Ирен

По просьбе Фаруха я посещал всякие приемы, знаменитые места, дорогие развлечения. Журналы о светской жизни с моими фотографиями, он показывал детям, и рассказывал, что их папа-шейх занят важными государственными делами. Вся эта жизнь была не моя и тяготила меня, особенно я это чувствовал после знакомства с Джессикой. Тогда я задумал план своего исчезновения, теперь я ездил с определенной целью, найти место, где можно осесть и что бы никто не удивился появлению там молодого, состоятельного представителя востока. Я нечасто переводил деньги небольшими суммами в разные банки, до востребования. Все это требовало времени, я стал реже появляться в обществе, что бы ни мелькать в прессе.
Я прекрасно понимал, что работать я не смогу, во-первых, нет специальности, во-вторых, меня ничто не увлекало, и наконец денег мне итак хватит. Правда, кое-что меня действительно занимало. Это поведение людей, иной раз я мог целыми днями ходить за одним и тем же человеком, наблюдая за ним и предсказывая его поступки. У меня неплохо получалось, и я изучал всех подряд, кто хоть чем-нибудь заинтересовывал меня.
Наряду с этим я увлекся китайской и японской философией, она показалась мне чем-то сродни моей иссохшей души. Но если разум наслаждался новыми знаниями, то душа была мертвой до боли.

В тот вечер я приехал в казино следом за одним лысым толстяком. Он всячески пытался показать, что игра его ничуть не интересует, но как только садился за рулетку тут же начинал сильно потеть, глаза его слезились, как от аллергии, а руки совершали судорожные неконтролируемые движения. Он проигрывал очередную крупную сумму, говорил: «Я разорен», и ехал в другое казино. Мне стало интересно, сколько он проиграет к утру, и я как верный страж, везде следовал за ним.
Толстяк играл в зале для привилегированных лиц, вход был ограничен, через зеркальную стену я видел, как несколько девиц всячески показывали свое равнодушие к закрытому залу, и недоступность для простых смертных. В своей жизни я уже много видел этих женщин и знал, что стоит только кивнуть и с них спадет их неприступность, они будут делать все, о чем можно было только подумать. Правда, это и стоило не дешево, но в общем было всегда одинаково. Мне уже наскучил толстяк, и я собрался уходить, но вдруг увидел женщину, и что-то показалось мне в ней знакомым.
Я не хотел сегодня ни с кем общаться, и женщина не входила в мои планы, тем более она была одной из этих «недоступных». Но я не смог не смотреть на нее, она очень хорошо выглядела, хотя была старше своих соседок. Ее полнота придавала ей определенный шарм, такие округлые формы бывают только у рожавшей женщины. «Надо же, - подумал я - уже дети есть, а все никак не угомониться». Казалось бы все с ней было ясно, но ее присутствие беспокоило меня. В конце концов, почему бы мне, не заняться благотворительностью, и я попросил охранника пригласить ее к столу.
Она от неожиданности, что ее приглашают в зеркальную комнату, на какое-то время перестала соображать, потому что сидела, не мигая, смотрела на охранника и молчала. «Видимо, давненько ее не звали в этот запретный рай», усмехнулся я про себя.
Она зашла под завистливые взгляды своих коллег, и растерялась, не зная, кто мог ее пригласить. Охранник показал меня, вернее шепнул ей на ухо, что она гостья вон того араба, и она гордо подошла ко мне. Я знал цену этой гордости, и уже пожалел, что позвал ее, но было уже поздно. Я предложил ей сесть рядом и придвинул часть фишек.
- Это мне? – она неестественно заскромничала.
Я кивнул, и сделал свою ставку, она не заставила себя ждать. В конце концов, я отдал ей все фишки, уже наблюдая за ней. Она оказалась азартна и злилась на букмекера, когда проигрывала и радовалась до визга, при выигрыше. Но не смотря на свою страсть к игре она не забывала о своей работе. Будучи, благодарной мне, за приглашение и мои деньги, которые она с успехом проигрывала, она готова была со мной расплатиться известным способом, но так как я не проявлял никакой заинтересованности в ней, она стала улыбаться и всячески привлекать к себе внимание других сидящих за столом мужчин.
  Она довольно быстро спелась с лысеющим толстяком, из-за которого я оказался здесь. «Вот они странности жизни, пришел за одним. Да еще и привел к нему такую же» - сам себе удивлялся я.
Они в унисон стонали, махали руками, проигрывая, и страстно обнимались при выигрыше, при чем пот лысого оставался на круглых плечах и высокой груди женщины, но они ничего не замечали.
Я устал и собрался уходить, тем более все подходило к концу. Женщина, похоже, уже сделала свой выбор в пользу толстяка, да и мня она больше не интересовала.
Тут он трагично произнес свою фразу: «Я разорен», и бросился к выходу. Она на миг растерялась, но быстро сообразила, что клиент дал деру и подскочила ко мне: « Мы ведь так и не познакомились», я молча ждал продолжения, она боясь потерять мой интерес, выдохнула: «меня зовут Диана!» и улыбнулась самой обаятельной улыбкой из своего запаса. Милые ямочки образовались на ее щеках, и наивная улыбка беззащитного ребенка остановила меня.
Неужели, через столько лет? Ведь я не хотел и не искал встречи. Ирен! Я давно не вспоминал ее, она никогда мне не снилась, и вот через десять лет. Да, встреча… Ирен, та самая из-за которой я стал тем, кем теперь стоял перед ней, богатым и желаемым ею шейхом.
- Как вы сказали? – переспросил я ее имя.
- Диана. - Обрадовалась она, моему вниманию.
Почему Диана? Впрочем, ведь я стал шейхом. Почему бы и ей не стать Дианой. Я пошел к машине, она засеменила за мной. Мы ехали ко мне в отель, а я думал, что мне с ней делать. Где-то в глубине меня шевельнулась надежда, ведь она была из той моей жизни, может быть, рядом с ней во мне что-нибудь проснется, хоть какая то капля жизни, может, оросит мою душу.
Она сразу нашла ванную, значит, была уже гостьей этих дорогих номеров.
Я сел в кресло и стал ее ждать. Ирен, вышла блистательно, она только прикрылась большим полотенцем, распустила волосы и как русалка легла на кровать.
- Расскажи мне о себе – попросил я.
- Что? – она явно растерялась, и застыла в своей привлекательной позе.
- Я плачу, - уточнил я – расскажи мне о себе. Она села, и непонимающе смотрела на меня.
- Хорошо, я помогу. Десять лет назад ты училась в колледже, где-то на севере. – я чуть было сам не назвал город и колледж, в котором мы учились. Видя ее изумление, я спросил: - Ты его закончила?
- Нет, я не смогла.
- Что-то произошло? – я так надеялся, что она вспомнит меня.
- Я забеременела, отец ребенка не захотел на мне жениться, он был женат, но пообещал его содержать, и я родила.
- Дальше – приказал я.
- Дальше? – похоже, она никогда не думала о своей жизни, потому что рассказывать было нечего…
 Вечная гонка за богатым мужем, еще одна беременность. Потом богатый любовник, который начал водить ее в общество, молодая соперница и опять охота за мужем. Нет, она не хотела простого мужа- работягу, ей нужен был богатый мужчина. Ей нужно это светское общество, которое о ней даже не догадывается. Если раньше Ирен, хотела на зависть подругам выйти замуж за состоятельного мужчину, то теперь она объясняла это необходимостью отца детям. Я спросил, пробовала ли она уехать и зажить спокойно, для себя и детей. Она подтвердила, и даже сказала, что познакомилась с врачом из провинции, который хотел на ней жениться, и усыновить ее детей. Что ей помешало? На этот вопрос она опять стала говорить, что ее стремление в общество ради детей, их будущей карьеры.
Мне стало не интересно и взяло зло на самого себя, мало обвинять шейха, сам хорош, слепой я тогда что ли был.
Секс не принес даже удовлетворения. Я смотрел на женщину, которую когда-то любил, о которой мечтал, с ней я хотел создать семью, и вот теперь занимаюсь с ней любовью, как с надувной куклой, ни чего не чувствуя к ней.
Когда она уходила, то спросила, предварительно тщательно пересчитав деньги, увидимся ли мы еще раз, тогда я поинтересовался: «Зачем, Ирен?», ее глаза широко открылись, а я закрыл перед нею дверь. Она стремилась на эту вершину, я попал сюда случайно, конечно я мог ввести ее в общество, мог оказать покровительство, но не видел в этом никакого смысла. Ирен навсегда ушла в прошлое…


Рецензии
Так вот и заканчивается погоня за синей птицей.
У одного прозрение, что его синяя птица, простая общипанная ворона.
А другой не понимает, что принимает любого павлина за богатого.

Суета - суета.

Впечатляет сцена своей безысходностью.

Тепла и добра, Эль!

Людмила Танкова   15.01.2017 14:06     Заявить о нарушении
спасибо Людмила
это точно, кому и что дается, жаль только что для прозрения часть жизни уходит
:)

Эль Куда Архив   16.01.2017 09:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.