Человек, Прославляющий Свет

Посвящается Шмакову Вячеславу




                Странница

Она уже давно сомневалась в чистоте и идеальности мира. Человечество, казалось, сходит с ума изо дня в день… Все больше обрастало оно бесконечным желанием быть впереди, алчностью и самолюбием. Спешка жить отвлекала от главного, вечного, размеренного. Она чувствовала, что нельзя спешить. Не было понятно, откуда эта истина родилась в ее сердце. Просто знала, что надо хвататься за нее, удержать, остановить, возродить в себе снова и снова. Детство… Только оно спасет, только оно укроет.

Разочарование… Возможно и коснулось ее сердца. Все те, кто был дорог, ушли. Ушли дальше, не замедляя бег по дороге жизни. Углубились в игру общественных интриг. Предавали значение вздорным мелочам материальных сторон жизни. Только ребенок мог ценить мелкие радости окружающего мира.

Ходила она по жизни, понимая и любя лишь детей, в глубине души презирая устоявшиеся биологические потребности человека. И имя ей было – Странница. Всюду чувствовала себя лишней, неприкаянной. За что возьмется, все кажется неправильным. «Где-то пропустила свой поворот» - думалось ей.

Но в целом она была счастлива, радовалась тому, что живет именно так, лишь порой сомневаясь в своей правоте. В те минуты ненавидела себя, свой характер и понимание мира. О, как хотелось ей тогда быть как все! Примером идеала постоянно служила создающаяся рядом судьба сестры: все во время, все абсолютно. Откуда ей знать? Душа сестры лишь краем открывалась ей. Все могло быть… В своей мере, но возможно.

Не замечала проблем, живя под крылом матери и отца, она была в ладу сама с собой. Отдаление от родительского дома принесли в ее душу смятение. Одиночество, как ни странно, отпустило ее сердце.

Лица, окружающие ее, были веселы, казались ей светлыми, несущими добро. В надежде найти чистые чувства, понимание, теплоту, она заглядывала в глаза людей, открывала им уголки себя. Все они были прекрасны, все были по-своему хороши. Но где найти полное отображение своей души – свое зеркальное отражение? Тогда встретила она Светлую Душу, тянущуюся к знанию истины. Так и шли они вместе рука об руку, каждая со своими принципами, каждая со своими тонкостями характера. Нет, не часто было между ними понимание, но шли к одной цели.  И познали они истинную дружбу, которая не предаст и не требует ничего взамен, которая согревает в ледяную погоду, укрывая от колкого ветра и бурь. Не разделяя времени на двоих, они были вместе, не находясь в одном помещении, они были рядом…

Годы меняют, время течет, унося за собой и плохое и хорошее, возобновляя в мире равновесие. Унесла вода и их материальный союз, оставив духовные связи. Обе они помнят, обе любят, обе все так же идут к одной цели, хоть разными дорогами…

Она искала защиты… Не нашла в человеке, что был рядом. Казалось ей, что близки, но не тут-то было: разные дороги на миг лишь пересеклись. Он не понял ее, она не стала объяснять – не смогла…

С той поры крепость ее осознания жизненных принципов заметно осела. Страдала, скрывая лицо от взглядов. Надевая маску, улыбалась, стараясь не задумываться о переломе русла жизненного течения. Переборола себя и границы своего тесного мирка расширила, скрепя сердцем, внесла в него новые понятия. Перестала осуждать многое, разделяла боль тех, кого раньше не понимала. Ценность первого, понимание чистого – его важность – отошли на второй план.

                Прославляющий Свет

Его лицо уже несколько лет скользило среди окружающих меня людей. Оно не сразу открылось мне. Подобно тому, как просыпается по утрам солнце, раскрывалось и мое сердце. Он как случайный прохожий возникал на перекрестках и вновь уходил своей веселой стремительной походкой. Ни на миг не задумываясь, сам того не зная, сеял он светлое. Всегда готовый прийти на помощь по первому зову, принимая все стойко, не подвергая сомнению.

В его добром и застенчивом было что-то от ребенка. А в твердости характера, терпении и яром стремлении – от воина и защитника. Никогда не познанный до конца, он был светлым огнем, притягивающим к себе истинностью чувств.

Нас столкнула судьба и, объединив на миг дороги, заставляла сталкиваться вновь. Он пролил свет на то темное во мне, что еще суждено было открыть, создав млечный путь. И имя его было ясное, вечное – Прославляющий Свет. И он его прославлял… Прославлял в моем сердце чистым чувством дружбы. Он даже не ведал, как ослепителен и силен его дух – жил своей жизнью. С детства познавая все новое, увлекаясь одним, вторым третьим, он не сидел на месте. Но в его движении не было спешки жить, в нем было развитие как таковое.

Мир открывался ему в ярких красках, как кочующему народу открываются все новые дали. Он узнавал все больше и больше, внимая внутреннему зову. Пусть ненадолго, но то, с чем соприкасался, всегда оставалось в нем четким отпечатком.

Подобно метеориту он пролетал где-то параллельно с моей оседлой жизнью. Одаренная натура его никак не находила предназначения отчасти из-за своего упрямства и нежелания подчиняться, отчасти из-за нехватки времени на самого себя. Нет, он не был борцом за справедливость, бросающимся в омут с головой… Трудно найти время, когда ты не принадлежишь себе, подгоняемый обществом постоянно свернуть на путь ленивого существования. И порой, а в последствии все чаще и чаще, причиной его влочения по своей творческой жизни  была я.

Я чувствовала смятение, когда мы оставались наедине. Пустая комната тогда давила на меня. Старалась избегать этого, ощущая себя спокойнее в кругу привычных лиц. Уважение к нему и мой интерес к познанию постепенно изгнал из меня неловкость при встрече с ним.

Наши беседы с каждым разом становились для меня дороже. Когда я его слушала, вокруг, казалось,  все замирало. Мы говорили обо всем: пусть это было глубокое, важное, открывающее новые уголки нас самих; пусть – нелепое, смешное ребячество. Я всему радовалась одинаково сильно. Мне иногда казалось, он знает все. Что бы я ни поведала, мог поддержать разговор. Сложно было его поразить. А так хотелось взять за руку и провести по коридору, уголки которого я знаю наизусть. Провести его, закрыв свои глаза и ни разу не ошибиться. Но таких «коридоров» у меня было не много, а те, что я знала, увы, ему были знакомы, а порой даже более, чем мне самой.

Подвиг когда-то совершили два любящих друг друга человека – воспитали сына таким, как он есть, Прославляющим Свет. Всегда заботился о людях, приходящих в его дом, окружал вниманием. Я чувствовала, что его забота ко мне становится больше, и тогда я открыла в нем своего нового друга.

                Гостья

Любовь подобна Солнцу – ее можно не замечать, пока не опечет кожу. Я не видела тогда любви той, что наполняет пустоты счастливой тоской и чувственной радостью.

Загорелась на небе звезда, такая маленькая и робкая. Она мерцала ночью бьющимся в унисон сердцам нашим. Солнечный луч согревал звезду по утрам, алый закат насыщал ее красками, чтобы ночь за ночью она становилась сильнее и ярче. Я заметила эту звезду, когда уже ты ее взращивал и лелеял своими чувствами. Открытие поразило меня на столько же сильно, на сколько и испугало. Но в скором времени звезда стала моим маяком в жизни, млечным путем, по которому я приходила к Свету. А пока я силилась понять,  оставить себе только самое важное. Не знала, что дальше. Но просто шла, как и просил, ощущая легкий ветер сомнения, но согреваясь лучами каждого нового сегодня.

И изменилась, как вода приобретает новую форму, заполняя кувшин. Мы узнавали друг друга вновь. Это был вольный полет двух птиц.

С каждым шагом мы поднимались все выше, шли по зимним или весенним улицам, ощущая ласковое прикосновение мира, по-матерински любившего нас. Нежно-нежно он обнимал нас за плечи, гладил теплым дождем или мягким снегом щеки и волосы. Люди проходили мимо нас, озадаченные своими делами. Утро нашей любви, как утро весеннего дня – оно начало нового. А новый день всегда надежда. На лицах прохожих – улыбки, а может, это я так хочу? 

Пусть болтают ученые, что звезды не греют. Нет, просто тепло надо ощущать сердцем. Мы стояли на перекрестке, который так был похож на наш новый путь. Новый, потому что дальше нам предстояло идти вместе. Светофор давал время подумать – горел красным цветом. И когда загорелся зеленый, красный не потух! О, чудо! На несколько секунд случилось небывалое. Наша счастливая звезда, подобно знаку, спустилась с небес совсем близко. Во мне были сомнения? Пустое!

Я знаю, многое еще впереди: и трудности, и радости. Только вот иногда хочется жить все так же вне времени, не касаясь земли, не ощущая его отпечаток на других предметах. Видеть твои глаза, не тронутые годами.

Но ты знаешь больше, чем я, ибо мною владеет и паника, и страх. А ты ведаешь вечным, ведь ты меня ведешь. Все так же иду. Теперь есть любовь и даже снег за окном согревает теплым своим одеялом.

Буду ждать, когда предстоит дорога. Буду радоваться, когда улыбнешься. Буду печалиться с приходом ненастья, но не терять надежду. Только веди! Не отпускай руки, и я буду лучшей для тебя спутницей. Пройдут года, а я буду все так же восторгаться твоей улыбкой и чувствовать ее своей щекой. А твой взгляд останется таким же добрым, глубоким и родным.

Ты открыл мне новый мир, добавив в него краски. Я думала когда-то, что теряю в тебе друга. А на самом деле приобрела нечто большее – часть души, которую потеряла когда-то в начале пути.

А теперь стоишь рядом, смотришь в мои глаза, а я смотрю в твои… Но на самом деле мы просто каждый заглядываем в самих себя. И видим ту самую недостающую часть, соединившись с которой мы приобрели гармонию.

Февраль 2006 г.
Изменен в ноябре 2008 г.


Рецензии
Странница... это про неё, должно быть, поётся в песне: "Странная женщина, странная..."

Анатолий Бешенцев   20.09.2013 17:06     Заявить о нарушении
Возможно. Ведь она действительно странная :)
Спасибо!

Ксения Устинова   20.09.2013 17:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.