Эпизоды истории земли Вятской

ЭПИЗОДЫ ИСТОРИИ ЗЕМЛИ ВЯТСКОЙ
(От мифического Вятко до стального Молотова)

Начало земли Вятской. Ещё Н.И. Костомаров отметил, что «нет ничего в русской истории темнее судьбы Вятки и земли её». Откуда же пошла земля Вятская? Что общего у современных вятичей с вятичами летописными? Когда и откуда заселились вятские земли? В ответах на эти вопросы много неясного и до сих пор. Ответить на них исчерпывающе всё ещё невозможно, несмотря на появление в последнее время в исторической науке многих интересных трудов и публикаций, связанных с вятской историей. Можно только попытаться дать беглый набросок, некий эскиз на эту интереснейшую тему.

Легендарный Вятко. Во второй половине XVI века, а точнее в 1582 году польский историк Матфей Стрыйковский в своей «Хронике» приписывал основание города Хлынова, ставшего позднее Вяткой, а ныне (надеюсь, временно) носящего имя нашего революционного земляка С.М. Кирова, – князю Вятко. Князь этот – современник легендарных князей Кия, Щека и Хорива, заложивших «мать городов русских» город Киев и основавших, согласно летописям, княжество восточно-славянского племени полян.

«Повесть о земле Вятской». Предположительно в первой половине XVIII века появляется новое сказание «Повесть о земле Вятской». Его воспроизводит в своём труде Н.М. Карамзин. Суть сказания вкратце такова. В 1174 году, во время княжения Ярослава Осмомысла (+1187), сына Владимира Володарьевича, дружина новгородцев отправилась из Великого Новгорода на судах вниз по Волге. На берегу Камы эти, по выражению Л.Н. Гумилёва, «пассионарии» основали селение, в коем и прожили семь лет. Вероятно, недовольствуясь соседством с волжскими булгарами, часть переселенцев отправилась на север, в густо поросшие лесами земли, где проживали в весьма диком состоянии племена черемисов, чуди и вотяков.

Странствия новгородцев. Пройдя по Каме и перебравшись волоком до реки Чепцы, они поплыли вниз, покоряя на пути своём селения туземцев. Войдя в реку Вятку, они увидели на правом берегу её, на горе, высокий красивый городок, окружённый рвом и валом. Место русским понравилось. И, поговев и помолившись Богу, в июле 1181 года они взяли его приступом, побив при этом много чуди и вотяков. «Повесть» о взятии «Болванского» городка сообщает следующее: «Итак, с помощью святых страстотерпцев великих князей Бориса и Глеба тот укрепленный город взяли приступом 24 июля 6689 (1181) года... и поставили в том городе церковь во имя святых страстотерпцев Бориса и Глеба и назвали тот город Никулицын». Но самое интересное то, что современные археологические раскопки, проведённые в городище у Никулицына в последнее время выявили два культурных слоя: верхний относится к XIV веку нашей эры, а нижний – к V веку до Рождества Христова!..

Основание Хлынова. Так вот, оставшаяся на Каме часть бывшей новгородской дружины вскоре также отправилась на Вятку и, завоевав черемисский городок Кокшаров, обосновалась в нём, переименовав поселение в Котельнич. Спустя некоторое время и те и другие встретились и, обмозговав на вече сложившуюся ситуацию, решили поставить новый город. Как порешили, так и сделали. Выбрали место, отслужили молебен и по доброй русской традиции заложили церковь: «Новгородцы жъ со всею дружиною своею моляся Господу Богу и Его Богоматери пресвятой Богородице о показании места к созиданию граду хвалу возсылающе и молебные пения воспевше. И на томъ месте вначале поставиша церковь во имя Воздвижения честнаго и животворящего креста Господня и градъ устроиша и нарекоша его Хлыновъ градъ речки ради Хлыновицы...».

По традициям Великого Новгорода. В новом поселении нравы и законы установили по новгородскому обычаю. Власть в городе принадлежала избираемым людям и духовенству. Постепенно в эти благодатные земли пришло много жителей с Двины, влекомые сюда относительной свободой в сочетании со строгим порядком и нравами. Первобытные же обитатели сих земель хоть и беспокоили вятичей, но «всегда были отражаемы с великим уроном». В память об этих печальных событиях в селе Волковом был воздвигнут погост, и два раза в год оттуда носили в Хлынов образ святого Георгия Победоносца с железными стрелами вотяков и чуди. Помимо ежегодного принесения из Волкова иконы святого Георгия, боголюбивые вятичи также ежегодно приносили в город иконы святых страстотерпцев Бориса и Глеба.

Экскурс в историю. Отвлечёмся и посмотрим на историю русских земель как бы сверху. В XI веке новгородцы активно осваивали Двинскую землю, и к началу XII века практически весь север являлся колонией Великого Новгорода. Новгородцы, захватив верхнее и среднее течение реки Сухоны, основали там города Вологда и Тотьма. Владимиро-суздальцы в свою очередь заняли позиции на нижнем течении Сухоны, на стыке рек Юг и Северная Двина. Начало похода на Вятку новгородской дружины и основание города Хлынова неким образом совпадает с годом убийства князя Андрея Боголюбского (1174) и ослаблением на несколько лет Владимиро-Суздальского княжества – главного в то время врага Великого Новгорода. Но где-то на рубеже XII-XIII веков владимиро-суздальцы основали город Устюг (первое упоминание в летописи 1207 год), перерезав тем самым связи Новгорода с вятичами. Устюжане грабили торговые караваны новгородцев, подвергаясь в свою очередь набегам новгородских ушкуйников. Вследствие этого прекратился и поток жителей севера на Вятские земли.

Свидетельства археологов. О изолированности вятичей где-то к XIV веку косвенно свидетельствуют археологические находки. Раскапывая вятские поселения, в культурных слоях этого времени археологи обнаруживают славянские воинские доспехи, копья, стрелы и одновременно – женские удмуртские украшения. Но как мы знаем, удмурты, или вотяки, были врагами русских, и они вместе с черемисами, нынешними марийцами, были теснимы с берегов Вятки. И что, как не отсутствие своих, русских женщин, заставляло тогдашних вятичей искать себе жён у соседних язычников? И эти язычницы несли с собой в Вятку «не только гребешки, кольца, домашний уклад, но и языческую веру». Последствия таких связей хорошо известны нам из Ветхого Завета. Поэтому и наблюдается в XIV веке, вскоре после набега новгородских ушкуйников, некоторое оскудение веры в Вятском крае, этим фактом были вызваны вразумляющие послания на Вятку митрополитов Ионы и Геронтия.

Новгород и Вятка. Надо думать, что исход части новгородцев в XII веке на Вятку, какие бы причины за этим не стояли, и обрыв связей этих новосельцев с метрополией в XIII веке вызывали не совсем добрые чувства у граждан Великого Новгорода. По свидетельствам сказания, они называли хлыновцев «своими беглецами, рабами», в ревностной обиде на них, не желая, видимо, простить им человеческое желание жить свободно и независимо. И в XIV веке вятичи воспринимались новгородцами уже как враги, так же как и владимиро-суздальцы. И не случайно первое упоминание о Вятке в русских летописях датируется 1374 годом: «Ушкуйники… пограбиша Вятку».

Археологи – за XII век! Археологические исследований Л.Д. Макарова, проводившего раскопки в городище в Никулицыне, свидетельствуют о раннем освоении русскими берегов Вятки. В опубликованной в 2002 году в Ижевске монографии «Народы Прикамья в X – XV веках» он пишет: «Из всей совокупности вещевого материала памятников вятской земли выделяются древности, позволяющие определить начало русского освоения бассейна среднего течения реки Вятки концом XII - началом XIII века». Кстати, интересный момент – если до большевистской революции годом основания Вятки считался 1181 год, то в Советское время такой датой стал год 1374. И, таким образом, в 1974 году было отмечено 600 летие города Кирова!.. А по старой хронологии выходит, что 850 летие города Вятки следует отмечать в 2031 году…

Вятский конфуз. Где-то вскоре после набега новгородских ушкуйников на вятские земли, по летописям то ли в 1418 году, то ли в 1421, вятичи печально ославились на всю тогдашнюю Русь. Время было, как известно, неспокойное. Местные язычники, вотяки и черемисы, теснимые на юг и юго-восток, постоянно досаждали русским поселенцам, организованно и согласованно нападая на их селения. Осадили и Хлынов. И тогда вятичи обратились к жителям владимиро-суздальского Устюга с просьбой помочь им военной дружиной. Устюжане на просьбу откликнулись и послали на подмогу хлыновцам войско. Но устюжане подошли ночью не с той стороны, откуда их ожидали. Язычники, проведав о подходе серьёзной подмоги, осаду города тихо сняли и подались в леса. Вследствие ночной темноты вятичи, согласно летописи, приняли устюжан за черемис, а устюжане порешили, что городом овладели татары…

Из летописи. Далее цитирую по «Вятской тетради» Владимира Крупина: «Непредупреждённые о прибытии устюжан с этой стороны, по темноте ночи они не узнали их, приняли за врагов и вступили с ними в бой. В дело против своих союзников употребили они все заготовленные для неприятеля снаряды и орудия, как-то: брёвна, кипящую смолу, каменья, стрелы и пр. и пр. Множество устюжан улегло на этом месте. На рассвете только увидели хлыновцы свою ошибку, прекратили побоище, бросились к союзникам в объятия и горько заплакали. В одну общую могилу положили хлыновцы тела убиенных. Над этою могилою построили они часовню и установили всегда ежегодно, в четвёртую по день Пасхи субботу, отправлять там панихиду». Вот так вот наши слепошарые предки «своих непознаша и побище»…

Чудо в Вятке. Набег ушкуйников в 1374 году на вятские земли и разграбление их отрицательно сказалось на жизни вятичей, в том числе и духовной. Но почти одновременно с этим историческим грабежом, в XIV веке по Рождеству Христову, в Вятской земле происходит чудесное событие, во многом счастливо определившее судьбу вятичей. Осваивая притоки Вятки, сражаясь с соседствующими черемисами, русские дошли с реки Кобры до реки Великой… В 1383 году на реке Великой, примерно в 70 верстах от Хлынова, жителем деревни Крутицы крестьянином Агалаковым был обретён образ святителя Николая Чудотворца. Вот как об этом говорится в «Кратком историческом сказании о чудотворной Великорецкой иконе святителя Николая»:

«Божиим промышлением некоторый благоговейный муж из ближайшего к тому месту селения, проходя по домашней потребности близ Великой реки увидел в лесу, в стороне от своего пути свет как бы от множества горящих свечей, остановился в испуге, но от страха не решился подойти к таинственному месту и пошёл дальше по своему делу. Когда же возвращался домой, снова на том же месте увидел сияние светозарных лучей, почувствовал непреодолимое желание подойти к тому месту и, осенив себя крестным знамением, пробрался через лесную чащу и увидел там у небольшого источника образ святителя Николая, свет же скрылся».

Небольшая икона святителя Николая Чудотворца находилась на сосне. Снять образ удалось только после усердного моления с соседями Агалакова, пришедшими на место чудесного явления иконы. Крестьянин поместил образ у себя в избе. Вскоре, на третий день, случилось чудо, когда, приложившись к чудотворной иконе, исцелился не могущий ходить крестьянин. С этого дня начинается история исцелений и чудотворений, происходящих через икону святителя Николая. Вскоре в селении для чудотворной иконы была поставлена небольшая деревянная церковь. Со всей Вятской земли потянулись к святому образу Николая Чудотворца паломники.

Клятва предков. Опасаясь за сохранность чудотворной иконы во враждебном черемисском окружении, а может, просто желая из корыстных побуждений заполучить святыню себе, власти и священство Хлынова уговорили местных жителей перенести икону в город. При этом было торжественно обещано ежегодно приносить её назад на день явления 24 мая (6 июня по новому стилю), а также каждый год, в девятую пятницу после Пасхи, носить образ вокруг Хлынова. Так вот обещание приносить икону из города на берега реки Великой исполняется вятичами до сих пор! Свыше 600 Крестных ходов прошло за это время по Вятской земле. Ещё этот Великорецкий Крестный ход называют Вятской Пасхой. И тот, кто хоть однажды участвовал в нём, забыть впечатлений от Крестного хода уже не сможет! И, наверное, совершенно прав В.Н. Крупин, утверждая, что это спасает и хранит землю Вятскую и от наводнений, и от ураганов, и от смерчей, и от прочих напастей…

Обещание, данное хлыновцами великорецким жителям, неукоснительно соблюдалось. Но в 1551 году вятичи по непонятной причине своей клятвой пренебрегли. И, как свидетельствуют летописи, ударили крепкие морозы, всё покрылось (летом!) зимним снегом, который пролежал аж до 25 июня. И вятичи поспешили Крестным ходом на Великую! В тот год собран был небывалый для Вятки урожай. Проученные Богом вятичи больше шутить со святителем Николаем не пробовали… А в 1554 году пожар в Хлынове уничтожил и Никольский собор, где находилась святыня. Икона чудом осталась неповреждённой.

Путешествия в Москву. Дважды Великорецкая святыня по просьбе русских государей совершала путешествия в столицу. В 1555 году её встречал сам царь Иоанн Васильевич Грозный. Через год она вернулась в Хлынов, щедро одарённая государем и митрополитом. По исходу Смутного времени, в 1614 – 1615 годах икона св. Николая Великорецкого снова посещает Москву по просьбе молодого царя Михаила Фёдоровича Романова: «восхоте с всежеланием той пречестный образ великого чудотворца Николая в царствующем граде Москве видети, и чудотворному образу поклонитися и молебныя пения ему совершити».

Русские историки о Вятке. Несмотря на то, что «Повести» доверились и Н.М. Карамзин и Н.И. Костомаров, она вызывала и вызывает у других историков большие сомнения, и они не относятся к ней как к достоверному историческому факту. Так, например, вятский историк А.С. Верещагин был убеждён, что «только с конца XIV в. начинаются упоминания о Вятке в летописях и актах, начинается обнаруживаться русская жизнь на Вятке».

Не следует забывать и следующее. Н.О. Ключевский, рассматривая историю возникновения Москвы, говорит о колонизационных потоках с новгородского северо-запада и верхнеокского юга, из страны вятичей. Скученности населения на территории современной Московии, по его мнению, способствовали ватаги новгородских ушкуйников, хозяйничавших на Верхней Волге, господствовавшие на Нижней Волге инородцы и татары, а за Волгой – вятчане. Это XIII и XIV века. Ключевский разделяет вятичей и вятчан, описывая одно и то же время. В книге их разделяет одна страница…

Некоторые современные краеведы умаляют роль новгородцев, и в итоге саму «Повесть о земле Вятской», ссылаясь на ономастику и топонимику, потому как в земле Вятской много фамилий и географических названий, связанных с Владимиро-Суздальской землёй. И тем, что вошедший в поговорки характер нынешних вятичей или вятчан отнюдь не похож, по их мнению, на энергичный, дерзкий, предприимчивый характер новгородцев.

Но ещё С.Ф. Платонов утверждал, что в процессе колонизации меняется говор, физиологический, умственный и нравственный тип поселенцев. И потом – «первыми колонистами в Суздальской земле были новгородцы»! И никаких противоречий здесь, видимо, нет. И заселение Вятки могло идти и с запада и с северо-запада. И между историей и поэтическим сказанием, по сути, большой разницы нет. И у нынешних вятичей, вятчан, имя - вятичей летописных, дух и кровь – новгородцев и владимиро-суздальцев с примесью крови черемисской, чудской и вотской. И в результате – удивительный сплав нрава и говора, характерных только для жителей этой земли, и ни на кого более не похожий!..

Свидетельство Даниэля Уо. Современный американский исследователь Д. Уо, увлечённый вятской тематикой, предположил, что вероятным автором «Повести о земле Вятской» является житель Хлынова – диакон Богоявленского собора Семён Фёдорович Попов. Родился он в 1656 году и умер где-то около 1717 года. В 1700 и 1704 годах он был бурмистром города Хлынова. Написанную им «Повесть», своеобразный «сплав летописи и монографии», можно сравнить с написанной преподобным Нестором «Повестью временных лет». С.Ф. Попов не только сообщает о происходивших событиях, но и даёт им свою оценку. И если мы доверяем «Повести о временных лет», то почему же не можем доверять «Повести о земле Вятской»?..
 
Новгород – Псков – Вятка. На Руси Вятка была третьей свободной вечевой землёй после Новгорода и Пскова. Эта независимость, согласно «Повести», продолжалась в Вятской земле 278 лет – до 1459 года. В 1459 году Василий Тёмный покоряет Вятку, Хлынов облагается данью и приводится на верность Москве. Враждебное отношение вятчан к Москве выражается в сопротивлении, неповиновении и походах на московские земли. К 1457 – 1459 годам относятся и первые упоминания о городах Орлов и Котельнич, заложенных ранее одновременно с Хлыновым вниз по течению Вятки. Позднее были основаны, но уже вверх по течению, города Слобода и Шестаков.

Почти современная история. Вкратце дальнейшая история вятских земель такова. Окончательное присоединение Вятки к Русской земле проведено было Иваном III в 1489 году. В землю Вятскую явилась многочисленная рать и обступила 16 августа город Хлынов с требованием покорности. Вятичи, заметив приготовление рати зажечь город, не стали сопротивляться, изъявили полную покорность великому князю. Часть вятичей была приведена в Москву и расселена по городам княжества Московского. Так что в современных коренных масквичах течёт и вятская кровь.

В XVI веке на марийских землях ставятся города-крепости Царевосанчурск, Яранск, Уржум и Малмыж. К 1594 году относится первое письменное упоминание и небольшой слободы Кукарки, расположенной в бывших марийских землях на берегах рек Кукарки, Пижмы и Вятки.

В 1611 году Вятка, руководствуясь патриотическими, антипольскими соображениями, присягает Лжедмитрию II, к тому времени уже убитому, рассматривая данный шаг как объявление войны полякам… На Земском соборе 1613 года от Вятки участвует четверо хлыновских выборных…

Начало XVIII века ознаменовано для России войной со Швецией за побережье Балтийского моря. Все города и веси страны привлечены Петром I к участию в этом. Из Вятской земли шли оружейные лезвия в Смоленск, мука на север, посылались люди для строительства Архангельской крепости и Петербурга. На Хлынов и Вятскую землю легла повинность содержать пленных шведов. Так что не исключено, что вятичи вторично получили прививку балтийской крови – первая волна норманнской крови пришла с новгородцами…

К середине XVIII века, благодаря значительной вывозной торговле через северные порты, Хлынов становится пунктом подвоза товаров из окрестных мест. Сюда везли солёную рыбу из Казани, Нижнего Новгорода, с берегов Камы. Свежих сельдей доставляли с Великого Устюга, хмель из уездов Казанской губернии, и помимо этого – мёд, воск, сандал, олово, финики, шёлк, ладан и прочее.

Вятка и Емельян Пугачёв. В 1727 году Вятская провинция из Симбирской губернии переходит в состав Казанской, где её и застаёт пугачёвское восстание. Хлынов оказался совершенно не готов к обороне. Городовые укрепления сгнили и сгорели, земляной вал осыпался. Тогда вятичи, славящиеся своей чудаковатостью, на этом земляном валу устроили из снега высокую стену, облили её водой и расписали смолой решётки, полагая, что Пугачёв де, по своей наивности, сочтёт их железными да, пожалуй, на приступ-то и не решится… Емельян пошёл на Казань.

В 1780 году именным указом императрицы Екатерины II из Казанской губернии выделяется особое наместничество с центром в Хлынове. В 1781 году Екатерина переименовывает Хлынов в Вятку. И это имя город носил до 1934 года, пока его не назвали Кировом. Надеюсь, не навсегда…

Дымковская игрушка. А где-то в XIX веке в Дымковской слободе, что в заречной части города Вятки, зарождается промысел знаменитой глиняной игрушки. Способ её изготовления довольно необычен: игрушка белится мелом, растворённым в кислом молоке, затем раскрашивается красками, разведёнными на яичном желтке с кислым квасом или уксусом. Сверху накладываются небольшие кусочки сусального золота. Игрушка получается яркая, цветистая, сказочная. Её ну никак не спутаешь с другими глиняными игрушками, скажем с Каргопольской…

Использование дешёвых кредитов и неудобные дороги не позволили вятским купцам использовать континентальную блокаду Наполеона против Англии в своих целях. «Неосновательность рассудка да пристрастие к пиджакам и крепким напиткам», по саркастическому замечанию М.Е. Салтыкова-Щедрина, жившего в Вятке с 1848 по 1855 годы, приводило к частым банкротствам.

Если в Отечественную войну 1812 года вятичи участвовали в составе ратников и добровольцев и дошли до Парижа, то до Крыма вятское ополчение, откликнувшись на призыв Николая I, так и не добралось, а было распущено, двигаясь походом, во Владимирской губернии – по случаю заключения мира.

Отсутствие железных дорог было большим неудобством в сношениях Вятки с русскими портами и столицами. И только в 1899 году она соединилась с Пермью и Котласом. А в 1906 году поезда пойдут в Петербург через Вологду…

И в грохоте несущихся составов всё неумолимей и пронзительней звук надвигающейся на Россию катастрофы…

В 1881 году за сотню вёрст от железной дороги в купеческой слободе Кукарке Яранского уезда родится Алексей Иванович Рыков. А через несколько лет, в 1890 году, в той же слободе Кукарке, на той же самой улице, в соседнем доме появится на свет Вячеслав Михайлович Скрябин, взявший фамилию Молотов. И оба они сыграют заметную роль в противоречивой истории России. Но будет это уже в XX веке…

 


Рецензии
Видно, что у Вас к Вятке - особые чувства.
Спасибо за интереснейшую информацию.
Любви и удачи.
С теплом

Илана Арад   24.10.2008 08:58     Заявить о нарушении
А як же? Це ж моя малая родина!..
И Вам всего самого, самого! К сожалению, временно, абсолютно нет возможности "ходить в гости" и читать...
Всего Вам самого доброго!

Владимир Шевнин   25.10.2008 21:30   Заявить о нарушении
Ваши представления об истории Вятки сильно устарели, советую посетить мой сайт http://skygrad.narod.ru/texts.htm

Евгений Харин   18.02.2009 13:09   Заявить о нарушении