Львовский Палех

       


       Мигрень мучила Полину Александровну с детства и за 50 лет она научилась как-то справляться с этой невыносимой болью. Нужно было встать и стоять в ожидании, когда все это прекратится и что удивительно, боль постепенно проходила, но стоять иногда приходилось часами. А что не сделаешь для того, чтобы получить облегчение. Вот и сегодня она встала еще в 5 часов утра , так и стояла, глазея в окна дома, стоящего напротив, другого объекта не было.

       За долгие годы она изучила всех соседей, живущих в этом доме и их привычки. Часто жильцы менялись, особенно за последние 5 перестроечных лет. Обратила внимание на маленькую девочку лет десяти, за которой ежедневно приезжала машина. Водитель выводил за руку девочку из дома, они садились и уезжали, по всей видимости в школу. Возвращались около 2х часов дня и все под присмотром, под контролем. Иногда в эту машину садились – молодая женщина и стареющий мужчина - родители девочки.

         Полина знала когда мама девочки выезжала за покупками, когда к ним все на той же машине приезжали гости. Представляла себе жизнь этой девчушки – на машине в гости, на машине в кино раз в месяц (дома есть телевизор и видео), на машине в школу, из школы. Так жаль стало ее. Что она видит? Что знает о городе в котором живет? Ну конечно, город она знает – Львов, но видит его из окна машины, вдоль дороги туда и обратно. И Полина вспомнила свой Львов.

       1960 год. Утро. Пора в школу. 7-й класс «А». Жила Полина на Новом Львове недалеко от парка «Железные воды». Никогда так и не понимала, почему так назвали парк, а спрашивать не привыкла – пыталась сама придумать версию, соглашалась с ней, и с ней же жила. Так было во всем. Собственно и спрашивать было не у кого. Мама работала с утра и возвращалась домой очень поздно. Было не до разговоров. Только спрашивала какие оценки получила в школе. Полина врала что хорошие, хотя дневник пестрил двойками и замечаниями учителей. В школу на собрания мама не ходила – было стыдно за дочь, в дневник не заглядывала... может верила .

       Школу Полина просто ненавидела и все, что там приходилось делать тоже. В школе не учили, а заставляли учить. Насилия Полина не выносила ни в каком виде и все в ней вызывало протест – все эти правила, законы, стихи... Хотя стихи Т.Шевченко нравились, а вот « трактор в поли дыр, дыр, дыр, в магазыни – сыр, хай буде мыр» было стыдно не только учить, но и читать вообще. Только из-за одного учителя можно было ходить в школу. Это был классный руководитель – Мирон Ильич, талисман 14 школы, что по ул Институтской. Маленький еврей, невероятно добрый, вечно в паре с указкой с коей был почти одного роста. Он обращался ко всем детям ласково по имени и часто повторял:

      - «дети, не называйте друг друга по кличкам, пройдет много лет, вы встретитесь случайно и не будете помнить имени вашего школьного товарища, а только кличку. Вам будет очень стыдно и неловко. Обращайтесь друг к другу по имени. Полиночка, ты слышишь?»

       Она слышала, да так, что запомнила его слова на всю свою жизнь и вспомнила своего учителя через много лет, когда вошла в кабинет врача Олега Блинникова (даже не посмотрев на табличку) и увидев перед собой одноклассника, произнесла: «- привет, Блин», дальше фамилию она не помнила, а перед глазами вырос Мирон Ильич со своей указкой и укоризненно качал головой.

       Он был для Полиночки, как папа, которого она не знала, но представляла именно так. Никогда не кричал, не ругал и проверяя дневник с подписью родителей, делал вид, что верит подписи мамы и совершенно не подозревает, что расписывалась там только Полина. Она была ему очень благодарна за эту ложь и готова была даже на подвиг ради него. Такой случай подвернулся. Вовку Леонова Мирон Ильич выгнал из класса за дверь, а когда закончился урок географии и открылись двери в коридор, на противоположной стене была нарисована огромная лягушка безумно похожая на Мирона Ильича, она стояла на задних лапах, держа в руках указку, а под рисунком красовались стихи: «-как за Мироном Ильичем, бежит баба с кирпичом, берегись Мирон Ильич, за тобой летит кирпич».

       Дети катались со смеху, а Мирон Ильич стоял в дверях не сводя глаз с рисунка, руки его задрожали и он медленно сполз на пол. Полина сжалась в комок, чуть наклонила голову вперед и кинулась на Вовку, пытаясь головой угодить ему в живот, визжала и царапалась, пока чьи-то руки не оторвали ее от жертвы.

       На следующий день в школу идти не хотелось – боялась Вовку, но не ходить тоже было нельзя – не было такого, чтобы дети в ту пору не ходили в школу. Кажется Полина была первой. Школа ей казалась какой-то исправительной колонией и она решила пройти мимо нее. Прошла. За спиной услышала звонок, зовущий на первый урок. А у Полины начинался тоже первый урок , урок назывался – « знакомство со Львовом».
Можно было идти куда угодно и никто не спрашивал – куда, зачем, откуда, почему??. Задавала вопросы Полина себе сама. Сама и отвечала, как заведено.

        Вот и остался позади скучный школьный мир о котором она забыла моментально, ведь впереди ее ожидало что-то неведанное доселе. Во Львов Полина переехала из глухого провинциального городка и в принципе ничего о новом городе не знала.
       Услышала голос, зовущий по именам кого-то. Остановилась возле железной решетки за которой стоял красивый дом с балконом. На балконе стояла старушка и звала:

       - Муся, Вася, Рыжик, дети, где вы?

       И вдруг как по волшебству из кустов стали вылезать кошки, задрав головы смотрели в сторону зовущей их старушки. Раз, два, три....семь...двенадцать – считала Полина, а дальше сбилась. Кошки мяукали и все вокруг безумно воняло кошатиной. Проходящая мимо женщина выругалась и пригрозила старушке вызвать милицию и расправиться со всем этим кошеланом. Полина была на стороне старушки, вот только воняет сильно. Стала тоже звать кошек, но старушка сильно рассердилась и накричала на Полину.
       
       -Ну и ладно, ну и пусть убегают, тихонько сказала она и побрела дальше, вдоль ул. Институтской. Почему Институтская? Наверное здесь жили институтки – ученицы при царе (где-то она читала о них).

       Вообще Полина читала много и без разбора, что попадало в руки. А в руки попадали : Жорж Санд, Стендаль, «Тайны войны», Чехов, Аппулей ( его она читала 4 раза и только потому, что мама тщательно эту книгу прятала), медицинский справочник – «Как принимать роды», Большую Советскую инцеклопедию, Гамзатова и все, все, что стояло на полках в их маленькой квартирке. В голове был полный сумбур, но часто полученные сведения давали ей ответы на возникающие вопросы.

       Итак, вперед в неизвестность! В конце улицы слева она заметила что-то доселе невиданное. Огромный толстый столб, а из него торчит чье-то туловище. Внизу надпись – Николай Кузнецов. Такое Полина видела впервые. Человека воткнули в столб и обрезали руки. Он смотрел куда-то поверх деревьев и Полине казалось, что вот, вот и он посмотрит на нее. А что она может сделать? Чем помочь этому бедному дяде Кузнецову. Она оглянулась по сторонам – люди проходили мимо и никому не было дела ни до растерянной девочки, ни до каменного дядечки. Постояв еще несколько минут, Полина пошла дальше, куда ноги понесут. А ноги понесли ее к недалеко расположенной арке, а за ней парк. Стрийский парк прочитала Полина. Стрийский, стрийский.... размышляла Полина, наверное все-таки Австрийский, только первые две буквы отвалились.

       То что увидела она за аркой, было выше всякого ее воображения. Деревья, кустики, цветы вдоль красных дорожек и под каждым кусточком, под каждым деревом и цветочком – деревянная дощечка на которой было написано как называется это растение. Полина шла вдоль аллеи и читала все названия скорее по привычке – все было ей вновь, очень красиво и необычно. Она рассматривала каждый листочек, каждый цветочек. Капельки утренней росы окрашивали радугой все вокруг и ей казалось, что она попала в сказку – все было такое цветное, яркое и невообразимо красивое. Озеро, а в нем удивительные большие птицы – одна белая, другая черная. Ну конечно, это же лебеди так грациозно выгнули шеи и кружатся на воде под деревом, нависающим над озером. Вот сейчас взмахнут крыльями и превратятся в царевен, как в сказке Пушкина. Сколько так простояла Полина и сама не понимала – вроде попала в какое-то прекрасное царство из которого уходить не хотелось. Что еще может находится в таком месте?

       Полина обогнула озеро и очутилась в небольшом закоулке. То что она увидела, повергло ее в шок. На белых столбах, лицом друг к другу стояли еще два дядечки. Что они там делают? Просто стоят, к счастью с руками и ногами и в доспехах и с мечами , такие красивые, бородатые. На столбах было что-то написано не на русском  языке, так что прочитать Полина ничего не могла. И тут же придумала – как эти дяди дружили, возможно даже они были королями, но провинились за что-то и их тоже поставили на столб, как Кузнецова.

       - Девочка, ты что делаешь здесь? – услышала она за спиной, оглянулась и увидела – дворника, он был в белом фартуке и метлой. Дворники были добрыми, они начальники двора, а этот очевидно был начальником целого парка.

       - Я в школу иду, не моргнув глазом соврала Полина, а вы тут главный?
Дворник, широким жестом погладил усы и бороду, улыбнулся и сказал:

       - вроде того.

       - А где ваш дом, спросила Полина?

       - Видишь домик на горке - это теплица, это мое королевство.

       Так он что же король, раз это королевство его? Полина смотрела вслед удаляющемуся королю, а самой уже не терпелось увидеть его дворец, который он почему-то назвал теплицей. А как правильно, теплица с ударением на а или с ударением на е? Наверное все же на е. Там что-то теплится, а что???

       Но дворника Полина немного испугалась – вдруг узнает, что она из школы ушла и развернувшись, медленно побрела назад – мимо школы, через парк – домой. В эту ночь ей снился чудный сон, а в нем – цветы, лебеди, дядечки в доспехах, король в белом фартуке. Все переливалось необычайным цветом – то синим, то золотым с розовым, то серебряным и желтым – все яркое, теплое и ласковое. Какой же красивый этот Львов, сколько удивительного . Полина решила, что завтра тоже не пойдет в школу, а прямо в Стрийский парк.

       Утром она необычайно легко проснулась, быстро натянула форму, пошла на кухню выпить, приготовленный мамой чай. Мама проснулась раньше и на кухне стирала что-то в корыте. Полина села за стол и принялась за чай, а у самой перед глазами мелькали лебеди, озеро.

       - Ешь бутерброд с сыром, хмуро сказала мама.

       Полина мысленно была далеко от чая и сыра, но послушно протянула руку, взяла хлеб, положила на него кусок лежащего на краю стола сыра, укусила, пожевала и запила горячим чаем. Только через пару минут она сообразила, что сыр имеет какой-то странный привкус. Посмотрела на бутерброд и увидела поверх хлеба вместо сыра – кусок хозяйственного мыла, который она по ошибке приняла за сыр. А мыло уже начало свое действие – изо рта повалила пена , а его привкус был во всем, что ела. Ее тошнило и видения вчерашнего дня исчезли в одночасье. Было так плохо, что ей была одна дорога – в школу, где было так же плохо, как и у нее в животе.

       Уроки проходили как всегда очень волнующе. Волновал только один вопрос – вызовут или не вызовут к доске. Сегодня повезло – не вызвали. Вскоре подоспела долгожданная перемена, все дружно вывалили из класса. Осталась Полина и Вовка Леонов. Чтобы не показать как ей страшно, Полина стала возле доски, взяла в руки мел и крутила его, будто собиралась что-то написать. Подошел Вовка и с силой дал по руке Полине, мел вылетел и угодил ей в глаз. Полина села за парту, прижала руку к глазу и так сидела, пока не начался следующий урок. В класс вошел Мирон Ильич, поздоровался, окинул взглядом и заметив Полину с прижатой к глазу рукой, спросил что случилось?.

       - Это Леонов меня ударил.

Мирон Ильич сразу понял в чем дело – подошел к Полине, оторвал ладонь от глаза и сказал:

       - немедленно в поликлинику к врачу.

       Именно это и было нужно Полине – поскорее уйти из школы совершенно на законном основании. Схватив портфель, вылетела из школы, проходя мимо дома, где жили кошки позвала : -Муся, Вася. На зов вышла старушка и Полина побежала дальше. Мельком взглянула на месте ли дядя Кузнецов и вошла в поликлинику. Врач велел закрыть один глаз, потом другой, Полина притворялась что не видит букв на стене, ей дали справку, выписали лекарство и сказали идти домой. Конечно, уже побежала....Только не домой, а в парк.

       Обошла озеро, приседала возле каждого цветочка и рассматривала пристально, будто искала что-то. Позвала лебедей и покрошила бутерброд. Лебеди враскачку вышли из воды, подбирали кусочки хлеба и шипели, вытянув шеи. Полине было весело и радостно. Потом она заглянула к дядечкам в доспехах и направилась к теплицам.

        Это был довольно большой домик весь из стеклянных окошек. На домике весела табличка – «Теплица». Но как же туда попасть? Как посмотреть что там? Походив вокруг домика и подергав за ручку дверь, Полина поняла, что это не так просто. Значит в другой раз – успокоила она себя. Ладно, а что дальше – за парком? Оглянулась и замерла, чуть не захлебнулась от восторга, прямо перед собой увидела невероятных размеров клумбу, а там...... море цветов, водопад разноцветья, и невообразимый аромат, исходящий от самой клумбы. Полина стала на коленки и окунулась головой прямо в букет фиалок , нос почти касался земли, а ей было так замечательно хорошо, как никогда в жизни.Она медленно поднялась, заливаясь смехом схватила лежащий на красной дорожке портфель и побежала к выходу из парка.

       Мимо, стуча колесами двигался трамвай - номер 10, остановился около дяди Кузнецова и замер перед Полиной, а она долго не думая запрыгнула на подножку, вошла и уселась на скамеечку возле окна. Трамвай дернулся и опять загремел по рельсам, уложенным на брусчатке . Мимо Стрийского базара, вдоль улицы Ивана Франко с высокими домами. Полина воткнула нос в стекло и не сразу поняла, что кто-то трогает ее за плечо:

       - Девочка, билетик нужно купить – пропела кондукторша.

Полина сделала вид, что ищет денежку, зная наперед, что никакой денежки нет и в помине. Так она рылась в портфеле, пока трамвай не остановился и пулей вылетела из вагона. Трамвай и кондуктор через минуту были забыты, а перед ней улица, ведущая в центр города. Полина бывала там с мамой, но никогда сама. Было страшновато и любопытно. Любопытно – больше, так что – вперед к новому чуду под названием Львов!.

       Как здорово вот так ходить одной и смотреть что хочешь, заходить во все магазины, подходить к застекленным витринам. «Барвинок» - прочитала Полина и зашла во внутрь. Боже мой, что там было!

        Платьица, носочки, а игрушки! Таких Полина и не видала никогда. В центре магазина за огромным прилавком ходили продавщицы и показывали покупателям разные разности о которых Полина и понятия не имела. Наклонившись к застекленному прилавку, Полина в который раз ходила по кругу, пока к ней не обратилась продавщица:

       - Тебе что дать?

       - Ничего, я так просто смотрю.

       - В школе на доску надо смотреть в это время...

          Полина жутко испугалась, но справка от врача надежно лежала в портфеле и была бы ее защитой. А впрочем.... пора уходить.
Через несколько шагов Полина остановилась возле красочной вывески. На ней была нарисована красивая девочка в окружении маленьких человечков – гномов. А дальше она прочла – кинотеатр «Леси Украинки», сегодня на экране цветной, американский фильм Уолта Диснея – «Белоснежка и 7 гномов». Начало сеанса в 12.00

       На часах, что висели на столбе было 11.55. Полина с замиранием сердца вошла внутрь маленького помещения, это оказалась касса, где нужно было купить билет за 10 копеек, но у Полины не было и одной копейки. А как хотелось посмотреть на эту Белоснежку да еще в цветном фильме. Цветного кино Полина не видала никогда. Вышла на улицу, завернула за угол и вдруг заметила , что под арку близлежащего дома заходят ровным строем, по парам , школьники во главе с учителем. Это был культпоход в кино. Долго думать Полине было некогда и она смешавшись с учениками, нырнула в зал, а там уже было просто – найти свободное место. Несколько раз ее сгоняли, но внезапно погас свет, зажегся экран и залился красками – золотом и серебром, желтым солнечным светом и синим, как в озере. Ничего прекраснее не было в жизни Полины.

       Домой она пришла за час до возвращения мамы с работы. Завязала глаз шарфиком, улеглась на кровать и.... болела. Ведь ей дали в глаз и освобождение от школы, так что нужно быть убедительной. Мама осмотрела глаз, который Полина сильно прижимала рукой отчего он покраснел и был какой-то действительно нездоровый, пожалела дочь и сказала, что ей лучше полежать и не выходить на улицу.

       Ай..., что же делать? Завтра Полина хотела опять гулять в городе, но для этого нужно делать вид, что идешь в школу. Ничего, до утра заживет, а пока надо закрыть глаза и вспоминать, вспоминать все что увидела сегодня в кино.

       Утром Полина встала рано и стала собираться в школу. Мама отговаривала ее – нужно беречь глаз, но Полина уперлась и ссылаясь на предстоящую контрольную решительно собирала портфель. Мама вздохнула, ее порадовало рвение дочери к учебе и она отпустила ее.

       Как прекрасна была жизнь, как любила Полиночка всех вокруг – и милых продавщиц в магазинах, и кондуктора в трамвае и вообще всех, всех, и даже школу. Школа....Полине так не хотелось идти туда, уроки она не учила, а сидеть и смотреть в окно, за которым находится такой замечательный город с дивными местами и все новыми приключениями, но, наверное надо в школу, а потом можно опять – в центр.
На уроке литературы говорили о Пушкине. Учительница вызывала к доске учеников и заставляла читать по книге отрывки из «Сказки о царе Салтане». Заметив Полинины глаза, направленные в сторону окна, она назвала ее фамилию и произнесла:

       -Продолжай дальше....»..родила царица в ночь....»

Полина не сразу даже поняла, что от нее хотят, но услышав строчку, произнесенную учительницей стала читать дальше, но не по учебнику, а по памяти. Знала Полина все сказки и поэмы Пушкина наизусть. Класс замер, никто не перебивал ее, а она читала, читала, пока не зазвенел звонок. Класс молчал и в этой тишине она услышала тихий голос:

       - Садись, пять.

       Это была первая пятерка в жизни Полины. Она вдруг пришла в себя, оглянулась и увидела глаза ребят, впервые смотрящих на нее с восторгом. Гордость переполняла ее, впервые в жизни она была объектом внимания, а не посмешища. Как хотелось ей поделиться этой радостью с кем-нибудь, но с кем? Еле дождалась, когда уроки закончатся и побежала в Стрийский парк – к клумбам, лебедям.

        Подошла к теплице и заметила, что одно окошко было открыто, но добраться до него было проблематично. Полина схватилась за края окошка, подпрыгнула и вдруг услыхала звон разбитого стекла – это она ногой выбила нижнее оконце. Соскочила и увидела кровь на ноге, стояла растерянная и не знала, что делать. На звук разбитого стекла вышел дворник, укоризненно посмотрел на окошко, потом на Полину, заметив кровь на ее ножке, бросился к ней. Полина от страха сжалась в комок – вот сейчас он ее будет бить, а бородатый дворник присел возле перепуганной девочки, сорвал какой-то листочек у дороги и приложил к ноге. Ранка была небольшая и вскоре перестала кровоточить. Дворник ласково взял девочку на руки и посадил на скамейку.

       - Сиди, я сейчас приду.
Пришел с ваткой и йодом, помазал, подул.

       - Ну, что болит?

       - Не-а.

       - Ты опять в школу идешь?

       - Нет, я из школы, я сегодня получила пятерку и Полина полезла в портфель за дневником.

       Дворник улыбался и хвалил девочку. Так они сидели довольно долго и говорили, говорили... Полина, наконец узнала. что дядечка Кузнецов и эти – в парке называются памятниками, сделаны из камня и нечего их бояться , что памятники ставятся хорошим и очень известным людям. Рассказывал , что там дальше есть развалины замка, а вот этот деревянный дом – ресторан «Зеленый Гай». Предложил зайти в теплицу. Оказалось, что это большой сад, наполненный душным ароматом растений, но каких!!!

       Попрощавшись с дворником, впрочем это был не дворник, а садовник Степан, Полина пообещала прийти, попросила еще раз посмотреть на этот сад за стеклом. Степан пообещал показать ей в следующий раз что-то очень интересное, если она получит очередную пятерку.

       Оказывается так приятно получать пятерки и за что? За то, что она любила и что знала. Конечно, это не скучная арифметика или та же география. Хотя...Полина вспомнила, что знает карту Советского Союза наизусть – часто играла на улице с друзьями – в города. Нужно было назвать город, а следующий игрок называл город, начинающийся на последнюю букву предыдущего.

        Полина часто стояла возле карты и изучала по ней названия городов и их нахождение. Могла с закрытыми глазами назвать и показать любой. Ей стало интересно и она открыла учебник географии. Сначала прочитала что задали, потом – что задавали перед этим, затем порывшись в энциклопедии выудила дополнительные сведения. Так и просидела до глубокого вечера с учебником географии в руках, а утром просто летела в школу. Первый урок – география, ее любимый Мирон Ильич. После слов: « К доске пойдет.....», Полина первый раз подняла руку. Удивленно посмотрев на ученицу, он вызвал ее к доске. Говорила Полина по теме, без темы, бегала возле карты и все о чем говорила показывала на ней. Все на Полину смотрели и не верили глазам.

       - « Садись, пять» прогремел голос Мирона Ильича.

       Все, можно бежать в парк и показать дневник с пятеркой Степану. С легкостью отсидела пять последующих уроков и впервые внимательно слушала о чем говорят учителя. А вот и последний звонок. Схватив портфель, Полина помчалась вдоль знакомой улицы, слегка задержалась возле разгуливающих кошек, улыбнулась Кузнецову и вскоре уже была в парке, но Степана нигде не было. Обежав все знакомые места, Полина села в трамвай и опять оказалась в центре города, ставшего ей таким дорогим , удивительным и прекрасным.

       Вдоль улицы Шота Руставели, Академической, по аллее из густых громадных тополей и вот она снова у кинотеатра документальных фильмов им. «Леси Украинки». Скоро сеанс и опять будут показывать «Белоснежку и 7 гномов». Но на этот раз никаких культпоходов не было и пробраться мимо глазастых контролеров без билета не было никакой возможности.

       - Ну и ладно, ну и пусть, размышляла Полина, а глаза ее уперлись в витрину магазина, что находился рядом с кинотеатром. То что она увидала, было ни на что не похоже. На полочках витрины стояли шкатулки. На черном фоне сияли золотом и алым цветом яркие, как перо жар-птицы лаковые миниатюры. Полина вошла в магазин и замерла – на всех полках вдоль стен под стеклом стояли ларцы, шкатулки, коробочки умещающиеся на ладони, пластины. И каждая из этих миниатюр отмечена удивительной красотой, изяществом и блеском. В поражающем пожаре красок, сюжетов оживали герои русских сказок, легенд и былин. Палех , прочитала Полина.

       Приставив ладошки лодочкой к лицу, Полина стояла возле каждой шкатулки и удивлению ее не было границ. Перед ней была тарелка на которой было написано «Жнитво». Ведь она видела все это за городом – эти золотые колосья, изумрудную траву, только жницы были не так красивы как здесь. А эта шкатулка... ну конечно это та самая «Сказка о царе Салтане», а купола как на церкви по ул.Подвальной – такие же изумрудные и деревья , ну точь в точь как в Стрийском парке. На следующей шкатулке Полина увидела, как дерутся на копьях два всадника на конях. Один конь красный, а другой – белый, отливающий серебром. Ведь они как живые, все – и лошади и всадники. Вот еще немного и она услышит – иго..го.
Вместо этого иго..го, она услыхала:

       - Девочка, тебе чего?

Когда Полина оторвалась от стекла и повернула голову, на продавщицу смотрели огромные горящие от восторга глаза на пылающем личике девочки. Продавщица замерла и мягко произнесла:

       - Смотри, смотри сколько хочешь, но скоро магазин закрывается, приходи еще, ладно?

       -Спасибо, спасибо, только и смогла пролепетать Полина.

       Домой она возвращалась не спеша. Увиденное поразило ее воображение а фрагменты шкатулок все стояли перед глазами. На город опускались сумерки. Вдоль улицы Щербакова какой-то дядечка зажигал газовые фонари и улица казалось золотистой на темном фоне неба. Как на шкатулке. Все вокруг приобретало сказочные очертания. Чистенькие улочки отсвечивались в брусчатке, в пустынном переулке что-то зацокало и Полине представилось – вот сейчас вылетит на красном коне всадник в золоченых одеждах, подхватит ее и умчит вперед, мимо Стрийского парка, через парк Железные воды прямо к дому. Опустит на землю и растворится в темноте.

      Дома Полину ждала разъяренная мама. Еще бы – 8 вечера, а ее не было из школы. Резиновая кишка – предмет воспитания лежал на столе. Но Полина умела выкручиваться из таких ситуаций.

       -Мама, мама не ругайся, я ходила на хор в школе, а еще я получила две пятерки – по литературе и географии вот смотри.
Мама не собиралась верить дочери, но в открытом дневнике красовались две пятерки за одну неделю.

         Немного подумав остыла, внимательно посмотрела на дочь – глаза ее горели как в лихорадке и сама была какая-то странная, новая, повзрослевшая. Сердце матери сжалось – как мало времени она уделяет своему ребенку и даже не знает чем она живет.

       - Завтра воскресенье, хочешь пойти со мной погулять?
Полина смотрела на маму и не верила собственным ушам.

       - Пойдем в Срийский парк, хорошо, мамочка?

       Жизнь Полины продолжалась по обычному сценарию – школа, знакомство с городом, открывала для себя все новые улочки, закоулочки, загадочные места вроде музеев. Знакомство продолжалось очень, очень долго. А собственно – постоянно, но куда ее не заносило, она всегда возвращалась к одному и тому же месту – магазину, где продавались шкатулки с надписью – Палех. Уже давно прочитала в своей любимой энциклопедии, что такое Палех и очень удивилась, узнав что это небольшое село, где работают 150 мастеров-живописцев и родилась Палехская артель древней живописи в 1924 году. А ей казалось, что все это про Львов. Каждый раз, заходя в этот маленький магазинчик, Полина замечала новую шкатулку, любовалась ею, изучала и уже знала фамилии мастеров. Все так же сложив руки лодочкой стояла возле витрин и продавщицы привыкли к ней, называли по имени и даже волновались, когда она долго не появлялась.

       Сегодня Полиночка была особенно счастлива, был канун ее дня рождения – 9 октября. Этот день всегда был наполнен солнцем и теплом, спелыми яблоками и грушами на деревьях, золотыми палехскими листьями на улицах Львова, каким-то дивным ароматом теплых прелых листьев, запахом костров где-то за городом. И во всей этой красе она видела то, что и на шкатулках Палеха. Все было цветное, яркое и бесконечно прекрасное. Чувство цвета было настолько обостренно, что сны Полина видела тоже цветные.

       Дела в школе пошли немного лучше и в дневнике перестали появляться замечания, написанные красными чернилами, а вместе с ними исчезли двойки и тройки. Ее хвалили и как ей это нравилось – ее любили!

       Полина, вошла в магазин и окинула взглядом полки – все было как всегда, очевидно шкатулки покупали не так часто и они стояли на своих местах. Она вновь прильнула к витрине и рассматривала знакомые сюжеты: Д.Буторин «Данко». Полина уже знала одну из работ этого художника – «Поединок » - это с белым и алым конями она рассматривала все листочки на деревьях , согнутых от ветра, на яркие молнии над головой Данко, на его пылающее сердце, на серебристые тучи и восторженные лица людей. Так она обошла весь магазин, когда вдруг над головой услышала голос одной из продавщиц:

       - Хочешь посмотреть? Держи.

В руках продавщицы была шкатулка, которую только что Полина рассматривала через стекло витрины. Полина стояла и не двигалась, а широко раскрытые лучистые глаза были устремлены на руки продавщицы.

       - Ну же, бери!

       Полина не шевелилась, потом машинально вытерла руки о фартук школьной формы и медленно протянула две ручонки вперед, не сводя глаз с шкатулки. Она не могла поверить своему счастью - у нее это замечательное изделие. Полина так же медленно поднесла ладошки близко к лицу и смотрела не насмотрелась. Краски стали еще ярче и Данко будто именно ей протягивал свое сердце. Не смея даже взяться за это сокровище, даже не мечтая открыть крышку, Полиночка медленно протянула шкатулку продавщице:

       -Возьмите, пожалуйста ....спасибо.

Руки горели, горели глаза и сердце маленькой девочки, которой судьба преподнесла такой подарок.

       Много чего довелось увидеть Полине в свои 12 лет – все музеи, церкви, соборы, костелы и даже Лычаковское кладбище, на котором она впервые в жизни увидала как хоронят человека. Мир, под названием Львов был для нее открыт самой замечательной стороной, поселил в ее сердце и душе чувство прекрасного, восторга и гордости за свой любимый и родной город.

       В очередной раз Полина оказалась в центре и знакомой улицей направилась прямо к магазину с палехскими шкатулками. Витрина магазина изнутри была заклеена бумагой, всюду следы краски и мусора. Ремонт – прочитала Полина, расстроилась, сжалось сердечко от недоброго предчувствия. Еще долго надеялась, что вот-вот и магазин откроется и она вновь сможет любоваться этим чудом под названием Палех. Магазин открылся через пол-года. Когда Полина замирая вошла во внутрь, перед ее глазами висели, лежали – трусы голубые и розовые, лифчики белые и черные, чулки в резиночку –коричневые. За прилавком стояла та же продавщица и увидев Полину, улыбнулась ей какой-то жалкой и извиняющейся улыбкой.

       - Нет больше Палеха, сказала тихо. Прости.

Слезы залили глаза Полины, застучали зубки, от обиды.

       - Ну и пусть, ну и ладно... у меня есть свой Палех – в желтых опалых листьях, в изумрудной траве, в разноцветье Стрийского парка и могучих деревьях парка Железные воды, в куполах Львовских церквей и соборов, в золоте вечерних газовых фонарей на фоне темнеющего палехского неба, в арках Оперного театра в его дивном фойе и словно со шкатулки – сценой зала, по которой двигались герои палехских сюжетов.





       Полина Александровна прошлась по комнате и сообразила, что голова больше не болит. Радостно потянувшись, она открыла окно. К дому на противоположной стороне подъехала знакомая машина из нее как всегда вышел водитель, а затем выпрыгнула девочка, которую взяв за руку увели домой, где возможно были, входящие в моду, давно забытые палехские шкатулки, которые можно было трогать, складывать . Только нельзя было идти за ними самой через парк. Вообще самой никуда нельзя ходить. Да и нет давно табличек с надписями в Стрийском парке, белоснежных памятников, нет памятника Николаю Кузнецову , говорят его увезли в Россию, нет газовых фонарей и много чего уже нет. Но все это было в жизни Полины, а в жизни девочки, живущей напротив никогда этого не было и уже не будет.

       Полина Александровна подошла к полке с книгами и взяла в руки яркую шкатулку. Рукой ласково смахнула с нее пыль, прочитала – «Сивка-Бурка» и как в детстве зачарованно вглядывалась в золотые купола, в фигурки Ивана-царевича и Василисы Прекрасной. Улыбнулась, вспомнив как попала к ней эта шкатулка. Однажды на 8-е Марта ей принес подарок молодой человек, давно искавший ее внимания. Полина открыла подарок и замерла – на дне простой картонной коробки лежала палехская шкатулка.Это был сигнал из прекрасного далекого детства. Надо ли говорить, что сделала Полина?!





       Зина Ермакова

       Дюссельдорф.


Рецензии
Уважаемая Зинаида, читала Ваш рассказ и плакала... Какое тонкое и лирическое ощущение мира, как богата красками и прелестью Ваша душа! Очень трогательно и печально...
Я видела себя девочкой, ученицей 14-й школы, я провела детство на Институтской и в Стрийском парке, до сих пор слышу звон трамвая 10, что съезжает вниз к Стрийскому базарчику.
Воспоминания нахлынули, ведь я люблю наш Львов так же, как и Вы.
Спасибо за удовольствие, не бросайте писать, у Вас есть несомненный талант.
Татьяна
США

Татьяна Приснякова   12.12.2009 23:42     Заявить о нарушении
Милая Татьяна, Это наша с Вами первая любовь - любовь к городу, детству, рождению мироощущения и так здорово, что все сохранилось в наших душах и сердцах. Какими счастливыми мы были тогда, верно?
Я так признательна Вам за оценку и особенно за то, что Вы открыли страничку на прозе для того, чтобы поделиться со мной чувствами. Спасибо Вам.

Зина Ермакова   14.12.2009 20:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.