Белый снег и желтые листья

Октябрьская элегия
(простой технический перевод с белорусского)

Белый снег и жёлтые листья…
Повторяю я эти слова,
Как молитву ночную творю,
Прижимая руки к лицу…

Грусть, тихо грусть разливается… Рассыпаются, падают жёлтые листья. Гонит ветер беду по белому чистому снегу. Белый снег и жёлтые листья… Я не видел такого ещё. Падает снег, обрывает обмерзлые жёлтые листья…

Прошлого нет, прошлое как жёлтые листья с деревьев. Обрывает их тяжестью снег, мокрый снег, белый снег. Солнце вялое клонится в тучу. Скоро вечер… и ночь, ночь – проклятье мое и мука моя…

Речь родную я стал забывать. Другой раз, где-то рядом, попадется что-то на слух, только мельком, проходом, пробегом. Если сыпется речь устами чужого, с трудом подбирая кургузые фразы, - сыпется мимо, вызывая обиду и горечь, минуя душу мою и сердце мое. Не родины речь, не речь из далекого детства.

Прыгают листья, кружатся стужею жёлтые листья. На белом ковре светятся яркие жёлтые пятна. Снег, белый снег, чистый снег, стылый снег… В октябре – такое как чудо. Ещё будет ноябрь, только листья спадут; будет декабрь, январь, только ветру не гнать яркие листья по белым полям…

Грусть, тихо грусть просыпается… Гонят мысли беду по белому стылому снегу. Печаль и тоска на мой свет забрели, только нет им пристанища в сердце моем. Нудит одно: я живу на чужбине. Дом стоит где-то мой, стылые стены, где не слышно детского смеха, не топочут их быстрые ножки. Тишина и печаль – поселились там сёстры давно. Не заманят они в свои сети: сам я свет в доме том погасил навсегда.

Где былое, куда ты ушло? Да и надо ль тебя ворошить? Не даёшь ты покоя, возвращаешь тревогу в ночи, тихо боль, тихо жалость во мне вызывая. В тупик я забрел, не живет больше радость со мной, где-то рядом она, или – далёко, или – с другими.

В мыслях всплывает былое: «что ты смотришь с тоской на дорогу?» Путь разрушен чужими, прочь! Прохода здесь нет. Выход есть, а прохода здесь нет…

Часто стал вспоминаться мне детства язык. Матери слово никогда меня не покинет. Тихо спит оно где-то внутри. Защитит оно нас и очистит, руки мягко погладят дитя по головке.

Я живу для себя, я пишу для себя, сам себе посылаю проклятья. Не потребным я стал, что-то сделал не так, не тогда и не доброй годиной.

Прошлого нет. Гонит прочь его стылость. Солнце взойдёт, вот только не скоро. Лучики ночь победят и выход осветят. Будут листья в снегу золотиться, вызывая тем слёзы в глазах. Слёзы, чистые слёзы – это от снега, это от ветра… Белым снегом покрыта душа…

Первый снег вызывает тревогу. Его ты не ждёшь, ты живёшь ещё солнцем. Первый снег – он чистый и мягкий, – это белые слёзы природы. Лето прошло, осень тоже пройдет. Знаешь: скоро зима, будет зима с холодным дыханьем, только в это не веришь ещё. Ты не любишь зимы. Нет чистоты, грязным снегом чернеют проулки.

За окошком холодная ночь. Снег лежит на земле. Жёлтые листья печально звенят. Гонит ветер его в небытьё. Грусти слова как жёлтые листья: опадают с души, тихо в ночь уходя. Будут долго они шелестеть за спиной.

Грустно зима проживется, но солнце однажды разбудит в окне. Мне говорят: не пиши для себя, проживи для других. Понимания ждёшь – у мамки родной ты прощенья проси, что забыл её доброе слово. И в душе разожги огонёк – яркий жёлтый листок среди белого стылого снега… Пусть горит и путь освещает: мотылек прилетит на тепло, принесет он весеннюю синь… и надежду.

Белый снег и жёлтые листья…
Повторяя простые слова,
Как молитву ночную творишь…

М.Бобров © 2008, г. Вилейка, Беларусь


Белы снег і жоўтае лісце

Кастрычніцкая элегія

Белы снег і жоўтае лісце...
Паўтараю раз-пораз я гэтыя словы,
як малітву начную твару,
прыціскаючы рукі да твару...

Жаль, ціхі жаль разліваецца... Рассыпаецца, падае жоўтае лісце. Гоніць вецер бядоту па беламу чыстаму снегу. Белы снег і жоўтае лісце... Я не бачыў такога яшчэ. Падае снег, абрываючы лісце цяжарам...

Былога няма, былое як жоўтае лісце на дрэвах. Абрывае яго цяжкі снег, мокры снег, белы снег. Сонца звялае хіліцца ў хмару. Хутка вечар і ноч, ноч – вораг мой і страшны праклён...

Я пачаў забывацца пра родную мову. Іншы раз, дзесьці побач, яна шкрабае слых, толькі мелькам, праходам, прабегам. Калі сыплецца мова з вуснаў чужых, падбіраючы цяжка патрэбныя словы,– сыплецца міма, выклікае здзіўленне, мінае свядомасць маю. Не мая гэта мова, не мова дзяцінства.

Скача лісце, кружыцца холадам жоўтае лісце. На белым дыване свецяцца яркія жоўтыя плямы. Снег, белы снег, чысты снег, стылы снег... У кастрычніку – гэта як цуд. Будзе яшчэ лістапад, толькі лісце спадзе; будзе снежань і студзень, толькі ветру не гнаць яркі ліст па белых палях...

Жаль, ціхі жаль прачынаецца... Гоняць думкі бяду па беламу стыламу снегу. Адзінота-туга забрыла на святло, ды няма ёй у сэрцы прытулку. Цяжкі сум пасяліўся ў душы: я жыву на чужыне. Дом стаіць дзесьці мой, стылыя сцены, дзе не чутна дзіцячага смеху, не тапочуць маленькія ногі. Цішыня і самота – пасяліліся сёстры здаўна. Не заманяць яны да сябе: сам святло патушыў назаўсёды.

Дзе былое, куды ты сыйшло? І ці трэба цябе варушыць? Не даеш ты спакою, вяртаеш трывогу ў снах, ціхі боль, ціхі жаль выклікаеш. Я зайшоў у тупік, не жыве болей радасць са мной, дзесьці побач яна, ці далёка, ці з іншым. Усё трывожна, журботна, самотна...

Усплывае ў думках былое: што глядзіш ты з тугой на дарогу? Шлях разбуран чужынцамі, прэч! Праходу няма. Выйсце ёсць – а праходу няма.

Я ўспомніў пра родную мову. Матчыны словы ніколі мяне не пакінуць. Ціха спяць яны дзесьці ў душы. Абароняць яны і прытуляць, рукі мякка пагладзяць дзіцё па галоўцы.
Я жыву для сябе, я пішу для сябе, сам сабе пасылаю праклёны. Не патрэбны я стаў, штось зрабіў я не так, не тады і не добрай гадзінай.

Былога няма. Гоніць прэч яго стыласць. Сонца ўзыдзе, ды толькі не хутка. Промні ноч перамогуць і выйсце асвецяць. Будзе лісце ў снезе жаўцець, вызываючы боль у вачах. Слёзы, чыстыя слёзы – гэта ад снегу, гэта ад ветру. Белым снегам пакрыта душа...

Першы снег вызывае трывогу. Ты яго не чакаеш, ты жывеш яшчэ сонцам. Першы снег – ён чысты і мяккі,– гэта белыя слёзы прыроды. Лета мінула, пройдзе і восень. Ведаеш: хутка зіма, будзе зіма з халодным дыханнем, толькі ў гэта не вер. Ты не любіш зімы. Няма чысціні, брудным снегам заваліць правулкі.

Холадам вее з акна. Снег ляжыць на зямлі. Жоўтае лісце журботна звініць. Гоніць вецер яго ў небыццё. Сумныя словы як лісце: ападаюць з душы, ціха сыходзяць у ноч. Будуць доўга яны шапацець за спіной.

Пройдзе зіма, і раніцай сонца разбудзіць. Не пішы для сябе, а жыві для другіх. Ты чакаеш спагады – прабачэння прасі ў матулі, што забыў яе простыя словы. Запалі ў душы ты агеньчык – яркі, жоўты лісток сярод белага снегу… Хай гарыць, няхай свеціць: прыляціць матылёк на святло, прынясе ён вясенні блакіт ... і надзею.

Белы снег і жоўтае лісце...
Паўтараю раз-пораз я гэтыя словы,
як малітву начную твару...

М.Баброў © 2003, г. Вілейка


Рецензии