Когда родился Абрам Ганнибал

       

       Светлой памяти замечательного пушкиноведа
       Нины Ивановны Грановской
       
 
Происхождение и детские годы знаменитого прадеда Пушкина остаются областью загадок и догадок. Даже дата рождения, указанная в современных биографиях А.П. Ганнибала, вызывает сомнения и недоумение, поскольку не согласуется с записям в архивных источниках и им противоречит. Проблема осложнена тем, что из документов петровской эпохи известны два претендента на звание арапа Петра Великого, и звали обоих Абрамами. Одному карьера выпала завидная, с младых ногтей он - наперсник царя, поднялся затем по служебной лестнице до генерал-аншефа. Другому Абраму досталась судьба ничем не замечательная; был он, по-видимому, слугой в боярском доме и к рождению гениев не причастен. Вывезли их из разных африканских стран, и родились они в разное время в конце 17-го века. С каждым из них прибыли в Россию по брату. Одинаковы у арапов Абрамов были темный цвет кожи и, главное, конечно, имена, что могло запутать пушкиноведов, и некоторые биографы Ганнибала эту возможность не упустили.

«ГАННИБАЛОВСКИЕ ДОКУМЕНТЫ»
 
Обратим внимание на различие между документами, полученными в законном порядке, и бумагами, изготовленными и подписанными самими заинтересованными лицами. Нет сомнения, последние больше соответствуют потребностям и вкусам этих лиц, только слово «документ» в таком варианте следует брать в кавычки. Абрам Петрович, по-видимому, исповедовал своего рода философский релятивизм, не робел и с бюрократическими формальностями управлялся без церемоний. Так он взял себе фамилию знаменитого полководца древности, финикийца Ганнибала, позаимствовал выморочный герб Франца Лефорта, скончавшегося в 1699 году. Когда же возникла нужда жениться во второй раз, а развод очень затянулся, Ганнибал купил «венечную память», удостоверявшую, что он холост. Поэтому при всем уважении к Абраму Петровичу нужно учитывать, что некоторые его личные бумаги представляют только «информацию к размышлению», требуют подтверждения и, строго говоря, документами не являются.
       
Перу А.П.Ганнибала принадлежат посвящение его двухтомной рукописи «Практическая геометрия и фортификация» императрице Екатерине I (1726 г.) и прошение императрице Елизавете Петровне (1742 г.). Эти бумаги содержат некоторые неполные хронологические данные. Затем Адам Роткирх, муж Софьи Абрамовны Ганнибал, составил (не ранее 1786 года) жизнеописание Абрама Петровича - так называемую «Немецкую биографию». Последний труд, очевидно, имел в виду А.С.Пушкин наряду с устными воспоминаниями старших родственников, когда написал: «странная жизнь Ганнибала известна нам только по семейственным преданиям». В «Немецкой биографии» сказано: «Он умер 14 мая 1781 года на 93-м году своего возраста…». Так определял годы жизни прадеда и А.С.Пушкин. Отсюда следует, что Абрам Ганнибал родился в 1688 году, и этот вывод находит объективные подтверждения.

Член-корр. АН СССР Д.Д.Благой отмечал, что вымыслы и приукрашивания в собственных биографиях знатных людей эпохи Петра были рядовым явлением: «И так (Пушкин отлично знал это) поступал не один "арап"... А что "арап" был весьма склонен к такого рода приукрашиваниям, видно из дальнейшего повествования немецкой биографии о годах его жизни и при Петре, и, в особенности, в Париже… Гораздо легче было фантазировать "арапу" о годах своего детства в Африке, поскольку никаких документальных материалов о них не было, да, очевидно, и не могло быть» [1].

В посвящении Екатерине I Абрам Ганнибал написал:
«…имел честь служить с самого моего младенчества, а именно лет семи или осьми пристопал Его Величества, такожде и Вашего Величества.
И был мне восприемником от святые купели Его Величество в Литве, в городе Вильне, 1705-м году…».
Чтобы вычислить, когда родился Ганнибал, данных недостаточно.
В прошении Елизавете Петровне Ганнибал пишет:
«В 1706 году выехал я в Россию из Царяграда при графе Савве Владиславиче (Рагузинском – ГФ) волею своею в малых летах и привезен в дом блаженные и вечнодостойныя памяти Государя Императора Петра Великого и крещен в православие…».
В доме Государя вели учет расходов, и бухгалтерия якобы уточняет ставшую ныне традиционной версию приезда мальчика – по «уточненным данным» - не в 1706, а в 1704 году. Так полагает Н.К.Телетова [4]. Ошибался ли Ганнибал в челобитной Елизавете невольно или умышленно, не суть важно: арап Абрам прибыл в Москву еще в конце предыдущего века, в 1698 году. Большая ошибка биографов - на 8 лет - в дате рождения А.П.Ганнибала ныне официально прописана под солидным грифом Пушкинской комиссии РАН, что будет доказано ниже.

ЗАПИСИ ДВОРЦОВЫХ КНИГ

«На приведенные же мной записи дворцовых книг никто до сих пор не обратил должного внимания», - вежливо удивлялся Д.Д.Благой, один из самых авторитетных пушкинистов прошлого века [1]. Он полагал, что Абрам Ганнибал родился в 1688 году. Проф. Д.Д.Благой верил беспристрастным дворцовым расходным книгам, в которых уже с 1698 года упоминается арап Абрам. Следовательно, дата его рождения в энциклопедиях – 1696\7 год – ошибочна. Не могли же увезти Ганнибала из Африки грудным ребенком! Ни в заложники, ни на продажу захватчики младенцев не брали, с ними долгие хлопоты, а детская смертность была лютая. В ту пору даже у царя Петра I и его второй жены Екатерины Алексеевны (до замужества – Марты Самуиловны Скавронской) из 11-ти рожденных детей выжили только две дочки.

Д.Д.Благой пишет о материалах, обнаруженных в Архиве древних актов (ЦГАДА):
" Записи эти не только отменяют традиционную дату ввоза "арапа" в Россию, но и вынуждают отказаться от версии вывоза его с помощью русского посланника из Константинополя, о чем рассказывается как в "семейственных преданиях", так и в немецкой биографии и что повторяется Пушкиным. В 1698 году русского посланника в Константинополе быть не могло, ибо у турок с русскими шла война; равным образом ни в каких сношениях с русским двором Савва Рагузинский, появившийся впервые под Азовом в 1702 году, еще не находился. А если так - рушится и вся предыстория "арапа" до приезда его в Россию».

Тем не менее, в биографии, составленной Дьедоне Гнамманку, дата рождения А.П.Ганнибала обозначена: «в конце 17-го века (вероятно, в 1696 году)» [3]. Об источнике сведений автор благоразумно умалчивает. В научных публикациях об Абраме Ганнибале слависта Гнамманку, ныне профессора Сорбонны, без легенды о турецкой эпопее с участием Саввы Рагузинского не обошлось.
В монографии Н.К.Телетовой, что является ныне последним словом пушкинистики о прадеде великого поэта, указана та же дата - 1696 г. [4]. Граф Рагузинский продолжает играть видную роль. Замысловатое обоснование года рождения Абрама Ганнибала, предложенное Телетовой, приведем полностью:
«Опуская расчеты, произведенные на основании других ганнибаловских документов, скажем, что в начале 1705 года, когда он «пристопал» к государевой службе (так в его тексте), полагал он, что было ему тогда восемь с половиной годов, а девять исполнилось летом 1705 года. Днем своего появления на свет Ганнибал считал, таким образом, 13 июля (ст.ст.) 1696 года».

Жаль опущенных расчетов, произведенных на основании «других ганнибаловских документов», но в тексте, на который сослалась Н.Телетова, сказано иное. Ганнибал не «полагал», будто ему «девять исполнилось летом 1705 года». Так полагает доцент Н.Телетова. В посвящении своего рукописного труда Екатерине I в одном абзаце Ганнибал вспоминает, что начал служить лет семи-восьми. В следующем абзаце он пишет, что крещен в Вильно в 1705 году, но при этом свой возраст не указывает. Автор биографии, получается, домыслила возраст мальчика на момент крещения, приняв его из абзаца предыдущего. Но между событиями двух абзацев мог пройти и прошел изрядный срок. Абрам появился в Преображенском в 1698 году, что подтверждено документально. Следовательно, между приездом братьев-арапов в Москву и крещением Абрама (возможно, повторным) в 1705 году утекли семь лет! Биографы Гнамманку и Телетова их просто упустили. Почему или зачем упустили, можно только догадываться. В расходной дворцовой книге арап Абрам появляется впервые не в 1705 году, как пишет Телетова, а на 7 лет раньше. Трогательная история о том, как мальчика Абрама (Ибрагима) привез из Стамбула Савва Рагузинский, оказывается плодом мифотворчества. Вместе с тем оказываются под сомнением и другие данные, сообщенные Ганнибалом в прошении Елизавете Петровне, что грозит крушением Камерунской версии его происхождения.

В книге Н.Телетовой сделана еще одна попытка обосновать дату рождения Ганнибала. Она пишет: «это 1696 год, ныне уже утвержденный в пушкиноведении на основании косвенных дат в биографии Ганнибала» [4, с.227]. Значит, такова традиция, и не задавайте бестактные вопросы! Д.Д.Благому оставалось только удивляться, а бескомпромиссной Н.И.Грановской – отстаивать свою точку зрения партизанским методом – публикацией выдержек из архивных документов под видом примечаний в краеведческом издании [2].

Документы, где указывался бы возраст А.П.Ганнибала с привязкой его к определенной дате, не найдены, поскольку их, понятно, никогда и не было. Исключение составляет церковная запись о кончине, в которой сказано, что генерал умер в 1781 году на 98 (!) году жизни. Ошибка едва ли случайная. Видимо, Абрам Петрович выглядел настолько ветхим стариком, что священник посчитал достоверной цифру 8 вместо 3. Сам Ганнибал, очевидно, дату своего рождения доподлинно не знал и в зрелые годы предпочитал не говорить о ней, дабы оттянуть выход в отставку по старости.

А.С.Пушкин изучал «Немецкую биографию», составленную Адамом Роткирхом, будущим зятем Абрама Петровича, на основании рассказов самого Ганнибала и «семейственных преданий». Пушкин встречался с людьми, которые знали старого арапа, занимался подсчетами и написал в «Начале автобиографии», что прадед его скончался на 93 году жизни. Отсюда и получается: 1781- 93 = 1688.

Почему А.С.Пушкин снял авторское примечание о своем прадеде к 1-ой главе «Евгения Онегина» после первого её издания? Д.Д.Благой отметил, что к одному из важных разделов «Немецкой биографии» Пушкин «…не только сумел отнестись явно критически, но и оказался здесь более прав, чем позднейшие исследователи…». Далее Д.Д.Благой пишет, что Пушкин «не без добродушия посмеялся над всем этим в своем историческом романе устами носительницы здравого смысла, старушки сестры боярина Ржевского». Боярин говорит, что арап - сын «царского салтана». А старушка перебивает его: "Батюшка, Гаврила Афанасьевич... слыхали мы сказку про Бову Королевича да Еруслана Лазаревича".
Д.Д.Благой заключил: «Между тем эта "сказка" до сих пор принята, в сущности, всеми биографами Ганнибала и Пушкина».
О брате Абрама Петровича поговорим позднее, а пока попытаемся разобраться в казусе двух Абрамов.

ВТОРОЙ АБРАМ

Остановимся на истоках заблуждения, вселившегося в новые биографии Ганнибала. Можно предположить, что причиной ошибки в определении даты рождения прадеда Пушкина явилось появление на исторической сцене еще одного арапа Абрама. Его доставили в Москву в ноябре 1704 года. Решающую роль в этом деле сыграл негоциант и ловкий дипломат Савва Рагузинский. Андрей Георгиев, слуга Саввы, с помощником Яновым привезли в Россию трех мальчиков-арапов, и один из них звался Абрамом. Это и был Абрам-2. По дороге Георгиев сообщил, что выехал «в августе месяце сухим путем, через Волоскую землю и послал [Савва] с ним к Москве трех человек арапов, малых робят». Сохранился и «расспросный лист» посольского приказа, в котором Георгиев показал, что «из тех арапов один крещенный Абрам, а другой некрещеный Абдул, оба они братья родные» [6]. Обратим внимание на важную деталь: арапчата Абрам и Абдул были детьми. Но у Абрама Ганнибала брат, нареченный при крещении Алексеем, был, по меньшей мере, на 6 лет старше Абрама. Ему было лет 16-18 в год приезда и его крещения (1698), и он в «малые робята» не годился. В 1704 году прибыли другие арапы. Итак, Абрам-2, брат Абдулы, не был будущим Ганнибалом, арапом Петра Великого!

Прибывшие в 1704-м году Абрам-2 и его брат предназначались не царю Петру, а боярину Федору Алексеевичу Головину, управителю Посольского приказа. Это следует непосредственно из письма Саввы Рагузинского к боярину Головину. Еще 21 июля 1704 года Савва спешит обрадовать боярина вестью, что посылает своего слугу «кучно с тремя молодыми арапами. Сие есть 2-х Вашему превосходительству, а 3-го послу вашему…Я чаю, что они вам приятны будут…Ваше превосходительство может содержать тех, которые вам полюбятца, а третий послу да оставитца…» [4] .

Богатые царедворцы подражали своему монарху. Посол Петр Толстой тоже получил арапчика, только «поплоше», тот болел и вскоре умер. Неужто боярину Головину ничего не досталось? Н.К.Телетова сочиняет в своей монографии: «Ясно, что Головин предназначал двух арапчиков государю в подарок». Из чего это ясно? Приведенное выше письмо Рагузинского говорит об ином назначении добытых мальчиков. Есть еще одно свидетельство, совпадающее по смыслу. Переводчик посольского приказа Спафарий (Милеску) тоже выказывал рвение и сообщал тому же боярину Ф.А.Головину о своем вкладе в успешную операцию: братьев-арапчиков он выбрал и «отдал их в пречистом доме вашем пречистой госпоже матушке вашей и детям вашем благороднейшим…». Видимо, в качестве живых игрушек. Итак, два источника сообщают, что Абрам-2 и Абдула предназначались в услужение боярину.

А царю Петру новые арапчата были без надобности. Он давно уже привез двух братьев-арапов и был ими доволен. Следы покупки, еще только намеченной, сохранились в письмах Франца Лефорта во время первого путешествия царя Петра с Великим Посольством. В письме от 11 апреля 1698 года Лефорт повторно напоминает патрону: «не забуват купит араби». Нетерпеливый царь Петр не стал бы откладывать на 6 лет желанное приобретение.
Н.Телетова пишет, что из этой поездки Петр привез якобы только нанятых арапов. Расходная книга опровергает это предположение. Вот что пишет по этому поводу Д.Д.Благой:
«…уже с 1698 года в дворцовых книгах начинаются записи товаров, … предназначенных на пошивку платья "арапам" Томосу, Секе и Абраму. Через некоторое время упоминание имен Томоса и Секи прекращается. Имя же Абрама не перестает встречаться вплоть до 1717 года (с 1717 года по 1723 год Абрам во Франции – ГФ). А то, что этот "арап Абрам" и был предком Пушкина... доказывается записью в той же дворцовой книге еще от 1699 года, где он прямо назван - Аврам Петров». (С 1731 года его фамилия становится - Ганнибал, а впервые она упоминается в 1727 году).
Томос и Сека были нанятыми моряками, их вскоре отправили служить во флот. А Абрам и его брат остались в Преображенском…

Секретарь саксонского посольства Георг фон Гельбиг, видимо, слышал какие-то толки и в книге «Русские фавориты» (1809), написал, что Ганнибал был доставлен Петром из Голландии в качестве юнги. Голландия, как страна, где был куплен Абрам, – весьма вероятна. А юнгой, очевидно, его назвали по ошибке. Абрама попутали с арапами, которые были моряками, возможно, их везли вместе. Слух о покупке Петром арапа Ганнибала не забылся и много позднее дошел до Ф.В. Булгарина, который использовал его со своей подлой целью.

Н.Телетова замалчивает дворцовые записи ранее 1705 года о расходах на одежду «арапу Абраму». Этих документальных данных о присутствии Абрама в Преображенском полку с 1698 года достаточно для того, чтобы приблизительно определить дату его рождения как 1688 год. Ни Д.Гнамманку, ни Н.Телетова эти данные не опровергают. Они их игнорируют молча, не поднимаая ненужного шума, поскольку факты - упрямая вещь. Аргументы в пользу 1688 года рождения не исчерпывается приведенными выше свидетельствами. Есть и наглядные доказательства (http://berkovich-zametki.com/2006/Zametki/Nomer2/Fridman1.htm ). Изображения молодого Ганнибала показывают, что в 1705 году у него был рост не 9-летнего мальчика, а средний рост взрослого мужчины! Может быть, мальчик сидит? Нет, этикет никогда не позволял придворным и обслуге сидеть, особенно когда монарх стоял. Дополнительные данные содержатся в свидетельствах Алексея, брата Абрама, на допросе в канцелярии Сената в 1716 году. Однако Н.Телетова пытается использовать неточности его ответов (или небрежность писаря) для дискредитации этого документа и ошибочного утверждения, будто братья Алексей и Абрам не могли появиться в России еще в 1698 году. Поэтому рассмотрим подробно драматическую историю поездки Алексея за Полярный круг, в Пустозерский острог, куда он так и не добрался.

ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ БРАТА АЛЕКСЕЯ И СУДЬБА НЕСЧАСТНОГО КНЯЗЯ В.В.ГОЛИЦЫНА

В.С.Козлов опубликовал матриалы допроса Алексея Петрова, брата «камардина» Абрама, которые проясняют дату появления его в России [5]. Другой материал по этому же делу – «доношение» архангельского губернатора - был найден и опубликован Н.И.Грановской [2], и это донесение еще раз подтверждает сообщенные Алексеем данные. Кстати, В.С.Козлов полагал, что Алексей родился примерно в 1682 году. Фамилия Алексея Петрова говорит о том, что он, как и его младший брат, был крестником царя Петра.
В протоколе допроса записано:
«1716 года марта в 9 день в Канцелярии Сената арапленин Алексей Петров допрашиван. А в допросе сказал: крещен де он в православную христианскую веру на Москве в Преображенском тому лет с двадцать, а восприемником был царское величество. И служит в Преображенском полку в гобоистах лет с восемь. И в нынешнем 1716 году в январе месяце по указу великого государя, а по прошению брата ево Алексеева государева камардина Аврама Петрова, отпущен он был в Пустозерский острог на четыре месяца для свидания с женою своею для того, что женат он из дому князя Василия Голицына на послуживице на девке Авдотье. А женился он на Пинежском волоку в то время, когда к городу был Его царского величества второй приход. И жила она Авдотья в Пустозерском остроге при сыне князя Василия Голицына при князе Петре. А для проезду до Пустозерского острога дано ему было пропускное письмо за рукою секретаря Алексея Макарова и подорожная была ему дана на две подводы за печатью и прогонные деньги дал ему он же Алексей Макаров. И как он ехал в Пустозерский острог в Олонецком уезде в Вытегорской волости напали на него воровские люди и платья с него кафтан и камзол и штаны сняли. А отпуск и подорожная у него были в том кафтане. И ево били смертным боем. И о том у него Алексея в Олонецком уезде на государевых заводах имеется словесное челобитье...».
Алексей успел отъехать от Петербурга всего верст двести, но находит силы продолжить поездку, и находятся добрые люди, которые ему помогают. Местные администраторы петровских времен действуют толково и расторопно.
«И с тех заводов по прошению ево Алексея горожанин который ехал из Санкт-Петербурха Мартын Галкин взял ево Алексея и кормил своим хлебом до Каргополя. А от Каргополя до города Архангельска ехал он Алексей один на наемной подводе. А на наем подводы дал ему Каргопольский комендант Петр Львович Касаткин два рубли. И приехав он к городу Архангельску не быв нигде на постоялых дворах явился к вице-губернатору Петру Ефимьевичу Лодыженскому того ж числа и был у него два дни, а на третий послал он вице-губернатор ево Алексея с солдатом Ульяном Скорняковым в Санкт-Петербурх и велел ево объявить в Канцелярии Сената. А окроме вышеписанных городов в иных городах он Алексей нигде не был».
Приписка: «1716 года марта в 12 день по указу Великого государя Правительствующий Сенат приказали: арапа Алексея Петрова отослать на государев двор и отдать его Василию Мошкову с роспискою». Между прочим, Великий государь и арап Абрам в это время были уже за рубежом. «По сему указу в дом царского величества вышеписанного арапа Алексея Петрова Василий Мошков принял и расписался» (ЦГАДА, ф. 248, оп. 3, Д. 43).

Н.К.Телетова не скрывает своего раздражения и возмущения: «Некий Алексей Петров, называющий себя братом «камардина» Абрама Петрова, просит у государя через этого приближенного к царю брата разрешения об отпуске его…Логично предположить, что этот Алексей не кто иной, как крещеный Абдула, исчезнувший из документов сразу по прибытии…». И вывод: «Все в этом документе противоречит одно другому. Представляется, что это мистификация или, лучше сказать, фальшивка, призванная скрыть исчезновение одного лица, подмененного другим, до того неизвестным…».
Очень жаль Абдулу, но он к этой истории не имеет никакого отношения. Совершенно нелогично полагать, что Алексей - «крещенный Абдула». Его якобы женили в 1694 году, но Телетова указывает дату его рождения как тот же 1694 год! [4, с.263]. Родился и немедленно женился! Абдулу не могли бы женить ни в один «приход» царя в Архангельск, ни в 1694, ни в 1702 годах, если бы прибыл он в Россию в 1704 году, то есть позже этих лет. Вообще зачем бы Абраму Ганнибалу (в таком гипотетическом случае) с великим риском для себя и брата обманывать царя Петра? Кому могла понадобиться «фальшивка» - протокол из канцелярии Сената?

Однако начнем обсуждение текста протокола с его начала, с даты крещения Алексея. Выражение «крещен… лет с двадцать» говорит о приблизительности. Оно могло означать и 18 лет, откуда получается год крещения – 1698, что соответствует прибытию братьев в Москву по архивным данным. Это еще одно документальное подтвержение этих данных!
Далее Алексей, опять-таки приблизительно, сообщил, что служит в Преображенском полку в гобоистах «лет с восемь». В «доношении» (донесении) по тому же делу архангельского губернатора сказано несколько иначе: «служил при доме Его царского величества гобоистом» [2 ]. По-видимому, в бумагах мелкие неточности. Алексей или писарь канцелярии путают времена глагола. «Служит» или «служил»? Царь Петр смолоду был великий непоседа, он постоянно в поездках, военных походах, путешествиях. Очевидно, арап Алексей начал службу не в доме царя, а в Преображенском полку, там выучил язык и научился играть на гобое. В первые годы единоличного правления Петра увлекала больше музыка труб и барабанов. Позднее в государевом дворце в Петербурге гобоист понадобился, когда царь Петр стал устраивать «ассамблеи», и его гости танцевали, как написал Пушкин, при плачевных звуках духовой музыки.
Где служил Алексей перед его поездкой на Север, становится ясным из решения канцелярии Сената. Алексея по возвращении отправили в Государев дом. Если Василий Мошков принял там Алексея и расписался, значит, он его знал. Мошков был лицом ответственным и не мог принять в царский двор постороннего человека.

 Женитьба Алексея якобы в 1694 году говорила бы только об абсурдности предположения о рождении Абрама в 1696 году: брат Алексей уже в России, а Абрам в Африке еще не появился на свет. Абрам явно родился раньше. Резонно полагать, что в 1694 году во время второго «прихода» царя Петра в Архангельск Алексея в России еще не было. Во время этой поездки свита и охрана Петра были сравнительно невелики - порядка 300 чел., что еще более уменьшает гипотетические шансы на участие Алексея в этом походе. Другое дело – поездка в 1702 году, когда с царем прибыли свыше 4000 человек: гвардейцы Преображенского и Семеновского полков и огромная свита. Это был третий «приход» Петра в Архангельск. Алексею уже 20 лет, он служит в лейб-гвардии Преображенском полку. Численность гвардейского полка достигала в петровские времена 2 тыс. солдат. Значит, преображенцы практически все полностью участвовали в этом походе со своим капитаном Петром, и Алексей наверняка был с ними.

Но Алексей сказал на допросе, что его женили не в третий, а во второй приход царя к городу. Н.Телетова принимает очевидную оговорку или ошибку Алексея за истину и повод для далеко идущих выводов. Но, во-первых, Алексей мог просто-напросто не знать, что это был не второй, а уже третий «приход» царя, или попутать «приходы» спустя 14 лет (или даже 22 года, если считать от второго прихода царя в Архангельск). Во-вторых, это могла быть не его ошибка, а неточность понимания записи. Ведь Алексей сказал на допросе о приходе «к городу», не уточнив, к какому. В контексте речь шла о Пинежском волоке. Он назывался также погостом, что в былые времена означало – сельский центр. Он стал официально городом Пинега при Екатерине Великой, но уже в конце 17-го века был центром Пинежской волости, в нем проводилась зимняя Никольская ярмарка всего Архангельского края, он стоял на оживленном торговом пути. Нельзя исключить, что селение было огорожено и укреплено, что составляло по тем временам признак города или городка.
 
Алексей в 1716 году не знал точно, где находился опальный князь Голицын с семьей и прислугой. Этого не знал и кабинет-секретарь Макаров, лично выдавший арапу документ и деньги на поездку в Пустозерск, как не знают этого до сих пор биографы Ганнибала. Н.Телетова пишет, что князь Голицын находился в Пустозерске с 1690 по 1710 годы, хотя он там не пробыл и дня. Как же оплошал А.В.Макаров, обладавший замечательной памятью? Очень просто: люди не помнят того, чего не знали.

Алексей Макаров начал работать секретарем царя только с 1704 года. Он, возможно, слышал, что Петр повелел сослать князя В.В.Голицына с семьей в Пустозерск, что повторяют многие историки, но не знал, что царь еще в 1692 году сменил гнев на скупую милость. Указ об отсрочке указа, а фактически о смягчении наказания, остался малоизвестным, вероятно, чтобы не было прецедента. В указе том (от имени царей Иоанна и Петра) было сказано: "Не велели их в Пустозерский острог посылать, а велели им до своего великих государей указу быть в Кевроле" [7] ...

Ссылка фаворита царевны Софьи князя Василия Голицына длилась 25 лет. После переворота еще в 1689 году князь поздно явился с повинной перед юным царем Петром, был арестован, лишен боярского чина, имений, но не княжеского достоинства, и выслан сначала в Каргополь на реке Онеге, потом переведен в Яренск на Вычегде. Затем на князя Голицына выдал на дыбе «извет» бывший глава Стрелецкого Приказа Федор Шакловитый. Тогда в 1690 году царь Петр приказал заслать князя В.В.Голицына дальше некуда в ненецкую тундру, в Пустозерский острог в устье Печоры. (Там неподалеку ныне Нарьян Мар, а Пустозерск с карт уже исчез). Князя с семейством под стражей повезли от Архангельска на кораблях, но не доплыли, попали в жестокий шторм и прибились к берегу Мезенской губы. Задержались в Мезени, где князю после многочисленных слезных челобитных разрешили остаться. Просил за князя Василия, по-видимому, и его двоюродный брат Борис Алексеевич Голицын. Он был дядькой-воспитателем Петра, крупным государственным деятелем, оставался одним из правителей России, когда царь Петр уезжал за рубеж. Младший двоюродный брат - Петр Алексеевич Голицын - пребывал четыре года Архангелогородским губернатором, можно сказать, сторожил брата своего. Еще один Голицын, Михаил Михайлович, был бесстрашным и удачливым полководцем, генерал-фельдмаршалом, участником всех Петровских войн начиная с Азовского похода... Могущественный был княжеский род, и не хотел поношения своей фамилии. Позже В.В.Голицыну с семьей позволили поселиться южнее Мезени на 200 км – сначала в Пинежском Волоке, затем в селе Кологоры той же Волокопинежской волости. Там он и умер в 1714 году и похоронен в Красногорском монастыре.
 
Алексей Петров, приехав в Архангельск, уже на третий день отправился в обратный путь. Он опоздал: два года назад князь Василий Голицын скончался, и его семье с челядью разрешили вернуться.
Итак, история поездки арапа Алексея необычна, но не фальшива. Она ближе к разряду «нарочно не придумаешь». Его показания - только одно из целого ряда доказательств того, что Абрам Ганнибал с братом Алексеем появились в России действительно в самом конце 17-го века. Этот факт имеет первостепенное значение для биографии А.П.Ганнибала.


       ЛИТЕРАТУРА
1.Благой Д.Д. Творческий путь Пушкина. М.,1967.
2.Грановская Н.И «Если ехать вам случится…». Л.,1989.
3.Гнамманку Дьедоне. Абрам Ганнибал: черный предок Пушкина. М.,1999.
4.Телетова Н.К. Жизнь Ганнибала – прадеда Пушкина. СПб, 2004.
5.Козлов В.С. Когда родился прадед А.С.Пушкина?, «Неделя», 1969, №44.
6.Лаптева Т.А. Об «Арапе Петра Великого». Материалы для биографии А.П.Ганнибала // Исторический архив, 1992. №1.
7.Воскобойникова Н.П. «Василий Васильевич и Борис Алексеевич Голицыны». Материалы Голицынских чтений (часть 2), 1996.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.