Прага приближение к тайне 1 6

Писать свои впечатления от Праги, Карлсбада, Жлебы и прочих мест Чехии, наверное, дело интересное (в первую очередь для себя же), и может, еще и востребованное… Но в Интернете полно всего этого, и каждый, кто собирается провести неделю (а лучше две за те же деньги, что вполне реально) в столице бывшей Чехословакии, наверняка догадается полазить по турсайтам. Посему, речь пойдет не столько и не только о туризме…
Чехи, как складывается впечатление, эти потомки мифического Щека – брата мифических же Кия, Хорива и Лыбеди – детей славянского Ария (библейского Иафета), сегодня достаточно скучны. Говоря на языке Льва Гумилева: они субпассионарны. Нет огонька. Впрочем, он есть, его пламя видно не всем, а тепло его находит выход в том юморе, который свойственен лишь чехам…Начиная со Швейка и заканчивая «минетчицей», негритятами и прочими безобразиями.
Комфорт же, как показывает история, разлагает этносы и культуры, превращая порой некогда отважных рыцарей и сподвижников веры в поедателей колбасок или чего другого…
Так что после трех дней в Праге первый эффект восхищения не то, чтобы гаснет, но начинает «шлифоваться». Правда, это не относится к тому архитектурному великолепию и ландшафтам, в которые можно влюбиться, и нести память о них всю жизнь… А про чехов никто, кроме как тех, кто подобно писателю Леониду Стариковскому, живет среди них, лучше не напишет.
Хотя, что нужно обычной российской семье на отдыхе в стране ячменя и хмеля? …«Козел Велкопоповицкий черный», «Крушовице» – как названия сказок. Плюс местные сорта в каждой деревне. Даже праздник у чехов своеобразный – Den Kozla (в 2007 году отмечался 15 июня).
И все же, оказалось, нужно что-то ещё… Поиски тайны?

Приближение первое: имена, персоны…

Первым, кто возник в ассоциативной связке «Прага – персона» был не Швейк, этот чешско-австрийский Форрест Гамп, и даже не Ян Гус, но Петр Савицкий, с чьим именем связана евразийская школа геополитики и философии истории.
Савицкий, будучи в Гражданскую войну секретарем Петра Струве (в отделе иностранных дел штаба Врангеля), мигрировал затем в Прагу, где вместе с князем Трубецким возглавил в 1921 году евразийское движение, создав т.н. Пражский кружок. В 1945 году, после взятия Праги советскими войсками, он был арестован и осужден на 10 лет лагерей, где его жизненный путь пересекся с таковым же у Льва Гумилева. В итоге Россия получила уникального ученого с его не менее уникальной «маятниковой историей» и теорией пассионарности, а Савицкого спустя десятилетия стали издавать на родине. «Отмотав срок», Петр Николаевич в 1956 году вернулся в Прагу, где и умер через 12 лет, оставив непреходящее по своей ценности духовное наследие, крупицы которого я тщетно пытался донести до умов студентов IV курса УрГПИ…

Основательно же я с супругой «запал» на Прагу после романа Густава Майринка «Ангел западного окна», события которого (исторически реальные) происходят, в том числе и здесь – при дворе короля-алхимика Рудольфа II. Правда, как оказалось, Майринка знают в основном по «Голему», Джона Дии помнят в связи с алхимией, Келли и Бэконом… Самой же алхимии отводят место как надувательству, путая алхимиков и суфлеров (от фр. Souffl; - дуть (в меха горна).
Алхимиков, кроме всего, «поселили» на Злату улочку, за проход по которой днем берут мзду с наивных туристов, тогда как жил здесь всякий сброд и шпана, а из «приличной публики» – Франц Кафка. Как-то вечером мы прошлись (спасибо Леониду Стариковскому!) по этой короткой улочке, фасады домиков которой живописно и в меру ободраны, демонстрируя кладку и «фигурную резьбу». После чего возникла стойкая ассоциация с развалинами Бастилии в Париже, которую якобы посредством «взятия» разгромили восставшие парижане, тогда как её разобрал и продал некий Палуа, бригадир местных каменщиков по договору с тогдашней новой властью.
Аналогичная ситуация и с героем Ярослава Гашека. Роман о похождениях в Первую мировую войну военнослужащего австро-венгерской армии Швейка известный писатель обдумывал, попивая пивко и заедая куском «поджаренной ветчинки, полежавшей в рассоле, да с картофельными кнедликами, посыпанными шкварками, да с капустой!». Считается, что творил и вкушал Гашек в трактире «U Kalicha» – «У Чаши», расположенном на улочке с «оптимистичным» названием «На бойне» (Na bojisti 12/14 Nove Mesto, Praha 2). Теперь это знаменитый ресторан. Отдав 120 крон (прим. 150 руб.) за блюдо, можно прикоснуться к швейковине – так называют чехи пассивное бегство от абсурдной реальности.
Что касается истинного положения вещей, то бывший военнопленный в России и работник советской газеты политотдела 5-й армии Восточного фронта «Наш путь» Ярослав Гашек (1918 г.), претворявшийся одно время «слабоумным сыном немецкого колониста из Туркестана», вернувшись в 1920-м году из Советской России в Прагу, вел активную и далеко не партийную жизнь в трактирах. Тех, которые он посещал, известно около ста (!). В каком именно он писал о похождениях своего героя? Известно лишь, что в августе 1921 года он из Праги перебрался в Липницу-на-Сазаве, где и умер 3 января 1923 года, успев надиктовать книгу.
Кроме «У чаши», есть ресторанчик «U Svejka» и в Карловы Вары, где туристов пытаются завлечь чучелом самого героя, сидящего за столиком перед входом в заведение.
В целом, чешский юмор по-нашему «приколен» и даже порой с перебором, если судить по циничному проекту Давида Черны, который создал кощунственный римейк памятника Св. Вацлаву «на коне», только на перевернутом. По требованию возмущенных пражан это постмодернистское безобразие убрали с Vaclavske namesti под крышу пассажа Lucerna. А вот «политически некорректные» восьмиметровые негритята, ползущие по стволу телебашни, похоже, не волнуют пражан…
Еще одна тема, которая может всплыть при посещении Чехии – это события 1968 года. Лично у нас был случай, когда кассирша на автовокзале не продала нам билеты, дав понять нам, что мы ей неприятны, и она не понимает, что такое «Дэйтэ ми то просим ту тикетс». Пусть на чешско-английской смеси… Понятное дело – русские.
Нас порой не только не любят и боятся, а то и пытаются «кинуть». Мелочь, а приятно (для чеха. Или я не прав? И Леонид Стариковский в своей документальной повести «Я стоял у ресторана», тоже не прав?).
Однако, турист из России сегодня «делает план» для бывших друзей по Варшавскому Договору, привозя в страну миллионы крон и евро, так что, кто старое помянет…
Для «вдохновения» антикоммунизмом есть Музей коммунизма (Na Prikope, 10), где показаны ужасы русского вторжения в Прагу и страшные реалии чехословацкого социализма. И не путать с Музеем сексуальных машин (Melantrichova,18, 110 00 Praha 1)…
Для повышения сознательности россиян могу лишь, как специалист по своему предмету преподавания, прояснить историю вопроса. Дело в том, что в Прагу готовилось интервенция блока НАТО, автором сценария которой являлся Давид Голдштюкер, представляющий в США интересы Израиля под видом участия в делах с некоей чикагской фирмой, связанной с ядерной энергетикой. Как выяснилось позже, он являлся агентом израильских и англо-саксонских служб. Однако знаменитый маршал Н.В. Огарков переиграл Голдштюкера, введя советский спецназ в Прагу чуть раньше, не дав возможности Дубчеку и Гавелу ввести страну в сферу влияния НАТО. Голдштюкер, гад, отыгрался затем, став наставником А. Яковлева – «мистера Перестройка» в Оттаве в середине 1980-х, который по прибытии в Союз стал советником М. Горбачева, после чего мы все стали жить в реальности, созданной этими сценаристами.

Приближение второе: авары, чехи, франки…
 
Изложение начал чешской истории гидами, за единственным исключением, оставляло желать лучшего, понимая притом, что гиды в основном не историки по образованию, и транслируют тот текст, по которому их натаскивали.
Поэтому о появлении в Паннонии чехов, которая была римской провинцией, образованной в 8 г. н. э., и занимала часть территории современной Венгрии, бывшей Югославии и Австрии говорилось как-то вяло и малопонятно. Название же свое Паннония получила от населявших её иллирийских племён – паннонцев, а знаменитая область Богемия – от кельтского этноса
бойе.
К слову, чехи хоть и ведут родословную, подобно всем избранным народам, от божественных предков, но этноним, как это нередко бывает, происходит от кастового обозначения. В данном случае, вполне резонным выглядит вариант: чех/тех – от балто-славянского корня тъх – «ремесленник» (сравни также: чекан, чика – рус., zecca – «монетный двор», итал., Zech – «мастерская», нем., тех-ника – «извлечение того, что сокрыто внутри материала», греч., цехин – «отчеканенная монета», араб.). С монетами понятно, надеюсь – чехи в XIV веке создали первый монетный двор в Европе, чеканивший настоящую монету, а не латунные подделки, как в Англии, Швеции иже с ними. Кому не лень – городок Кутна Гора, где добывали серебро и чеканили деньгу, вполне доступен…
Кстати, американцы даже не подозревают, что их слово «доллар» – испорченное (а что в США не испорченное?) произношение чешского и немецкого талер/далер. Возможно, и само название Прага (др.-слав.: пра-га/порог перед «небом», чем-то высшим) повлияло затем на европейские языки в связи с традиционным ремеслом чехов – немецкое pragen, норвежское prege, шведское pragla – «чеканить» (монету).
В VIII в. на землях будущей Чехии и Австрии существовал Аварский каганат, одно из детищ великих гуннов/хунну. Правда, об этом гиды умалчивали…
Почти вся Западная Европа, кроме Саксонии, после ритуального убийства Дагоберта II (Меровинга) его мажордомом Пипином Коротким (Геристальским) стала вотчиной Пипинидов/Каролингов. Понятное дело, не обошлось без Римской курии, вступившей в сговор с Пипином. Пипину нужна была легитимность (слуга захотел стать государем!) – освящение Ватиканом его статуса, а Ватикану – поддержка его автономности от Единой Кафолической Апостольской Православной Церкви. Такие интриги…Короче, сын Пипина – Карл (Великий) получил в 768 году франкское королевство, а младший – Карломан – Бургундию.
Карла досаждали в то время саксы с Эльбы, и лютичи – славяне, обитавшие в тех же краях на севере в центре Западной Европы, а позже и лужичане (они и сейчас живут в центре Германии). В итоге, Карл загнал саксов с их царем Виндукиндом в Данию, остальных крестил. Союзниками франков выступали тоже славяне – ободриты, воевавшие с лютичами. В 780 г. был нанесен совместный удар по саксам и лютичам — войска Карла с запада, ободриты – с востока. Войны эти проложались еще лет десять…
Дошел черед и до будущей Чехии, о чем подробно и увлекательно рассказывает в своих «Беседах о Руси Древнейшей» В.Е. Шамбаров.
 В 791 г. Карл двинул войска на аваров, но дошел лишь до Венского леса, где располагались их пограничные укрепления. Авары их покинули и начали отступать вглубь Венгерской пушты (степи).
Франкские латники оказались плохо приспособленными для степной войны, и Карл был вынужден повернуть, но начал готовить новый поход против каганата. Однако и враги его не дремали, сколачивая новую коалицию.
В 795 г. франки догадались привлечь к боевым операциям бывших аварских подданных, ныне входивших в состав их королевства: хорват и хорутан. Южные славяне противника знали гораздо лучше, чем франки, и сами имели с аварами крупные счеты. Армия в Паннонии сразу удвоилась за счет славян, которых возглавлял хорутанский князь Войномир (имя что надо!). Он же и руководил новым походом вместе со ставленником Карла Эриком Фриульским. В результате был взят один из городов-рингов, и в Ахен, столицу франков, отправлены немалые трофеи…
Добить каганат Карл поручил своему сыну Пипину, номинальному королю Италии. Войско было снова усилено за счет славян, а вдобавок франки заключили союз с болгарским ханом Крумом, нанесшим удар с востока. Авары, очутившись между двух огней, убили собственного кагана и его главных вельмож и выслали навстречу Пипину делегацию, предлагая капитуляцию и выдачу своей знати. Но он переговоры вести не стал, прошел по их стране, разоряя все на своем пути, и захватил главный ринг (город), который срыл до основания. Здесь тоже были захвачены несметные сокровища – золотом и драгоценностями нагрузили 15 подвод.
Действительно, как раз эти сокровища во многом обеспечили финансовую основу новой, тогда еще только формирующейся, западной цивилизации (как позднее Британия – за счет ограбления Индии). Правда, Карл обошелся с побежденными довольно милостиво, согласился признать их лишь своими вассалами.
Несколько епископов и целый легион священников были направлены в Паннонию для обращения аваров в христианство. Только оказалось, что славяне, до сих пор помнившие прежнее аварское владычество, смотрели на решение проблемы несколько иначе. И крестить в Паннонии оказалось почти некого. По словам современников, «сколько здесь было дано сражений, сколько пролито крови, можно судить по тому, что в Паннонии не осталось в живых ни одного ее обитателя, а место, в котором находилась резиденция кагана, не сохранила и следов человеческой деятельности. Вся знать гуннов-аваров была в этой войне перебита, вся их слава – предана забвению. Все деньги их и накопленные за долгое время сокровища были захвачены».
Таким образом, чехи, мораване и хорваты, захватившие Паннонию, не были склонны уступать занятую землю франкам. В стычках то ли с аварами, то ли со славянами, погибли оба действовавших там франкских полководца, Герольд и Эрик Фриульский, и Карл решил отступиться от этой области, оставив ее в распоряжении славян. После чего бывшие владения Аварского каганата вошли в набиравшее силу и разраставшееся Великоморавское княжество. Карл Великий был на Рождество 800 г. торжественно коронован в Риме и стал императором обширного государства, простиравшегося от Эльбы до Пиренеев и Балкан.
Так вот, в последствии это государство и получило название «Священная Римская империя германской нации», куда входило и Моравское княжество – будущая Чехия, в составе Австрийской империи. Создан «Новый Рим» был Оттоном Первым в 962 г. и существовал формально до 1806 г. – до оккупации германских «ландов» войсками Наполеона Бонапарта.

Ни один из гидов, постоянно апеллирующих в исторических россказнях времен Каролингов к Римской империи, не удосужился сделать ссылку и объяснить, о какой Римской империи идет речь… Поскольку большинство туристов из России что-то помнят лишь про Древний Рим, то в итоге образуется хронологическая «каша». Впрочем, она есть и без этого – в результате переписываний истории, подтасовок и прочего безобразия в образовании и науке.

Приближение третье: Brand «Гуситы»

Одной из ключевых тем в исторических байках экскурсоводов являются Гуситские войны (1419-1437 гг.). Учитывая повальный атеизм современных чехов, и возможно, как следствие – неразборчивость при оценке конфессиональных приоритетов, Гуситские войны в версии гидов стали противостоянием католиков и протестантов, хотя свои «протестантские» 95 тезисов Мартин Лютер огласит лишь в 1517 г.
Тогда спрашивается: кто с кем воевал?
Забыли братья-славяне, что гуситы-чашники, требовавшие «причащения из чаши» – были православные, а гуситы-табориты являлись сторонниками реформаторов церкви Милича из Кромержижа, Матвея из Янова, Яна Гуса и Иеронима Пражского. Причем, были и сторонники национальной церкви без разрыва с Ватиканом, и те, кто был против всяких иерархий, и самые «отморозки» – адамиты, отрицавшие всё, включая одежду. Первым делом их – голых, сами чехи и истребили. Потом воевали сообща, во главе с Яном Жижкой, Прокопом Великим и Яном Желивским против немцев-католиков, захвативших государственные посты и должности в церковных иерархиях.
Названные в честь принявшего мученическую смерть Яна Гуса, гуситы, однако, не вникали (чего же ждать от нынешних чехов?) в тонкости его учения, а его, между прочим, Гус выстроил на основе взглядов английского священника Уиклифа – как прообраз англиканской версии будущего протестантизма.
Поэтому вся борьба гуситов поначалу проходила под лаконичным и понятным для всех девизом: «бей немцев!».
В итоге, гуситы-чашники затем объединились с католиками против гуситов-таборитов (сторонников реформы церкви) и разбили их при Липане в 1434 г. Вялотекущая война шла еще три года, в результате которой чехи «валили» друг друга, потеряв большую часть населения. Саксония, Бавария и Австрия в чешских разборках потеряли около половины (!) своих жителей, чуть меньше – Венгрия, Померания и Бранденбург. Таким вот образом, Чехия отстояла свою свободу и культуру (и эти люди потом нам выговаривают за события 1917-го и Гражданскую войну!).

Истребив протестантов, чехи заключили мир с немцами. А «политику терпимости на базе усталости», как написал Лев Гумилев, осуществил первый и последний чешский король не королевской крови – дворянин Йиржи из Подебрад, правивший с 1458 по 1471 гг., сторонник церковного обряда по-гуситски. В честь его названа станица метрополитена в районе Винограды.
Риму, понятное дело, это оказалось «против шерсти», и в 1465-м году против короля Йиржи начала формироваться католическая оппозиция во главе с дворянином Зденеком из Штернберка (организация «Зеленогорское единство»), и новый римский папа Павел II ее благословил.
В итоге, Папа объявил Йиржи еретиком и в 1466 г. направил против него крестовый поход. Такие вот приключения чехов в XV веке… Йирже не дожил до конца безобразия и в марте 1471-го скончался, предварительно предложив трон польской (точнее, русско-литовской) династии Ягеллонов…

Приближение четвертое: Православие в Чехии

Что же касается современного состояния Православия в Чехии, то в Праге действует сегодня храм Успения Святой Богородицы (на Ольшанском кладбище), который, по словам архиепископа Пражских и Чешских земель Христофора «является явным подтверждением братства православных чехов, русских и сербов», а также – «достойным памятником российским эмигрантам, которые были вынуждены после большевистской революции покинуть свою родину».
Надо отметить, что большую помощь при строительстве храма в 1920-е годы оказали не только упоминаемые архиепископом сербы, но также первый премьер-министр Чехословакии Карел Крамарж.
Для русских туристов (и паломников) будет интересен и храм в Карловы Вары – Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла, построенный в 1897 г. А до этого там же в Карловы Вары, в «Богемском зале» гостиницы «Пупп» в 1863 по Высочайшему соизволению Александра II была освящена временная церковь во имя этих святых. Иконостас, расписанный академиком Тюриным, и полное священническое облачение для новооткрытого храма было прислано из Петербурга великой княгиней Еленой Павловной. Через несколько лет русским удалось приобрести здание «Вашингтон», в котором в 1867 году была устроена постоянная домовая церковь. Учитывая, что основная часть зданий в Карловы Вары в настоящее время скуплена нашими соотечественниками, храм, надо полагать, востребован... Чего не скажешь о чехах, которые номинально являются католиками и протестантами, а на деле – атеистами, превратившими свои потрясающие по великолепию соборы и костелы в объекты туристского интереса (потребления).
Ну, а кто нынче хорош? Принимая критику этого текста представителями русской диаспоры в Праге, привожу цитату, которая, надеюсь, закроет мои недочеты: «Много интересного и мало известного, но... Что мне не понравилось: автор пишет с иронией (когда пишут о каком бы то ни было народе - мне это не нравится никогда). Затем, когда он пишет о Крамарже - почему бы не сказать при этом, что его вклад в строительство Ольшанского храма был на почве любви к русской жене, православной? И если автор так разбирается в том, какие они - чехи (апломб автора велик!), почему не упомянуть великолепный, просторный и несущий свет православный Храм Кирилла и Мефодия в центре Праги (тот, связанный с чешскими парашютистами)? И как православные священники их спасали в своем Храме?
А разговоры о том, религиозен или нет тот или иной народ - что, разве отсутствие ярой религиозности столь существенна в оценке народа?» (Лариса Дашкова).
Вероятно, не корректно наезжать по поводу наличия религиозности или отсутствия оной, сам тот еще гусь (гус?), но пишу-то о своих собственных впечатлениях… Две недели пребывания в Чехии срок небольшой, но тем ценнее «схватить» образы. В целом же они таковы, что спровоцировали меня взяться за написание этого текста

Приближение пятое: Собор Святого Вита

У каждого государства есть его духовный символ, национальная святыня, «фирменный знак». Для Чехии, не говоря уже о Праге, на протяжении веков таким символом является Кафедральный собор Святого Вита – Catedrala Sv. Vita, одновременно епархиальный храм, и усыпальница светских правителей.
Самый крупный собор в Праге, чьи готические «стрелы» видны с любой точки города. И самый «недоступный», поскольку проход к собору был только возможен через две арки Президентского дворца с Градчанской площади (Hradcanske namesti), а ворота дворца не всегда открыты… Сейчас-то к собору можно подойти и с других позиций, но в Средние века такой сложный доступ к собору объясняется (гидами) чисто стратегическими причинами, учитывая, что возник он еще в 1344 г., а эти времена мирными не назовешь…
Истины ради, следует сказать, что возник он не на пустом месте. В 926 г. здесь была возведена романская ротонда Св. Вита, перестроенная через 170 лет в базилику, имевшую три нефа. Поэтому, гиды смело утверждают 1000-летнюю историю собора, поскольку достройка западной части храма и реставрация старой части закончилась лишь в 1929 г.
Фактически стройка длилась 600 лет, по причине чего собор стал, в архитектурном контексте, образцом «симбиоза» стилей разных эпох (ренессанса, барокко и др.), что, в общем, характерно для Праги в целом. Известно, что начальным этапом «стройки веков» руководил (в 1344-1352 гг.) французский архитектор Матиаш из Арраса, а позднее, вплоть до 1406 г. его работу продолжил Петр Парлерж & сыновья.
За это время были возведены: восточный портал собора, хор со сводами, венок из капелл, а также часть колокольни с Золотыми воротами (южный портал). Скульптурная отделка интерьера, как полагают, тоже выполнена в мастерской Парлержа. И только в 1873 г. было осуществлено строительство трехнефного объема и западного фасада с двумя башнями архитекторами И. Мокером и К. Гильбертом на основе тщательного изучения сохранившихся чертежей П. Парлержа.
Итогом многовекового строительства стало здание собора длиной 124 м, и высотой главной башни 96,6 м. Господствующее положение в интерьере с 28 несущими колоннами занимает готический Главный алтарь, перед которым находится Королевский саркофаг, созданный из белого мрамора Александром Коллином в 1566 –1589 гг. и образующий надземную часть усыпальницы. В 96-метровой башне с готическим основанием, достигающим высоты 58 м, находится самый большой, 18-тонный колокол Чехии.
На дверях собора изображены сцены из истории строительства храма, а также эпизоды легенд о Вацлаве и Войтехе, а на витраже-розе – сцена «Сотворение мира» (автор Фр. Кисела; 1921). Кроме того, на фасаде имеется литье: сцены, символизирующие сезонные занятия крестьян, приуроченные к знакам зодиака, как и на знаменитых астрономических часах, что на Staromestske namesti (еще один «прокол» католиков: считается, что Иисус Благой Вестью отменил законы Зодиака! Хотя, не исключаю, что именно сезонные занятия крестьян были подтянуты позднее под зодиакальный цикл).
В интерьере, прежде всего, обращаешь внимание на витражи внушительных размеров, исполненные известными чешскими художниками М. Швабинским и А. Мухой.
Для любителей органной музыки собор посещать следует в праздничные дни, причем орган (вниманию ценителей искусства) украшен орнаментом в стиле рококо (1757 г.).
Чтобы в полной мере осознать масштабы и величие собора, рекомендую подняться по винтовой лестнице (287 ступеней) в специальной башенке в западной части храма, в проход которой умещается один человек, причем, по традиции, спираль закручена по часовой стрелке, что дает (в случае осады) преимущество защищающемуся воину, держащему меч в правой руке. Наградой за подъем станет скамеечка для отдыха запыхавшихся оптимистов и потрясающий вид красночерепичной Праги. Зажать кулак и запомнить этот образ.

Приближение шестое: Reon Angordian

«Реон Ангордиан - вещь настолько несусветная, что соединять ее с Прагой - вообще немыслимо. Р.А. со своей женой Арианой создали здесь культ эротики, в свое время писали себя на полотнах в различных экзотических позициях. Прага вполне могла обойтись без этого, она и так хороша. Не понимаю, как они вообще могли попасть в столь серьезное исследование (или на это претендующее)» (Л. Дашкова).
Догадываюсь, что Ангордиан (настоящее имя Ян Зарадник) – скорее итало-кельтско-британский феномен, нежели чешский. А в Праге ему место или нет, решать ему самому. И если я (или кто иной) увидел его работы, и они оставили впечатление в его сознании или душе (причем, неважно какое – отрицательное или положительное), ассоциироваться они будут с Прагой. Желаем мы того, или нет… Думаю, что и для Джимми Пейджа (не последний человек в мире, да?) было важно, что он приобрел холсты Ангордиана именно в Праге. Позволю слегка пофантазировать и предположить, что когда Jimmi Page купил замок Болёскин на берегу Лох-Несс (в Шотландии), то ему понадобилось развесить по стенам новоприобретенной недвижимости нечто друидическое, отсылающее к дохристианской реальности Европы. Следует отметить, что ранее замок принадлежал самому «Зверю» (Теону) – основоположнику телемизма и сексуальной магии Элистеру Кроули (Alistair Crowley)… Видимо, знаменитый гитарист легендарной группы Led Zeppelin увидел на холстах Реона то, что соответствовало духу мэтра телемизма и его замка.

Не скажу, что я очень обрадовался, когда вместе с женой чуть было, не заблудившись в садах Петржинской заграды, наткнулись на стоящий в зарослях особняк, расписанный «сатанинскими» рожами и обставленный аналогичными же малыми скульптурными формами.
Однако, устав, мы постучались, и нам открыл дверь колоритного, хиппового вида мужчина, голову которого венчал бархатный берет, пригласив осмотреть свою галерею и отведать малинового (!) вина…
Наверное, так пропадали дети в сказках о пряничном домике.
Что же касается вина из ягод малины, то последний раз я его пробовал у своей мамы лет десять назад. Так что, купив билеты за вполне приемлемую сумму – что-то порядка ста пятидесяти крон за двоих (ок. 190 руб.) мы устремились в недра жутко расписанного волшебного домика.
Лучше один раз увидеть… Мир, который создал Ангордиан в стенах этого домика, оказался заселен весьма плотно. Нет свободного сантиметра пола, стен и потолка, где бы не жили существа из другого мира – страны Ангордии… Из знакомых образов – эльфы, зеленоватого цвета друидические девицы и нимфы, ассоциирующиеся с Геллой Булгакова, козлорогие существа в темно-синей гамме, чьи рога в дохристианскую эпоху являли собой атрибут солярной силы (годового увеличения солнечного дня)…
Талант Ангордиана не вызывает сомнений, кроме того, за его плечами – обучение искусству керамики в Италии, работа реставратором в Швейцарии, в технике старых мастеров живописи… Французская Бретань, населенная потомками кельтов, где Ян Зарадник и стал Реоном Ангордианом. Возможно, кровь кельтов бойе, населявших некогда и Чехию, проснулась в славянине Зараднике, когда он увидел бретонские ландшафты, дома и мельницы…
Спускаясь и поднимаясь по лабиринту его гротов, обросших разноцветными наплывами созданных чешским друидом сталактитов и сталагмитов, невольно начинаешь чувствовать воздействие его работ. Странное ощущение. При том понимаешь, сам мастер не только творит здесь (по ночам, как выяснилось), но фактически живет в галерее. Ангордиан тем самым расширяет границы внутреннего, личностного мироздания, вынося его за пределы своего «я», творя все новые образы и населяя ими этот домик в Петржине, куда его власти Праги отселили с Карловой улицы. Изливаясь на холст, эти образы начинают жить, становясь уже частью уже мироздания внешнего. Для тех, кто возжелает сделать их частью своего мира (подобно Джимми Пейджу), можно приобрести холст на выбор (см. сайт www.reon.cz). За неимением лишних ста тысяч крон на покупку, я попросил жену сфотографировать меня с мастером, пообещав Реону (на русском с примесью плохого английского) написать про него. Что и делаю.
Литр выпитой холодной «малиновки» не успев дойти цели, был нейтрализован пражским зноем, в который мы вновь выпали из реальности Ангордии. Идти куда-либо больше не хотелось, и, выйдя на станцию Небожижек / Небозизек (?) на склоне Петржина, мы с почти детским интересом спустились в вагоне лановой драги (т.е. фуникулера) до станции Уезд.
Ahoj.

2007


Рецензии