обращая внимания на кровоточащие раны, и смело взглянул в лицо опасности. 
За свою короткую жизнь пес не знал предательства со стороны людей, был обласкан любовью ребенка, заботой и вниманием хозяев, поэтому не боялся сейчас умереть. Он сидел на земле и спокойно ждал что будет дальше.
Человек медлил, было видно, как он нервничает.
-Ох, и малохольный ты, Ваня! - пробурчал он недовольно. - Все приходится делать самому.
И в ту же секунду хлопнул выстрел…

Комельковы вернулись в город через месяц, и только тогда узнали, что их любимая собака пропала. Они начали поиски, прочесывая улицу за улицей.
Однажды они возвращались из собачьего приемника, где томилось в ожидании хозяев множество потерявшихся собак, но среди них Норда не оказалось.
-Нам надо научиться жить без него! Быть может, когда-нибудь он отыщется сам, - говорил отец плачущему сыну.
Они заметили, что навстречу им по тротуару шел милицейский патруль, ведя на поводке прихрамывающую собаку. И вдруг тишину безлюдной улицы разорвал детский крик:
-Но-о-орд!
Овчарка вздрогнула и рванулась на знакомый голос. Молодой патрульный с трудом смог удержать поводок, но пес продолжал вырываться и никак не реагировал на окрики и команды. Милиционеры оглянулись и увидели маленького мальчика, бегущего к ним.
-Отпусти собаку, - тихо сказал старший, -не видишь, что ли, хозяин нашелся.



         


Рецензии
БЛАГОДАРЮ ВАС, ГАЛИНА!
САМ СОБАЧАТНИК,И НЕВОЛНО НАВЕРНУЛАСЬ СЛЕЗА.
НЕ ВСЕ ЕЩЁ ЛЮДИ ПОТЕРЯЛИ ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ, И ЭТО РАДУЕТ.
У МЕНЯ К ВАМ ПОСЬБА, ПРОШУ ВАС ДАТЬ НА МЕНЯ РЕКОМЕНДАЦИЮ В КЛУБ СЛАВА ФОНДА.

Павел Гвоздовский   11.03.2015 17:11     Заявить о нарушении
Спасибо, Павел!

Галина Харламова   09.07.2015 01:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.