Феноменальное явление

                (Из "Дневника начальника уголовного розыска")


Я постараюсь внятно описать уникальнейшее событие, зарегистрированное дежурной частью отдела. В моей разносторонней практике оно встречается впервые, да и коллеги с тридцатилетним стажем не припомнят аналогию.
            Речь пойдёт о преступлении, медицине и пораженном странным недугом человеке, феномен болезни которого науке давно известен. Известен, однако, описанное ниже удивительнейшие свойство организма, медиками абсолютно не изучено.
         Как растолковал мне главный врач поликлиники района, раскрыв толстенный талмуд «... загадочность явления не укладывается в рамки научного познания. На сегодняшний день процесс не поддаётся логическому обоснованию».
         - Безутешная информация, - ответил я, - к семи чудесам света добавилось ещё одно.
         - Ты прав, ты прав. По-другому это не назовёшь, - закончил разговор доктор.

        В 4 часа утра в РОВД позвонила администраторша гостиницы «Заря Востока», Василина Герасимовна Тюленева, и,  подрагивающим от волнения голосом, произнесла:
         - Приезжайте скорее, с балкона этажа выпал мужчина.
        Переадресовав звонок мне, дежурный офицер спокойно заснул, уступив кресло за пультом управления своему помощнику.
        Сон - дело серьёзное. Четыре часа отдыха в сутки узаконены милицейским Уставом, а раз так, то оставим мирно похрапывающего милиционера в покое. Для экстренных вызовов, в подложенной им под голову книге, имеется номер телефона начальника уголовного розыска. Он несёт ответственность за раскрытие преступлений, он добровольно взвалил тяжелейшую ношу на свои плечи, и обязан днём и ночью, в дождь и слякоть, снег, мороз быть на месте происшествия.

        Гостиница возвышалась в пятистах метрах от моего дома.
       Наскоро одевшись, я направился к одиноко торчавшему рядом с трупом оперативнику.
      Капитан протянул стандартную карточку:
     - Вот анкетные данные потерпевшего. Лекомцев Фёдор Власович, 43 года, конструктор. Прибыл в командировку из Новосибирска. Проживал в номере 806.
      К нам подошла Василина Герасимовна.
      - Здравствуйте, Георгий, - негромко поздоровалась она. - Есть ли вопросы к персоналу гостиницы?
      - Уголовный розыск всегда найдёт кучу малоприятных вопросов. Особенно, если на площади распластался обезображенный труп. Без Вас не обойтись. Никак, - ответил я.
       - Буду рада помочь, - заверила нас женщина.
      Опер несколько раз щёлкнул затвором фотоаппарата и сказал:   
     - Что Вы можете рассказать о Лекомцеве? С кем общался, как проводил свободное время, имел ли ценности, употреблял ли спиртное?
       Тюленева повернулась к окровавленному телу спиной.
        - Конструктор ни с кем не общался, ценностей на хранение не сдавал. Вечера проводил в номере, за математическими расчетами. Пил минеральную воду, много курил. Вставал рано, завтракал в буфете и уезжал на авиационный завод.
        Капитан усмехнулся:
       -Исчерпывающая характеристика. Как же мог столь интеллигентный человек вывалиться с балкона?
        Администраторша зачем-то взглянула на окна гостиницы, на секунду задумалась.
        - По-моему, у себя в номере он не ночевал. – Женщина зябко съёжилась, - ой, бросает в озноб, едва вспомню про дверь.
    Я протянул ей таблетку валерьянки.
   - Примите, успокаивает... Так что Вы хотели рассказать?
   - Пойдемте, подробности случившегося знает швейцар, - Василина Герасимовна  двинулась вперёд, и одновременно крикнула в сторону распахнутой двери гостиницы, -До-дик! Поди сюда!
     Выкатившийся нам навстречу толстячок проработал в гостинице двадцать лет. Он знал всех сотрудников милиции по имени, а с начальником угрозыска состоял в приятельских отношениях.
    После взаимных приветствий, вытащив из кармана связку ключей, мужчина с чувством собственного достоинства произнёс:
     -  Поднимемся на восьмой этаж. Пока лифт будет ползти наверх, мы успеем  обменяться мыслями.
     Вспомнив страсть швейцара к болтовне, я согласно кивнул:
      - Только начинай с главного.
      - Коротко не получится. - Согнутым пальцем Додик постучал по своему гладко выбритому черепу, - тут окопались варианты на все случаи. Разумеется, на сегодняшний тоже.
      Внешний вид нескладного толстячка всегда вызывал у оперов улыбку, а когда тот доверительно шептал, подсказывая пути розыска преступника, мы заливались смехом.
      Работник гостиницы продолжал:
      - Уверен, именно моя версия окажется приоритетной. После того, как убийство будет раскрыто, меня представят к правительственной награде. - Предвкушая удовольствие, он надул розовые щёки и выпятил грудь колесом, - представляете, швейцар-орденоносец!
      Я направил разговор в «правильное» русло:
       - Почему ты решил, что Лекомцева убили? Обнаружил улики?
       - Криминал сразу бросается в глаза. Сначала мы конструктора не признали, разбился в лепёшку. Чтобы рассеять сомнения, поднялись на восьмой этаж и долго стучали в номер. Постоялец не отзывался. Почуяв неладное, Василина Герасимовна разрешила дверь взломать ... Теперь слушайте внимательно и не упустите ни единого слова ... Готовы? ... Ключ в замке торчал изнутри ... Войдя в комнату, я  оценил обстановку и без лишних эмоций, как человек с врождёнными способностями сыщика, всё понял: выход на балкон закрыт на оба шпингалета... Значит, Лекомцев помещение не покидал и, естественно... выпасть не мог. Улавливаете, к чему ведут мои рассуждения методом дедукции?
      Подавив улыбку, опер съязвил:
    - Не совсем улавливаю. Любое твоё высказывание настолько глубокомысленно, что требует расшифровки. В противном случае искать в нём аксиому нет смысла.
     Мы уже вошли в номер 806. Додик попеременно  указывал на входную и балконную двери.
     - Разъясняю, обе заперты изнутри. Иначе говоря,  изобретатель должен был находится в ком-на-те!
    Я обвёл взглядом убого обставленное помещение: смятая постель, поцарапанная  тумбочка, заваленный чертежами стол, пара стареньких стульев. Личные вещи, портмоне Лекомцева, продукты питания аккуратно лежали на своих местах.
  Инициативный швейцар не унимался: 
   - Конструктор отсюда не выходил! Вы же видите, двери заперты из-нут-ри. Проанализировав ситуацию, моя черепная коробка выдала пять самых фантастических вариантов. Но разгадать столь закрученный ребус, даже мне пока не под силу. Эта головоломка в лучших традициях детективного жанра. Тем не менее, хотите знать моё авторитетное мнение? ... Здесь не обошлось без вмешательства потусторонних сил. К счастью, Додик повелевает ими  запросто.
    Мы спустились в кабинет администратора. Я вернул оперу анкету Лекомцева и сказал:
    - Позвони в Новосибирск, попроси его родственников приехать. В записях  указан номер телефона брата.
               
    Странное происшествие заинтриговало сотрудников отдела. Милиционеры задавали себе один и тот же вопрос: « Каким образом инженер вывалился с балкона ». И не найдя вразумительного ответа, по несколько раз в день спрашивали:
- Ну, Георгий, новости есть?
- Нет, - коротко бросал я, и шёл дальше.
- Да-а, задачка,- неслось мне вслед.

       Телефон трещал, не умолкая. Подняв трубку, я услышал знакомый голос:
       – Георгий, срочно приезжайте в гостиницу, - попросила Василина Герасимовна, - в номере 706 Вас ждёт мужчина, хочет поговорить лично с начальником уголовного розыска.
      
   В сопровождении молодого лейтенантика, я поднялся на седьмой этаж.
     Опер постучал в неплотно прикрытую дверь, и со словами:
  - Разрешите, милиция, - шагнул в комнату.
     Из-за стола поднялся низкорослый человек.
     - Профессор Филиппов. Серафим. Серафим Семенович, - представился он. -         Извините за беспорядок. Третий день не могу успокоиться, собраться с мыслями. А ведь завтра мне предстоит выступить с докладом.
    Я придвинул ему стул.
    - Давайте присядем. Кто Вы, откуда, что за доклад предстоит сделать завтра?
    - В город съехались учёные, занимающиеся проблемой высыхания Арала. Академия наук обязала меня выступить на научной конференции. Но дело не в этом, - вскочив с места, Серафим Семёнович закружил вокруг стола. -  Я убил... вора.
     Не дожидаясь моей реакции, лейтенантик выпалил, словно напал на след главаря банды: 
     - Где, когда, при каких обстоятельствах?
    - Да здесь, в номере, - профессор развёл руками. - Ума не приложу, как он сюда проник!
    - Наверное, Вы забыли закрыть дверь, - предположил оперуполномоченный. - С учёными такое случается.
      Филиппов подошёл к выходу.
      - Да нет же, нет! Запер! Ключ оставил в замке. А через балкон, на седьмой этаж, по-моему, ещё никто не проникал. Кроме птиц, конечно. Поэтому ночью спалось спокойно.
        Серафим Семёнович совсем не походил на преступника. Я, естественно, ему не поверил, тем не менее, спокойно спросил:
    - Что же произошло дальше? Вор шарил по карманам брюк?
      Ученый снял очки, сощурил глаза и привычным движением стал протирать стекла.
     - Вероятнее всего, злодей намеревался меня убить.
       Оперативник удивился:
      - С какой целью? Вы привезли в город какие-то ценности?
       Филиппов пристально взглянул на нас:
       - Привёз... Доклад с экологическими данными Аральского моря.
         Не сдержавшись, лейтенантик прыснул от смеха:
       - Да разве за это убивают?
        - Молодой человек, молодой человек, - осуждающе повысил голос Серафим Семёнович, - на научные изыскания выделяют миллионы. Смею заверить, моя последняя экспедиция обошлась государству в сто тысяч долларов.
        Я миролюбиво согласился с разнервничавшимся профессором:
        - Да, на разгадку тайны Арала правительство отпускает значительные средства. Так чем Вы убили непрошеного гостя, в какую область тела наносили удары, куда спрятали труп?
         - Боже, что за непонятливые милиционеры! Вы и вправду начальник уголовного розыска? Предъявите, пожалуйста, удостоверение, - простонал он.
          Уткнувшись в мою фотографию, Филиппов вернул документ, не читая.
          - Извините, такой стресс, такой стресс!... Всю ночь, ярко светившая луна, не давала крепко заснуть. Я открыл глаза около четырёх утра, и с ужасом увидел плотную фигуру, передвигавшуюся по комнате. «Зарежет», вихрем пронеслось в голове. С вечера коллеги по Академии разделывали копчёную рыбу... тесак забыли на балконе. Сейчас возьмёт … Не дать успеть… Когда человек приблизился к распахнутой двери, времени на раздумье уже не оставалось. Вскочив с кровати, я схватил его за одежду, протащил вперёд... резко толкнул … вор полетел вниз.
            Серафим Семенович замолчал. Отрешенно глядя на лейтенантa, он нащупал на столе тарелку с малосольными огурчиками, налил себе полстакана  водки и разом опорожнил. Закусив, крякнул:
         - Одно мне показалось весьма-весьма странным: мужичок весил не более пятнадцати килограмм, не сопротивлялся, шаги вперёд делал добровольно. Не ударился о преграду, а как бы перелетел через балкон. Что ещё удивительно, с этажа летел беззвучно.
   Оперативник усомнился:       
      - Пятнадцать килограмм? К смерти шагал добровольно? Перелетел через преграду? Создаётся впечатление, будто Вы говорите о набитом соломой манекене. Чушь. Мистика.
       - Так оно и было. Хотите верьте, хотите нет, - раздраженно буркнул профессор.
        В открытую дверь незаметно проскользнула Василина Герасимовна. Не вмешиваясь в разговор, она терпеливо ожидала окончания беседы.
       Уловив паузу, администраторша обратилась ко мне:
       - Вас вызывают в отдел. Из Новосибирска прилетел брат Лекомцева.
            
       Приезжий сидел в кабинете моего заместителя, пил гостеприимно предложенный чай, показывал семейные фотографии.
      Искандер представил сибиряка:
      - Лекомцев Борис.
     Я закурил сигарету, выпустил клубок дыма и сказал:
    - Борис, тебе рассказали подробности смерти брата?
    - Лишь то, что Федька выпал с балкона, - приятным баритоном отозвался мужчина. - Да Вы не бойтесь сделать мне больно, задавайте вопросы. Причина его смерти родственникам известна.
     - Откуда?! Ведь из аэропорта ты прямиком попал в кабинет заместителя начальника угрозыска, - удивился я.
     - В гостиничном номере двери были заперты изнутри... Федька оказался на улице. Так?
      Шаймиев подтвердил:
    - Да, на улице. Как  это понять?
     - Собственно, в этом нет ничего загадочного... для нас. В свое время он исходил в деревне все  крыши. По ночам поднимался на колокольню, телеграфные столбы, водонапорную башню. Люди прозвали его «Лунатик». Пока мама была жива, ставила на ночь, перед кроватью, таз с холодной водой. Ступив в него, брат просыпался.... А в командировках Федька снимал номер не выше первого этажа.
      - На сей раз гостиницу арендовали экологи... Конструктор, к сожалению, не информировал администрацию о своей болезни, - медленно произнёс Искандер.
     Лекомцев стал собирать разбросанные по столу любительские фотографии.
     - Вот этот  мой одноклассник умер год назад, - он обвел карандашом лицо молодого человека, сидевшего за рулем мотоцикла. - Разбился насмерть.
    Я сочувственно спросил:
    - Автоавария?
   Вглядываясь в мутное изображение, сибиряк покачал головой:
   - Нет. В половине пятого утра скатился с крыши магазина. Охранник принял его за грабителя, и выстрелил из ружья в воздух. Внезапно проснувшись, паренёк не успел ухватиться за печную трубу. Рухнул вниз... черепом об асфальт.
      Искандер повертел фотографию в руках:
     - Не усёк. Что одноклассник там делал?
     Лекомцев на секунду замялся, будто раздумывая, стоит ли ворошить чужую беду.
      - Ходил ... Во сне, как Федька. В это время их нельзя будить. Очнувшись от резкого окрика, шума, прикосновения, люди потеряют ориентацию и сразу же валятся с ног... Примечательно, даже злые деревенские псы не обращают на лунатика внимания, хотя днём могут разорвать на куски. И ещё поразительный факт: на рассвете сторожевая овчарка ткацкой фабрики не поворачивала морду в сторону брата, словно его рядом не было. А по утрам, свирепо оскалив зубы, не подпускала к воротам. - Борис сунул фотографии в потрёпанную сумку, - у меня единственная просьба, самолёт летает в Новосибирск раз в неделю, помогите забронировать обратный билет. Ждать следующего рейса я не могу, дома дел невпроворот. До наступления ненастных дней нужно успеть прополоть картошку, заготовить сено, утеплить коровник, засолить капусту. Упустишь время, придётся зимой семье голодать.

      Забрав из морга тело брата, Лекомцев улетел на родину. Однако, несмотря на  подробный рассказ сибиряка, вопрос « каким образом лунатик очутился в номере 706», безответно повис в воздухе.
     Следователь направил запрос специалистам. Но я сомневаюсь, смогут ли профессора, пусть частично, объяснить не ход болезни, а тайну перевоплощения спящего человека в бестелесое существо. Если «да» - честь им и слава.


Рецензии
Читала как хороший детектив - вы просто ас в прозе! Спасибо и удачи в дальнейшем творчестве.
С уважением

Галина Кадетова 2   19.08.2018 13:28     Заявить о нарушении
Галина, я только учусь писать, а вот ваши стихи меня тронули и тематикой, и способом изложения.

Георгий Лахтер   19.08.2018 18:51   Заявить о нарушении
Всегда в пути познания - прекрасный способ существования!
Удач и везения, и добрых новых друзей.
С уважением.

Галина Кадетова 2   20.08.2018 15:54   Заявить о нарушении
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.