Дед Пахом и его сто пятьдесят три внука

У деда Пахома было сто пятьдесят три внука. Не больше, не меньше. Сам он, конечно же, никогда не считал. Родственники отчитались на очередном дне рождения деда. И вот когда схлынули все после торжества то, пристроился дед на лавочке за банькой и стал наблюдать любимый пейзажный вид, образуемый опушкою леса, куском неба аршин на сто, да небольшим лужком, щедро усыпанным Иван-чаем. В светлой голове неспешно плавала всего одна мысля: если каждый из внуков через восемьдесят лет настругает еще по столько же, это ж какая куча народу выйдет. Прям цельный поселок!

Тут чего-то так в баньке об ведро стукнулось звонко, и на крылечко грузно вырулил кот Ероха. Вообще-то его звали Ерофей, но так как он все ж таки был младшее деда, то тот обызвал его просто Ерохой.

— Слышь, Ероха, ну-к скажи, сколько у тебя внуков имеется на сей момент времени?

— Да ты очумел что ли, дед? Почем я знаю?

— Ну хоть примерно та? — не унимался старый.

Котище притулился возле скамеечки, почесал в башке клочкастой, да плечами то и пожимает — не ведаю, мол.

— Вот! — победно изрек дед Пахом, — А у меня ровнехонько аж сто пятьдесят три!

— И чего? Радуют? — кисло ухмыльнулся кот.

— Ну-у-у… Эта… А то ж! Все ж сто пятьдесят три, а не три там, или пять каких-то вшивых.

— Дак ты что ли количеством решил взять? — рассмеялся котяра. — Ну тогда то у меня точно поболее будет. У тя ж бабка одна всю жизнь, а у меня, почитай, во всем поселке одних кошек сколько у тебя внуков. Не в количестве ж дело то!

— Да, Ероха, тут ты прав. Оно, конечно, так…

И стал деда мысль свою менять от количества к качеству человеков. Так и просидел до самых сумерек вечерних, но ни черта не додумал. Качество — оно ж дело такое. Как его оценить то? Чем померить?

А ночью приснился ему сон, будто стоит он возле мешка большого с линейкою в руке. На линейке крупно начертано «Качество». А дед, значит, вытаскивает из мешка очередного внука и линейкой этой прикладывает. А она сама сразу показывает сколько этого вот качества в человеке есть. Всю ночь мерял. Устал страшно! Утром проснулся будто и не спал вовсе, а картоху выкапывал всю ночь.

Варвара Степановна, супружница его, и говорит:

— Ты чего это, дед, такой смурной с утра самого? Нездоровится что ли?

— Да вот, понимашь, заноза в голову втемяшилась, никак не додумаю.

— Это чего же?

И рассказал дед о своей мысли и о сне дурном.

Варвара Степановна даром что баба, но все ж таки умна была и проницательна. Как никак почти пятьдесят лет учителкой отработала в школе поселковой. Ну и говорит, значит:

— Качества людей в делах их проявляются. По ним и меряют.

Обрадовался дед. Заулыбался сразу и стал, довольный, чай пить шумно и вкусно. А потом устроился заново на своей любимой лавке и стал другую мысль думать: чем дела человеков мерять? Какой линейкою?....
________________________________________
www.baechka.net


Рецензии