1. Сын шейха

из серии «Пришедшие из снов»
1.

Случай, внезапность, поворот….
Все это и есть моя жизнь.

Мне было двенадцать, когда я влюбился в свою одноклассницу. Девочку неяркую, но свободную в своем поведении и взглядах на жизнь. Мне казалось, что она так же как и я, живет только для меня… думает только обо мне…. На День святого Валентина я подарил ей валентинку и небольшой подарок, она обрадовалась, сказала спасибо, а вечером на танцах сделала вид, что меня не знает. Я переживал, даже немного поплакал, но отец сказал, что девчонки странные создания, и не стоит так печалиться из-за первой неудачи. Мне показалось, что я успокоился, но видимо разочарование сильно мне запомнилось,  в следующий раз я влюбился только в восемнадцать в блондинку из параллельной группы.
Боже как я ее любил. Мне хотелось ее разжевать и съесть, всю без остатка. Я не людоед, но ощущения были так явственны, что я глотал слюну, предвкушая удовольствие от соединения с ней.
Ирен обращала на меня не больше внимания, чем на любого другого парня из нашего круга. Я старался бывать везде, куда ходила она, хотя с деньгами было туго. Но я не мог упустить шанс лишний раз встретиться с ней. Меня не останавливало равнодушие Ирен, я улетал на небо от ее милой улыбки с ямочками на щеках. Мне хотелось носить ее на руках, но моя любовь не имела взаимности. Я заметил ее стремление знакомиться с состоятельными мужчинами, посещать дорогие рестораны, занимать деньги на сверхмодные вещи. Может быть, сделай я тогда выводы и все пошло бы по иному, но я всегда следовал за Ирен.

В тот вечер Ирен отправилась в казино, предварительно «заняв» у меня деньги. Я как настоящий рыцарь даже подвез ее и не мог допустить, что бы она возвращалась одна, поэтому зашел в небольшое кафе напротив, сел у окна и стал ждать Ирен.
Стрелки часов лениво переваливались, отсчитывая томительные минуты ожидания. У меня рябило в глазах от количества и многообразия посетителей казино: они приезжали, входили, выходили, уезжали. Временами мне казалось, что я не увижу Ирен в этой суете,  я напряженно всматривался в освещенную рекламами улицу, но ее я увидел сразу. Она вышла поддерживаемая лысеющим мелким карликом, они сели в шикарную машину и укатили в ночь. На мгновение я увидел ее смеющееся лицо с милыми ямочками на щеках. Разочарование, боль, удар по самолюбию.

Наверное, я выругался, потому что испугался, что меня могли услышать, и огляделся. Из посетителей кафе в этот поздний час остался я, пьяный мужчина в углу и девушка за соседним столиком, никто не смотрел на меня осуждающе. Извинятся было не перед кем и я посмотрел на свое отражение в зеркальной стене, хотелось со стороны увидеть как выглядит идиот, отдавший девушке последние деньги, чтоб она занималась сексом с другим. Но почему-то мое внимание привлекло отражение девушки,  не сразу понял, что она плачет. Чужое горе всегда действует угнетающе, может быть потому, что кажется хуже, чем тебе никому быть не может, а тут надо успокаивать, ободрять. На душе стало еще противнее. Девушка тихо всхлипывала, раздражая необходимостью ее жалеть.
- Вас кто-то бросил?
- Нет, – заикаясь, простонала она.
- Почему тогда плачете?- я не понимал, какое горе может быть тяжелее, чем измена любимого человека. – Расплатиться нечем? - Девушка достала из сумочки невскрытую пачку тысячных банкнот.  - Так что у вас случилось такого, что вы столько салфеток перепортили?
- Это утром произойдет –  новый приступ рыданий заглушил фразу, - я замуж выхожу.
Нет! Женщины странные существа, их замуж не берут – ревут; берут – то же ревут. Понять женщин, особенно сегодня было для меня чем-то непостижимым.  Обида на Ирен душила, хоть сам реви, но эта девчонка не давала мне уйти.
- Ты его не любишь?
- Я его никогда не видела. Знаю, что он старый шейх, меня по фотографии выбрал, там что-то по гороскопу совпало. А у меня Том есть. Мы очень любим друг друга.
- Бери деньги и беги к своему любимому.
- Не могу, они увидят, что меня нет на свадьбе. Искать начнут, мы не успеем уехать.

- Так значит шейх старый…, – будь у меня тогда другое настроение, я никогда бы не предложил то, что уже решил сделать. Зачем старикам молодые жены? Что они им могут дать? В чем их преимущество перед нами? Я жалел не ревущую собеседницу, а себя. Сравнивал свою любовь к Ирен, весь свой пыл, всю свою страсть с пачкой тысячных купюр и не верил, что они могут сравниться с моей любовью. Обида переросла в злость. Почему только старики шутят с нами, молодыми? Почему мы им уступаем и прощаем? Из уважения к их почтенному возрасту? - Свадебное платье сильно открытое?
- Это не платье, национальная одежда, в ней вообще ничего не видно. Зачем ты спрашиваешь?
- Ты забираешь деньги и едешь со своим парнем куда-нибудь подальше, а в свадебной церемонии вместо тебя буду я. Потом скажу, что это была шутка. Ты далеко, а я в качестве жены ему не нужен. Шутка, она и есть шутка. Мы все весело посмеемся, - говоря это, я знал, что смеха будет мало, но ждал удовлетворения. Я хотел увидеть унижение старика, его беспомощность. Хотел почувствовать себя  сильным, умным непреклонным противником. Месть лысому, увезшему Ирен, нашла выход.
- Ты серьезно? - девчонка уже тянула меня за руку, рассуждая в слух:
- Я тебе помогу одеться, ты худенький,  никто ничего не поймет…, моих родителей на свадьбе не будет. Я оказался в шикарном номере. Через пару часов  превратился в  сноп из ярких тряпок и украшений. Меня вдруг взволновало, как я пойду домой босиком и раздетый, если церемония будет вне гостиницы. Мы быстро сообразили, что свитер и брюки можно приспособить в качестве груди, а вот кроссовки так никуда и не смогли спрятать.

Ближе к полудню за невестой, то есть за мной пришли. Спасенная мною девушка спряталась в ванной, и должна была уйти сразу после нас. На церемонии я делал все, что мне говорили: с кем-то держался за руки; ходил вокруг чего-то; терпеливо сидел на корточках; раскачивался в такт ритмичной музыке. Было нудно, тягуче и странно медленно. О мести уже не вспоминал, и вообще плохо соображал, вроде бы все это происходило не со мной, а с кем другим, мало знакомым мне человеком.

Долгожданный покой настал, когда меня оставили одного в большой спальне. Я так устал морально и физически, что не было сил уйти. Сколько я так просидел не знаю, но самосохранение взяло вверх. Переодевался медленнее, чем мне казалось, потому что когда взглянул в окно, была глубокая ночь. Сразу подумал, что уехать в студенческий городок  уже не на чем, придется ждать утра, почему-то обрадовался, что дверь заперта снаружи,  улегся на кровать и заснул.

Проснулся в руках двух громил, которые пытались из меня что-то вытрясти, но кроме мелочи в карманах, которая со звоном разлетелась в разные стороны, у меня ничего не было. - Вы что звери? -  заорал с испугу за свой внутренний мир, но они не останавливались, молча продолжали рвать на части. Внезапно меня швырнули на пол.
- Ты кто? – вопрошали ноги в сандалиях.  Я попытался встать, но сильный толчок в спину  пригвоздил к полу. Пока со мной не будут обращаться по-человечески, буду молчать, решил я, но сандалии я больше не интересовал, потому что они куда-то удалились.

Почему-то тогда мне было все безразлично, обрадовался, что меня оставили в покое. Решился переползти на ковер и немного вздремнуть, мне нужен был отдых, двое суток бодрствования влияли на мои умственные способности.
Когда я огляделся, уже забрезжил рассвет, та же спальня, моих мучителей не было, я решил, что все приснилось.
- Так кто ты? - властный спокойный голос над моей головой не сулил ничего хорошего. Теперь я увидел его: высокий сухопарый старик с орлиным носом и темными глазами. Он стоял в тени окна, но я все равно видел, что он старик. Во мне проснулась наглость, которую я не подозревал в себе, видимо злость на стариков – шутников не прошла. Я встал, медленно отряхнулся, расправил плечи и глядя ему в глаза, заявил с не менее величественной интонацией, чем он:
- Ваша невеста сбежала с молодым человеком, которого любит. Все остальное - шутка.
- Кто и над кем шутил? – уточнил старик.
- Вы так понимаю шейх. Значит, мы с вами пошутили, на свадьбе вместо девушки был я, а она еще вчера утром уехала так далеко, что вам  не догнать.
- Шутка в том, что на свадьбе ты был невестой?
- Я, - меня распирало от гордости – мое унижение отомщено, но старик раздражал меня своим спокойствием. Почему он не ругается, почему молчит? Может, не понял, что мы над ним посмеялись? И я напомнил - Это была шутка. Розыгрыш.
- Значит ты теперь моя жена? - Он поднял какой-то браслет с кровати, куда я сложил все вещи невесты, в упор посмотрел на меня. - Церемония прошла по всем правилам, ты выполнил все необходимое, что требовалось от невесты, - старик на секунду задумался.
- Это была шутка! Я не могу быть вашей женой, я мужчина!
- Но ты же мог быть моей невестой, - жесткость его голоса пугала.
- Вы не так поняли…
- Я все понял правильно – прервал меня старик – я уважаю обряды моих предков. И признаю тебя своей женой! Тем более ночь мы провели вдвоем  в этом номере. - Он быстро вышел из комнаты, я бросился за ним, но удар в грудь надолго меня остановил.


Рецензии
Вот это мальчонка пошутил!

Эт же надо так вляпаться. Пошутил и бежать надо было, а ему подремать захотелось...

Крутое начало, заинтриговал.

Успехов!

Людмила Танкова   12.01.2017 19:37     Заявить о нарушении
самое интересное, что начал я это писать после серии снов :)
в разное время, но про одно

Эль Куда Архив   13.01.2017 07:29   Заявить о нарушении
Это провидение!
Зацепило, вот и потянулась ниточка.
Потому и здорово!

Успехов и тепла

Людмила Танкова   13.01.2017 10:41   Заявить о нарушении