Женькино счастье

      



       Женька была неординарным ребенком. Некрасивая, с злыми глазками, она была похожа на крысенка и вызывала у все страх. Казалось она сейчас бросится на тебя и укусит. Впрочем она так и сделала.  На встречу шла девочка лет семи и вела мальчика за руку. Мальчик был очень маленький, послушно держал свою ручонку в руке сестры. Они шли в кино и от предвкушения этого события тихо радовались и самому кино, и солнечной погоде и тому, что рядом нет мамы – она их отпустила одних. Женька увидела их издалека, пошла на встречу и подойдя, сильно толкнула парочку в грудь.
 Дети не устояли на ногах и с воплем покатились с дороги в кювет. Женька стояла и смотрела, наслаждаясь произведенным эффектом.

       Родители ее были очень старенькие , ни у кого из детей таких не было. И мы решили, что они тоже злые и скорее всего- баба Яга и Ведьмак , а Женька - злая дочька. Их дом с садом обходили стороной и завидев девчонку – убегали. Это еще больше злило ее и понимая свое превосходство над другими она шла в атаку. Был 1955 год. На нашей улице открыли магазин «ТЭМП» – самообслуживания. Никто не знал, что такое самообслуживание, но было ужасно интересно бродить между полок, где все лежало близко, только протяни руку. И Женька протянула – взяла конфеты, положила в карман и ушла. Не далеко ушла. Магазин только назывался самообслуживание. . За покупателями следили и ждали, ну когда украдут, а мы их цап царап и по шее, по шее. По шее били часто и больших и маленьких. Ну, как пережить нашему человеку, что все, что лежит – можно взять, спрятать и унести. И почти каждый мучился этой проблемой. Но это было потом. А сейчас в первый день открытия магазина, Женька стояла в толпе взрослых и ждала, когда откроют двери и она будет там, среди конфет. Она была первой, кого поймали и поэтому весть эта разнеслась по всему Новому Львову молниеносно. Схватив за руку, продавщица тащила Женьку по улице к родителям.
      
       Представьте крысенка, которого схватили за хвост и подняли. Было очень похоже. Она не боялась родителей, но тот факт, что не она тащит, а ее - доводил до истерики. Результат этой истории был ужасен. Все родители детей, проживающих в районе, настрого запретили общаться с этой дрянной девчонкой,
       своим чадам. И называли ее за глаза –ВОРОВКОЙ, а потом и в глаза. И Женька сломалась. Не выходила на улицу, сторонилась детей и часто плакала. При родителях – громко с подвыванием, без них – тихо со всхлипыванием.

        Так продолжалось пол- года. Что такое пол-года в детстве?. Это чуть меньше, чем 100. Это очень долго, ведь это не только месяцы, а еще недели , а еще дни, а сколько часов в этих пол-года. Целая вечность. Женька поняла, что теперь так будет – всегда. Никогда у нее не будет подружки , не с кем ей играть в куклы и даже не с кем поговорить. В те времена – воровка – было еще и страшно. Очень страшно.
      
       Женька почти начала привыкать к своему изгойству. Она вышла на улицу и стояла возле калитки. На улице, как всегда было много людей и детей, но она и сегодня была одна. И вдруг ее обиженное сердечко застучало так громко, что она невольно поднесла ручку к горлу. Ей навстречу шла девочка, Женька ее хорошо знала и часто видела вместе с маленьким братиком.Они всегда держались за руки. И это их она когда-то столкнула в кювет с крапивой. Девочка шла в ее сторону. Неужели сейчас обзовет воровкой?

       -Здравствуй Женя! Хочешь пойти ко мне в гости? Моя мама напекла пирожки и просила тебя прийти. Как засверкали ее маленькие дерзкие глазенки, как хотелось поверить, что это правда.

       - Хочу. – все, что могла выдавила из себя .

       -Только я предупрежу маму свою, ладно?
Через две ступеньки она влетела в квартиру и уже с порога орала
       - Мама, папа я иду в гости , в настоящие гости, там будут пирожки, меня девочка пригласила.

       Родители стояли разинув рты. Как давно она не видели столько радости на лице и в глазах своего ребенка.

       -Какая девочка? Как ее зову? Где живет? Но вопросы скорее задавать было уже некому.

       Женька кубарем слетела со второго этажа, пересчитывая задницей ступеньки. Девочка не ушла. Она тихо стояла и ждала. Увидав Женьку, протянула ей руку и они пошли . Ни одна девочка никогда не держала ее так за руку. Они шли молча, ощущая тепло и близость друг друга. Даже не подозревая, что только глупая смерть однажды в далеком будущем заставит разъединить эти две маленькие и крепкие ручки.

       -А как тебя зовут?

       - Инна.

       Потом они оказались в одной школе и одном классе. Сидели вместе за одной партой. Два чучела. Одна страшная, а вторая вообще какая-то недоделанная – в школу ходила в туфлях с оторванными каблуками и от этого задранными к верху носами. Школьное платье было явно мало, а колготы в резиночку выдувались на коленях и слегка сползали с тоненьких ножек. На голове платок, концы которого уходили под мышки и завязывались узлом на спине. Дети злые в своих оценках. Обеим сразу дали прозвища –Крыса и Чучело. А им было глубоко наплевать на всех, всех. Скорее бы только кончились уроки и .... можно по дороге домой завернуть в лес, покататься на ветках деревьев, бегать , а главное – разговаривать. Родителям до них не было никакого дела. Мама Инны – узнав Женьку, поняла, что она не представляет угрозы. А родители Женьки были рады , что у нее появилась подружка.

       Подружки. Можно было спросить и получить ответ. Может не всегда правильный, но свой. Так они научились мечтать, читать. В 13 лет была прочитана вся библиотека в Инином доме – единственная ценность, которая в последствии стала главной.

        Вместе открывали для себя мир. Карты. Когда мама Инны запретила играть дома, они играли на улице под фонарями. Играли не просто так, а на интерес. А интерес был – польские журналы о кино. Фильм и Экран. Чтобы купить журнал, нужно было в понедельник после уроков пойти в центр города и по всем киоскам искать журналы. Деньги собирали всю неделю , экономя на еде. Скоро поняли, что при наличии этих денег, можно было любоваться артистами не только на страницах журнала, но и в кино. Постепенно кино стало избирательным. Смотрели не все подряд. Уже отличали классиков - в кино, в литературе они прошли это давно. Сформировался свой круг интересов. Стала мешать школа. Частенько вместо уроков бежали посмотреть новый фильм.

       - А ты, когда спать ложишься, думаешь о чем-то? Задала очередной вопрос Женька.

       - Как это? Думать? Инна точно не умела, а особенно вечером перед сном.-

       -А ну, научи.-

       -Ну, нужно закрыть глаза и вспомнить целый день. Что делала хорошего, что плохого. Что забыла сделать. Что прочитала сегодня и как ты к этому относишься.

       Ответить было нечего. Ничего этого Инна никогда не делала, да и не умела. Но было стыдно – Женька умеет , а я – нет. Попыталась. Не получается. Разозлилась и начала заставлять себя. Так увлеклась, что не заметила как процесс этот стал обыденным явлением.

       Так они и жили. Мир существовал для них только, когда они были вместе. На сомнительные явления искали решения тоже вместе. Если чего-то не понимали, шли..... в библиотеку. А кто еще мог им объяснить – как снимают кино, что это за страна Англия, а Италия с лучшими в мире фильмами с Анной Маньяни.

       Круг интересов расширялся, по мере задаваемых вопросов. Прошли литературу, взялись за поэзию, потом за живопись, потом спорт. Жизнь была насыщена, интересна и не нужно было больше никого. Звиздец подкрался незаметно. Им исполнилось по 17 лет и стали происходить в их жизни странные вещи. Новые и совершенно не объяснимые.

         Местные мальчишки стали просить их прокатиться на мотоцикле вдоль улицы, пойти вместе вечером в сад за яблоками, покурить в кустах. Ну, прокатиться еще куда ни шло. А остальное? Идиоты. Покурить в кустах! А мы уже пробовали – не понравилось. Но они все цеплялись и цеплялись.
 
       Вот наступил счастливейший день в их жизни – последний звонок и окончание этого скучнейшего в жизни заведения – школы. Получив аттестаты с тройками, удрав с выпускного вечера и потратив, выданные родителями деньги на фотоальбом выпускников, они пошли на вечерний сеанс самого любимого фильма –«Фан_Фан Тюльпан». Что такое красота они уже знали – это Джина Лоллобриджида, Софи Лорен, Бриджит Бардо, Жан Маре. Ну что им до местных мальчишек. Завтра – свобода, счастье в перемешку с артистами и героями Чехова, Шарлотты Бронте, Хеммингуэя, с картинами Монэ, Рембранта , с Эрмитажем, стихами Чингиза Айтматова ..... Все смешалось. И все было точкой отсчета в предстоящей прекрасной жизни.

       Завтра они уехали с Инниной мамой – в Сочи. Отдыхать. Все началось там в городе солнца, тепла, свободы и как оказалось счастья.
       Сочи! Море! Пляж! Именно так и должна начинаться новая интересная и прекрасная жизнь.

       -Почему на нас смотрят, недоумевала Женька. А ну посмотри – все ли у меня в порядке?

       Инна начала медленно и внимательно осматривать Женьку. Что,что-то не то.Почему? Да и действительно не то. Боже мой, какая у нее фигура! Какие ноги – длинные, прекрасной формы! А плечи! Плечи –круглые и такие гладкие! А талия – она чуть не сломается! Да, ведь это фигура Джины Лоллобриджиды и ноги Бриджит Бардо. Не хотелось отводить взгляд, а Женька вертелась, не подозревая, что вместе с Инной ею любуется весь пляж. Но им, впрочем, как всегда, было наплевать кто на них смотрит. Природа совершила свое обычное ЧУДО. Из крысенка получилась
красивейшее существо.

         Природа постаралась во всю, обойдя одно – лицо, зацепив напоследок глаза. Глубокие, умные, огромные – изумрудного цвета. В ее глазах была вселенская осведомленность и удивление новорожденного. Когда она их открывала - уже не замечалось, как она некрасива. Понимала ли она, что с ней произошло? Нет. И Инна не понимала, ведь это была ее Женька, ее подружка, а может и ближе – ее душа и сердце и не имеет значения, какого оно вида.

       - Инка, Инка... Инна, Инночка!

       - Что случилось? Откуда ты?

       -Я была на пляже, на пляже – возбужденно повторяла она отдельные слова.
Там парень целый день смотрел на меня, а потом подошел и мы говорили с ним долго, долго. Он такой умный и.... красивый. И у меня сегодня вечером свидание!

       Это в жизни девочек было первое вторжение постороннего человека, да к тому же мужчины. Радовались обе. Как будто он назначил свидание обеим. С трудом дождались вечера. Свидание назначено на 9 часов.
10, 11.Инна не могла дождаться. Что там? Какое оно такое – свидание. Такое как в кино? И, возможно даже они будут держаться за руки. Ну, когда же ты прийдешь и все расскажешь.?!

       Женька влетела во дворик дома, где они жили. Мама спала. Инна сидела и ждала – как, как это бывает!?
Говорить Женька не могла. Она смеялась тихо и слегка дрожа. Дрожь быстро передалась и Инне. Так они сидели и тряслись. Одна от счастья, вторая от ожидания.

       - Я его люблю.!

       - Он меня любит!

       - Его зовут Николай!Коля!Колинька!

       -Он что, сказал тебе это? И простучала зубами от того, что сейчас услышит от Женьки.

       - Нет. А зачем, ведь и так понятно. Он весь вечер держал мою руку, а потом вообще... положил ее на мое плечо. Мы с ним говорили обо мне, о нем, о искусстве – с ним так хорошо и интересно, как с тобой, запнулась Женька. Он знает много стихов и даже поет. Сказал, что споет в следующий раз.

       - Ну, а потом, потом?? – шептала Инна, мечтая услышать что-то неведомое им, но знакомое по книгам и кино.

       -Вы целовались!?

       -Нет. Что-ты. Он не такой. Он просто меня любит.

       -Как так – просто?. Ведь любят за что-то, а вы совсем не знакомы, переходя в тон собеседования, спросила Инна.

       -Не знаю, не знаю.Но я это чувствую, понимаешь.

       -Как чувствуешь? Чем? И где это?

       -Не знаю чем, наверное сердцем.

       -А что с ним делается?- допытывалась Инна пытаясь хотя бы чуточку ощутить то, что чувствовала Женька.

       - Все. Хватит. Я должна лечь, закрыть глаза и все вспомнить и пережить еще раз.
Это мы уже проходили и умели. Закрыть глаза и пережить.

       Следующий день Женька и Колинька провели вместе с самого утра. На пляже. Плавали, ныряли и сильные загорелые Колинькины руки скользили по телу Женьки, помогая выбраться из набегающей волны. Народ не сводил с них глаз. Завороженно следили за ними все – кто с восторгом, кто с завистью. Божественная фигура Женьки притягивала все взгляды, но стоило поднять глаза и неописуемый восторг сменялся таким же неописуемым удивлением и сожалением. Ну, как могла природа быть такой не гармоничной. Женьке не мешало ни одно, ни другое. Перед ней был –ОН. Она точно знала, что это ОН, отныне и навсегда.

       О, горе нам, воспитанным на романах и сюжетах прекрасных фильмов. Мы и не догадывались, что может быть иначе. И, слава Богу.

       На свидание Женька летела. Инна сидела дома с мамой и трепетно ждала возвращения подруги. Что будет сегодня!? Было уже темно и воображение дорисовывало окружающий ландшафт. Море –есть, звезды – есть, луна – есть. А что делают они? Может он ее ПОЦЕЛУЕТ?. Какое волшебство от произнесенного вслух слова. Какое оно сладкое, запретное, заставляющее задохнуться. И это, когда о нем думаешь. А когда целуешься? Наверное, медленно умираешь. Инна почти ощущала все рассказанное подругой, не испытывая при этом и доли зависти. Только соучастие в происходящем. Пока ей и этого было чересчур. На тропинке послышались быстрые шаги и не успела Инна опомниться, перед ней стояла Женька с безумно горящими глазами. В ее, ставшими еще прекраснее, глазах – горел огонь, нет – пожар.

       -Ты что так рано?

       -Сейчас, сейчас, повторяла Женька , стаскивая с себя бюстгалтер, дрожащими руками.

       - Что, что случилось? Быстро. Я сейчас умру от любопытства.

       - Все хорошо. Он меня любит. Я его люблю. Мы поженимся. Этот проклятый бюстгалтер мешает ему ласкать меня и целовать мою грудь.

       - Да ты сошла с ума! Опомнись, Женечка, что ты делаешь.

       - Мы поженимся.

       -Это он тебе сказал?

       -Нет, и так все понятно. Он сказал, что любит меня, что я самая лучшая на свете. Что у меня самая красивая фигура, которую он когда-либо видел на пляже. Я не хочу, чтобы ему мешал мой бюстгалтер.

       -А про поженимся, кто сказал?

       - Я сказала. А какая разница кто?. Теперь это все равно. Я такая счастливая , как хорошо жить!( Инна, замолчи, уйди, исчезни. Дай завершится этому всепоглощающему счастью).

         Но Инна сделала то, о чем , много лет спустя сильно пожалела. Она стала уговаривать подругу опомниться, для чего пускала в ход слова и доводы, известные только им двоим. Они по жизни умели влиять друг на друга. С ее точки зрения порядок должен быть такой – любовь, брак и брачная ночь. Постулаты эти она знала, но не ведомо ей было, что не все так закономерно и последовательно в жизни. Что иногда, бывает достаточно пережить что-то одно. А Женька, очевидно, интуитивно чувствовала – что это ТО, единственное, что подарила ей судьба.

       -Миленькая моя, хорошая, Женечка, не ходи. Нет, не так. Не отдавайся ему, он потом точно тебя бросит. А так, поймет, что ты порядочная девушка и женится.

       - Не знаю. Не говори больше ничего, слышишь? Если ты будешь против него, то я тебя брошу, ясно!

Яснее некуда. Инна замолчала. А Женька, поправив на себе блузку, красиво облегающую ее прекрасную грудь с торчащими сосками, рванула в темноту.

       Вернулась она в два часа ночи. Тихая и счастливая. Все спали, а она не понимала как можно спать в такую ночь. Будить никого не хотелось и она тихонько скользнула под влажную простыню. Закрыла глаза и опять перед ней мелькали, то звезды на небе, то галька на берегу моря. И губы, горячие и нежные – на лице, шее, животе. Руки, ласкающие все ее тело. Все, все. Женька первая сдернула с себя платье, белье. Ей нужно было ощутить его всем телом. И целовать , страстно и бесстыдно. И вдруг она почувствовала на себе, что-то твердое и решив, что это галька пляжная приклеилась, опустила руку, чтобы смахнуть ее. Вот тут она очнулась и поняла все, что с ней происходит. И испугалась. Просто испугалась. На мгновение включился разум, которым она жила доселе и который неизвестно куда девался с тех пор , как она встретила Николая. А разум ей говорил –неезззя!!.

       Ей было 17, ему 20. Он жил в Сочи и все свободное время проводил на пляже, среди отдыхающей, праздной публики. За сезон удавалось пережить романтическое приключение раз пять, а то и шесть. Были всякие – моложе и старше, полнее и худее, глупее и умнее, хотя последнее было не важно. Сейчас важно было – заполучить эту девчонку, затянуть ее в постель и насладиться дивным телом, прикрывая лицо. Хорошо было ночью – плохо видно, зато чувствуется такое! Вот,вот и будет моя. Ведь даже не сопротивляется, все позволяет, почти. Ничего я подожду, а уж доберусь..... Так мечтал красивый, загорелый юноша на берегу Черного моря в городе Сочи.
Совсем о другом мечтала Женька.

       -Я сегодня уезжаю. Через 3 часа. Домой. Тихо и мягко произнесла Женька, глядя в глаза любимого.

       -Как?! Сегодня? Сейчас? Домой?

Она думала - какую боль принесла эта новость любимому. Он думал - ну какая же ты зараза, так я и не добрался до тебя.

       - Я тебе все напишу в письме, шептала. Я расскажу маме с папой и они помогут нам быть вместе.
Ты уже решил, у кого мы будем жить.? И у нас будут дети, правда? Ведь мы любим друг друга!
Я сама к тебе приеду. Скоро.
       Выпрямилась и приблизила лицо к лицу своего Колиньки. В глазах его была почти ненависть.

       -Боже, как он меня любит!

       -Какой же я идиот. Зачем ждал. И вот она уходит, ускользает. Не знакомое, щемящее сжало сердце и на одну секунду он подумал, что никогда в жизни его не будут любить сильнее, чем эта странная , бешеная девчонка. Знал бы он, как был прав.

       Ни на одно Женькино письмо ответа не было, впрочем они и не возвращались. Значит – получает. И письма продолжали лететь в одну сторону.

       -Это ничего, объясняла подруге, ему нужно тоже много проблем решить, связанных с нашей жизнью. И мне необходимо сделать что-то важное. Я решила сделать пластическую операцию.

       -Чего? И что это такое пластическая операция. Где ты это вычитала?

       -Эти операции делают в Москве, а как не знаю.
Пластическая операция в 1965 году, это как спутник, Гагарин – что-то фантастическое и необъяснимое. Инна внимательно посмотрела на лицо Женьки. Конечно, крупный нос и почти полное отсутствие подбородка. Ну и что? А Женьке было что. Она хотела быть лучше – для него. Просто красавицей.

       -Я тоже хочу – неуверенно произнесла Инна.

       -А тебе зачем? Ты и так красивая.

       -Кто, я?

       -Да, да – ты.

        Подружки приблизили свои лица к зеркалу и долго обсуждали - как можно и что можно, а вернее, что бы хотелось изменить каждой в своей внешности.

        Никогда прежде у Женьки не было желания так долго смотреть в зеркало на свое отражение. Возможно впервые она посмотрела на себя глазами другого человека. А человек теперь был для нее один – Коля. Она была готова сделать для него – все. И пластическая операция была началом. Как ей это удалось, до сих пор не понятно. Как 17 летнюю девчонку приняли в Москве в институте косметологии – не известно. Только через месяц она приехала с другим лицом. Все вроде было правильно, но это было не лицо Женьки. Изменив внешность она ни на йоту не изменилась сама. Перед ней была цель –Любовь и ничего прочего вокруг не существовало, а если и существовало, то только во имя все той же – ЛЮБВИ.
Ни на одно из писем ответа Женька не получила. Приближалось лето. Взяв отпуск она выехала в Сочи.

       Едва сняв квартиру, бросив чемодан, она помчалась на пляж. Где она еще могла встретить его? Примостившись в тенечке под зонтом, надев темные очки – искала . Так продолжалось дней 5-6.

       Может уехал, может не живет здесь больше, может не ходит на этот пляж.
Но, однажды утром, устраиваясь под зонтом, Женька , почувствовала, что сейчас увидит его. И точно. У самой воды знакомая фигура, которую она никогда и ни с кем не спутает.

        Николай сидел, а рядом лежала девушка и ее рука нежно скользила по спине юноши. На пальце поблескивало обручальное кольцо.

       Больно кольнуло в груди. Какое-то время Женька потеряла способность думать, только смотрела и не могла насмотреться.

        Хуже было ночью, когда воображение дорисовывало картины.
Быть умной в 18 лет?! А что такое ум – опыт?


       У Женьки опыта не было, а ум был. Она поняла, что никогда уже у нее не будет этого звездного неба над головой, этого безрассудного счастья, неудержимого восторга. Но, Николай! Он существует. Значит не приснилось, значит было. А это уже что-то. Она до конца отпуска ходила на пляж и смотрела, смотрела.

       Домой вернулась тихая и замкнутая. Писем больше не писала. Но, закрывая глаза – вызывала одну и ту же картинку – сочинские ночные дорожки, пляж, солнце, луна, лицо любимого и его губы.

       Прошло несколько лет. В Жизни Женьки происходили разные незначительные события – институт, работа. Значительных не происходило. Да и не хотела она их. У нее уже была точка отсчета и другого ей не нужно. Хотелось только еще раз, а может и не раз увидеть его.

       - Мы меняем квартиру, вдруг объявила она подруге.

       -Зачем и куда?

       - На Сочи.
       Жизнь Инны шла по другому сценарию. По обычному для того времени. Школа, институт, любовь, брак.... Общим было только одно – их дружба. По прежнему вместе искали ответы на ставящие жизнью вопросы. Принимали решения о которых знали только обе. Когда Женька заявила, что ей очевидно, для нормального развития, нужен мужчина, как мужчина, то это совсем не обескуражило Инну. Наверное – да. Но как? И страшно. Женьке ничего не было страшно. Приняв решение и присмотрев кандидатуру скромного, тихого юноши, она подошла и спросила – не согласится ли он с ней спать.

       Лучше бы она спросила у него – не согласится ли он полететь на Луну. Тихий юноша, воспитанный тремя женщинами – мамой и бабушками, имея за плечами 25 лет, пережил шок. Но, согласился.

       Встречались они у Женьки дома. Родителям в это время надлежало идти в парк на прогулку. Они тихо выполняли все пожелания своей своенравной дочери.
Женька же воспринимала близость юноши – как таблетки. Надо. Для здоровья. А парень, узнав ее ближе – влюбился, но как-то странно. Он обладал ее совершенным телом и больше ни чем. Все.
Было странно, любопытно и страшно, когда это может кончится. И он все ждал – конца.
И вот Женька решила переехать в Сочи, что бы видеть Николая всегда.
Совет подруги на время изменил планы Женьки.

       - Ты поезжай еще раз. А, вдруг он там уже не живет?

Почему-то такая мысль не приходила ей в голову. Все было единым – Сочи, Николай, Любовь. Ее любовь.

       И она поехала. Хотелось уже не только увидеть Николая, но и поговорить. Наличие его жены, Женьку не пугало. Она не собиралась мешать им. Впрочем, жена его, для Женьки вообще не существовала. Все было отдельно.

       Увидев Сочи, вдохнув его воздух, она поняла, что правильно приняла решение. Только здесь она должна жить, в этом городе, где живет Счастье, хотя и в прошлом.
На пляже было много детей и Женька все чаще ловила себя на мысли, вот и у нее мог быть такой же. От Него. А может так и сделать? Уговорить его переспать с ней? Но, это были только мысли.

       Николая она увидела сразу. В кругу мужчин. Играли в карты. Николай сидел лицом к Женьке, но она никак не привлекала его внимания. И Женька сделала то, что могло привлечь внимание не только его, но и всего пляжа. Она встала, сняла халат и медленно направилась к воде. Долго стояла возле края , пробуя ногой воду. Этого было достаточно, чтобы пол -пляжа застыли с разинутыми ртами. Что-то заставило Николая поднять голову. Он посмотрел в сторону повернутых лиц, что-то промелькнуло у него в памяти. Он отложил карты и сел. Не может быть? Никогда в жизни он не видел больше такой фигуры, какая была у Женьки. Не может быть? Но, фигура медленно вошла в воду и скрылась.

       И Николай вспомнил все. И месяц безумного наслаждения и ожидания, и разочарование от не происшедшего, и письма – сумасшедшие и пугающие. И странность девчонки во всем, что она делала. И сожаление о том, что она такая страшненькая. И о том, что никогда больше ему не приходилось испытывать такой восторг от предчувствия обладания. И о том, что никогда не случилось. И никогда, никто не любил его так безумно, странно, бесстыдно и целомудренно одновременно.

       Выхода Женьки из воды ждал весь пляж. Слегка тронутое загаром тело, осветилось солнцем и под легким купальником четко обрисовалась красивая упругая грудь, которой вовсе и не требовался купальник. Тонкая осиная талия готова была переломиться при ходьбе. При виде ног, голову теряли не только мужчины, но и женщины, но уже от зависти.
Это была она и не она. А Женька направилась в сторону Николая .Поздоровалась.

       -Можно тебя?
       - Можно. Он выпрямился.

       Перед Женькой стоял мужчина с обрюзгшим лицом, потухшим взглядом, криво усмехавшийся и явно не выигрывающий своим заплывшим телом рядом с ней. Но Женька ничего этого не видела. Перед ней был Колинька – ее Любовь, ее жизнь, ее счастье, ее судьба.

       Под Женькиным зонтиком много говорили. Он о себе, она о нем. Как жил, что делал. Николай, сам не зная почему, начал рассказывать все как было. И о неудачной женитьбе, о внебрачном ребенке, которым шантажирует его его мать. О том, что выпить стало уже не удовольствием, а необходимостью. Что жизнь, в общем-то не удалась. Что не знал, что отвечать на ее письма, что думал о ней, почему-то ляпнул, что друзья насмехались над его неудавшимся «романом» с Женькой. И еще о чем-то с сожалением. При .этом не хотелось смотреть Женьке в глаза. А когда все-же смотрел , не мог понять, что изменилось в ее лице. Спросить не решался. Говорил все больше и больше и все о чем-то совершенно для Женьки не важном. А она смотрела на него и понимала, что это не тот мальчишка, что каждую ночь все эти годы приходил к ней в мечтах. Что она, очевидно его придумала. Но, все равно это было лучшее в ее жизни.

       Ребенка от Николая она уже не хотела. В этот же вечер села на поезд Сочи- Львов и навсегда оставила в памяти – тот Сочи, где все было.

      Когда Женька не пришла ни на следующий день, ни на какой другой, Николай понял – так же остро, как когда-то Женька . «Счастье было так близко, так возможно..»

      А Женька вернулась во Львов, обменяла квартиру на другой город в России – на Тулу. Вышла замуж, родила сына и ...умерла.



Умирала долго. Неделю была в коме. Она совсем не боролась. И, наверное уходя в небытие – вернулась туда, в город ее счастья – Сочи.

       Инна узнала о смерти подруги не из письма. По необъяснимой причине, ей вдруг захотелось навести порядок в письмах от ЖенЬки. Писем собралось много. То, что она сделала не находит объяснения и до сих пор. Она их все уничтожила. Все до одного. Вместе с обратным адресом. Она сама ужаснулась происшедшему, целый день не могла найти себе места. В последствии оказалось, что она уничтожила каким-то образом и все ее фотографии после 17 лет. Как оказалось потом, в этот самый день Женьки не стало.

       Она прожила свою короткую жизнь в которой была Любовь, а коль чувство это исчезло, то ничего ее уже не держало на этой земле.




       Зина Ермакова
       Дюссельдорф


Рецензии
Очень понравилось. Спасибо за рассказ. Он трогает, а значит у вас все получилось!

Лам Карина   28.08.2008 13:02     Заявить о нарушении
Спасибо, Карина, что зашли.

Зина Ермакова   28.08.2008 19:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.