Войны Хазарского каганата

Сведения о хазарах начинаются не раньше II в., когда они занимали земли к северу от Кавказских гор. Тогда у них начинается борьба с Арменией, большей частью победоносная: 204 и 683 отмечены вторжение хазар в Армению. В 630 в Армению вторгся трёхтысячный отряд Чорпан-тархана и разгромил десятитысячный персидский корпус Гогнана.

       В 448 византийский император Феодосий II направил к Аттиле, знаменитому предводителю гуннов, посольство, включив в него ритора Приска. Приск сообщил об одной народности, покорённой гуннами, которую называет "акатцирами" – то есть хазарами (об "акатцирах" упоминает спустя век и Иордан, знаменитый готский историк аланского происхождения). Приск свидетельствует, что византийский император пытался переманить этот воинственный народ на свою сторону, но алчный хазарский вождь по имени Каридах счёл посулы недостаточными и примкнул к гуннам. Аттила нанёс поражение вождям, враждовавшим с Каридахом, сделал его полновластным правителем акатциров и пригласил к себе в гости. Каридах многословно поблагодарил за приглашение, но заявил, что "трудно смертному смотреть в лицо богу. Нельзя смотреть на солнечный диск, тем более в лицо величайшему из богов, не рискуя обжечься". Аттила был, видимо, польщён, ибо не отнял у Каридаха право на власть.

       Освободившись от гуннов, хазары начинают усиливаться и угрожать соседним народам: в VI в. царь персидский Кавад устроил на севере Ширвана большой вал, а сын его Хосрой построил стену для ограждения от хазар. Именно от нападений хазар персы построили крепость Дербент. В VII и VIII вв. крымские готы были в зависимости о хазар, владевших тогда Тавридой. К этому времени (787) относится восстание готов, описанное в житии св. Иоанна, епископа Готского. Зависимость от хазар выражалась, вероятно, только данью; готы продолжали управляться своим князем. В VII в. хазары заняли территорию болгар, воспользовавшись раздорами среди них после смерти царя Кровата. С этого века начинаются сношения хазар с Византией. Хазары представляли большую опасность для последней: Византии приходилось давать им подарки и даже родниться с ними, против чего ополчается Константин Багрянородный, советуя бороться с хазарами при помощи других варваров – аланов и гузов. Императору Ираклию удалось привлечь на свою сторону хазар в борьбе его с Персами.
       
       В начале, евреи, утвердившиеся в Хазарии, были врагами арабов, что очевидно связано с конкурентной борьбой в регионе, ибо измаильтяне желали исламизации хазар. Поэтому, вождь евреев Булан перенёс войну в Закавказье, и был союзником т. о. христиан. Однако и Византия желала христианизации Кавказа и Средней Азии. Уже в 723 император Лев Исавр издал указ о насильственном крещении евреев империи. Эти преследования особенно усилились к концу VIII в. Поэтому, с самого начала своей иудейской истории, хазары оказались меж двух огней: борьба с Византией за славян и Крым, война с мусульманами за Закавказье и Булгар.

Арабо-Хазарские войны — войны между еврейским государством Хазарский каганат и мусульманскими государствами (Арабский халифат, Ширван и т.д.).

"Дербенд каме" говорит о том, что в 692/93 "хазарское племя, пройдя через крепость Нарын, через Азербайджан и Дагестан, доходило до пределов Рума и совершало нападения и грабежи".
 
Междоусобицы в халифате в 70-х гг. VII в. настолько ослабили его, что Армения, Грузия, Албания смогли фактически освободиться. Власть халифата над ними стала номинальной. К 684 относится одно из наиболее крупных нашествий хазар на Закавказье. Нашествие явилось, видимо, ответом на самовольные действия Алп-Илитвера, женившегося на дочери албанского князя и принявшего христианство. Алп-Илитвер связал судьбу своих владений с Албанией (Азербайджан) и частично с Арменией – на них и обрушились хазары. Они полностью опустошили несколько областей, захватили добычу и пленных. В сражениях с хазарами погибло множество народа, в том числе правитель Армении Григорий Мамиконян и несколько виднейших албанских и грузинских князей. Албания была обложена тяжелой данью.

       В 652 между арабами и хазарами произошло крупное сражении; обе стороны прибегли к катапультам и баллистам; 4 тысячи арабов были убиты, включая полководца Абд ал-Рахманда ибн Рабиаха, остальные в беспорядке бежали.

В 692 арабский правитель Армении Мухаммед Ибн-Огбай прошёл через Албанию и занял Дербент. Он хотел создать прочный щит против хазарских набегов. Какое-то время хазары, занятые к тому же дворцовыми интригами Юстиниана II, не мешали халифату. Тем не менее, долго неизменным это положение оставаться не могло – Ибн-Огбай не смог даже удержать захваченный Дербент, поскольку известно, что в 708 арабы вновь брали его. В 710 его снова захватили хазары.

В 713 знаменитый арабский полководец Хабиб Ибн-Маслама, наконец, с большим трудом оттеснил хазар из Албании и осадил Дербент. Город в течение трёх месяцев держался. Оборонял его трехтысячный хазарский гарнизон. Масламе удалось взять Дербент только благодаря измене одного из городских жителей, показавшего подземный ход в крепость. Арабы, не надеясь удержать крепость за собой, предпочли разрушить её стены и башни. Описывая этот первый поход Масламы, армянский автор VII в. Гевонд рассказывает, что арабы после взятия Дербента вторглись в хазарские земли и дошли до города Тарку (Семендер). Здесь они встретились с войском хазарского кагана. Обе армии несколько дней стояли в бездействии, выпуская только отдельных удальцов для единоборства. Маслама, опасаясь явного численного превосходства хазар, тайно отвел свои войска назад, в Грузию, оставив для разграбления лагерь, полный имущества, и даже собственный гарем. Снова хазары захватили часть албанской земли. В течение 4-х лет они хозяйничали в северной части Азербайджана, а в 721 вторглись уже в Армению и уничтожили стоявшее там арабское войско.

Новый арабский наместник Армении Джеррах Ибн-Абдаллах ал-Хаками выступил против хазар с вновь сформированной сильной армией. Так началась длившаяся более 15 лет война арабов против хазарского каганата.

Арабы предприняли несколько походов в глубь хазарских земель, которые сопровождались разгромом городов, разорением страны и гибелью её жителей. Джеррах получил из халифата предписание атаковать хазар на их собственной территории. Отбросив хазар к Дербенту, он взял почти без сопротивления этот город, прошел дальше и уже в Хазарии встретился с сорокатысячной хазарской армией, возглавленной сыном кагана Барджилем. Несмотря на явное численное превосходство хазар (арабов было 25 тысяч), они потерпели сокрушительное поражение. Джеррах стремительным маршем подошёл к Семендеру и осадил его. Жители сдались на милость победителя, поэтому Джеррах не тронул их, город остался цел, только из цитадели выселили людей. Ее заняли сами арабы. От Семендера Джеррах двинулся к Беленджеру. По пути он встретился с беленджерцами, пытавшимися преградить путь арабской армии. Интересно, что беленджерцы при этом пользовались старинным уже и для того времени способом обороны – они поставили на пути арабов огромный лагерь, окруженный связанными телегами. Арабам удалось разрушить тележную баррикаду: несколько воинов пробрались к телегам, разрезали связывающие их веревки и под тучами стрел растащили преграду. С большим трудом арабы одержали победу в рукопашном бою – и те, и другие сражались "пока душа в теле". Правитель страны Беленджер бежал вместе с 50 воинами. Его жена и дети были захвачены арабами. Джеррах отослал знатных пленников вслед за мужем и отцом и пообещал князю Беленджера сохранить за ним владение. Этим он завоевал симпатии и поддержку последнего. Но страну арабы безжалостно разграбили. Каждый конный воин арабской армии получил имущества на 300 динаров, а пеший – на 100. С учётом того, что в казну халифа шла пятая часть захваченной добычи, контрибуция была огромной. Очевидно, тогда же подверглись ограблению богатейшие курганы близ Беленджера – своеобразные сокровищницы хазарской знати. Пал и сам город. Жители предложили выплачивать арабам подать, благодаря этому Беленджер, как и Семендер, остался цел и не подвергся тотальному разрушению. Джеррах намеревался продолжать поход, но, узнав, что хазары собрали новую армию, вернулся на зимние квартиры в Албанию. Перезимовав, Джеррах не решился идти в Хазарию, т.к. не получил поддержки из халифата. Он предпочел более слабого противника – Аланию. В 724 Джеррах обложил алан подушной податью.

       Разорённые захватчиками аланы, а затем систематически огрубляемые, они оставили насиженные и обжитые предгорья и двинулись в поисках новых земель, подальше от арабов – на север в верховья Северского Донца, Оскола и Дона.

В 724 в халифате умер старый халиф и к власти пришел новый – Хишам. Очевидно, Джеррах не принадлежал к его партии и поэтому сразу же был отозван с высокого поста правителя Армении и Албании. Его место занял Маслама. Назначение в закавказские страны не знающего поражений полководца говорит о том, какую роль отводил халифат борьбе с хазарами. Маслама поставил своим заместителем Саида Ибн-Амра ал-Хараши, известного дикими зверствами при подавлении восстания в Согде. Однако для борьбы с хазарами одной жестокости было недостаточно – Саид начал терпеть поражение за поражением.

В 727 Маслама сам возглавил поход в Хазарию, который завершился разграблением одной из областей каганата. Армия кагана избежала столкновения и осталась по-прежнему грозной силой, нависшей над северными провинциями халифата. Поэтому в следующем же году Маслама вновь с большим войском направился в Хазарию. Более месяца он, переходя с места на место и изматывая этим свою армию, пробыл там. Несколько раз между войсками арабов и хазар происходили стычки, но уйти из страны Масламе пришлось не из-за них, а из-за проливных дождей, размывших дороги и наполнивших почти пересохшие русла бурными потоками.

Ответом на эту неудачу был новый набег хазар на Албанию в 729. Поражение Масламы и его заместителя привело к тому, что халиф отозвал их из Закавказья и снова назначил туда более удачливого Джерраха. Хазары в 730 смогли поход в Закавказье, во главе которого встал, как и 9 лет назад, сын кагана Барджиль. Он ворвавшись в Албанию, прежде всего, приказал своим воинам повсеместно убивать мусульман, сам же с основными силами подошёл к Ардебилю. Там, у стен города, и встретились арабская и хазарская армии. В тяжелейшем двухдневном сражении хазары разбили арабов и практически уничтожили их армию. Они не брали даже пленных, сам Джеррах погиб, его жена и дети были разделены между победителями, захватившими в лагере к тому же еще и огромную добычу. Пал и Ардебиль. Там также были истреблены все мусульмане и все, кто мог носить оружие. Хазары, воодушевленные победами, рассеялись по стране. Ал-Хараши, новый арабский полководец, начал с уничтожения этих небольших хазарских отрядов. В последнем сражении, происшедшем в Муганской степи, арабы чуть не взяли в плен самого Барджиля, разбили армию хазар, захватили их лагерь, и почти все награбленные богатства снова попали в руки арабов.

Когда Маслама добрался до Закавказья, хазарская армия каганата отступила в Дагестан. Маслама, отстранив от дел Саида, попытался преследовать хазар, но дошёл только до Дербента и, оставив в нем гарнизон, отправился зимовать в Албанию. Весной 732 он снова осадил Дербент, из которого арабов уже выбили хазарские воины. В крепости засел отборный хазарский отряд, состоявший из тысячи воинов. Маслама не стал брать крепость, а через город двинулся прямо в Хазарию. Он жёг и разорял всё на своём пути, брал в плен жителей, угонял стада. Так он дошел до Семендера, у которого его встретил каган с огромной армией. Маслама испугался. Он тайком, ночью, разведя для отвода глаз костры, отступил с позиций и стремительным маршем в один день довел свое войско до Дербента. Хазары кинулись в погоню, но, когда они подступили к стенам Дербента, арабы уже пришли в себя и, выдержав мощные атаки хазарской армии, укрепились в городе. Хазарский перебежчик в конце дня указал на место, где стояла ставка кагана. Арабы вновь бросились в атаку, буквально прорубая себе путь к повозке кагана через несколько рядов отборных хазарских воинов. Несколько арабов достигли ставки. Им удалось ранить кагана. В пылу битвы тот всё же сумел бежать, но вдохновленные неожиданным успехом, арабы оттеснили хазар и сорвали их очередное наступление на Албанию. Затем Маслама с большим трудом отбил у хазар цитадель Дербента. Хазары держались до последней возможности, и только тогда, когда Маслама по наущению какого-то дербентца отравил воду в источнике, из которого шла вода в цитадель, хазары отступили – они ночью оставили крепость. Захватив какое-то количество скота, Мерван вернулся в Албанию.

       В 735 Мерван предложил кагану мир. Хазары в ответ на арабское посольство также отправили к арабам посла. Мерван захватил посла и, подготовив армию в 150 тысяч, в т.ч. с отрядом армян во главе с князем Ашотом, направил её двумя путями в Хазарию. Одну армию он вёл сам через Дарьял, другая шла через Дербент. Только тогда, когда арабы достаточно углубились на хазарскую территорию, Мерван отпустил их посла к кагану. Своим неожиданным сообщением о надвинувшейся опасности он так напугал кагана, что тот обратился в паническое бегство, даже не попытавшись организовать охрану страны. Каган бежал в новую волжскую столицу ал-Байду, а затем, оставив там войско для охраны города, отправился на восток для тотальной мобилизации населения в армию. Мерван не тратя времени на осаду ал-Байды, двинулся за ним по правому берегу Волги – на север. Предводитель хазарской армии, узнав, что арабы разоряют буртасов, направился за арабами по левому берегу Волги. Мерван, услышав о двигающемся параллельно его армии хазарском войске, ночью по понтонному мосту переправился на левый берег. Разведчики в случайной стычке убили хазарского полководца, а затем арабы обрушились на отдыхающую хазарскую армию. Ему удалось, и убить хазарского полководца Хазар-тархана, и разбить его войско, убив 10 тысяч, пленив 7 тысяч хазар. В несколько часов все было кончено – армия перестала существовать. Каган запросил немедленно мира. Мерван потребовал обращения кагана в мусульманство (в противном случае он грозил посадить на хазарский трон своего ставленника). Посол хазар испросил всего три дня сроку, чтобы съездить в ставку кагана и вернуться к Мервану с ответом. Очевидно, каган стоял совсем близко, и при этом отступать ему было некуда. Этим объясняются испуг кагана и его поспешное согласие принять оскорбительное требование Мервана. Каган на какое-то время стал мусульманином. Кагану пришлось перенести столицу, подальше от арабов из Семендера на Тереке, в Итиль на Волге.

Эти победы арабов были разрушены походом хазарского полководца Растархана в 764.

В целом, хазары 100-летнюю войну с халифатом сумели свести в ничью, и на этом фронте наступил на время мир. Но отметем главное: Хазария остановила тогда продвижение ислама в Восточную Европу, дав возможность Руси стать христианской. Кроме того, в борьбе с арабами, хазары были союзниками Византии, и не раз помогли ей выжить.

       В 752–53 хазарский каган выдал дочь за мусульманского правителя Армении.

       В 800–10 власть в Хазарии захватил Обадия. Он укрепил синагоги, религиозные школы, пригласил мудрецов израильских, которым дал много золота и серебра, изучал Мишну и Талмуд. В ответ на переворот и новые реформы вспыхнула гражданская война. Мятежники и примкнувшие к ним венгры тогда воевали с Обадией. Мятежники проиграли, и частью были вырезаны, частью бежали к венграм, которые сами были вынуждены бежать за Днепр. Восстание кабаров было подавлено с помощью печенегов и гузов.
       
       Кто же состовлял мятежную массу? Очевидно, это старая аристократия и сепаратисты. Кроме того, есть основание видеть в повстанцах и приверженцев особой Иудейской секты, происходящей, как думает Толстов, из Хорезма. На эту мысль, его навело сообщение Константина Богрянородного. Он называет повстанцев каварами. Термин кавар может рассматриваться как вполне закономерный вариант термина хвар (~ ховар) – основа этнонима хорезмийцев (Хорезм, собств. Хваразм, в пространной редакции письма царя Иосифа Хуваразм, от хвар + зем – 'земля', 'страна'). Переход Х - К вполне закономерен именно для хазарского консонантизма, явно дающего этот, видимо, диалектальный перебой [каган <-> хакан, казар Кембриджского документа хазар и т.п.]. Как уже не раз отмечалось, Константин Багрянородный при изложении истории мадьяр, по-видимому, пользовался каварсхой информацией. Поэтому форма кавар может рассматриваться как самоназвание этой этнической группы, и т.к. кавары IX в. говорили на хазарском языке, мы можем видеть здесь хазаризованную форму самоназвания хвары [хавар ) - кавар (типичный, видимо, для западно-хазарских диалектов переход Х -> К)], в то время как в названии хвалисиев-халисиев мы видим старую, видимо, аланскую, может быть, прошедшую через хазарскую и печенежскую среду, форму восприятия имени хорезмийцев восточноевропейскими народами. Действительно, хорезмийское (и южноиранское) r в алан о-осетинских языках закономерно заменяется l (ср. alan iran). Это позволяет видеть в каварах Константина и халисиях Киннама параллельные названия одной и той же группы, одно из которых является самоназванием, другое – венгерским ( <- алано-хазарским) её наименованием. По свидетельству Константина Багрянородного: «так называемые кавары происходят из рода хазар. Когда у них произошло отделение от их власти и возгорелась междоусобная война, первая власть одержала верх, и одни из них (восставших) были перебиты, другие убежали и поселились с турками (венграми) в (нынешней) Печенежской земле, заключили взаимную дружбу и получили название каваров. Они научили турков хазарскому языку и доселе говорят на том же наречии, но владеют и турецким языком. Вследствие того, что они в войнах оказывались сильнее и храбрее восьми родов, то им давали первенствовать на войне в качестве первых родов. У всех 3-х родов каваров один князь, который существует по настоящее время». Религиозная реформа Обадии, очевидно ударила и по выходцам из Хорезма.
       
       Этой междоусобицей воспользовались Византия, захватившая Крымскую Готию. Хазары запретили у себя христианскую церковную организацию. Византийцы помогают строить мятежникам на Дону крепость Саркел (834), гарнизон которой состоял из печенежских или гузских наёмников, и где не находят следов Иудаизма. Основал Саркел Урус (после 820–40), не имевший еврейских предков. В 805 не пожелавшие принять Иудаизм отец, дед и мать Уруса были убиты Буланом. Урус спасся от смерти, скрывшись в бегство Дима – Тархан, где под покровительством Византии правил сын Тат – Угека Тамьян, и куда бежали от репрессий многие булгары. Урус и Тамьян помогали повстанцам, составляя оплот оппозиции. В ходе религиозных реформ вслед за каганами Иудаизм принимали целые народы хазарского каганата, в отличии от каганов уже не считаясь с обязательным присутствием в роду обращенного еврейских предков. Однако, когда вслед за принятием новой религии начинались репрессии не пожелавших ее принять семей и родов, наступления на языческие святыни, или насильственное обращение в Иудаизм мусульманских народов [В 854 были изгнаны и мусульмане-хазары, но очевидно, не надолго (репрессии против мусульман повторились ещё в 922/923 в ответ за разрушение синагоги в одной мусульманской стране). Идолопоклонник должен был падать перед сборщиком налогов ниц, и отдавать ему ребёнка на продажу мусульманам], возникало противостояние религиозным реформам и массовый переход – тоже целых народов – на сторону оппозиции. Урусу помогали и хорезмийские мусульмане. Находившееся под влиянием Византии бекство Дима – Тархан (Тмутаракань) всегда поддерживало повстанцев близлежащих к нему территорий и, соответственно, подвергалось постоянным набегам каганов – евреев.
       
       В 840 Урус был свергнут и убит. У власти был поставлен сын Карака еврей Манас. После правления Уруса в гражданской войне произошел перелом. Каганы – еврей Манас и другие теперь были всецело во власти их беков, или царей, которые и возводили их на престол и свергли. Летопись называет их имена – это правоверные евреи Буртас и Ильяс, беки из рода Уруса – Арслан (870–921) и его сын Моджар (921–43), еврей Кубар (до 966).

       Византийский император Ираклий заключил в 827 военный договор с хазарами – первый в череде нескольких таких договоров, – готовясь к решающей войне с Персией. Хазары поставили под знамена Ираклия 40 тысяч всадников под командой вождя Зиевила, участвовавших в наступлении на Персию, но потом, развернули коней и осадили Тифлис. Осада успеха не принесла, но на следующий год они снова объединили силы с Ираклием, захватили грузинскую столицу и вернулись с богатой добычей. По призыву византийского императора, хазары перенесли свои шатры с равнин Волги в горы Грузии; Ираклий встретил их около Тифлиса. Зиевил, 2-й человек после кагана, завидев Ираклия, поспешил к нему, поцеловал его в плечо и распростерся перед ним на виду у персов из города Тифлис. Все войско хазаров упало на землю, простершись лицом вниз, и почтило василевса почестью. Равно и вожди их, взойдя на камни, пали таким же образом. Василевс назвал властителя хазар своим сыном, сняв со своей головы венец, возложил его на голову Зиевила, устроил пир, подарив Зиевилу всю утварь с императорского стола, в придачу с императорскими одеждами, и украшенные жемчугом серьги и обещал ему в жены свою единственную дочь Евдокию (Эпифанию), за что тотчас получил пополнение в сорок тысяч всадников. Однако брак с Евдокией не состоялся, т.к. Зиевил погиб, когда Евдокия только направлялась со свитой на встречу с ним.

       Гражданская война не остановила экспансию Хазарии.


       В 900–01 (288 г.х.) хазары во главе со своим царём К-са ибн Булджан ал-Хазари, напали на Дербент, но были отбиты.

По сведениям самих хазар и мусульманских историков, одно время «русы» (норманны, а не славяне, – они захватили славян, с тех пор ставших «русскими», то есть «принадлежавшими руссам») подчинялись хазарам, и жили где-то «на острове», находясь на службе у хазарского царя. Эти хазарские «русы» видимо исповедовали Иудаизм.

Значительно расширилось влияние и на Север: северяне, поляне, вятичи и радимичи стали данниками, а тиверцы и уличи – союзниками хазар (840), были в подданстве и венгры. Однако, появился новый враг – норманны, – Олег завоевавший 883/5 данников Хазарии северян и радимичей. Примерно в 882 пришедший с севера князь Олег убивает Аскольда и Дира и захватывает Киев. Обосновавшись на новом месте, он начинает борьбу за подчинение хазарских данников. Летописец пишет: в 884 «иде Олег на северяне, а победи северяны, и возложи на нь дань легку, и не даст им козаром дани платити». В 885 Олег подчиняет Киеву радимичей, запрещая им платить дань хазарам: «...не дайте козаром, но мне дайте. И взаша Ольгови по щълягу якоже и козаро даяху».

       Ещё известен поход некоего Бравлина из Новгорода на хазарский Крым.


Так о власти хазар над Русью писали и сами хазары и мусульманские авторы и местные источники, например Дербенд намэ, где сказано что царь хазар «был падишахом тюрков и хазар (Каз.: "страны Русийа, Москов, Казан, Кырым и другие подчинялись воле и повелениям" хазарского Хакан-шаха). У него было войско для ведения войн, которое состояло из 400 тысяч человек. Местом пребывания [Хакана] был Накрат (Каз.: "трон (чит.: стольный город) государства Хакан-шаха находился на берегу реки Адил..."). Весь Рус выплачивал ему харадж (дань)».

Мас'уди пишет: «Русы и славяне составляют прислугу хазарского царя».

Одновременно, как пишет анонимный хазарский еврей, хазары воюют с осетинами, черкесами и Дербентом. В 895 хазары окончательно разбили и изгнали в Паннонию венгров. К началу Х в. в состав Хазарии вошли: буртасы на Средней Волге, болгары на Нижней Каме, чуваши на Верхней Волге, мордва, черемисы мари, вятичи на Оке, северяне на Десне и другие.

Согласно булгарским летописям Бахши Имана «Джагфар Тарихы» [где Игорь – это Угыр Айдар, – эмир Болгара и «хакан всего Саклана» (Славянской земли?: сакалиба – славяне) который правил с 815 или 816 по 855], Олег (здесь его зовут Лачын), сын Игоря, был женат на сестре хакана Хазарии Исхака Аксак-Тимера сына Манаса. Иранские имена послов и купцов в договоре Игоря с Византией (Сфанъдр, Истр, Прастен, Алвад и Фроу-тан) подтверждают хазарское иго.
       
Вот эти-то русы воевали на стороне Хазарии против мусульманских стран и Византии.

       В 909 русы, союзники Хазарии, вошли на 16 судах в Каспий, пристали к о. Абесгун в Астрабадском заливе и разгромили его. В 910 русы сожгли город Сари в Мазендаране, но были застигнуты в море и разбиты.

В 913/14 русы совершили полномасштабный поход на Каспий. Мас'уди повествует: "после 300 года Хиджры флот русов из 500 судов, с сотней людей на каждом" приблизился к Хазарии: "Когда суда русов доплыли до хазарских войск, размещенных у входа в пролив, они снеслись с хазарским царём [прося разрешения] пройти через его землю, спуститься вниз по его реке, войти в реку (канал, на котором стоит их столица?) и таким образом достичь Хазарского моря, [...] с условием, что они отдадут ему половину добычи, захваченной у народов, живущих у этого моря. Он разрешил им совершить это [беззаконие], и они вошли в пролив, достигли устья реки [Дона] и стали подниматься по этому рукаву, пока не добрались до Хазарской реки [Волги], по которой они спустились в город Атиль и, пройдя мимо него, достигли устья, где река впадает в Хазарское море, а оттуда [поплыли] в город Амоль (в Табаристане). Названная река [Волга] велика и несет много воды. Суда русов разбрелись по морю и совершили нападения на Гилян, Дейлем, Табаристан, Абаскун, стоящий на берегу Джурджана, на нефтеносную область (Апшерон) и [на земли, лежащие] по направлению к Азербайджану. [...] Русы проливали кровь, делали что хотели с женщинами и детьми и захватывали имущество. Они рассылали [отряды], которые грабили и жгли". Когда люди опомнились и взялись за оружие, русы, верные своей классической стратегии, покинули берег и укрылись на островах вблизи Баку. Сделав приготовления, местные жители поплыли к ним на своих лодках и торговых судах, "но русы направились к ним, и тысячи мусульман были убиты и потоплены. Русы пробыли на этом море много месяцев. [...] Когда русы набрали добычи и им наскучили их приключения, они двинулись к устью Хазарской реки [Волги] и снеслись с хазарским царем, которому послали денег и добычи, как это было договорено между ними. [...] Ларисийцы [наемники-мусульмане в хазарском войске] и другие мусульмане царства [узнали] о том, что натворили [русы] и сказали царю: "Предоставь нам [расправиться] с этими людьми, "которые напали на наших мусульманских братьев, пролили их кровь и полонили женщин и детей". Царь не мог им помешать, но послал предупредить русов, что мусульмане решили воевать с ними. Мусульмане собрали войско и спустились вниз по реке, ища встречи с ними. Когда они оказались лицом к лицу, русы оставили свои суда. Мусульман было 15 тысяч на конях и в [полном] снаряжении, с ними были и некоторые из христиан, живущих в городе Атиль. Битва между ними длилась три дня, и Аллах даровал победу мусульманам. Русы были преданы мечу, убиты и утоплены. Спаслось из них около 5 тысяч, которые на своих судах пошли к той стороне, которая ведёт к стране Буртас. Они бросили свои суда и двинулись по суше. Некоторые из них были убиты буртасами; другие попали к булгарам-мусульманам, которые [также] поубивали их. Насколько можно было подсчитать, число тех, кого мусульмане убили на берегу Хазарской реки, было около 30 тысяч, и с того времени русы не возобновляли того, что мы описали".

Русско-византийская война 941—944 года — неудачный поход князя Игоря на Византию в 941 и повторный поход в 943, закончившийся мирным договором в 944.

11 июня 941 флот Игоря был рассеян у входа в Босфор византийской эскадрой, применившей греческий огонь, после чего боевые действия продолжались ещё 3 месяца на черноморском побережье Малой Азии. 15 сентября 941 русский флот был окончательно разгромлен у берегов Фракии при попытке прорваться на Русь. В 943 князь Игорь собрал новое войско с участием печенегов и повёл в поход на Дунай к северным границам Византийской империи. До военных столкновений дело на этот раз не дошло, Византия заключила мирный договор с Игорем, выплатив дань.

Предыстория и роль Хазарского каганата

Кембриджский документ (письмо хазарского еврея 2-й половины X века) связывает поход Руси на Константинополь с событиями, имевшими место в Хазарии незадолго до этого. Примерно в 930-е года византийский император Роман начал кампанию против иудеев. В ответ хазарский каган, исповедующий иудаизм, «ниспроверг множество необрезанных». Тогда Роман с помощью даров уговорил некого Хальгу, названного «царём Русии», совершить набег над хазар.

Хальга захватил Самкерц (возле Керченского пролива), после чего против него и Византии выступил хазарский военачальник Песах, который разорил три византийских города и осадил Херсон в Крыму. Затем Песах атаковал Хальгу, отбил добычу того из Самкерца и с позиции победителя вступил в переговоры. Хальга был вынужден согласиться на требование Песаха начать войну с Византией.

Дальнейшее развитие событий в Кембриджском документе в целом совпадает с описанием походом князя Игоря на Византию, известного по византийским и древнерусским источникам, но с неожиданной концовкой:

«И пошел тот против воли и воевал против Кустантины [Константинополя] на море четыре месяца. И пали там богатыри его, потому что македоняне осилили [его] огнем. И бежал он, и постыдился вернуться в свою страну, а пошел морем в Персию, и пал там он и весь стан его. Тогда стали Русы подчинены власти казар».

Были попытки отождествить Хальгу с Олегом Вещим (С. Шехтер и П. К. Коковцов, позже Д. И. Иловайский и М. C. Грушевский) или самим Игорем (Helgi Inger, «Олег Младший» Ю. Д. Бруцкуса). Подобные отождествления, однако, приводили к противоречию со всеми остальными достоверными источниками по походу 941 года. По Кембриджскому документу Русь попала в зависимость от Хазарии, однако древнерусские летописи и византийские авторы даже не упоминают хазар при описании событий.

Н. Я. Половой предлагает следующую реконструкцию событий: Хальга был одним из воевод Игоря. Пока он сражался с Песахом, Игорь решил помириться с хазарами, отозвал Хальгу из Тмутаракани и двинулся походом на Константинополь. Именно поэтому Хальга так крепко держит данное Песаху слово воевать с Романом. Часть русского войска с воеводой Хальгой прошла на кораблях мимо Херсонеса, а другая часть с Игорем вдоль побережья Болгарии. Из обоих мест в Константинополь пришли вести о приближающемся неприятеле, поэтому Игорю не удалось застать город врасплох, как это произошло при первом набеге русов в 860.

Набег на Константинополь в 941 году и последующие события того же года отражены в византийских Хронике Амартола (заимствовано в Продолжателе Феофана) и Житие Василия Нового, а также в историческом труде Лиутпранда Кремонского (Книга воздаяния, 5.XV). Сообщения древнерусских летописей (XI—XII вв.) основываются в целом на византийских источниках с добавлением отдельных деталей, сохранившихся в русских преданиях.

Поражение у Иерона

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о набеге:
 
 «11 июня 14 индикта (941) на 10 тысячах судов приплыли к Константинополю росы, коих именуют также дромитами, происходят же они из племени франков. Против них со всеми дромонами и триерами, которые только оказались в городе, был отправлен патрикий [Феофан]. Он снарядил и привел в порядок флот, укрепил себя постом и слезами и приготовился сражаться с росами.»

Набег не стал неожиданностью для Византии. Весть о нём заранее послали болгары и позднее стратиг Херсона. Однако византийский флот сражался с арабами и защищал острова в Средиземном море, так что по словам Лиутпранда в столице оставалось всего 15 полуразрушенных хеландий (тип судна), оставленных из-за их ветхости. Количество кораблей Игоря византийцы исчислили в невероятные 10 тысяч. Лиутпранд Кремонский, передавая рассказ очевидца, своего отчима, назвал тысячу кораблей во флоте Игоря. По «Повести временных лет» и свидетельству Лиутпранда русские вначале бросились грабить малоазиатское побережье Чёрного моря, так что защитники Константинополя имели время, чтобы подготовить отпор и встретить флот Игоря в море у входа в Босфор, недалеко от города Иерон.

Наиболее подробный рассказ о первой морской битве оставил Лиутпранд:

«Роман [византийский император] велел прийти к нему кораблестроителям, и сказал им: “Сейчас же отправляйтесь и немедленно оснастите те хеландии, что остались [дома]. Но разместите устройство для метания огня не только на носу, но также на корме и по обоим бортам”. Итак, когда хеландии были оснащены согласно его приказу, он посадил в них опытнейших мужей и велел им идти навстречу королю Игорю. Они отчалили; увидев их в море, король Игорь приказал своему войску взять их живьем и не убивать. Но добрый и милосердный Господь, желая не только защитить тех, кто почитает Его, поклоняется Ему, молится Ему, но и почтить их победой, укротил ветры, успокоив тем самым море; ведь иначе грекам сложно было бы метать огонь. Итак, заняв позицию в середине русского [войска], они [начали] бросать огонь во все стороны. Руссы, увидев это, сразу стали бросаться с судов в море, предпочитая лучше утонуть в волнах, нежели сгореть в огне. Одни, отягощённые кольчугами и шлемами, сразу пошли на дно морское, и их более не видели, а другие, поплыв, даже в огне продолжали гореть; никто не спасся в тот день, если не сумел бежать к берегу. Ведь корабли руссов из-за своего малого размера плавают и на мелководье, чего не могут греческие хеландии из-за своей глубокой осадки».

Амартол добавляет, что разгром Игоря после атаки огненосных хеландий довершила флотилия боевых византийских кораблей: дромонов и триер. Считается, что русские 11 июня 941 в первый раз столкнулись с греческим огнём, и память об этом надолго сохранилась среди русских воинов. Древнерусский летописец начала XII века так передал их слова: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их.» Согласно ПВЛ русские вначале потерпели поражение от греков на суше, только потом произошёл жестокий разгром в море, но, вероятно, летописец свёл воедино сражения, произошедшие в разное время в разных местах.

Согласно ПВЛ и Лиутпранду на этом война закончилась: Игорь вернулся с уцелевшими воинами домой (по Льву Диакону у него осталось едва ли 10 кораблей). Император Роман повелел казнить всех пленных русов.

Византийские источники (Хроника Амартола и житие Василия Нового) описывают продолжение похода 941 года в Малой Азии, куда отступила часть русского войска после разгрома под Иероном. По Продолжателю Феофана боевые действия на южном побережье Чёрного мора развивались следующим образом:

«Уцелевшие поплыли к восточному берегу, к Сгоре. И послан был тогда по суше им наперехват из стратигов патрикий Варда Фока с всадниками и отборными воинами. Росы отправили было в Вифинию изрядный отряд, чтобы запастись провиантом и всем необходимым, но Варда Фока этот отряд настиг, разбил наголову, обратил в бегство и убил его воинов. Пришел туда во главе всего восточного войска и умнейший доместик схол Иоанн Куркуас, который, появляясь то там, то здесь, немало убил оторвавшихся от своих врагов, и отступили росы в страхе перед его натиском, не осмеливались больше покидать свои суда и совершать вылазки.
 
 
Много злодеяний совершили росы до подхода ромейского войска: предали огню побережье Стена (Босфора), а из пленных одних распинали на кресте, других вколачивали в землю, третьих ставили мишенями и расстреливали из луков. Пленным же из священнического сословия они связали за спиной руки и вгоняли им в голову железные гвозди. Немало они сожгли и святых храмов. Однако надвигалась зима, у росов кончалось продовольствие, они боялись наступающего войска доместика схол Куркуаса, его разума и смекалки, не меньше опасались и морских сражений и искусных маневров патрикия Феофана и потому решили вернуться домой. Стараясь пройти незаметно для флота, они в сентябре 15 индикта (941) ночью пустились в плавание к фракийскому берегу, но были встречены упомянутым патрикием Феофаном и не сумели укрыться от его неусыпной и доблестной души. Тотчас же завязывается второе сражение, и множество кораблей пустил на дно, и многих росов убил упомянутый муж. Лишь немногим удалось спастись на своих судах, подойти к побережью Килы (Фракия) и бежать с наступлением ночи».
 
 
Таким образом в течении всего лета 941 русские войска грабили малоазиатское побережье Черного моря, пока не подошли основные силы византийской армии. ПВЛ сообщает о 40 тысячах воинов в восточной армии доместика Куркуаса помимо отрядов Варды Фоки (из Македонии) и стратилата Федора (из Фракии). Боевые действия велись русами набегами с ладей, которые были недоступны для византийских боевых кораблей на малоазиатском мелководье. При попытке прорваться на Русь, предпринятой вечером 15 сентября 941, флот русов был обнаружен в море и уничтожен возле города Килы близ входа в Босфор. Судьба русского войска после второго разгрома на море осталась неизвестной. Вряд ли многим удалось вернуться на Русь, так как русские летописи умалчивают о таком развитии событий.

Древнерусские источники так перестраивали повествование, чтобы все боевые действия оканчивались на первом и единственном морском поражении. Этот факт историк Н. Я. Половой объясняет тем, что после поражения у Иерона русское войско разделилось. Часть войска с Игорем вернулась на Русь, в русских летописях оказалась отражена только их судьба, однако большая часть флота спаслась на мелководье у побережья Малой Азии, куда греческие корабли не могли подобраться из-за глубокой осадки. В качестве начальника оставшейся в Малой Азии части русского войска Н. Я. Половой рассматривает известного по вышеупомянутому хазарскому источнику Хальгу, который воевал с Византией 4 месяца. Также 4 месяца, с июня по сентябрь 941, продолжались боевые действия по Амартолу.

Историк Г. Г. Литаврин предполагает, что русы также по мелководью проникли в Босфор и Мраморное море и полностью господствовали там, что привело к разрыву сообщения между европейским и азиатским берегами.

В 943–44 хазары заставили русов, лезгинов и алан воевать с шиитами Азербайджана, мешавшими их торговле из-за конфликта шиитов с Халифатом. Русам удалось разбить войска Марзубана ибн Мухаммеда и взять город Берда на Куре. По Григорию Бар-Гебрею, в походе участвовали также аланы и лезгины. Однако вспыхнувшая дизентерия помешала окончательно решить шиитский вопрос.

В 943 «русские» вассалы хазар по велению хазарского полководца Песаха, отправились в поход в Закавказье, и захватили город Бердаа (Азербайджан) в 943 или 944. после временных успехов, войско руссов было вынуждено покинуть город.

Как отмечают мусульманские авторы эти походы руссов на Каспий во-первых происходил с разрешения хазар, с помощью их лоцманов, во вторых при поддержке союзников хазар – алан.

Всё это говорит о том, что руссы воевали в числе хазарского войска в качестве наёмников.

Такой вывод делает и Лев Гумилев.

Набег русов на Бердаа (943) — захват русами города Бердаа в 943 или 944.

Бердаа — арабское наименование бывшей столицы средневекового государства Кавказская Албания, расположенного в междуречье Куры и Аракса на территории современного Азербайджана. В раннем средневековье жители Партава (армянское наименование Бердаа), албаны, приняли христианство, но после арабского завоевания к X веку часть населения перешла в ислам. Бердаа считался одним из самых богатых торговых городов того времени в прикаспийском регионе и находился под властью эмирата Саджидов с центром в Тебризе, (Иранский Азербайджан), захваченного незадолго до того дейлемским правителем Марзубаном ибн Мухаммедом.

Основной целью похода русов стал богатый город Бердаа, бывшая столица Кавказской Албании, расположенный на притоке Куры на территории современного Азербайджана и находившийся под властью дейлемской династии. Пришли русы по Куре со стороны Каспия и было их не более 3-х тысяч, согласно историку X века Мовсесу Каганкатваци. Источники не сообщают, откуда пришли русы, впервые виденные в тех краях.

Навстречу русам к Куре вышел небольшой гарнизон Бердаа из примерно 600 воинов и наспех собранное пятитысячное ополчение местных жителей:

«Были они беспечны, не знали силы их [русов] и считали их на одном уровне с армянами и ромейцами [византийцами]. После того, как они начали сражение, не прошло и часу, как русы пошли на них сокрушающей атакой. Побежало регулярное войско, а вслед за ним все добровольцы и остальное войско, кроме дейлемитов.»

Дейлемиты (300 человек) сражались упорно, но были все перебиты за исключением немногих верховых. Преследуя бегущих, русы ворвались в Бердаа.

В отличии от прежних набегов на Каспии, в этот раз русы не стали грабить город, а заявили местным жителям, что гарантируют безопасность и свободу вероисповедания, если те будут им подчиняться. Историки рассматривают такие действия как свидетельство о намерении русов захватить земли для поселения в Бердаа с последующим созданием собственного удельного государства. Смешанное по национальности и вероисповеданию население раскололось. Сочувствующие нашлись только среди знати, основная часть городских низов, исповедующих ислам, подчиняться отказалась. По рассказу Ибн Мискавейха жители агрессивно относились к захватчикам, бросая в русов камни, когда те отбивали вылазки мусульманских воинских отрядов из окрестных земель.

Спустя некоторое время русы приказали жителям покинуть город, дав на сборы 3 дня. Уйти сумели немногие, которые владели вьючными животными и могли вывезти жён и детей. По истечении срока русы устроили резню в городе, захватив при этом 10 тысяч мужчин и женщин и согнав их в крепость. Бар-Эбрей сообщает о 20 тысяч погибших жителях. Мужчинам предложили выкупить себя за 20 дирхемов. Интересно отметить, что такая же сумма (20 золотых монет) в качестве выкупа за пленного содержится в русско-византийском договоре 912 года, заключённого Вещим Олегом.

Некоторые согласились таким образом обрести свободу. Русы, не обращая внимания на уговор, отбирали у пленника всё имущество, а взамен выдавали «кусок глины с печатью, которая была ему гарантией от других»[4]. Большинство не согласилось на выкуп (или же не имели средств) и были перебиты, за исключением немногих, сумевших убежать по канаве с водой. Женщин и юношей русы оставили себе для «прелюбодейства».

Тем временем правитель Азербайджана и Аррана Марзубан собрал армию в 30 тысяч, с которой подступил к городу. Однако, несмотря на численное превосходство, во всех боях терпел поражение, пока не прибегнул к военной хитрости. Во время ночной атаки Марзубан увлёк за собой преследовавших русов ложным отступлением, пока не навёл тех на засаду. В том бою погибло, по словам самого Марзубана, 700 русов вместе с их предводителем.

Однако вскоре Марзубан с войском был вынужден уйти в Сирию, где против него выступили мятежники. Для продолжения осады Бердаа он оставил 4 тысячи воинов.


Величина боевых потерь русов неизвестна, Ибн Мискавейх сообщает, что мусульмане не производили на тех «сильного впечатления». Настоящим бедствием для русов стала эпидемия желудочного заболевания, возможно дизентерии, поскольку Ибн Мискавейх связывает болезни и высокую смертность в стане русов с большим количеством плодов, потреблявшихся русами.

Мовсес Каганкатваци, который возможно был свидетелем набега, сообщает о 6 месяцах, проведённых русами в Бердаа. Арабский географ начала XIII века Якут ибн Аблаллах упомянул о пребывании русов в Бердаа в течение года. Однажды под покровом ночи они покинули город, взвалив всю добычу, какую смогли унести, на плечи. С собою русы угнали часть женщин и юношей. Достигнув своего лагеря на Куре, русы сели на корабли и уплыли в неизвестном для наблюдателей направлении.

Следует отметить, что все источники о набеге русов на Бердаа не упоминают, чтобы русы во время этого похода захватывали какие-нибудь другие города в регионе.


Арабский историк IX в. ал-Балазури писал, что Марван ибн Мухаммад, после того как разбил хазар, поселил часть их "между Самуром и Шабираном, на равнине в земле Лакз".

В 70-х ХII в. дербентские хазары упоминаются в грузинской летописи и в сочинениях ширванского поэта Хакани и более известного Низами. У них сообщается, что хазары совершили набег на Ширван, но соединённые ширвано-грузинские войска их разбили.

Хазарский царь Вениамин вёл победные войны с асами, венграми, печенегами, Византией (913/14). В 913 он одержал победу во главе хазар и гузов в бою между Яиком и Волгой над печенегами. В 922 глава камских болгар Альмуш (Хасан) сын Шилки принял ислам и отделился от Хазарии. Он просил у халифа помощи против «иудеев, поработивших его», однако, безрезультатно. Но, результатом этого было путешествие Ибн Фадлана, секретаря дипломатической миссии, отправленной халифом ал-Муктадиром из Багдада в земли волжских булгар через Персию и Бухару. Официальным поводом для столь грандиозного путешествия стало письмо-приглашение булгарского царя, просившего халифа прислать религиозных наставников для обращения его народа в ислам и построить крепость для отражения нападений царя хазар. Ибн Фадлан написал отчёт о путешествия, являющейся ценным документом. Посольство двигалось неспешно и, видимо, без происшествий, пока не достигло Хорезма. Эмир Хорезма попытался отговорить путников от продолжения пути, утверждая, что между его страной и царством булгар живут "тысячи племён неверных", которые не отпустят послов живыми. В действительности эти попытки воспрепятствовать исполнению приказов Халифа о беспрепятственном пропуске посольства вызваны тем, что миссия направлена против хазар, с которыми эмир Хорезма активно торговал и дружил. Почти год (21 июня 921 – 12 мая 922) потребовался посольству халифа, чтобы достичь цели – земель волжских булгар. Он всё время твердил, что главная цель приглашения – строительство крепости, "ибо боялся царя хазар". Очевидно, страх был обоснованным, о чём говорит и Ибн Фадлан: "Сын царя "славян" [булгар] является его заложником у царя хазар. До царя хазар дошла [весть] о красоте дочери царя "славян", так что он послал сватать ее. А он высказался против него и отказал ему. Тогда тот отправил [экспедицию] и взял её силой, хотя он иудей, а она мусульманка. Итак, она умерла, [находясь] у него. Тогда он послал, требуя вторую его дочь. Как только это [известие] дошло до царя "славян", он упредил [это] и выдал её замуж за царя [князя племени] эскэл, который находится под его властью, боясь, что он отнимет ее у него силой, как он это сделал с ее сестрой. И, право же, царя "славян" побудила написать государю [халифу] и попросить его, чтобы он построил для него крепость, боязнь царя хазар". Тема страха звучит как рефрен в песне. Ибн Фадлан уточняет сумму дани, ежегодно выплачиваемой булгарским царем хазарам: по одной собольей шкурке с каждого дома. Поскольку домов (то есть шатров) у булгар было примерно 50 тысяч, а соболий мех, добываемый булгарами, высоко ценился во всем мире, то это была высокая дань. Автор совершает резкий переход от описания двора русов к хазарскому двору: "Что же касается царя хазар, титул которого хакан, то, право же, он не показывается иначе, как [раз] в каждые четыре месяца, [появляясь] в [почетном] отдалении. Его называют "большой хакан", а его заместителя называют хакан-бех. Это тот, который предводительствует войсками и командует ими, управляет делами государства, руководит им, появляется [перед народом], совершает походы, и ему изъявляют покорность находящиеся поблизости от него цари. И он входит каждый день к наибольшему хакану смиренно, проявляя униженность и спокойствие. Он входит к нему не иначе, как босым, держа в своей руке дрова, причем, когда приветствует его, то зажигает перед ним эти дрова. Когда же он покончит с топливом, он садится вместе с царем на его трон с правой его стороны. Его замещает муж, называемый кундур-хакан, а этого также замещает муж, называемый джавшыгыр. Обычай наибольшего царя тот, что он не дает аудиенции людям и не разговаривает с ними, и к нему не является никто, кроме тех, кого мы упомянули, а полномочия вершить дела, наказывать [преступников] и управлять государством принадлежат его заместителю хакан-беху. [Другой] обычай [относительно] наибольшего царя [тот, что] если он умрет, то строится для него большой двор, в котором [имеются] 20 домов, и в каждом из этих домов для него вырывается могила. Измельчаются камни настолько, что они делаются похожими на глазной порошок, и расстилаются в ней, и поверх этого накладывается негашеная известь. А под [этим] двором [имеется] река, и [эта] река большая, [быстро] текущая, и они проводят эту реку над этой могилой, и говорят: "Чтобы не добрался до неё ни шейтан, ни человек, ни черви, ни насекомые". Когда он похоронен, то рубят шеи тем, кто его хоронит, чтобы не было известно, в каком из домов [находится] его могила. Могила называется "рай", и говорят: "Он вошел в рай". И все [эти] дома выстланы парчой, сотканной из золота. [Ещё] обычай царя хазар [тот], что у него 25 жён, [причём] каждая из этих жён – дочь кого-либо из царей, соседящих с ним, которую он берет [себе] волей или неволей. У него 60 девушек-наложниц для его постели, причём только такие, которые отличаются красотой". У каждой из его жён и наложниц "свой дворец", а также служитель или евнух, который по царскому приказу приводит её к нему в альков "быстрее, чем по мановению ока". Ибн Фадлан приводит и кое-какие факты о самой стране: "У царя хазар [есть] огромный город на реке Атыл [Волга]. Он состоит из двух сторон, – в одной из этих двух сторон [живут] мусульмане, а в другой стороне – царь и его приближенные. Над мусульманами [начальствует] муж из [числа] приближенных отроков царя, который называется хаз. Он мусульманин, и судебная власть над мусульманами, живущими в стране хазар и [временно] приезжающими к ним по торговым делам, предоставлена этому отроку-мусульманину, так что никто не рассматривает их дел и не производит суда между ними, кроме него. "У мусульман в этом городе [есть] соборная мечеть, в которой они совершают молитву и присутствуют в ней в дни пятниц. При ней [есть] высокий минарет и несколько муэззинов".

Сохранившаяся часть путевых заметок Ибн Фадлана заканчивается такими словами: "Все хазары и их царь - евреи, а славяне и все, кто соседит с ними, [находятся] у него в покорности, и он обращается с ними как с находящимися в рабстве, и они повинуются ему с покорностью. Некоторые считают, что хазары – это Гог и Магог".
 
       В 932 хазарский царь Аарон II победил с помощью гузов алан, и принудил их отречься от христианства (царь Аарон женил своего сына Иосифа на дочери аланского вождя, укрепив, т. о., военный и экономический союз между Хазарией и Аланией; более того, некоторые жители Алании стали "соблюдать Закон евреев", и позднее при Иосифе, как пишет Мас'уди: "После 320 хиджры [932] аланы отказались от христианства и изгнали епископов и священников, которых прислал им ранее византийский император").
       
       В самом конце IX в. хазары попытались прервать движение печенегов на Запад. Хазарский царь заключил союз с гузами, и те, «вступив в войну с печенегами, одержали верх, изгнали их из собственной страны». Печенеги, бежав оттуда, некоторое время бродили по разным странам, нащупывая себе место для поселения, пока не нашли его в Ателькузу (правобережье Днепра). Воспользовавшись тем, что венгры ушли в поход и в кочевьях их оставались только женщины, старики и дети, печенеги, без труда истребив население, заняли чужие стойбища. Венгры, «возвратившись и найдя свою землю таким образом пустою и разграбленною, поселились в той стране, где живут ныне». Это случилось, в первые годы Х в.

В 912 был заключен дипломатический союз между Русью и Хазарским Каганатом, – в пользу Хазарии: Киев платил непомерную дань и оставался под властью хазар вплоть, до 30-х гг. Х в, пока не был захвачен варяжским князем Игорем. Впрочем, Ключевский отмечал: "Хазарское иго было для днепропетровских славян не особенно тяжёлым и не страшным. Напротив, лишив восточных славян внешней независимости, оно доставило им большие экономические выгоды. С тех пор для днепропетровцев, послушных данников Хазар, были открыты степные, речные дороги, которые вели к черноморским и каспийским рынкам". И в грузинской летописи «Картлис Цховреба» сказано: «В пору хазаро-болгарского пленения все пребывали в мире и согласии, в силу крепости страны».

       Всё это заставляло действовать Византию, которая как обычно, начала плести против Хазарии свои «византийские интриги». Армянин император Роман Лекапин («злодей Роман») насильно стал обращать евреев в христианство и натравливать славяно-русов на хазар. В 932 Византия сумела направить аланского правителя против хазар, затем она попросила Русь вмешаться в эти события. В 939 началась Византийско-хазарская война. «Поводом» стало избиение Иосифом множества христиан, проводимое справедливо. Игорь (Хельгу Ингвар), союзник Византии, захватил Самкерц (Керчь? Тамань?), воспользовавшись отсутствием в ней начальника ребе Хашмоная. Другая русская рать во главе со Свенельдом покорила племя уличей (940), союзных Хазарии.
       
       Хазары сумели ответить агрессорам. Кембриджский документ: "И ещё во дни царя Иосифа, моего господина, искали его поддержки, когда были преследования (евреев) во дни злодея Романуса. Когда это стало известно моему господину, он уничтожил многих необрезанных. Но злодей Романус послал большие дары Хлгу, царю Руси, подстрекнув его совершить злое дело. И пришёл тот ночью к городу Смкрии и захватил его обманным путём, так как не было там правителя, реб - Хашмоная. И стало это известно Булшци, он же Песах hмкр, и пошёл тот в гневе на города Романуса и перебил (всех) от мужчин до женщин. И захватил он три города и, кроме того, много селений. Оттуда он пошёл к (городу) Шуршун и воевал против него ...И вышли они из земли подобно червям... Исраиля и умерло из них 90 человек..., но заставил их платить дань и выполнять работы. И избавил (Песах?) от руки русов и поразил всех находившихся там мечом. И пошел от оттуда на Хлгу и воевал с ним (4) месяца, и Бог подчинил его Песаху, и он направился и нашел добычу, которую (Хлгу) захватил в Смкриу. Тогда сказал (Хлгу), что это Романус побудил меня сделать это. И сказал ему Песах: если это так, то иди войной на Романуса, как ты воевал со мной, и тогда я оставлю тебя в покое. Если же нет, то умру или буду жить, пока не отомщу за себя. И пошел тот и делал так против своей воли и воевал против Константинополя на море четыре месяца. И пали там его мужи, так как македоняне победили его огнём. И бежал он, и устыдился возвращаться в свою землю и пошел морем в Прс и пал там он сам и войско его. И так попали русы под власть хазар". В 941 десять тысяч кораблей высадили десант новых союзников на северном побережье Малой Азии и на славу отомстили антисемитам; однако, этот флот был, в конце концов, сожжён греческим огнём. Русская летопись упоминает в составе дружины Игоря хазар. К Хазарии от Киева отошло Левобережье Днепра, кроме того, русы выдали победителю мечи ("вдаша от дыма меч"), то есть разоружились, а также меха, олово и рабов. Кембриджский Аноним подытожил: «Тогда стали русы подчинены власти хазар». О том же говорит "Дербенд каме": «Хакан был падишахом тюрков и хазар...Весь Рус выплачивал ему харадж».

       В 943–44 хазары заставили русов, лезгинов и алан воевать с шиитами Азербайджана, мешавшими их торговле из-за конфликта шиитов с Халифатом. Русам удалось разбить войска Марзубана ибн Мухаммеда и взять город Берда на Куре. По Григорию Бар-Гебрею, в походе участвовали также аланы и лезгины. Однако вспыхнувшая дизентерия помешала окончательно решить шиитский вопрос.

       По мнению Цукермана (Цукерман К. Русь, Византия и Хазария в середине X века: проблемы хронологии 1 // Славяне и их соседи. Вып. 6. Греческий и славянский мир в средние века и раннее новое время. Сб. ст. к 70-летию академика Г. Г. Литаврина. М., 1996. С. 68-80.) Русью правили вместе Олег и Игорь, оба они проиграв войну хазарам участвовали в набеге на Византию. Однако пути 2 правителей там разошлись: Игорь убёг в Киев, а проигравший Олег ушёл в Хазарию, откуда и совершил набег на Каспий. Т.о. походы руссов на Византию и Каспий надо рассматривать как походы хазарских вассалов!

       Победа над Киевом была призрачной: Игоря, собиравшего для хазар дань, убили.

       Тем временем, значительно осложнилась экономическое положение каганата. С одной стороны, прекратилась торговля с Багдадом (из-за вышеупомянутого восстания шиитов в Азербайджане), с другой – китайская, вследствие того, что в 946 кидани взяли Кайфын, затем отдали его тюркутам. Это был не первый удар по евреям в Китае. Ещё Абу Заид ас Сирафи (арабский географ начала Х в.) писал, что во время крестьянской войны (874–901) восставшие, взяв в 879 Гуанчжоу, перебили около 120 тысяч еврейских, арабских и других иностранных купцов. Во Франции дружественной евреям династии Каролингов угрожали герцоги Иль-де-Франц. Всё это предопределило дальнейшую судьбу каганата, ибо без торговли нельзя было содержать наёмную армию. Ольга, сменившая Игоря, 9 сентября 957 приняла в Константинополе крещение, так образом был потерян последний шанс удержать Киев от нового союза с Византией, – склонить славян в католичество или ислам. Сразу вспыхнула новая русско-хазарская война 950-х гг., о которой пишет Иосиф Хасдаю ибн Шафруту, что он удерживает руссов, и тем спасает страны ислама. Однако в 960–66 Никифор Фока отвоевал у арабов Крит, Кипр, Тарс, дошёл до Антиохии и надежды на коалицию с арабами у хазар были разрушены.

       Всем этим ослаблением воспользовались внутренние враги: сначало у Иосифа шла борьба с братом Аланом (918–25, 943); затем в 944 Иосифа (Юсуфа по «Джагфар Тарихы») насильственно сменил иудей кыпчак Узбек (Угез-бек), – ставленник Саманидов и представитель второго борющегося за власть с родом Юсуфа каганского рода – рода Кабана. Именно Узбек и является тем царём, при котором Хазарский Каганат погиб от Святослава, Византии и Хорезма:

       В 965/66 русы (во главе с зоологическим антисемитом Святославом Игоревичем), печенеги, Византия, Джурджан (Хорезм) во главе с ал-Мамуном и гузы разбили хазарское войско, взяли Итиль и Белую Вежу (Саркел). Вот как описал это событие русский летописец: «В год 6473 (965). Пошёл Святослав на хазар. Услышав это же, хазары вышли навстречу во главе со своим князем Каганом и сошлись биться, и в битве одолел Святослав хазар и город их и Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов». Ибн-Хаукаль добавляет, что русы «ограбили Болгар, Хазаран, Итиль и Семендер»; «Русы разрушили всё это и разграбили всё, что принадлежало людям хазарским, болгарским и буртасским на реке Итиле. Русы овладели этой страной, и жители Итиля искали убежища на острове Баб-ал-Абваба (Дербент) и укрепились на нем, а некоторые из них в страхе поселились на острове Сия-Кух (полуо-в Мангышлак)». Далее Святослав с дружиной взял Семендер и по дороге к Чёрному морю победил аланское войско, живших в Приазовье касогов (адыгов), тогда же, очевидно, покорил Таматарху (Тмутаракань), на ладьях поднялся по Дону до Саркела и также, заняв крепость, основал на месте Саркела русский форпост, названный Белая Вежа. По мнению А.П. Новосельцева, таких походов было 2 – один в 965, когда был взят Саркел, а 2-й – в 968/9, когда были взяты и опустошены волжские города Хазарии. В 965 на Хазарию напали огузские племена. Хазарский царь обратился за военной помощью к Хорезму, хорезмийцы помогли ему на условии, что хазары обратятся в ислам, и вторглись на территорию Хазарии. Хазары, за исключением царя, приняли ислам. Лишь после этого, в 968/9, на Хазарию напали войска русов, разорили Атиль и Самандар.

       На этом, история независимой Хазарской державы закончилась, хотя ещё в начале XI в. от прежнего Хазарского каганата оставались 2 княжества: одно – на части Крыма, с центром в Керчи, другое – в Дагестане, в районе Самандара. Зависимое от Хорезма небольшая «страна» в Нижнем Поволжье с центром в Саксине подверглось исламизации. Иудейское княжество в районе Самандара было уничтожено татаро-монгольским нашествием в 1220-ых. Крымское хазарское княжество существовало до 1016 – пока не было покорено войсками Византии и Руси. Его хазарское население приняло караимство.

       Причины поражения хазар пещерные антисемиты (Гумилёв) видят в отрыве властей от народа. Действительно огромное большинство жителей были мусульмане, христиане и язычники, одиозная Иудейская религия властей не способствовала единству народов страны. Также причиной считают экономический кризис, из-за которого затруднилось привлечение наёмников. Слишком много у хазар было врагов: Русь, Византия, аланы, Хорезм, гузы, арабы, шииты Азербайджана и т.д. Очевидно, что против Хазарии выступили не отдельные страны, а их коалиция: Святослав, судя по Ибн-Мисхавейху, привлёк к войне с ними гузов, в то же время мы знаем, что Русь воевала с Хазарией вместе и с Византией.

       Русский источник приписывает победу над Хазарией Руси, что опровергается арабскими источниками, главную роль отводившими «тюркам» – гузам. Ибн Мискавейх: "И стало известно, что турки напали на страну хазар и те обратились за помощью к людям Хорезма, но те отказались помочь, говоря: вы иудеи и, если хотите, чтобы мы вам помогли, примите ислам. И стали они мусульманами, исключая их царя". Ибн ал-Асир: "И в этом (году) племя из турок напало на страну хазар, и хазары обратились к людям Хорезма, но те не оказали помощи и сказали: вы неверные, но если примите ислам, то поможем вам. Те приняли ислам, исключая их царя, и тогда помогли им люди Хорезма и заставили турок отступиться от них, а после этого и их царь принял ислам".
 
       Гумилёв полагает, что разгром Хазарии привёл к кризису иудо-зависимых режимов: "Все партии, опиравшиеся на поддержку агрессивного иудаизма, утратили опору, крайне для них ценную. В результате во Франции потеряла позиции династия Каролингов, принужденная уступить гегемонию национальным кнезям и феодалам; в Китае отдельные солдатские и антикочевнические мятежи переросли в агрессивность и в национальную исключительность новорождённой династии Сунн; халифат в Багдаде ослабел и потерял контроль даже над Египтом, не говоря о «прочей Африке» и Аравии; дезорганизация разъедала Саманидский эмират".
       
       Падение Иудейской Хазарии было предопределено её враждебным окружением, состоящим из христианских, мусульманских и языческих народов. И это бы одно не могло бы сломить хазар, если бы ни либеральная политика к иноверцам в самом Каганате.

       В 1223 Батый разгромил последнее хазарское княжество на территории Дагестана и Чечни.


Рецензии
Что такое пещерный антисемит? Какие они еще бывают?

Мария Березина   10.04.2019 15:27     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.