Не поворачивайся спиной к гоблину. глава 1

Иллюстрация дарована мне великолепным автором и чудеснейшим человеком Александром Разгуляем за что я ему бесконечно благодарен, а стихи в начале каждой главы - Борисом Готманом, очень мудрым и талантливым человеком, который  постоянно рассказывает интереснейшие лекции о городах мира, в которых побывал и много чего ещё интересное.

                    

Встреча, что меняет всё.

Сотни лет стада гоблинов
Сеют ужас по равнинам,
Трудно нынче не пропасть,
Угодив гоблину в пасть...

Борис Готман               
Луны не было видно.


Мы-то и не знали, что она должна быть. Небо заволокло тучами. Осенний холодный ветер дул в разгорячённое бегом лицо.


Ох уж этот знаменитый гоблинский бег, когда бьорсы и бьорсы пути пожираются без остановки!.. Здоровый гоблин может в таком темпе бежать, не останавливаясь, неделю, и при этом быть достаточно свежим для боя.


Спина впереди бегущего уже порядком примелькалась, но для гоблина нет ничего более успокаивающего, чем товарищ в походе. Гоблины по одному не ходят (точнее, не выживают).


Правда, мы были не совсем в походе - скорее – в набеге на людские деревни.
Вернувшийся из второго похода вёл нас, сопляков-орколят, в первый набег. ( Вернувшийся из второго похода приравнивался к военному вождю; вернувшихся из третьего, как правило, не было. А те, кто возвращались, считались героями.).
Большинство молодых гоблинов были либо без оружия, либо с жалкими старыми обломками. Во-первых, юный гоблин должен доказать, что достоин, а во-вторых, большинство всё равно не вернутся живыми…


Мне относительно повезло. Мать дала мне в набег настоящее оружие – боевые кольца на цепочках и стальной шест. Почему она так поступила? У неё, кроме меня, не менее сорока сыновей, почти достигших совершеннолетия – уже не подростков, но еще и не мужчин (живых, конечно, кто считает погибших?), дочь-наследница и дочь запасная – на случай гибели старшей. Может,  она что-то предвидела?..
Женщины-гоблины вообще более сложно устроены, говорят даже, что у них собственная религия, вроде даже письменность и история! Ещё бы: женщины не выходят из пещер, и заняты ковкой оружия и деторождением. Мужчины уходят в поход, чтобы добывать пищу женщинам, иногда возвращаются, делают столько детей, сколько могут, -  и уходят. Чаще всего навсегда.


Так что времени на странные, непонятные для мужчин вещи у женщин сколько угодно.
Я мысленно поблагодарил Мать. Возможно, оружие поможет добыть первую добычу. Для гоблина добыча – главное в жизни, ведь на неё можно купить еду! В горах почти нечего есть, а единственное, что мы, гоблины, действительно хорошо умеем делать, это воевать и грабить!


Мой нос ткнулся в спину переднего. Ого, кажется, начинается!


Сотня гоблинов безликими тенями окружила деревню. Всё, сейчас раздастся знаменитый гоблинский вопль, а потом - бой и кровь, и сладкое человеческое мясо!
Я приготовил шест (правда, особого сопротивления мы не ждали). Свист взорвал тишину ночи. Тело впереди бегущего навалилось на меня и придавило к земле (в первый раз гора мёртвого мяса не радовала!) Я попытался столкнуть с себя довольно тяжёлую тушу, но сверху, видимо, навалились другие.


Воздуха! Немного воздуха! Что это? Какой благодетель освобождает меня? Надо мной зависла гигантская фигура с занесённым копьём. Удар. Боль и темнота......


***


Пробуждение было не из лучших.
Правый глаз жутко болел. Я попробовал пошевелиться. О нет! Я связан! Лоб взмок от пота.


Я в плену! - Самое страшное, что могло случиться с гоблином…


Никто и никогда не помилует гоблина! Любой нормальный человек, альв или монстр прикончит гоблина везде, где поймает, и смерть бедолаги будет чудовищной!
Конечно, можно умереть с честью, плюя в лицо врага, но храбрость у гоблинов не в чести: надо быть не храбрым, а хитрым. Попавшись, Ты уже показал Себя с худшей стороны, а стало быть, как бы ни умер - стоиком или визжа от страха - неважно.


Я приоткрыл глаза.


Так, совсем хорошо! Справа была темнота. Не в комнате, нет. Правого глаза не было. Гоблин-инвалид. Лучше бы прикончили! Гоблин-калека становится завтраком – неполноценный боец в строю может пропустить удар и сгубить товарища…


Впрочем, о чём это я? Я всё равно труп! Хотя, пока жив, есть некоторая надежда.
Так, кто это у нас в комнате? Высокий старик с посохом в руке. Один конец посоха заканчивается кристаллом, а другой - копьём. Рядом, фу, гадость - альвийка! Эта противная зелёная кожа, эти мерзкие чёрные глазки… Только волосы почему-то снежно-белые!


А главное, - почему это альвийка без лука? Альвы никогда не расстаются с луком! Говорят, что они спят с луком. Легче найти миролюбивого гоблина в банде чёрных гоблинов, чем альва без лука. Впрочем, это только к лучшему.


Эх, если бы я не был привязан. Кстати, о чём это они там говорят? К счастью, говорили на общедемоническом.
 

- Милая ученица, перед нами типичный представитель гоблинского племени - рост около четырех локтей. Цвет из-за грязи не ясен. Немного растительности на голове; видимо - волосы. На пальцах – когти. Ноги кривые. Ступни широкие и гибкие! Эта тварь идеально приспособлена для жизни в пещерах. Если бы гоблин открыл глаза, а точнее, - глаз - мы бы увидели кошачий зрачок. Губы узкие, подбородка почти нет, лоб узкий. Зубы чаще всего острые, клыки истинного хищника и загнуты назад, как у змеи. Язык узкий и длинный, с крючком на конце. Очень развитая мышечная масса. Великолепный экземпляр, - старик улыбнулся самодовольно.
 

- Я знаю, кто он! Зачем нам этот полудохлый урод? Прикончить его – и всё! Это же гоблин. Их надо истреблять везде, где встретишь, если не хочешь проснуться в их желудках!  - Альвийка тыкнула пальцем в мою сторону.


Старик грозно нахмурился:
 

- Видимо, я плохо учу тебя. Ни одно существо не заслуживает смерти. Даже гоблин.
 

- Поэтому вы собственноручно добивали полуживых гоблинов…
 

- Это был акт милосердия. Твои сородичи наверняка устроили бы им жуткую казнь! Кроме того, это необычный гоблин. Когда я убиваю обычных гоблинов, мой кристалл чернеет, но в данном случае, когда моё копьё пронзило глаз этого монстра, кристалл стал темно-зеленым! Я собираюсь изучить этот феномен.
 

- А не боитесь, что этот «феномен» вонзит нож вам в спину?! – мрачно поинтересовалась остроухая.


- Обязательно воткну! Дайте только освободиться! – прорычал я.


Они обернулись в мою сторону.
 

- Хоть я и полудохлый урод, но сил вас прикончить вполне хватит! – продолжил я.


Альвийка приблизилась ко мне.
 

- Это кого это ты собрался прикончить? – поинтересовалась она.
 

- Например, тебя! И старого убийцу гоблинов тоже! – я злобно оскалился.
 

- Тоже мне, герой нашёлся! Даже будь ты здоров и свободен, даже притащи всю свою свору, я первая вас всех перережу! – альвийка сжала кулачки.
 

- Вы, жалкие напыщенные альвы, можете стрелять только из-за угла! Один на один никто из вас и гроша ломаного не стоит! – я скрипнул зубами.
 

Альвийка зарычала:


- Освободить тебя и прикончить?!


- Давай, трусливая тварь! Ты так труслива, что даже лук не доверили! – выкрикнул я.


От её удара голова дёрнулась. Удар у неё неплох! Хотя меня бивали куда сильнее. Гоблины частенько дерутся за еду или за самок, или просто так.
 

- Я же говорил! Бить связанного! – я сплюнул кровь.


- Можно подумать, что вы пленных не бьёте, - огрызнулась девушка.
 

- Конечно, не бьём! Мы их едим. Кто же портит еду побоями?! – я попытался пожать плечами, конечно же, ничего не получилось.
 

- Хватит спорить, - прервал нашу милую беседу старик, - есть предложение: ты, монстр, сразишься с моей ученицей. Если победишь - свободен, нет - пойдёшь со мной. Скажем, телохранителем. Вы, кажется, нанимаетесь? Так я  тебя нанимаю. Заодно выясню, что в тебе такого особенного!
 

- Согласен, - кивнул я, - ты свою альвийку будешь по частям собирать, точнее по долькам!
 

- Освободи монстра и дай ему оружие, - приказал колдун.
 

- Но разумно ли это? Он может прикончить не только меня, но и вас! - возразила альвийка.
 

- Не беспокойся, я сумею за себя постоять! Недаром меня зовут Гоблинской Смертью, - старик ухмыльнулся самодовольно.
«Гоблинская Смерть»…


Это очень известный и опасный колдун! Его имя уже само по себе говорит о чём-то! Самый жестокий преследователь гоблинов. Пожалуй, за голову этого урода меня если не помилуют, то хотя бы запомнят! Убить этого старика - это же мечта любого гоблина! Даже больше, чем жажда добычи, даже больше, чем любовь к еде!
В это время альвийка освобождала руки и ноги от пут.


В первую очередь размять руки. Любого другого ранение и долгая неподвижность надолго приковали бы к постели, но только не гоблина!


Боевые кольца легли в ладони. Какое приятное ощущение! Тот не жил, кто хоть раз не ощутил власти стали! Когда жизнь врага зависит от твоей ловкости, и лишь в твоей власти, будет ли он жить дальше или станет едой…


Альвийка медленно вытащила своё оружие. У неё были два двойных сая - лезвия по обе стороны рукояти -  что позволяет сражаться одновременно передним и обратным хватом. За спиной две сабли.


Кольца со свистом рассекли воздух. Ох, и ловка же, сволочь!..


Клинки встречались с клинками. Ещё бы! Для гоблина сражаться - даже более естественно, чем дышать.


Правда, и противник в этот раз мне достался не из слабых!


Клинки как бы являлись естественным продолжением её рук. Я даже восхитился бы противницей, только в моей ситуации нужна была только победа, а значит, более слабый противник не помешал бы.


И тут проклятая альвийка скользнула вправо.


Будь проклят колдун, лишивший глаза. Я опоздал всего на миг. Саи легли на горло.
 


- Ты проиграл, но не огорчайся. Будешь слугой. А насчёт твоего глаза, так это поправимо, -
колдун протягивал мне странный голубой кристалл, по форме напоминавший алмаз.


-  Это кристалл истинного зрения. Вставь в глазницу, – попросил старик, – будешь не только видеть – теперь тебя не обмануть иллюзией, любое существо предстанет в своём истинном обличье, таким, каким оно является, а не кажется.


- Почему я должен верить, Гоблинской Смерти? – поинтересовался я.


- А у тебя нет выбора! – Гоблинская смерть улыбнулся мне.


Я медленно вставил кристалл и тут же попытался выдернуть. Нет, кристалл врос намертво! Всё вокруг преобразилось, и как!


Колдуна окружала белая аура, жутко слепящая, но самое страшное превращение произошло с альвийкой. Вся правая сторона её тела стала волосатая. На руках и ногах - когти, а голова – вся правая сторона головы - была головой зверя. (Позже я узнал, что подобное животное называется тигром, причём не просто тигром, а белым).
 

- Что ты сделал, проклятый колдун? – взвыл я.
 

- Ничего особенного, - колдун вздохнул, - судя по реакции, ты разглядел истинную суть - она оборотень.
 

- Альвийка - оборотень? – поразился я, - о таком и не слыхивал.


- Я раньше тоже. Моя ученица стала истребителем-охотником за монстрами - за что её изгнали из  рода, - пояснил старик, - первым монстром, с которым столкнулась, оказался оборотень. Истребители, как чаще всего и бывает, полегли сразу же. Отважная альвийка убила монстра, но сама стала оборотнем. За это альвы её лук переломили, лишив девушку чести и имени. Я случайно встретил её, и теперь пытаюсь излечить. Слышал, что вы, гоблины, как-то контактируете с оборотнями. Может, ты что-нибудь об этом знаешь?
 

- Почему я должен тебе что-то рассказывать? Впрочем, отвечу, - я ухмыльнулся, -  некоторые кланы отлавливают оборотней, и дают им какое-то средство, которое не позволяет монстрам стать людьми, после чего используют, как лошадей. Оборотни очень полезны в бою, так как жутко кровожадны и практически неуязвимы! Серебро, конечно, причиняет вред, но убить оборотня ох как не просто! Что за средство - не скажу, так как мой клан оборотнями не занимается.


- Жаль-жаль… Ну да ладно, - Гоблинская Смерть вздохнул, -  какую плату потребуешь за работу телохранителем?


Вот мерзавец, он спрашивает, как будто  и вправду нанял, а не пленил и не сделал инвалидом! Ну да аргу с ним!


- Как всегда - мой вес с оружием, - буркнул я.
 

- А сколько это? – уточнил колдун.
 

- Понятия не имею. Мы, гоблины, не ведём счёт, - я пожал плечами.


- Как же вы взимаете плату?.. Вас же легко обмануть! – поразился Гоблинская Смерть.


- А какая разница, всё равно большинство не возвращается, - я сплюнул, - а те, кто остаются в живых, унесут, сколько смогут.
 

- Зачем же тогда взвешивание? – старик погладил свою бороду.


- Не знаю, традиция такая, - я пожал плечами, - платой занимаются военные вожди или просто старшие. Я же в первый набег шёл. Знаю только по слухам, как делаются дела! Скорей всего, такие вопросы никогда и не пришлось бы решать. Выбиться в вожди практически невозможно, а простые гоблины ничего не знают и не умеют, кроме как драться и выживать. Телохранитель-гоблин редкое явление, если и берутся за такую работу, то чёрные гоблины, но берут их на службу только самые тёмные колдуны и материализованные демоны.
 

- Интересно, а что это за чёрные гоблины? Пятьсот лет живу, а о таких не слыхивал, - поинтересовался Гоблинская Смерть.


- Чёрные? Это гоблины, которых за преступления изгнали из клана, но поскольку гоблины по одному не живут, то изгнанники сбиваются в стаи и воюют со всем миром, - пояснил я, - они куда опаснее простых гоблинов,  так как им терять уже совсем нечего.


- Это что же за проступки такие? Насколько я знаю, у гоблинов разрешено всё! - вступила в разговор альвийка.


- Например, убийство беременной самки гоблинов не для еды; или девочки-наследницы. Или открытое противостояние вождю, или кража добычи у товарища (но это конечно если поймают.) – начал перечислять я, - впрочем, это пустые разговоры. Я согласен работать на тебя, Гоблинская Смерть.  За оговоренную плату. Но клятв давать не стану, так как всё равно их нарушу: гоблины не соблюдают клятв, тем более данных не гоблину. Кроме того, предупреждаю сразу, что прикончу вас при первой же возможности, а если и не смогу убить, то точно предам!


- Ты мог бы и не предупреждать нас, - Гоблинская Смерть вздохнул печально, - не кажется ли тебе, что теперь мы будем доверять тебе ещё меньше? Более того – можем прикончить тебя сейчас.
 

- Напугал, - я в любом случае покойник, - я сощурился недобро, - гоблин-инвалид - потенциальный завтрак; кроме того, вы всё равно знаете, что я вас предам, не говоря уже о том, что это я зачем-то нужен вам, а не наоборот, а значит, я буду с вами ровно столько, сколько мне будет выгодно. Если нельзя обмануть, то можно себе позволить быть честным. Кроме того, знание ещё ничего не гарантирует. Вы же спите иногда, бывают разные обстоятельства, которыми можно будет воспользоваться… Но пока - буду служить, и помогать, чем смогу.
 

- А знаешь, твоя "честность" мне даже нравится, - колдун кивнул, - если ты задумал добиться нашего доверия честностью, то можешь считать, что тебе это почти удалось. Вот только давай договоримся, что ты не будешь называть меня Гоблинской Смертью. Это имя почётно, но не очень приятно.
 

- Можно, я буду называть тебя Оркпайн – хозяин? - предложил я (на самом деле это слово было жутким ругательством, означавшим пищу, не годную для еды, а учитывая, что мы, гоблины, едим почти всё, включая падаль и даже фекалии (правда, если ничего больше нет, конечно)), - а твою ученицу Тикан (это настолько неприличное слово, что даже переводить не хочется).


- Гм-м, если хочешь, можешь называть так, - кивнул старик, - посиди-ка здесь, приятель, я должен встретиться с альвийскими лидерами, которые устроили вам, гоблинам, засаду, и лучше им тебя не видеть. А ты, Тикан (кстати, неплохо звучит, а то всё ученица да альвийка) посторожи-ка нашего нового приятеля, да и тебя вождям альвов лучше тоже не видеть… Я скоро.
Колдун удалился.


- Попробуй только шевельнуться, и я тебя прирежу! - предупредила альвийка.
 

- Дай только привыкнуть к этому истинному зрению, и я тебе твои слова засуну в то место, на котором сидишь, Тикан, - огрызнулся я.
 

- Смотри, как бы я сама тебе что-нибудь не засунула! – взвилась Тикан, - будешь много болтать, живо присоединишься к своим товарищам.
(Напомнила же, паршивка!)


- Кто-нибудь из наших спасся? – спросил я.
 

- Да нет, никто. Наши о-очень постарались! – альвийка злорадно улыбнулась, - жрецы предсказали ваше нападение на людские деревни, а учитель уговорил альвов помочь людям отбиться.
 

- Что ж, пусть души павших отправятся в земли, полные еды, а тела послужат пищей живущим! – торжественно произнёс я.               


- У вас что, есть рай? – поразилась Тикан.
 

- Конечно, есть - те, кто пал в бою, попадают в оркину – место, где много еды, где не надо воевать и нет альвов, а те, кто был съеден, попадут в уникро – мёртвые пещеры, – пояснил я, – там они вечно сражаются с монстрами-Костоглотами, пока не совершат по подвигу за каждую луну своей земной жизни, после чего тоже попадут в оркину.
 

- Интересная трактовка, но так же убого, как вы сами, - девушка поморщилась, - вас кроме еды что-нибудь интересует?               
 

- Еда - это жизнь! Если поел, значит, будешь жить, если нет - потеряешь силы и не сможешь драться! – живо возразил я, - хорошо быть такими "правильными", живя в лесу, полном пищи, а мы всё время выживаем. Вы бессмертны, а мы чаще всего не доживаем до старости! Очень рано гоблинов отрывают от груди, и после этого наше выживание зависит только исключительно от нас самих! Лишь Сильнейшие доживают до зрелости - возраста Первого похода.
 

- А кто мешает вам измениться? Выйдите из пещер, и займитесь чем-нибудь другим! – возразила Тикан, - не грабьте и не убивайте!
 

- Ага, чтобы нас уничтожили? – ухмыльнулся я, - в пещерах безопасно. Мало кто решится проникнуть к нам, а и из тех, кто решится, никто не вернётся. Все - от взрослых до детей - поднимутся против врага. Мужчины жертвуют собой, дабы кормить женщин, а женщины куют оружие и рожают новых бойцов. Мы так жили от века и будем всегда!


- Скажи уж честно, что так значительно проще - убивать. Вы кичитесь знаменитой гоблинской сталью, так почему бы вам не заняться кузнечным делом, как цверги или гномы? – продолжала настаивать девушка.
 

- Ха, наша сталь действительно самая лучшая, но наше оружие слишком тяжёлое и простое на вид. Мы не признаём украшательство, как цверги! Попробуй-ка подержи Моё оружие, - предложил я и протянул Тикан свой шест.


Альвийка взяла в руки оружие и тут же выронила, еле успев убрать ноги.
 

- Поняла теперь? Наш первопредок первогоблин по легендам была великий мастер, но женщины оружие делают самое простое. Всё равно мужчины не смогут оценить красоту - в оружии главное – эффективность! – продолжил я свою лекцию, - конечно, предметы, которыми  пользуются сами, делают красивее, к тому же нераспространение стали есть залог нашей безопасности: пока наша сталь лучшая, нас не смогут победить! Попробовали бы вы со своими луками напасть на гоблина в полном доспехе! Не на неоперившихся орколят, а на истинных закалённых в битвах бойцов.
 

- Да уж, мы не воители, - альвийка вздохнула, - лишь защищаем леса и бережём их, а в перерывах танцуем, поём песни. Наши маги очень могущественны, но как воины мы не слишком хороши.


- А что тебя понесло в истребители? – спросил я, - обычно охотники за монстрами – люди; иногда к ним присоединяются наёмники разных народов, но альвы никогда не занимаются такого рода деятельностью!
 

- Я бы сказала, что охота на кого бы то ни было у нас предосудительна. Берём оружие только для защиты. Убийство для альва - тяжелейшее преступление, – пояснила Тикан, - но мне чего-то не хватало! Казалось, что тратить бессмертие на танцы глупо! Хотелось делать что-то полезное, а что может быть более великим делом, чем очищать мир от таких, как ты?!
 

- Ну и доочищалась! Теперь ты такой же монстр, как и я, - хохотнул я.
 

- Ненадолго! Учитель вылечит меня, и я снова стану чистой альвийкой, а возможно, со временем мне разрешат вернуться… - запальчиво выкрикнула девушка.
 

- Вижу, вы тут болтаете. Очень хорошо, - послышался бодрый голос колдуна.
Оркпайн вошёл так тихо, что мы заметили его только после того, как старик заговорил.


-  Альвы отправились домой. Собирайтесь, нам тоже пора. Кстати, гоблин, надень-ка это. Не надо, чтобы все видели тебя, - колдун протягивал плащ с капюшоном.
Я завернулся в него с ног до головы. Видок был, видимо, не очень.
 

- Да уж, телохранитель из тебя получится отличный. Любой враг сбежит только от вида фигуры в плаще, а уж эти жуткие глаза… - Оркпайн поёжился, - бр-р-р-р-р-р!  Один - с кошачьим зрачком, второй вообще сверкает, как бриллиант на солнце.  Жуткое зрелище! Ну да ладно. Поменьше показывай глаза, и всё будет хорошо. О боже, привыкнуть к тебе будет не просто. Без плаща ты  менее страшный, что ли… Но, к сожалению, мало кто любит орков…
 

- Гоблинов, – презрительно поправил я, - «орки» - это наименование кланов: оркмаст; орктаст, заодно - словообразующее от «орканзи» - «еда»… Мой клан, к примеру, называется орксинаст.  Оркпенган - знак кланами. Орками называют лишь по незнанию!


- А как тебя тогда называть? Должно же у тебя быть какое-нибудь имя? – уточнил собеседник.
 

- Имя получаем лишь после первого убийства, - неохотно признался я, -  пока я - оркалёнок, но не советую так называть! Впрочем, теперь у меня имени и не будет. У еды не может быть имени…


- Можно я буду называть тебя всё-таки Орком? – попросил колдун, - пускай это неправильно, но как-то привычнее!               


- Называй, как знаешь, - буркнул я, -  вряд ли мы долго будем вместе, так что хоть едой назови, только, чур, в рот не клади!
 
               


Рецензии
Шикарно. Как я поняла вам на момент написания было 30 лет. Со скольки же лет начали записывать свои фэнтазии?

Хазова Светлана   15.01.2019 13:33     Заявить о нарушении
Спасибо:-))рад вам:-))Скорее, двадцать с чем-то, может, двадцать пять:-)) у меня просто такой случай, оказалось, что могу писать только на компьютере, на бумаге ничего не выходит, а тогда как раз родственники отдали старый компьютер, который шёл под списание и понеслась. А так-то я сочиняю чуть ли не с рождения, с тех пор, как себя помню. с уважением:-))

Александр Михельман   15.01.2019 19:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 84 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.