Зверушка некроманта

       Обрывистая тропинка, тянущаяся по северной части горы, осталась далеко за спиной, и впереди показался черный провал пещеры.
       Взбирающийся по крутому подъему мужчина остановился, с облегчением опуская на теплые камни перекинутый через плечо дерюжный мешок.
       – В последний раз иду.– Крепко сжимая факел – короткую палку с намотанной на конце просмоленной паклей – сам себе пообещал он, свободной рукой вытирая вспотевший лоб.
       Мужчину звали Шэл Вальцдув. Его возраст приближался к шестидесяти годам, но был он человеком бойким и энергичным. Даже лишний вес не мешал Шэлу вести активный образ жизни и всегда оставаться на виду в родной деревне Зикрафик. Жители подгорного селения знали Вальцдува как добродушного стареющего пекаря, готового всегда придти на помощь.
       Передохнув, Шэл с натугой вскинул мешок, почтенным размером и округлой формой напоминающий самого пекаря, и зашагал к пещере.
       Задержавшись у ее входа и по привычке оглядевшись, Вальцдув ступил вовнутрь. Гулкие шаги разнеслись по неосвещенному ходу, отражаясь от сталактитов и уносясь вглубь сумрачного грота.
       Морщась от застарелого запаха плесени, пекарь пробрался сквозь лес высоких сталагмитов.
       – Бекрат! – во все горло позвал он и замер, прислушиваясь к раскатистому эху.
       Крат! Рат! Ат! – насмешливо отозвалась пещера, и все смолкло.
       Мгновение стояла тишина. Вальцдув даже успел подумать, что человек, к которому он направлялся, покинул грот, но слабый и далекий голос развеял эти мысли:
       – Сюда!
       Да! Да! – зловеще подтвердило эхо.
       В тот же миг, будто очнувшись ото сна, по стенам пещеры запрыгали иллюзорные тени, где-то раздался тоненький смешок.
       Чертыхнувшись, Шэл побрел на голос, сгибаясь под тяжестью мешка и стараясь не обращать внимания на странные звуки и очертания. Согласно молве, пещера издавна пользовалась дурной славой. Говорили, что здесь обитают духи непогребенных и прочая нечисть, но пекарь не желал верить в безумные байки, считая видения лишь игрой своего богатого воображения.
       Пещера была глубокой, она уходила внутрь горы на добрую сотню шагов. И чем дальше пробирался Вальцдув, тем все более обжитым становился темный ход. Под ногами начали попадаться огрызки яблок, скорлупа, куриные кости. Жилец явно не заботился о чистоте своего временного дома, а когда в нос ударил резкий запах испражнений, Шэлу стало по-настоящему противно.
       Свет факела выхватил из мрака застывший остов дракона. Видимо, тварь сдохла давно, поскольку плоти на скелете не было, и чистые, будто обглоданные кости, отражая огонь, белели в темноте.
       Пекарь сбавил шаг и встал прямо под пастью животного, глядя в его пустые черные глазницы. Мужчина уже не раз видел этого дракона, и все никак не мог понять, почему смерть настигла того в настолько странной позе, точно ящер намеревался в следующую же секунду броситься в атаку – лапы расставлены, пасть приоткрыта, исполинские крылья расправлены и готовы к полету.
       Внезапно полые глазницы дракона полыхнули огнем, блеснули злостью, словно возвращая к жизни своего хозяина. В изумлении открыв рот, Вальцдув испуганно попятился, вжимаясь в стену и ожидая самого худшего.
       Но дракон не шевелился, и это придало мужчине уверенности. Медленно отделившись от стены, он осторожно пробрался между лап костлявой твари и посеменил, желая быстрее добраться до Бекрата.
       – Тебе показалось, Шэл, тебе показалось, – успокаивал он самого себя, стараясь не вспоминать глаза дракона, сулящие человеку гибель.
       Наконец, свернув за угол, пекарь очутился близ завершающей ход небольшой овальной площадки, и увидел пещерника. За месяц, проведенный под сводами нового жилища, тот почти не изменился – настороженный взгляд, серое лицо, впалые щеки, острые скулы и плащ, этот проклятый длинный плащ со стоячим воротом, по полу таскающийся за беглецом и поднимающий облака пыли!
       – Откуда здесь пыль? – В первое свое посещение удивился пекарь, но Бекрат промолчал, одарив гостя загадочной улыбкой.
       К радости Шэла, сейчас мужчина сидел на влажном бревне и крутил в руках вырезанный из слоновой кости кинжал. Взгляд его зачарованно изучал низкое пламя костра.
       – Бекрат? – опасливо позвал Вальцдув.
       Беглец вздрогнул, встрепенулся, точно лишь сейчас замечая пекаря.
       – Здравствуй, – тихо промолвил он. – Устал, поди, подниматься ко мне по отвесу? Не стесняйся, присаживайся.
       Шэл с радостью опустился рядом, вытянул ноги.
       – Я принес еду.
       – Спасибо, – безразлично отозвался Бекрат.
       Вальцдув нахмурился:
       – Не за что.
       Пекарь недовольно подумал, что пещерник мог бы проявить к нему и побольше уважения, ведь если бы не он, то Бекрата в стенах грота ждала быстрая голодная смерть. Тем более Шэл еще и платит из своего кошелька!
       – Я верну тебе деньги, когда все закончится, – будто прочитав мысли мужчины, проговорил беглец и улыбнулся: – Спасибо.
       Поморщившись и насмешливо фыркнув, Шэл махнул рукой. Не надо мне твоих денег, читалось в его глазах.
       Пещерник встал. Ножом вспоров ткань мешка, он принялся с видимым удовольствием извлекать из него продукты, а заскучавший пекарь осмотрелся.
       В пещере было сыро. На противоположной стороне площадки лежала охапка мокрой соломы, служащая Бекрату постелью. Под ней едва проглядывалось ржавое лезвие топора. Рядом чернели недельной давности угольки.
       – Что нового снаружи? – полюбопытствовал беглец, отрывая Вальцдува от мыслей.
       – Городской глава все никак успокоиться не может, – подбирая слова, вздохнул пекарь, и протянул к костру озябшие руки. – На дорогах выставлены посты, солдаты прочесывают леса.
       – В деревню приходили?
       – Еще бы! Как только стало известно, что ты где-то здесь, сразу гвардейцы пожаловали с обыском.
       – Гвардейцы? – удивился Бекрат. – Я полагал, они охраняют императора и из дворца ни на шаг!
       – Так оно и есть. Но ты, видимо, кому-то очень сильно нужен. Глава обещал казнить тебя на соборной площади столицы. По сему поводу даже обещаются торжества.
       Беглец скептически ухмыльнулся:
       – Пусть сначала попробует меня найти!
       – Найдет, не сомневайся.
       – Нет, – Бекрат ладонью рубанул воздух.
       – Зикрафик в плотном окружении, – заметил Шэл. – Тебе не выбраться.
       – Ничего, отсижусь. Торопиться мне некуда.
       Вальцдув тяжело вздохнул:
       – Ты не понимаешь? Дело не в том, отсидишься ты или нет. Рано или поздно солдаты доберутся до пещеры. Они уже рядом, рыскают вокруг горы. Завтра, как мне известно, отряд собирается подняться сюда, наверх.
       – Откуда ты знаешь?
       – Я живу в Зикрафике пятьдесят лет, знаком со всей деревней. Я уважаемый человек. И ты еще спрашиваешь, откуда...
       – Я понял. – Бекрат оборвал речь пекаря на полуслове. – Что предлагаешь делать?
       – Удирай, пока не поздно!
       – Куда? – поразился беглец. – Сам же только что говорил – выхода нет.
       Вальцдув сконфуженно промолчал, а пещерник продолжил разбирать принесенную в мешке еду. Отыскав на дне бурдюк, он развязал узел и принялся жадно пить.
       Утолив жажду, Бекрат начал речь:
       – Послушай, Шэл. Я благодарен тебе за все, что ты для меня сделал. Спасибо за продукты, воду, поддержку. Ты хороший человек, Шэл. И если меня казнят, значит, это моя судьба. Полагаю, люди будут рады видеть, как обезглавливают очередного "прислужника тьмы", – беглец скривился, – освобождая его душу от вселившегося в нее зла.
       – Будут, – со знанием дела подтвердил пекарь.
       – Хоть кому-то доставлю радость! – засмеялся беглец и вдруг посерьезнел. – Народ не любит колдунов, ведьм, предсказателей, ученых. Это ересь. А церковь запрещает вероотступничество... Так зачем же ты помогаешь мне, Шэл? – внезапно переходя на крик, вопросил Бекрат. – Отчего не выдашь властям, как на твоем месте поступил бы любой другой человек?!
       Вальцдув понурил голову.
       – Я не доносчик. И я не верю, что ты колдун, – едва слышно обронил пекарь. – Колдунов нет. Их придумала церковь, чтобы уничтожать мешающих ей людей.
       – Вот как? – подивился пещерник. – А ученых тоже церковь придумала?
       – Ученых – нет. Они просто попали под горячую руку. Среди них много самобытных личностей, а кое-кому это не по нраву.
       – Ты прав. Однако за такие слова тебя могут заклеймить еретиком. Пойдешь на костер вместе со мной.
       – Кроме нас, здесь никого нет. Мне некого бояться. Тебе я доверяю.
       – Отрадно. Но почему ты считаешь, что колдунов нет? Что подвигло тебя на эту мысль?
       – Эти... эти скоты, – с трудом проговорил Вальцдув, – сожгли мою жену... и дочь.
       – Сочувствую.
       – Мои девочки не были ведьмами! – Подняв взор и глядя в глаза собеседника, твердым голосом изрек пекарь. – На них донесли соседи, отравившиеся на банкете тухлой рыбой и посчитавшие, что дело тут нечисто. Инквизиция поработала на славу – на первом же допросе... жена призналась во всем... в чем ее обвиняли.
       – Мне очень жаль.
       – Ничего, ничего, – отмахнулся Шэл. – Все позади. Я уже смирился с потерей.
       Они оба ненадолго замолчали.
       – Когда я узнал, что тебя обвиняют в некромантии, сразу понял – обвинения беспочвенны. Не знаю, почему. Ты не похож на колдуна.
       – Объясни это инквизиторам! – горько улыбнулся беглец.
       – Попробую. Только вряд ли получится.
       – Это точно. Значит, ты решил помочь мне из-за своей семьи?
       – Верно.
       – Спасибо, Шэл. Вновь спасибо.
       Подойдя к Вальцдуву, пещерник ободряюще похлопал его по спине.
       – Мужайся, друг. Все будет хорошо.
       – Надеюсь.
       Бекрат сел на бревно.
       – Кстати, ты принес пищу для моей зверушки? Или забыл?
       Пекарь с наигранной досадой хлопнул себя по лбу:
       – Да, забыл, прости.
       Воображаемый питомец, подумал мужчина. Совсем беглец из ума выжил!
       – Ну да ничего страшного, – совсем не расстроился пещерник. – У меня найдется для него пища.
       – Чем кормишь своего зверя?
       – Свежим мясом. А сегодня на завтрак кровь.
       – Кровь?
       – Кровь. И душа.
       – А-а-а, – многозначительно протянул Вальцдув. Последние слова беглеца походили на речь безумца, и пекарь решил скорее уйти. А чтобы сменить неприятную тему, поинтересовался: – Не надоело еще здесь жить? В уютном доме все же лучше!
       – Нет, не надоело, – отрезал Бекрат. – Пещеры были первыми жилищами людей. Почему я должен отказываться от того, что мне дает природа?
       – Не знаю.
       Шэл замолчал, глядя, как дотлевают угольки.
       – Дрова еще остались?
       – Да.
       И снова безмолвная тишина.
       – Пожалуй, мне пора, – вставая, сказал Вальцдув. – Скоро рассвет, а я не хочу, чтобы меня видели выходящим из пещеры. Неприятности мне ни к чему.
       Бекрат понимающе кивнул:
       – Полагаю, мы больше не увидимся?
       – Нет, наверное. Хотя ты обещал вернуть долг. Значит, встретимся.
       Вальцдув взял свой потухший факел, тщетно попытался поджечь его сначала от факела беглеца, затем от костра. Видя, что ничего не получается, он откинул деревяшку в сторону и на ощупь, по стеночке, направился к выходу.
       – Шэл! – окликнул его пещерник, когда пекарь в полной темноте уже удалился на несколько десятков шагов.
       – Да? – мужчина остановился, оборачиваясь на голос.
       – Береги себя, мой друг!
       – Спасибо! – с улыбкой ответил Шэл Вальцдув, и в тот же миг огромные челюсти драколича сомкнулись на нем, не дав "пище" ни единого шанса на спасение.

       Отряд из дюжины имперских гвардейцев резво поднимался по горной тропе. Восходящее солнце било солдатам в глаза, а тяжелое обмундирование тянуло вниз, к подножию, предлагая самый быстрый путь – свободный полет.
       – Фу, наконец-то дотащились! А вон и пещера! – раздраженно прохрипел старший гвардеец, тяжело опираясь на копье. – Быстро обследуем, и назад. Распроклятый некромант! Найду – кишки выпущу этому...
       Гвардеец осекся, споткнулся, едва удержавшись на ногах, и замер, глядя, как из пещеры, куда они стремились, медленно появляется скелет огромного дракона. Через минуту тварь вылезла на площадку возле пещеры, открыла клыкастую пасть, взмахнула крыльями, словно пробуя их после долгого перерыва. Раз, другой, третий... а затем взлетела!
       – Драколич! – с трепетом прошептал кто-то из солдат.
       – Некромант! Вон он! Держи его! – прокричал старший гвардеец, но было уже поздно – дракон набрал высоту, поймал попутный ветер, и полетел, оставляя на земле неясную тень и беспомощных копошащихся людей.
       А на его спине, крепко обхватив хребет, сидел довольный Бекрат. Все вышло как нельзя лучше – крови пекаря хватило с лихвой, чтобы к драколичу вернулись прежние силы. А вместе с ними пришло и долгожданное спасение.
       Подумав о мужчине, Бекрат громко рассмеялся:
       – Лети, Шэл Вальцдув, лети! Твоя душа найдет успокоение лишь в полете! Теперь мы вместе навсегда, мой друг Шэл Вальцдув! Мой друг Шэл Вальцдув... Мой Шэл Вальцдув... Моя зверушка!


Рецензии
Жестоко! Реалистично! Без претензий!

Александр Степанов 2   29.11.2008 23:27     Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.