Прощенные. Часть 2. Пришелец и Надменная

   Наслышаны!...  Лет десяти назад, без малого, имя Новосильцевых было в Санкт-Петербурге на слуху. Новосильцевых и Черновых. Эта, разве что не шекспировская, трагедия семей рождала разговоры с кривотолками в салунах и английских клубах, в ресторациях первой статьи и дешёвых харчевнях, а особливо - в офицерских, полубогемных, разночинных и студенческих кругах. Весь город будто разделился на сочувствующих и осуждающих, принявших сторону тех или других… Но впрочем, нет, - не осуждающих, - злорадствующих и торжествующих - вот это явственно носилось в  набухающем сентябрьскими туманами, болезненном, нервозном петербургском воздухе.
   В ту осень Шарлемань заканчивал строительство Скотопригонного двора, что на Обводном. Чопорно-строгие, тяжеловесные фасады его детища смотрели в город полукруглыми глухими арками - безмолвной данью  питерскому классицизму. Какой-то из тогдашних щелкоперов-литераторов вскоре прозвал  Скотопригонный « во весь рот зевающим от скуки»…
  Век классицизма близился к закату. Он отходил неповоротливо, слоновьей неуклюжей поступью, грубо теснимый новыми веяниями, ругаемый пресыщенной эстетской публикой. Вдруг оказалось, что величественные жёлто-белые  громады, некогда царившие в столице безраздельно, решительно бездушны,  бесталанны,  просто скучны. Их строгий, выверенный по Палладию порядок теперь давил и утомлял.
  Повсюду чувствовалось сладкое, дразнящее, томительное ожидание перемены.
    
       Архитектор запомнил тот пасмурный день, 14 сентября 1825 года. Он ехал вдоль Обводного на Царскосельский, осматривая уже почти отстроенное здание, когда увидел движущуюся наперерез ему процессию...
 Вначале - небольшая группа офицеров с траурными перевезями, (некоторые - в генеральских мундирах), за ними двигалась четвёрка лошадей в торжественных попонах, украшенных старинным родовым гербом, она везла закрытую карету с гробом.
  Плотная занавесь окна кареты раздвинулись, и он заметил женское лицо - почти бесплотное, почти безумное в своем отчаянии и притягательное - одновременно.
 За тем размеренно шла вереница экипажей - с вензелями, гербами достойнейших русских родов: в молчаньи, под стук лишь копыт да колес, все продвигалось к городской окраине. Там уже многие свернут, расстанутся, но только  близкие поедут далее, в Москву, где под стенами Новоспасского монастыря закончит свой короткий путь Владимир Новосильцев, красавец, флигель-адъютант, прямой наследник одного из знатнейших российских дворянских семейств.  Погибший от смертельной раны в бок, за выборгской заставою, в Лесном, в далекой от изыска тесной комнатушке постоялого двора.
       Тогда же, в близости от скорбного пути его,  в Семёновских казармах, влачил последние мучительные дни свои и дуэлянт-противник  - защитник поруганной сестринской чести, гроза заносчивых аристократов, неколебимый рыцарь справедливости с разорванною пулей в голове - подпоручик Константин Чернов.
Прощание с подпоручиком Черновым - в последнюю неделю  сентября - Иосиф Шарлемань  так же запомнил. Не мудрено!
   Пути, что от Семёновских казарм до Смоленского кладбища наполнились сплошь молодыми людьми. На дрогах под тяжёлым балдахином медленно двигался малиновый, богатый, заваленный венками и цветами, помпезный подпоручиков гроб. Средств от  «сочувствующих» пожертвовалось преизрядно… До звона в ушах надрывался военный оркестр, полсотни факельщиков озаряли путь, и то и дело там и тут взмывали сжатые сурово кулаки и раздавались возгласы…
   Там были и родные и чужие, знавшие близко и не знавшие  его, осведомленные лишь понаслышке и вовсе уж случайный любопытствующий люд. Но все, ведомые  особой силой,  охваченные нарастающим порывом, почувствовали здесь себя едиными. Способными действовать и крушить.О, это чувство будоражило, пьянило...
 Тот сладостный, вмиг одурманивший голову вкус всевозможности, не  покинет уж многих из них до конца - до выстрелов на холоде Сенатской и каменного каземата. Бесчестья, каторги или петли.
       Припомнил Шарлемань и строки, звучащие после черновских похорон в трактирах из уст подвыпивших студентов, или в кругу разгоряченных офицеров:
      «Клянемся честью и Черновым,
       Вражда и брань временщикам…»
 Увы, господа,- размышлял он тогда, - вражда и брань лишает разума, без разума уже не будет чести, без разума не станет ничего. И далее:
       « Нет, не Отечества сыны
       Питомцы пришлецов презренных,
       Мы чужды их семей надменных..»
 
   И вот, десятилетие  спустя, он, что из этих, «пришлецов презренных», сидел перед нею, «надменной» и смотрел в постаревшее, но все еще на редкость милое, притягивающее мягкостью неярких черт, лицо.
       Тогда, давно, мелькнувшее в окне кареты (да, он запомнил этот образ), оно казалося почти безумным, сейчас, напротив, выражало совершенное спокойствие и твердость. И со спокойной твердостью она произнесла:
- Считала и считаю, ныне как и ранее, себя сыноубийцей. Не скрою - много лет ждала от Господа расплаты и приняла бы с благодарностью, для искупления хоть толики своей вины. Однако же, наказаны давно все те, другие, да карой, которую им не желала…
«О, да,- подумал Шарлемань, вспомнив об участи Рылеева ( по слухам, Кондратий Рылеев был главным зачинщиком свары), такого конца никому б не желать…»
- Я же не удостоилась господнего возмездия, и по сей день несу свой тяжкий крест.
« А так уж ли ты виновата?» - спросил сам себя Шарлемань.
- Однако, чувствуя, что век мой на исходе, предприняла попытку я найти, вернее заслужить, господне указание… И, верите ли, я его нашла.


Рецензии
Юлия, так как историк я по неволе, то конечно попросту влез в сеть и взглянул, что там за дуэль приключилась. И обнаружил следующее не соответствие.-"14 сентября 1825 года Владимир Новосильцев скончался". А Архитектор Шарлемань вспоминает 14 сентября 1824 года. Кто ошибается Иосиф Иванович или Википедия?)))

Николай Васильевич Захаров   03.05.2018 16:48     Заявить о нарушении
Да, да, это мой недосмотр. Спасибо! Сейчас исправлю.Это мой самый первый, очень давний опус. Он безнадёжно дилетантский. Его нет смысла даже редактировать. Извините,мне даже неудобно. В этом опусе много исторического материала, потому не убираю с сайта. Многим полезная информация, люди заглядывают. Только из этих соображений.

Юлия Шилкина   03.05.2018 18:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.