Чтобы не свистели. Часть 1

       Людмила Алексеевна вошла в вестибюль института летящей походкой героини Алисы Фрейндлих из «Служебного романа» после свидания с Новосельцевым. Шла, весело отряхивая на ходу снежинки с воротника. Привычно отвечала на приветствия. Только немного теплее. Была она заместителем декана одного из факультетов. С кристальной репутацией.

       В деканате, так же тепло поздоровавшись с секретаршей Олечкой, пролетела мимо, не заметив её удивлённого, изучающего взгляда. Пошуршала бумагами у себя в кабинете и ушла на лекцию. Настроение у неё было превосходное. Людмила никогда не была замужем, очертив круг своих интересов только наукой. А тут этот студент Пашка. Лодырь, каких свет не видел. Вечно к ней на пересдачи бегал. Упросил её позаниматься с ним дополнительно. У неё дома. Ну и дозанимались. И теперь Людмила, вовсе не пытаясь противостоять нахлынувшим чувствам, старательно анализировала ситуацию, мысленно «раскладывала всё по полочкам».

       Разница в возрасте? Служебное положение? Компромат? Всё это можно при желании уладить. И всё будет в лучшем виде! Вон, Зинка Кириллова, тоже доцент, а замуж вышла за своего же бывшего студента. В аспирантуру взяла, теперь он преподаёт. Тоже больше двадцати лет разницы в возрасте. Правда, фамилия у него нелепая, Зина её не взяла: Шибкопляс. Лёва Шибкопляс. Жуть. Но живут же! И вроде дружненько всё у них. Лёвушка даже старается к лаборанткам не приставать, хоть и глазки блестят. Но Зина мудрая, сквозь пальцы на это смотрит, понимает же, что молодой! Так почему Зинке можно, а ей, Людмиле – нельзя? Тоже надо заняться карьерой мальчика, пусть продвигается, ей ничего не стоит помочь… теперь уже близкому человеку…

       Людмила Алексеевна начала лекцию. Сегодня было подозрительно тихо. И взгляды на неё необычные. Странно. Неужели кто-то уже знает? В принципе, это конечно не так страшно, если они собираются и далее быть вместе и строить отношения по-хорошему. Но что-то другое зависло в воздухе, совсем далёкое от её романтического энтузиазма. Что?

       В перерыве прошла в свой кабинет, а следом влетела Зина Кириллова. Дамы закрылись и что-то обсуждали. Оленьке не слышно было ни слова. Хотя и не трудно было понять, о чём идёт речь. Весь институт с утра гудел только о ней. И не как о героине прекрасного романа. Как о престарелой голодной потаскухе, готовой затащить в постель любого. В то утро Оля случайно услышала в курилке Пашкино хвастовство перед одним из «лучших друзей». Дескать, набросилась на него, все соки выпила. Делал с ней всё, что хотел… Олечка не дослушала, убежала. Стало безумно обидно за Людмилу Алексеевну. И противно, как будто речь шла о ней самой. Они ведь обе женщины. А этот молокосос бездарный, мизинца Люды не стоящий, смеет её позорить. Гадость немыслимая!

       Спустя несколько минут Зинаида ушла. Люда подошла к Олечке, села на стул, отрешенно глядя перед собой. Горько усмехнулась. И вдруг глаза её блеснули озорством:

- Оленька, ты ведь у нас на истфаке учишься? Про царицу Тамару слышала конечно?
- Да… а что?
- Я теперь поняла, зачем она одноразовых своих любовников наутро в пропасть выкидывала. Думаешь, это от амбиций? Что вот, мол, какая я крутая! Извольте жизнью заплатить за счастье провести со мной ночь! Думаешь, она самоутверждалась так?
- Ну, примерно так я думаю…
- Не, Оленька, всё проще и прозаичнее! Это она делала с ними, ЧТОБЫ НЕ СВИСТЕЛИ !!!
       
       Людмила употребила словечко покрепче, не из своего лексикона. Не «свистели». Созвучное, только ярче! И, словно вдруг отряхнувшись от случайной пыли, улыбнулась Олечке и весело отправилась на вторую пару.


Рецензии
-- падонок Пашка, правильно Тамара таких в пропасть кидала. Спасибо, Ольга)

Анатолий Шинкин-2   29.04.2015 15:29     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.