Ландыши

Пятое мая для Милочки - дата знаменательная. В этот день она, юная невеста, была самой счастливой на свете. Красивая, нарядная, полная радости и веселья под звуки марша Мендельсона, под руку со своим суженым входила в зал Дворца бракосочетания. Много цветов. Много шампанского. Много друзей. Счастливая!

Завтра - пятое мая. Годовщина. Фарфоровая свадьба. Прошли годы. Милочка стала вдвое старше. И муж уже давно для одних Сергей Петрович, для других - просто дядя Сережа. Двадцать лет совместной жизни. Много? Много! Можно и итоги кое-какие подвести.

Живут не хуже других - с этим не поспоришь. Квартирка неплохая, правда, на деньги любящих родителей приобретена. Скинулись с обеих сторон, и такая радость - собственное жилье у детей! А на все, что в доме, как говорится, потом и кровью сами заработали. И не только удобные диваны да стильные комоды интерьер украшают. Но и плазма есть, и кондиционер, и очиститель воздуха нового поколения. Итальянские бра горделиво со стен глядят. Посуда "Цептер" семейный достаток подчеркивает. А собрания сочинений классиков мировой литературы о духовности свидетельствуют. Если брать шире, то и машина, уж третья по счету, да и дача имеется. Все как у людей, одним словом!

-Да, счастье-то не в этом! - многие могут возразить.
"Счастье" тоже есть, и сразу в двух экземплярах. Правда, разного пола: Олежка и Наташка.
А любовь? С любовью как? За двадцать лет чувства-то остыли? А вот здесь вопрос сложный, потому как, чтобы на него ответить, следует всю совместную жизнь перелистать.

Милочка с детства любила, чтоб ее любили. Самый вкусный, самый сладкий кусочек - ей. Самые нарядные платья - естественно. Когда подошел возраст, "мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает", то этот период трагическую окраску приобрел. Те, кому нравилась, не вызывали ни малейшего душевного порыва. А вот если ею не заинтересовывались или, не дай Бог, подружку какую предпочли, вот тут уж сердечные волнения бурную страсть вызывали.

С Сереженькой так и было. Знала Милочка, когда на первый поцелуй соблазняла, что не ее парень. Хорошо знала чей, когда в постель к нему прыгнула. Но от этого как раз и кружилась голова. Предвидела, что приедет скоро Оленька, переживала даже. Но особых угрызений совести не чувствовала. Получилось, кто не успел, тот и опоздал.

Не успела подружка лучшая встретить паренька из армии, потому как сама на учебе в другом городе находилась. А Милочка чем виновата? Для неё эта связь тоже не случайная. К Сереге симпатия всегда была.

А здесь, ну, просто звезды сошлись! Май. Тепло. Воздух пьянит ароматом первых распустившихся деревьев, первых цветов. И внезапно появившийся Сереженька, зашедший к Милочке узнать, когда Оленька приедет. Как в кино получилось: "не виновата я, он сам ко мне пришел!"

Оленька всегда дорогу, как черная кошка, перебегала. И в школе лучше училась. И самые симпатичные парни именно на нее заглядывались. Спортсменка, активистка. В институт с первого раза поступила. А Милочка чем хуже? А выходит ничем, раз дружка увести сумела.

Совестливым Сергей оказался. Не смог девушку в интересном положении одну оставить. Вот и сыграли свадьбу, правда, на четвертом месяце беременности. Оленька на свадьбу не приехала. Да, честно признаться, никто и не приглашал. Милочке, как нашкодившей кошке, в глаза ей смотреть совсем не хотелось. А Сережа и подавно не готов к этой встрече был.

Подруга появилась в городе, когда у Милочки первенец родился. В гости пришла один только раз. Поздравила, подарок для малыша принесла. Смеялась, глядя на Олежку, как тот неуклюже свои первые шаги по жизни делал. Смеялась, а у самой глаза грустные-грустные. Хоть и старалась показать, что рада счастью молодожёнов, но плохо эта роль удавалась. Сережка, как только увидел ее, замкнулся, словом приветливым не обмолвился.

Но Милочка интуитивно чувствовала: тянет их друг к другу. И свекровь об этом не раз предупреждала, говоря, что Сережка весь в отца, если кого полюбит, то это навеки. Милочка не была семи пядей во лбу, но хорошо понимала, что не про нее сказано. Но не затем она гнездо семейное вила, чтоб ради счастья, хоть и близких людей, разрушить.

Наоборот, еще ласковей сделалась. К сынишке заботу и внимание пуще прежнего проявлять стала. Мужу страстные слова ночами бесстыдно шептала. А через годик и дочурку дорогому супругу подарила. Дома запахом шарлоток да эклеров стены пропитала. Образцовым порядком да чистотой соседок поражала.

Бывало, чувствовала: виделся Сережка с любовью своей бывшей, подружкой-соперницей. Но ни словом, ни видом не выдавала мучений сердечных. Просто прическу новую сделает, губки ярче подкрасит да улыбкой приветливой любимого одарит.

После встреч этих муж неузнаваем был. Нет, на детях это никак не отражалось. Любил он детей. Да, и Милочку не обижал. Просто альбом армейский обычно листать начинал да Олежке о службе военной рассказывать. А сам, видно было, о своем думал. Милочка его хорошо изучила: виделся. Случайно встретил. Потому как Оленька гордой была: не приняла бы, если б Сергей к ней тайком от жены бегал. Милочка толком-то и не знала, как сложилась судьба у подружки бывшей. Слышала как-то, что муж у нее то ли погиб, то ли умер. Что живет она с матерью старенькой там, где и раньше жила. А больше ничего. К чему любопытничать, если пути-дорожки разошлись?

       ***

Сергей Петрович хорошо знал жену. Когда двадцать лет проживешь под одной крышей, хочешь - не хочешь, а каждую мысль, словно телепат, прочесть без особого труда сможешь. Да, Милочка и не скрывала своих пристрастий. Цветы - только розы красные, и ноги у роз этих должны быть не короче Милочкиных. Духи, ясно дело, только французские! И причем определенных марок. Обувь итальянская. Белье немецкое.

Ладно, с цветами все ясно. А чем еще удивить? Романтический ужин в ресторане? Абсолютно нет желания куда-то тащиться. И вообще, какая к черту годовщина! Ну, двадцать лет... И что? Ни холодно, как говорится, ни жарко! Никак!

К Милочке по большому счету претензий никаких. Жена она верная. Хозяйка хорошая. Борщи знатные варит. Пироги вкусные печет. Рецепт ее теста дрожжевого без конца подруг интересует. Мать заботливая. Олег вон уже первый курс в институте заканчивает. Наташка на медаль в школе идет. Нет, Бога гневить никак нельзя.

И как женщина жена молодец! За собой следит. Ни халатов замусоленных, ни тапок драных - не к чему придраться. Всегда опрятная, благоухающая. Волосы хорошо уложены. Макияж - не подкопаешься - безукоризненно сделан. И в постели молодец: охи-вздохи не наигранные. Любит!

Сергей Петрович ходил среди благоухающего рая цветочного рынка и придирчивым взглядом осматривал предлагаемые букеты. Красивые! Очень красивые!!! Но что-то не то. Хотелось другого. Он и сам не мог понять, почему они, несмотря на великолепие, не волновали душу. Почему?

Красные бутоны горделиво сидели на толстых и длинных стеблях. Лепестки роз крепко держались друг за друга и, казалось, готовы были распуститься от тепла и восхищения любого, кто одарит их вниманием, выразит восторг. Профессионально оформленные букеты ждали своего дорогого покупателя. Ждали с нетерпением, потому что красивая жизнь цветов была коротка.

И вдруг Сергей Петрович обратил внимание на женщину, стоявшую как-то особняком от всех остальных людей на рынке. Нет, она тоже продавала небольшие букетики. Ландыши. Такие трогательные в своей естественной красоте. Такие благоухающие весенним лесом.

Ландыши… Их так любила Оленька. Вместе с ней Сергей собирал эти чудесные цветы накануне дня его провода в армию.
-Отслужишь, вернешься, и я тебя ландышами встречу, любимый! Ждать буду!!!

Несколько раз в письма свои Оленька вкладывала тоненький стебелек хрупкого весеннего цветка. Даже в засушенном виде он сумел сохранить душистый запах. А может, это был аромат первой юношеской любви? Аромат Оленькиного дыхания, сладких губ?

Ландыши стоили совсем дешево. Двадцать рублей. Сергей Петрович долго стоял, словно прицениваясь к цветам. Затем взял в руки букетик, поднес к лицу, вдохнул всей грудью хорошо знакомый запах и, быстро положив в кастрюлю с водой, пошел прочь.

-Мужчина, мужчина, берите цветы! Они свежие. Я их сегодня утром нарвала. Уступлю в цене. Берите по пятнадцать рублей.
Сергей Петрович, не оглядываясь, быстрым шагом удалялся от того места, где женщина продавала ландыши.

Он шел покупать розы. Цветы на длинных толстых стеблях. Цветы, которые не любил.


Рецензии
Хороший рассказ. Жизненный. Грустный.
А ландыши ведь в Красной Книге?
С уважением,

Диана Крымская   24.01.2011 21:21     Заявить о нарушении
Да, Диана, жизнь подбрасывает материал для сюжетов. А ландыш, и правда, занесен в Красную книгу. Тем не менее весной всегда продают эти цветы.
С благодарностью за отклик

Татьяна Кезина   26.01.2011 18:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.