Ответ виктору cуворову, автору ледокола

Виктору Суворову,
автору книг «Ледокол», «Аквариум», «День «М» и др.

ВВЕДЕНИЕ

Автор большой серии довольно аргументированных книг, основная суть которых состоит в развенчании некоторых «мифов» о Великой Отечественной Войны требует от военных историков и от полководцев (маршалов и генералов), действующих и в отставке «честного» ответа на свои публикации.
К тому же он достаточно часто возмущается тем, что такого ответа он не получает, а когда его все же получает, то возмущается его содержанием и сутью.

Надо отдать должное Виктору Суворову, его книги убедительны очень во многом. Но вот в своем требовании ответа он весьма неубедителен.
Некоторые его тезисы, возможно, справедливы.
Но среди них встречаются и откровенные натяжки.
А порой встречается и самая обычная КЛЕВЕТА.

Начнем с требования ответа.

КТО И ПОЧЕМУ ДОЛЖЕН ОТВЕТИТЬ НА ВЫЗОВ СУВОРОВА?

Ему ли не знать, ему, проработавшему в разведке всю жизнь, что обсуждения этой темы специалистами строго регламентированы сверху?
Чего же он хочет?
Есть ТРИ варианта:
1) получить ответ свободно мыслящего ДИЛЕТАНТА;
2) получить ответ официальных представителей, который с учетом секретности некоторых тем будет совершенно точно НЕ СВОБОДНЫМ и НЕ ДОСТОВЕРНЫМ;
3) получить ответ такого же, как он перебежчика – попросту ПРЕДАТЕЛЯ.

Который из этих ответом ему милее? Надо ли говорить, что ни один из этих ответом на самом деле не может быть объективным?

Должны ли официальные историки отвечать на «литературно-художественное произведение»? Именно так обозначены издания книг Виктора Суворова.
Отдельно – к псевдониму «писателя».

Некрасиво, нехорошо брать себе псевдонимом фамилию известного полководца.
Если твоя фамилия Резун, о чем, кстати, сообщается в каждой изданной книге, то зачем брать псевдоним с именем прославленного российского полководца? Ну, на худой конец, взял бы какой-то нейтральный псевдоним, пусть даже звучный, но не надо присваивать чужое ПРОСЛАВЛЕННОЕ имя. Тем более, когда пишешь вроде бы «историческое исследование», но прикрываешься тем, что оно обозвано «литературно-художественным». То есть получается, что читатель, считающий, что изучает документы и комментарии к ним, на самом деле обманут. На Суворова нельзя подать в суд за клевету, если таковая обнаружится, потому что произведение как бы «художественное». Вместе с тем человек пишет о реальных исторических лицах и таким тоном, как будто он сообщает правду, а все остальные, кто писал – лгуны. Мемуары Жукова по мнению Суворова – клевета и вымысел, а вот его книги правдивы. Тогда почему же мемуары Жукова называются мемуарами, то есть записью воспоминаний, публицистической и исторической литературой, а изыскания Виктора Суворова – «литературно-художественные»?
Если оценивать с этой позиции его произведения, то не надо подходить с историческими мерками, достаточно, чтобы эти произведения были увлекательны, и написаны литературным языком.
Официальные лица не обязаны отвечать на «художественную литературу», как на «Похождения Чонкина» или на «Похождения Швейка».
Так все же – кто и почему должен отвечать Виктору Суворову?

Лично я причисляю себя к ДИЛЕТАНТАМ.

Утешаю себя тем, что я относительно свободен в выражении своего мнения и вместе с тем не диссидент, не предатель.

Перебежчику платят за то, что он чернит всех, от кого удрал. И первый такой перебежчик – сам Виктор Суворов. Ведь он получил должность Академика в США и профессора в некоторых других странах. А эти должности – денежные. Так извините, товарищ автор, если вы пишете за деньги, то свободны ли вы в своих писаниях? Видимо, не очень? Если вы будете писать то же самое, что и критикуемый вами Волкогонов, то вам никто денег не заплатит и академических званий не даст! Следовательно, очевиден вывод: вы пишете то, что заказано «сверху».

ДОЛЖНЫ ЛИ МЫ ВЕРИТЬ ПРИВОДИМЫМ СВЕДЕНИЯМ?

В книге «Ледокол» вы писали, что нарочно ссылаетесь только на открытые документы. То же самое утверждаете и в других книгах. Но сами вы неоднократно подчеркиваете свою причастность к разведке, ссылаетесь на некоторые азы разведывательной деятельности, которые вам преподавали, но широкому кругу читателей они не известны, и книг об этом в продаже нет. Но вот в своей книге «День «М» вы обильно приводите данные, которые нам, широкому кругу читателей проверить невозможно. А в книге «Самоубийство» вы проговорились о том, откуда эти данные – они, оказывается, из справочника, изданного тиражом в 25 экземпляров. Да, именно так – ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ. Вы и сами говорите читателю, что искать этот справочник в магазинах или библиотеках – напрасный труд.
Следовательно, вы все же ссылаетесь на некоторую эксклюзивную информацию, которую даже ваши оппоненты не могли достать ранее, и, возможно, даже сейчас не все они могут ее достать.

Я специально не буду в своем ответе использовать абсолютно никаких других источников, кроме Ваших, господин Суворов, публикаций. Ну, разве что буду использовать общеизвестные сведения о том, какого числа началась война, какого числа она окончилась, что Гитлеровцы дошли до Москвы, но ее не взяли, и что войска Сталина дошли до Берлина и его взяли. Собственно, и эти сведения, если бы я ими не обладал, я мог бы почерпнуть также из Вашей книги.
Итак, ничего, кроме того, о чем сообщаете Вы лично в своих книгах, плюс немного размышлений, логики, анализа, выводов.
Договорились?
Тогда поехали!

ВРАЛ ЛИ ЖУКОВ В СВОИХ МЕМУАРАХ ИЛИ ВСЕГО ЛИШЬ ДОЗИРОВАННО СООБЩАЛ ТО, ЧТО ИМЕЛ ПРАВО СООБЩИТЬ?

Я не анализирую мемуары Жукова. Давайте договоримся вот о чем: я их не читал, и все, что я о них знаю, я знаю только ИЗ ВАШИХ ПУБЛИКАЦИЙ.
Но и этого оказывается достаточно, чтобы упрекнуть Вас в том, что Вы безосновательно обвиняете Жукова во вранье и на этом шатком основании называете его «врагом народа».

Мне кажется, честнее будет сказать, что Жуков был В ЧЕМ-ТО ТАЛАНТЛИВ, в чем-то, особенно поначалу, недостаточно талантлив и даже ОЧЕНЬ НЕДАЛЬНОВИДЕН, как всякий человек иногда ошибался, но как редкий человек ИНОГДА ОКАЗЫВАЛСЯ МУДРЕЙ ДРУГИХ. Так что он был, видимо, «на своем месте», но, вероятно, на его месте мог бы оказаться и БОЛЕЕ ТАЛАНТЛИВЫЙ человек, и тогда некоторых ошибок не было бы совершено.

Если бы вы сказали о нем так, то с вами бы никто не спорил. Но ведь это не интересно. Это не сенсация! А раскупают только сенсационные книги.
Поэтому вы о нем сказали не так, а совсем иначе.
Ваши высказывания о Жукове крайне полярны. Иногда вы называете его чрезвычайно уместным в данной должности (в частности, в книге «Очищение» вы прославляете Сталина за расстрелы Тухачевского и других и за то, что в итоге на их местах появились Жуков, Рокоссовский и другие талантливые полководцы). Иногда вы его называете врагом народа.
Но ИЗ ВАШИХ ЖЕ КНИГ следует, что Жуков не был так гениален, как вы его представляете, но и не был таким негодяем, каким вы его опять-таки представляете.

Вы поливаете грязью товарища Жукова за то, что он «исказил историю», но забываете вы о том, что вовсе не Жуков решал, какая информация секретная, а какая – не секретная. Это – функции других ведомств.
Известно вам такое понятие «Режим секретности»? А такое понятие как «воинская дисциплина» Вам, надеюсь, известно? И как же это, по-вашему, Г.К. Жуков мог бы написать «честные факты» о войне, если они находятся под грифом секретности, о чем вы сами пишете в своей книге?
Вы, видимо, полагаете, что Жуков должен был тоже стать диссидентом, как вы, только ради того, чтобы иметь возможность написать «правду»?
То есть вы упрекаете Жукова в том, что он не стал диссидентом?
Хм.
Я не знаю, правду или не правду писал Жуков, сам ли он писал, или не сам. Но если бы он не умел подчиняться, он не был бы назначен руководителем, а если бы он не был назначен руководителем, он бы не смог внести того вклада в победу, которого вы, как я понял, не отрицаете.
Если перед Жуковым поставили задачу готовить нападение, он его готовил. Если перед ним поставили задачу перейти из нападения в оборону, он это делал. Если поставили задачу перейти в контрнаступление, он и это делал. Если поставили задачу подписать мемуары, которые дают ту картину о войне, которая должна крепить патриотическое воспитание – он и эту задачу выполнил. Суть тут в том, что на каждом этапе, не важно, согласен он был или не согласен с постановкой задачи, его работа была в том, чтобы выполнять, а не в том, чтобы спорить. Это – армия.

Представьте себя хотя бы министром финансов. Это – менее ответственная должность, но все же. И вот, допустим, вы знаете, что готовится денежная реформа, вы сами ее готовите по указанию высшей инстанции, и к вам обращаются журналисты с вопросом: «Мы слышали, что готовится денежная реформа. Правда ли это?».
Вы не можете послать журналистов подальше – потому что «гласность». Но вы не можете и сказать им о том, что готовится реформа, потому что нельзя. Вы даже не можете им сказать и того, что отвечать честно на этот вопрос нельзя, потому что обсуждение перечня вопросов, на которые можно отвечать, а на которые отвечать нельзя – входит в этот самый перечень, то есть нельзя и это.
Такова обычная ситуация В ЛЮБОМ ГОСУДАРСТВЕ.
Так что же – мы будем упрекать министра финансов за то, что он не оказался болтуном? Но ведь у него только два выбора – быть министром финансов, или быть болтуном. Одновременно быть и тем и этим невозможно ни в одном государстве.
Почему же вы упрекаете Жукова в том, что он был Жуковым, а не Суворовым? Ведь Вас никто не упрекает в том, что вы не были Жуковым, не были главкомом. Впрочем, вас надо бы упрекнуть в том, что вы поначалу служили в советской разведке, а потом вдруг решили поменять гражданство и стали «разоблачать» советскую разведку. Ни одна разведка мира не должна мириться с такой ситуацией. Существуют профессии, которые покинуть можно только вместе с жизнью, и профессия разведчика, безусловно, относится к такой профессии. Разведчиков не бывает «бывших». Могут быть только разведчики в деле или на пенсии, но не могут быть разведчики, для которых запретных тайн не существует. Если человек дал подписку о неразглашении каких-то секретов – практически пожизненную – и если потом он ей пренебрегает, то такого человека называют изменником родины, и такого человека по законам любой страны надо судить, и приговор обычно весьма суров.
Итак, Жуков не виноват в том, что он не предатель. Напрасны ваши обвиненья, их не достоин вовсе он.

В ЧЕМ РЕАЛЬНО «ГЕНИАЛЬНОСТЬ» НАШИХ ПОЛКОВОДЦЕВ И «ТУПОСТЬ» НЕМЕЦКИХ?

Вы пишете, что грамотный полководец должен исправлять вышестоящего начальника, и на этом основании утверждаете, что в Германии все полководцы были сплошь бездарями, ибо не исправляли своего фюрера.
Но вот вам простой пример. Пусть командир фронта решил пожертвовать каким-то подразделением, дабы решить исход операции и отправил его на «заведомо провальное задание». Имеет ли право он на такое действие? Полагаю, что имеет, как бы это ни звучало жестоко по отношению к правам человека. Дело в том, что война – это в любом случае нарушение прав человека. И главы государств, а также полководцы для успеха своих действий обязаны мыслить категориями «абстрактного гуманизма», а не конкретного, как бы это дико не звучало для нормального психически уравновешенного человека. Да и вы сами тоже мыслите этими же сами категориями, ибо в ваших книгах часто встречается «мало расстреливали, надо было больше» и тому подобные высказывания. Если полководец мыслит этими категориями, то он должен понимать, что гарантированно потерять одно подразделение, но выиграть за счет этого стратегически важное сражение – это лучше, чем втянуть весь фронт в бесперспективное сражение, где количество жертв будет больше, но они будут случайными, а не «наперед заданными».
Вы любите проводить аналогии с шахматами. Так вот, любой шахматист знает, что пожертвовать ферзя дабы поставить мат – это правильное решение. Даже пожертвовать ферзя и обе ладьи, то есть три самые тяжелые фигуры, если при этом в итоге ставится мат – это будет не только правильное, но и «красивое» решение. Автор такой комбинации войдет в анналы, его тактику и стратегию будут изучать, его будут ставить в пример.
Так вот – на войне каждый полководец со всеми своими частями, кроме верховного главнокомандующего – это всего лишь шахматная фигура, если говорить вашими аналогиями.
Представьте себе, что гроссмейстер решил пожертвовать ферзя, а ферзь ему отвечает: «Это глупо! Так ты меня потеряешь и проиграешь партию!». Вы скажите, что полководец может раскрыть план генералу и объяснить ему, почему именно он им жертвует? Ну, как человек разведки, вы должны понимать, что это не так. Никому не должен и не имеет права раскрывать своих планов полководец. Если верховный решит пожертвовать маршалом – он это сделает и не станет ему объяснять. Если он прикажет маршалу, или генералу, умереть с оружием в руках – тот так и должен поступить. У маршала есть только два варианта действий – либо умереть вместе с возглавляемыми им войсками (или, если повезет, то не умереть), или отказаться выполнять приказ и умереть от пуль НКВД в подвале, или перед строем. Соответственно, если маршал отправит генерала с его армией на верную гибель, то ему не требуется мнение генерала о том, что этот приказ – верная гибель, и что у него имеется свой, более целесообразный план.
Сами себе противоречите, господин Суворов, когда с одной стороны оправдываете сталинские чистки – РАССТРЕЛЫ – которые привели на руководящие посты в армии таких полководцев как Жуков, и тут же объявляете Жукова врагом народа, который виноват и в том, что готовился не к защите, а к нападению, и в том, что осветил историю не так, как следовало. Да если бы он действовал не так, как он действовал, а так, как вы от него ждали, то это был бы не Жуков, а Виктор Суворов, и никто бы его не поставил на этот пост.


НЕЛЕПОСТЬ ОДНОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВА «НЕГОТОВНОСТИ» ГЕРМАНИИ И «ГОТОВНОСТИ» СССР К ВОЙНЕ

Вы говорите, что неготовность Гитлера к войне доказывается тем, что эту войну он проиграл. Соответственно, готовность Сталина к войне доказывается тем, что он эту войну выиграл.

По аналогии можно, видимо, предположить, что Наполеон был не готов к войне с Россией, а Александр Первый – готов?

Ладно, оставим это на Вашей совести. Но вы делаете и следующий вывод: Коль скоро Гитлер не был готов к войне, а Сталин был готов, то, следовательно, иначе и не могло случиться, другого варианта и не могло быть, единственный исход – это поражение Гитлера и победа Сталина.

Не кажется ли Вам, что это – самая обычная логическая ошибка, известная как «круг в доказательстве»?
Нельзя из «А» выводить «Б», а из «Б» - выводить «А». Что-то одно должно быть положено как аксиома, не требующая доказательств, а что-то другое тогда можно выводить как следствие. Но не оба сразу. Не одно из другого и обратно. Так не делают. Что-то одно надо выводить из других соображений.

Разъясню. Если мы говорим, что «проигрыш доказывает неготовность», то мы при этом имеем в виду учет ВСЕХ факторов, включая случайные, к которым, вообще говоря, невозможно приготовиться. Если говорим, что «выигрыш доказывает готовность», то опять-таки включаем сюда использование всех случайно возникших возможностей, которые были использованы (и даже допускаем «не использование» тех возможностей, которые не были использованы). То есть мы берем ВЕСЬ КОМПЛЕКС СОБЫТИЙ ПО ИТОГУ. Тогда тезис справедлив. Но если бы в этом комплексе что-то изменилось, то мы бы должны были изменить тезис. Случись непредвиденное, что позволило бы Гитлеру выиграть войну, и мы по этой логике должны были бы сказать, что все же Гитлер был в большей мере готов, чем Сталин.

Если же мы говорим, что анализ всех факторов говорит о том, что Гитлер и не мог победить ни при каких обстоятельствах, то мы должны из этих факторов исключить тот СВЕРШИВШИЙСЯ ФАКТ, что он не победил. Этот факт не имеет никакого значения. Проанализируйте обстоятельства, факты, события без учета этого итога, и тогда вы сможете утверждать, что у Гитлера не было шансов на победу.

Использовать ОБА ЭТИ ТЕЗИСА как исход к рассуждениям и выводить ОБА СЛЕДСТВИЯ – это есть ошибка в логике.
«Раз Гитлер проиграл, он был не готов, а раз он был не готов, он и не мог выиграть». Это – ошибка. Вдумайтесь! Из того бесспорного факта, что Гитлер проиграл войну, вы выводите очень сомнительное утверждение, что он и не мог ее выиграть ни при каких обстоятельствах!
Из самого только этого факта этот вывод отнюдь не следует.
Так что удалите это рассуждение из своей книги, оно необоснованно, это фатализм чистой воды.
Так про любое событие можно сказать. Нагадит вам голубь на шляпу – «Раз он нагадил, то он имел на это причины, а раз он имел на это причины, то он и не мог не нагадить». Ерундистика. Для аналитика, проработавшего в разведке, такая «логика» слишком уж ошибочна.


НЕСУРАЗНОСТЬ ТЕЗИСОВ О РАЗВЕДКАХ ГЕРМАНИИ И СССР

Опять же встречаю у Вас – с одной стороны Вы пишете, что о советских танках можно было посмотреть даже простую кинохронику, с другой стороны пишете, что разведчик должен доверять только тому, что достоверно известно, тому, на что известен источник и правдивость источника несомненна.
Разве кинохроника – это документальное свидетельство? Разве могут разведчики опираться на фильм? А кое-где вы говорите даже о кинофильме! Вот посмотрели бы разведчики фильм «Трактористы», увидели бы там плавающие танки, и сообщили бы своему командованию, что у Советов имеются плавающие танки – так, по-вашему? Тогда надо было бы еще им посмотреть кинофильм «Светлый путь» и сообщить своему командованию, что у Советов имеются летающие автомобили. Не так ли? А вот еще посмотрели бы фильм «Золушка» и сказали бы, что у русских имеется волшебная палочка. Фильм «Старик Хоттабыч» посмотрели бы и сказали бы, что у русских имеется ковер-самолет, и вообще волшебный старик, джин, помогает им строить социализм. Вся ли военная хроника содержала правду о войне? Или спрошу иначе: каков процент правды был в военной и предвоенной хронике? И не важно, о Советской или о Германской хронике идет речь. Кино – это инструмент управления массами. В том числе – и кинохроника. Тем более – сталинская.
Нормальный разведчик отличает, что сфабриковано для народа, для поднятия его боевого духа, а что является разведданными.
Не могли разведчики опираться на «кинохронику», ни качественных данных, ни количественных, ни о боевой силе, ни о технике из агиток не почерпнешь, и это известно всем, и, прежде всего, – Вам.
В книге «Самоубийство» вы пишете, что Рибентроп вручил Деканозову документ об объявлении войны, а к нему – три приложения. О том, что в СССР ведется антигерманская пропаганда, о том, что в СССР войска сосредоточены на границе с Германией и о том, что Германия наводнена разведчиками из СССР. В вашем изложении эти три тезиса были все справедливы, и поэтому, дескать, нападение на СССР вполне обоснованным.
К этому еще вернемся.
Но давайте сравним. Вы же сами говорите, что в Германии разведка практически отсутствовала, и немцы, включая Гитлера и его генералов и фельдмаршалов, ничего не знали об СССР.
Тогда откуда же Гитлер знал, что Германия напичкана советскими разведчиками?
Тогда откуда же он знал, что на границе сосредоточены небывалой мощности советские войска?
Тогда откуда он знал об антигерманской или антифашистской пропаганде?
Из этого следует простой вывод – либо это были ни на чем не обоснованные заявления, либо они основывались на оперативных данных.

В первом случае это – выдумка (даже если она попала в цель, она не перестала быть выдумкой). На основании выдумки войн не начинают. Вернее, выдумки используют для того, чтобы оправдаться. То есть существуют причины и поводы. Так вот – выдумка может быть поводом к войне, и, как правило, так и происходит. Но выдумка не может быть причиной войны. Надеюсь, вы не настолько забыли русский язык, чтобы не понимать разницы между поводом и причиной?

Во втором случае надо согласиться, что в Германии была достаточно сильная разведка, и она была направлена против СССР. Была и контрразведка, которая выявила разведку СССР, не так ли? А, выявив ее, не уничтожила и не арестовала? Вы в это верите?
Или контрразведка использовала выявленную агентуру для «двойной игры»? Но тогда это – сильная разведка!
Или контрразведка попросту выдумала (или преувеличила) ее дабы увеличить собственную значимость?
Или они ее вычислили, но не раскрыли? Тогда, по крайней мере, это сильные аналитики, не так ли? А вы говорите, что у Гитлера не было разведки, или то, что у них было – не имеет существенного значения для влияния на «готовность к войне», такое оно было слабенькое.
Кто, если не разведка, сообщил Гитлеру о сосредоточении войск у границы? Мирное население Германии? Как оно может знать о том, что творится на той стороне? Перебежчики? Откуда они возьмутся в таком количестве, чтобы к их мнению всерьез прислушаться, если на той стороне стоят регулярные воинские части так плотно, как вы это описали, а мирное население давно эвакуировано?
Итак, – этот вывод я делаю лишь на основании ваших книг, - либо у Гитлера была достаточно сильная разведка, либо аргументы к объявлению войны были полностью выдуманы (даже если и попали в точку).
В первом случае вы ошибаетесь, утверждая, что у Гитлера была плохая разведка, во втором случае вы ошибаетесь, называя Гитлера тупицей, а надо бы назвать его тогда «военным гением». Любой из этих выводов расходится с теми выводами, которые делаете вы. Вы напротив утверждаете, что Гитлер был бездарен, что разведки у него не было, но вот как-то не сшиваются эти ваши тезисы с тем, что вы же сами пишете, а также не сшивается с теми начальными военными успехами, которые общеизвестны.

ДОСТАТОЧНЫ ЛИ ЭТИ ТРИ ПРИЧИНЫ ДЛЯ ОБЪЯВЛЕНИЯ ВОЙНЫ?

Вы говорите, что война была объявлена по всем правилам, а Сталин, дескать, придумал миф о вероломном нападении.
Но ведь в вашей же книге сказано, что «объявление войны» было осуществлено 22 июня по дипломатическим каналам: посол Германии Шмидт вручил ноту Молотову, и параллельно Рибентроп вручил ноту Деканозову – тоже 22 июня.
Разве вы не знаете, что артиллерийский обстрел территории СССР начался ранним утром на рассвете 22 июня? Разве рабочий день в посольстве начинается в 4 или в 5 часов утра?
Таким образом, как ни крути, начало боевых действий на несколько часов опережает официальное объявление войны.
Это и называется ВЕРОЛОМНЫМ НАПАДЕНИЕМ.

Даже если бы формальное объявление войны в точности совпало бы по времени с началом реальных военных действий, то и в этом случае можно было бы говорить о вероломном нападении, потому что начало военных действий раскрывает факт агрессии, дальнейшие объяснения бессмысленны.

Возьмите дуэль. Одно дело, когда говорят: «Защищайтесь!» и обнажают оружие, и совсем другое дело, когда вам втыкают шпагу в бок со словами «Защищайтесь!» или тем паче после этого говорят «Защищайтесь!». Где уж тут защищаться? Может быть, стратегия и тактика требует вероломства, поскольку элемент неожиданности является дополнительным фактором успеха, вероломство является дополнительным оружием нападения. Но оно от этого не перестает быть вероломством.

СССР и Германия согласно пакту о ненападении не должны были начинать боевых действий друг против друга. Кто нарушил договор, тот и вероломный.

ВЕРОЛОМЕН не тот, кто готовился нарушить договор, а ТОТ, КТО НАРУШИЛ.

Не надо говорить о том, что было бы 6 июля, если бы Гитлер не напал на СССР. Достаточно сказать, что 22 июня Германия напала на СССР, тогда как СССР на Германию не нападал.

После того, как артиллерия несколько часов обстреливала вашу территорию, после того, как вражеские войска с оружием в руках и, применяя его против ваших войск, начали продвижение по вашей территории, разве вы нуждаетесь в бумаге, в которой сказано, что вам объявлена война? Разве без этой бумаги не понятно?

Сначала факт нападения, потом – нота или меморандум, или что там еще.
Следовательно, нападение было раньше. Следовательно, оно вероломно.
Практически дипломатические отношения разрушены с первым артиллерийским залпом.

Это – не приграничный конфликт, разразившийся вследствие недоразумения, это – массированный артобстрел по широкой линии фронта и вооруженное вторжение, с применением оружия для уничтожения солдат, я уже не говорю о технике.
Это ли не начало войны?

А после такого начала всякие дипломатические бумажки по дипломатическим каналам могут идти сразу в печь. Никому они не нужны. Война началась. Что толку объявлять войну после того, как ее начал?

И вот господин Рибентроп на Нюренбергском процессе утверждает, что война была объявлена по всем правилам и ссылается на то, что, дескать, 22 июня он что-то такое кому-то там вручил и передал. То есть даже после всего того, что произошло, после того как идеологические противники – СССР, США, Франция и Англия – объединились, чтобы обуздать агрессора, который вышел за рамки всякого «приличия», то есть не просто вел войну, но ставил ее целью уничтожение целых народов, и эти цели реально претворял в жизнь – после того, как победители объединились, чтобы осудить и наказать виновных в развязывании этой войны, господин Рибентроп не понимает, в чем он собственно виноват!

Как это в чем? Дело дипломатии – предотвратить войны. Если Рибентроп этого не понимал, но, тем не менее, занимал пост главы дипломатии, то становится ясным, что он – один из прямых виновников разразившейся войны.
Но он и не раскаивается! Он себя считает «невинным агнцем».
Разве не понятно, что хотя полководцев, выполнявших приказ и раскаявшихся тоже нужно судить за военные преступления, их в итоге, видимо, в рамках особого гуманизма (мне лично не понятного) можно всего лишь только приговорить к тюрьме, то уж, во всяком случае, дипломата, стоявшего на самой вершине лестнице и лично ответственного за развязывание войны, и к тому же так и не раскаявшегося, судить надо более сурово?

КТО ЖЕ БЫЛ АГРЕССОРОМ?

Согласно мнению Виктора Суворова у Гитлера были все основания для нападения, которые он и изложил в ноте – это: 1) антигерманская пропаганда в СССР, 2) засилье советских разведчиков в Германии, 3) сосредоточение советских войск вблизи границы Германии.

Давайте рассмотрим эти «три причины» детально.

ПРОПАГАНДА

Якобы в СССР велась антифашистская пропаганда. Ну и что? Разве это – повод к войне? А с какой стати в СССР она не должна была бы вестись? Если Гитлер кричит с трибуны на всю Германию, что славяне – неполноценная нация, которая подлежит уничтожению, если он объявляет неполноценными всех евреев и цыган, если он по национальному признаку людей отправляет в концентрационные лагеря – разве он не враг – ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ – Советскому Союзу, в конституции которого записан интернационализм? Коммунистическая партия всегда В ИДЕОЛОГИИ подчеркивала свой интернационализм. Если на практике этого не было, то виноваты в этом конкретные вожди и исполнители. Виноват Сталин, виноват, наверное, кто-то еще. Но сам по себе «Манифест коммунистической партии» не содержит национализма, а тем более – нацизма. Напротив, он содержит ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ.
Всякий нацист по определению идеологический враг всякому интернационалисту.
Нацист-теоретик подлежит критике, то есть идеологическому противодействию. Нацист-практик, кроме того, должен встречать и реальный отпор. И уж, во всяком случае, идеологический отпор нацистам, которые являются и теоретиками и практиками – это не только право, но это и обязанность любого интернационалиста.
ОБЯЗАННОСТЬ. Не ясно? Если господину Суворову это не ясно, он, видимо, очень смутно представляет себе, что же такое интернационалист. Объясняю: интернационалистом по определению называется человек, который не только признает равенство прав людей всех национальностей, но и готов внести посильный вклад для достижения этого равенства. Если человек лишь на словах это равенство признает, а на деле спокойно мирится с нарушением прав людей каких-либо национальностей, такой человек не может называться интернационалистом. В лучшем случае его можно назвать «не нацистом».
Гитлер обиделся на СССР за то, что в СССР его идиотскую националистическую теорию не разделяли, за то, что его осуждали? Ты не твори преступлений, тебя не будут осуждать. А если творишь преступления, то радуйся хотя бы тому, что до тебя пока что не добрались, жертвы твоих преступлений пока еще не удалось защитить, а тебя наказать.
Может быть, следовало обвинить Сталина в том, что он слишком поздно вступился за права других национальностей, ущемляемых нацистами? Понятное дело, что Сталин был расчетливый политик, скажем точнее даже – тиран и диктатор. Наверное, ему было на руку то, что рядом разбушевался «нехороший» Гитлер, и что у него появилась возможность быть справедливым и добрым дядей Джо. Но что это меняет? До поры до времени он поглядывал на фашистскую Германию и попыхивал трубкой, выжидал. Вы обвиняете его в том, что он заключил мир и тем самым натравил его на Францию? Следовательно, СТАЛИНУ НЕ СЛЕДОВАЛО ДРУЖИТЬ С ГИТЛЕРОМ? Так почему же вы обвиняете его в том, что он все же не стал с ним дружить? Оказывается, он всего лишь заключил временное соглашение, и готовился к возможности его нарушения? Но ведь не он его нарушил? Если вы не доверяете бандиту, но некоторым образом опасаетесь его, то вы будете делать то же самое – вы попытаетесь договориться о мире, чтобы хоть как-то разрядить обстановку, но вы будете искать возможности вооружиться против бандита, чтобы в будущем не быть зависимым от его временно-доброй воли, не так ли? И уж конечно не будете вы своим домашним в вашем узком кругу расхваливать этого бандита, а наоборот будете призывать их к бдительности, то есть будете вести против него пропаганду в своем кругу. Поведение Сталина логично. Его в этом отношении совершенно не в чем упрекнуть. В данном случае, я имею в виду – и только в данном вопросе.

Если Гитлер напал на Францию – этого не достаточно, чтобы его осуждать? Между прочим, у нас и про Америку писали не очень лестные характеристики. Это не мешало нашим писателям ездить туда, а, вернувшись, поливать грязью, как это делал Маяковский. Но ведь США не напали на СССР на том основании, что Сталин назвал Маяковского величайшим пролетарским поэтом, а Маяковский клеймил капиталистическую Америку. Послушайте, Виктор Суворов, если вы на своей кухне назовете вашего соседа негодяем за то, что он вредит другому соседу и некоторым своим сожителям – достаточное ли это основание, чтобы вашему соседу нападать на вас с оружием в руках? А если вы даже призовете свое семейство быть готовым дать отпор этому соседу – достаточно ли будет этого факта, чтобы объявить нападение соседа на вас обоснованным? И даже если вы у себя в коридоре поставите пулемет, нацеленный на дверь вашего соседа – разве этого будет достаточно для того, чтобы ваш сосед на вас напал? И даже если вы будете заглядывать в окна соседу – неужели всего этого, по-вашему, вполне достаточно, чтобы оправдать нападение соседа на вас?

РАЗВЕДКА

Итак, если я ненавижу своего соседа за его действия по отношению к другим соседям, если я призываю своих близких быть готовым дать ему отпор, если я заглядываю в его окна – все это всего лишь «некрасиво», да и то еще как сказать. В окна заглядывать не красиво, но что сделать, если все страны мира всегда имеют свои разведки? То есть в нашей аналогии все соседи всегда стараются подглядеть за тем, что творится у соседей? Тогда это обычно, это традиционно, это даже не является некрасивым.
Ну, шпионит СССР в Германии. Ну и что? Выявляйте, уничтожайте, арестовывайте, если хотите – судите, или обменивайте на своих. Все страны мира так поступают, делайте так и вы.
Другое дело – если бы был терроризм. Но ведь обвинения в терроризме не было, если судить по вашим же публикациям? То есть наши разведчики никого не убивали, а только похищали секреты. Ну, и слава богу! Ну и хорошо! Это правильно, это – профессия разведчика.
Вы сами, господин Резун, надеюсь, сознательно и добровольно пошли работать в разведку? У вас не возникла мысль о том, что заниматься разведкой не хорошо, не красиво? Вы не подумали о том, что если вас, разведчиков, станет слишком много, то это может стать ПРИЧИНОЙ новой войны? Вас не остановило такое соображение?
Так почему же вы считаете возможным принимать в расчет гитлеровское обвинение в том, что СССР слишком сильно наводнил Германию разведчиками, и это является, по-вашему, достаточным основанием для начала войны со стороны Германии?
Разве вы при этом не являетесь обвинителем СССР и защитником Германского фашизма с Гитлером во главе?
Соседа, заглядывающего в окна можно оскорбить словом, но лучше – задернуть шторы.
Если вы почувствовали пристальное внимание разведки – усильте контрразведку и собственную разведку. Но не развязывайте войн. Это – не основание для войны.
Итак, первый тезис, полагаю, можно выбросить на помойку?


СОСРЕДОТОЧЕНИЕ ВОЙСК

Сосредоточили войска. Ну и что? Ведь не тронулись эти войска на Германию?!
Если Германия так сильно боится нападения СССР – потребуйте рассредоточить войска. Потребуйте их ОТОЗВАТЬ от границ. Если у вас на это достаточно оснований.
Но, полагаю, что Гитлер понимал, что это требование смехотворно. С какой стати Сталин должен прислушиваться к таким требованиям?
Извините! Мои войска, моя территория - где хочу, на своей территории, там и сосредоточиваю свои войска. И кто бы говорил? Тот самый Гитлер, который захватил часть Польши, часть Франции и часть Румынии – он будет еще говорить о сосредоточении войск?

ТРИ ПОВОДА, А НЕ ТРИ ПРИЧИНЫ

Итак, ни порознь, ни вместе эти три фактора – антифашистская (или даже антигерманская) пропаганда, большое количество разведчиков и сосредоточение войск на границе – не являются достаточным основанием для открытия боевых действий.
Если Германия всерьез опасалась агрессии со стороны СССР, то ей следовало действовать следующим образом:
1. Обратиться с нотой протеста по поводу каждого из перечисленных факторов. Причем, целесообразно было не накапливать их все три воедино, а по мере выявления каждого из этих факторов направлять отдельную ноту протеста. Мы уже выяснили, что перераспределение войск на собственной территории вообще не должно быть основанием даже для протеста, но, тем не менее, если таковые основания были найдены – надо просить. Если считаешь, что имеешь право требовать - требуй, только вот с какой стати? Если потребовал, но требование не выполняется, а ты считаешь, что оно обязано быть выполненным, можно потребовать с ультиматумом, то есть сказать, например, так: «Если в течение ближайших суток не прекратится подход новых боевых сил и техники и не начнется обратный процесс рассредоточения, то германское командование будет вынуждено осуществить адекватное сосредоточение войск на своей территории вблизи границы. Мы указываем, что сосредоточение войск повышает угрозу спонтанных конфликтов, что может вызвать нежелательные для обеих сторон боевые действия. Мы напоминаем, что между нашими странами подписан пакт о ненападении и высказываем опасение, что его выполнение может быть сорвано действиями вашей стороны. В случае если это случится, вся ответственность за последствия будет лежать на вашей стороне». Нечто в этом духе, я полагаю, было бы действительно шагом К УСТРАНЕНИЮ НАПРЯЖЕННОСТИ, а если бы такое не помогло, вот тогда можно было бы с большим основанием говорить о том, что возникли причины для контрмер. Хотя контрудар (а по сути – упреждающий, то есть на самом деле первый удар) был бы не достаточно обоснован и в этом случае. Если на вас не нападают, то и вы не нападайте, и не прослывете агрессором. Есть понятие «превышение необходимой обороны», есть понятие «собственная территория». Возьмите законы США, которые большинство идеологов запада называют демократическими. Частное лицо имеет право держать у себя дома огнестрельное оружие и в случае насильственного вторжения в его квартиру кого угодно оно имеет право применения этого оружия. То есть если в квартиру жителя США насильно войдет даже президент США, то житель имеет право его застрелить и ему за это ничего не будет, если верить этому закону. Если же это частное лицо с этим оружием пойдет к соседу, да еще и начнет из него убивать жильцов-соседей, тогда кто будет агрессором? Надеюсь, все на этот вопрос отвечают одинаково. Почему же господин Суворов называет Сталина агрессором, а Гитлера выставляет жертвой сталинской политики? Ведь очевидно, что агрессором был именно Гитлер, как бы ни хотелось Суворову доказать противоположное! Но за доказательства столь очевидных истин (я имею в виду агрессивность гитлеровской Германии по отношению к СССР) званий академиков и профессоров истории на Западе не дают. А за словоблудие, «доказывающее» противоположную точку зрения, как выясняется, эти степени дают.
2. Германия могла подводить ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ войска сколь угодно близко к границе с СССР. Если у Германии не было опыта оборонительной войны или соответствующей оборонительной техники, сооружений, приспособлений – это ее проблема, ее надо было решать. Если Германское правительство руководствовалось тезисом «лучшая защита – нападение», то оно все же должно было понимать, что нападение не является защитой в юридическом понимании. И в дипломатическом тоже. Упреждающий удар – это, как и крути, агрессия. Правы вы, или ошибаетесь в том, что на вас собираются напасть, но «собираться напасть» и «напасть» – это не одно и то же. Намерение не является действием. Кто-то намеревается ограбить банк, а кто-то намеревается стать президентом, кто-то мечтает стать знаменитым писателем, ученым, актером. Мы же не относимся ко всем, кто намеревается стать «кем-то», так же, как к тем, кто этим «кем-то» стал? Ну, у нас некто Оболенский выдвигался в президенты СССР, что ж его теперь рассматривать как президента? Нет. Так почему же тогда рассматривать как грабителя того, кто только замышлял ограбление, но на него не решился (или даже решился, но не успел его совершить)? И даже если будет неопровержимо доказано, что Сталин замышлял вторжение в Германию, то И В ЭТОМ СЛУЧАЕ он не станет агрессором, а агрессором останется Гитлер. Хотя доказать это намерение Сталина невозможно ни практически, ни теоретически. Как вы сможете доказать, что он собирался не «припугнуть», а реально войти в Германию с войсками? Никогда нельзя сбросить со счетов того, что это был отвлекающий маневр, даже если все остальные фигуранты этого дела считали его реальным. И никогда нельзя сбросить со счетов возможность, что Сталин всего лишь собирался предъявить ультиматум Гитлеру – продемонстрировать ему мощь и выдвинуть некоторые требования, возможно даже вполне справедливые. То, что Сталин демонстрировал некоторые военные новинки Гитлеру – это для Суворова не секрет, это я сам прочел в его книгах. Следовательно, в действиях Сталина имелся большой демонстрационный компонент. Следовательно, надо было использовать возможности договориться, понять позиции противника, а не обрушиваться всей мощью. Если хозяин за забором держит на цепи злого пса, который из-за забора на вас лает, если вам страшно, то не исключено, что ваш страх – это единственная цель хозяина. Он не желает, чтобы пес вас растерзал, он просто желает, чтобы вы не совались на его территорию. И чем свирепее пес, тем эффективнее. И все же это всего лишь угроза. Причем – строго в рамках собственной территории! За это не наказывают, тот не на что обижаться. Не суйся ко мне, и я тебя не трону, вот в чем смысл этого.
3. Германия, которая «опасалась удара со стороны СССР», могла и должна была укреплять границы, углублять и усиливать тыловое заграждение. Сам же Суворов пишет, что глубокую оборонительную полосу преодолеть невозможно. Невозможно на танках проскочить минные поля, заграждения из бетонных и металлических надолбов, окопов, огневых точек, противотанковых рвов и других препятствий. Боитесь нападения? Укрепляйте границу, защищайтесь. Любопытно, что Суворов обвиняет Сталина в агрессии по той причине, что Сталин не занимался обороной так, как это следовало. И говорит, что Сталин не мог бояться агрессии, потому что он не занимался обороной, а если бы он боялся, то обороной бы занялся. Почему же тогда эти же самые соображения господин Суворов не применит к Гитлеру? Почему не скажет, что Гитлер не боялся Сталина, и поэтому не строил оборонительных линий? Почему не скажет, что Гитлер мог построить оборону и уже после этого не бояться Сталина? Почему одни и те же соображения применяются к Сталину и не применяются к Гитлеру, хотя ситуация тут предельно сходная, если верить тому же Суворову? Видимо потому, что за обвинения Сталина в агрессивности по отношению к Германии дают докторские и академические степени на той стороне, а за обвинения Гитлера уже не дают? Если не поэтому, то почему Суворов столь мягок в оценке агрессии Гитлера, и столь суров в оценке агрессии Сталина? Разве Сталин сжигал немецких детей в газовых камерах? Разве Сталин удобрял землю пеплом сожженных пленных мирных граждан?

БЫЛА ЛИ «ЗАЩИТА» ЦЕЛЬЮ УДАРА ГИТЛЕРА ПО СССР?

Допустим на минутку, что Германия исчерпала все способы защиты. Суворов называет нападение Германии на СССР единственно возможной мерой защиты, и хотя я с этим категорически не согласен, и я уже привел три пункта других методов защиты, давайте посмотрим на саму операцию «по защите германских интересов». Если Германия осуществила «превентивный» удар, то есть ставила целью только защиту от агрессии со стороны СССР, то ПОЧЕМУ КОНЕЧНОЙ ЦЕЛЬЮ УДАРА БЫЛА МОСКВА? Допустим, Гитлер узнал о сосредоточении войск на советско-германской границе, и одновременно с этим узнал об антифашистской пропаганде в СССР, и одновременно с этим узнал о том, что Германия наводнена советскими разведчиками, допустим также, что Гитлер не надеется ни на какие дипломатические методы, и решился напасть для того, чтобы защитить Германию. Все это не правда, но допустим на минутку, что это так. И вот германские войска наносят сокрушительный удар по дислокации советских войск, и, если верить Суворову, они захватывают в невиданных количествах не только военнопленных, но и боевую технику, снаряды, топливо, транспорт. Что в этом случае следует делать?
Подумайте!

Если вы хотите мирной жизни, то после такого захвата надо сделать нижеследующее.

Во-первых, обнародовать результаты, то есть обратиться к международной общественности с доказательствами, что против вас действительно замышлялась агрессия, представить документальные свидетельства, фотографии орудий, направленных на вашу территорию (хотя это не будет достаточным оправданием агрессии, но все же хоть как-то обоснует ваше поведение).
Во-вторых, надо предложить заключить перемирие, а лучше мир.
В-третьих, следует укрепиться на вновь захваченной территории, а лучше – на своей исконной территории. Можно даже использовать трофейную технику в качестве аргумента для переговоров и как средство укрепления границ.

Представьте картину: вы знаете, что сосед точит на вас топор, ведет агитацию против вас. Вот вы вламываетесь к нему в квартиру – отнимаете топор, даете ему в зубы и говорите: «Еще раз такое повторится – я тебе еще крепче наваляю». Разве не достаточно? А представьте в этой ситуации, что вы вламываетесь в квартиру, отбираете топор, а далее рыщете по квартире в поисках того, чем бы таким можно поживиться, пытаетесь взломать главные сейфы в этой квартире, добраться до самого ценного для хозяина. Это, по-вашему, продолжает относится к действиям по защите своей неприкосновенности? Неужели?

Вот и Германия, если уж она так опасалась за себя, если уж решилась напасть «ради мира во всем мире», то не должна была ставить целью захват Москвы! Достаточно было захватить армейские формирования вблизи границы. Угон мирного населения в рабство в Германию, уничтожение мирного населения в концентрационных лагерях – неужели и это тоже акции во имя спасения Германии, во имя мира во всем мире?
Не клеится у вас, господин Суворов, не клеится, причем очень сильно!

ВАШЕ ВИДЕНИЕ, ПОЧЕМУ СТАЛИН НЕ ПОВЕРИЛ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ РАЗВЕДКИ

Вот Вы говорите, что Гитлер был самоубийцей, что напал на СССР. А сами доказываете всей серией своих книг, что это – единственно правильное для него решение.
Не подумайте, что я – сторонник Гитлера! Не приведи господи! Но вы его изображаете дураком, параноиком, который сам не ведал, что творил. И в качестве доказательства вы приводите тот факт, что он напал на СССР, хотя ему совсем не надо было этого делать.

Почему, по-вашему, ему этого делать не следовало?
1. Германия и без того воевала на три фронта – с Францией, с Англией и с США.
2. Германия не нуждалась в восточных территориях, целесообразнее было завоевывать оставшуюся половину Франции, ее колонии и так далее.
3. Германия все равно бы не победила СССР.

Но сами-то вы верите тому, что пишете? Давайте разберем ваши же тезисы.
1. Германия Францию уже практически победила. Минус один фронт? США на Германию наступательных действий не вели и не планировали. Минус второй фронт? Англия на Германию наступательных действий не вела, были лишь обмены бомбардировками? Минус третий фронт? Я при этом использую прежде всего ту информацию, которую прочел В ВАШЕЙ КНИГЕ, так как я не военный историк, в разведке не служил и не собираюсь. Вывод: ни один из этих фронтов не угрожал в ближайшее время ответными действиями, возвращением уже завоеванных территорий, а тем более – отъемом германских земель.
2. Зачем стране, которая ищет по образному выражению ее фюрера «жизненного пространства» ценой военной агрессии завоевывать французские курорты и пляжи? Чтобы туда отправить отдыхать офицеров? Курорты и пляжи Франции должны стать «морковкой», которая манит офицеров, но «морковкой пока не достижимой», иначе придется ее скормить. Если бы Гитлер захватил пляжи, то многие офицеры постарались бы удрать туда для выполнения «особо важных задач», которые тут же себе бы и выдумали. Если учесть, что вы сами пишете о том, как коррумпирована была германская армия, надо думать, что захват пляжей и курортов дал бы весьма прогнозируемый результат – дальнейший распад этой армии. Зачем было ввязываться в войну с СССР? Вы сами дали ответ в своей книге, и не понятно, почему же вы недоумеваете? Во-первых, Вы сами пишете, что Гитлер просто был вынужден осознать, что Сталин намеревается отрезать Германию от румынской нефти. То есть, во-первых, целесообразно было предотвратить потерю румынской нефти, во-вторых, весьма желательна была для Гитлера, видимо, нефть, добываемая в СССР. Вот вам и ответ. Не Урюпинск и Крыжопль были вожделенны Гитлеру, а нефть, железо, марганец, никель, то есть топливо и броня, а также другие стратегические запасы. И еще маленький нюанс: Сталин намеревался отрезать Германию от РУМЫНСКОЙ нефти. Чувствуете, что что-то здесь не так? РУМЫНСКАЯ нефть – это, наверное, сфера национальных интересов Румынии, но никак не Германии.
3. Из Ваших же книг следует, что если бы Гитлер не напал 22 июня на СССР, то Сталин напал бы на Германию 6 июля. Не берусь согласиться или оспорить это. Но ЕСЛИ ЭТО ТАК, тогда понятно, почему Гитлер напал. Этого мало. Если это так – тогда фактически нападение на СССР было отнюдь не самоубийством, а попыткой спастись. И если верить вам, тогда получается, что это план у Гитлера УДАЛСЯ. Следуя Вашей же версии, получается, что если бы Гитлер не напал, то вся эта многократно превышающая германское вооружение мощь – танковая, авиационная, бомбовая, артиллерийская – обрушилась бы на Германию через две недели и практически была бы неудержима. Следовательно, если учесть, что этого не произошло, а произошло совсем иное – Германия захватила не только часть территории, но и огромное количество танков, боеприпасов, горючего, артиллерии, тягачей и тракторов, и только это позволило ей дойти до Москвы – в этом случае получается, что план нападения на СССР был гениальным. То есть тот самый Гитлер, которого вы называете идиотом, оказывается, перехитрил и переиграл «гениального» Сталина, причем момент выбрал так удачно, что все ресурсы СССР уже были стянуты к границе, мосты уже были разминированы, а войска еще не все подошли, да и те, которые подошли, еще не успели подготовиться к нападению. Напади Гитлер раньше – удар был бы не такой эффектный. Затяни он с нападением – мог сам попасть под удар. Получается, что и место, и время, и тактику и стратегию Гитлер выбрал с военной точки зрения гениально? Я ненавижу Гитлера, но из Вашей книги следует, что он был жертвой Сталина, жертвой необходимости, из Вашей книги следует, что ни один глава Германии на его месте не мог бы действовать более разумно, чем действовал он. Вы утверждаете, что в Германии разведка была практически нулевой, а у Сталина она была такой сильной, что он знал решительно обо всем. Но почему же тогда Гитлер переиграл Сталина настолько сильно, что, не обладая собственными ресурсами для победы, захватил ресурсы противника и использовал их так умело, что едва не захватил Москву?
Еще маленький нюанс. «Зачем Гитлеру нападать на СССР» - спрашивает в вашей трактовке Иосиф Сталин, и поскольку ответа он не находит, то делает вывод, что нападения не будет.
Это – ваши фантазии? Или вы обладаете сведениями, что именно в связи с отсутствием ответа на этот вопрос Сталин не поверил в такую возможность?
Лично мне понятен ответ на этот вопрос. Но я не думаю, что Сталин был глупее меня.
Во-первых, следуя вашей же логике, смысл нападения Гитлера – обезопасить себя.
Но и без вашей идеи о превентивном ударе у Гитлера имелось на то серьезное основание.

Разве не понятно, что нападение на СССР во многом должно было СНИЗИТЬ ОСТРОТУ ПРОТИВОСТОЯНИЯ Германии против США и той же Англии? Гитлер заявлял, что он борется за мир, он же указывал на СССР (а ранее на другие страны) как на источник агрессии, и многие американские и британские политики ему в этом радостно поддакивали.
Капиталистам нравился Гитлер в качестве дубинки против СССР. Он только не нравился им в качестве дубинки против них самих.
Но «мелкие обиды» они ему бы наверняка простили, если бы он уничтожил СССР.
Сам Форд в своем оголтелом антисоветизме поддерживал фашистскую Германию до тех пор, пока ему не показали документы о зверствах фашистов в концентрационных лагерях и на завоеванных территориях. И таких «Фордов» было множество, и это были крупные капиталисты и чиновники, имеющие существенное влияние на государственную политику. Ситуация такова: Германия увязла в позиционных и бесперспективных войнах с европейскими странами, терпит поражения на море от Англии и от США, Германию уже бомбят английские самолеты (я беру ситуацию из книги В.Суворова «Самоубийство») и, видимо, назревает кризис в армии, да и гражданская власть трещит по всем швам. Эффективный путь – переключиться на нового врага, особенно, если он более уязвимый (как надеялся Гитлер) и более ненавидимый другими странами. Агитационный аппарат Геббельса работал на полную катушку, на Востоке – ненавидимые фашистами славяне, на Востоке нефть, сталь, уголь, другие ресурсы. Удар на Восток может позволить теоретически снизить противостояние с Западом. Мало того: если примирение с Англией требовало отвода войск с нескольких островов, и если отвести их означало признать поражение, а двигаться дальше уже не получалось, то единственный способ выйти из войны с Англией – заключить перемирие, и даже отвести войска с этих островов. Как объяснить своим немцам этот отход? Если разразится наступление на Востоке, то объяснить чрезвычайно просто: «мы не можем себе позволить держать войска на никчемных островах в то время, когда на Востоке нашим парням не хватает сил для скорейшей победы». Таким образом, получается, что если бы Гитлер, действительно, прорвался под Москву достаточно быстро, то о западном фронте он мог бы не беспокоиться. Да ведь так оно почти и получилось! Действительно, развивая наступление на Востоке, Гитлер получил возможность превратить западных противников в пассивных наблюдателей. По крайней мере, из документов следует, что так называемый «второй фронт» долгое время оставался только материальной помощью, и для того, чтобы союзники тоже начали наступление на Берлин, потребовалась реальная угроза того, что весь Берлин оккупируют войска только СССР, да еще и решительность требований Сталина открыть второй фронт оказала немалое воздействие.

БЫЛ ЛИ ПРЕДОПРЕДЕЛЕН ИСХОД ВОЙНЫ?

Вы говорите, что исход войны был предопределен, ибо Гитлер не был готов к ней, а Сталин был готов. Выходит, что если бы даже не было такой яростной защиты Москвы, не было бы мужественной обороны Ленинграда, не было бы Курской и Сталинградской битв, все равно бы Гитлер проиграл войну?
Мне кажется, что вы очень плохо разбираетесь в истории, если такое пытаетесь протолкнуть как истину.
Все эти сражения были яростными с обеих сторон, сказывалось и везение, и невезение, и гениальность одних полководцев и тупость других, и так далее. И не всегда однозначно, не всегда «в одни ворота», как это и бывает в жизни.
Почему же тогда такой тупой Гитлер дошел до Москвы за несколько месяцев, а выбивать его пришлось оттуда несколько лет? Это, по-вашему, неготовность к войне?
Но в вашей же версии, если бы Гитлер не начал войну, то на него обрушалась такая мощь, что шансов устоять у него не было бы вовсе. Следовательно, момент был выбран настолько удачно, что шансы устоять появились. Вот вам и ответ на вопрос «для чего?»
Вы сами говорите, что Сталин не поверил в возможность нападения Германии на СССР, поскольку на вопрос «Для чего?» ему никто бы не смог ответить ничего вразумительного.
Вот вам и ответ на вопрос, насколько «гениален» был Сталин. Если бы он был действительно гениален, как Вы его изображаете, то он бы сам задумался: «А действительно, для чего?» И тут же в его «гениальном» мозгу сверкнула бы мысль: «Опередить!»


КТО БЫЛ БОЛЕЕ УМЕЛЫМ ПОЛКОВОДЦЕМ?

По вашим словам, господин Суворов, Гитлер был туп, а Сталин – гениален.
Только не понятно, почему тогда «гениальный» Сталин, имея многократное превосходство боевой техники, боеприпасов и живой силы, так быстро отступал и так медленно наступал.
 
 «Гениальный» стратег товарищ Сталин должен был бы понять, что линия, выстроенная для нападения, чрезвычайно неэффективна для обороны, если это так.
«Гениальный» Сталин в этом случае должен был постараться совмещать возможности обороны и нападения даже вопреки известной и уже сложившейся исторической науке. В этом была бы его гениальность.
Но я говорю «если это так». На самом деле я очень сомневаюсь, что невозможно одновременно эффективно решать обе задачи – возможности обороны и возможности нападения.
Дальнейший опыт войны учит как раз обратному: войска можно так распределить, что они эффективно обороняются, и одновременно могут скрытно подготовиться к эффективному нападению.
Но даже если Сталин не знал, что можно было совместить обе задачи, и если бы их действительно нельзя было бы совместить, то, будучи «гениальным стратегом», как только он узнал о том, что Гитлер готовит удар на 22 июня, он должен был бы отдать приказ нападать немедленно.
Если по многим каналам «гениальный стратег» узнает, что его планы раскрыты, что его хотят опередить, он должен сделать единственно правильный вывод: раскрытые планы надо срочно менять, позволить себя опередить нельзя.
У действительно «гениального» стратега всегда есть ЗАПАСНОЙ ПЛАН.
Кардинал Рец говорил: «Надо так планировать свои действия, чтобы даже поражение приносило нам некоторые выгоды».
Следовательно, «гениальный» Сталин должен был бы так планировать свое нападение, чтобы даже непредвиденный удар, упреждающий, одновременный или запаздывающий, не мог бы сокрушить эту мощь, которая, если верить вашим данным, превосходила гитлеровскую мощь по некоторым позициям в разы, а по некоторым – в десятки раз.
То же самое касается и Жукова. Будь он гениальным стратегом, он бы увидел, что такая подготовка к войне слишком опасна.

Вот сидит разбойник, точит топор, с которым собирается напасть, а его предупреждают: «В тот самый момент, когда ты занесешь топор над головой жертвы, она воткнет тебе в подбрюшье клинок». Но разбойник не верит: «Для чего?» - вопрошает он и продолжает точить топор, уверенный в своей безнаказанности. Разве это – умный разбойник?

Вернемся к вашей любимой шахматной аналогии. Гроссмейстер, который выстроил атаку на короля противника, получает предупреждение: «Тебе на следующем ходу объявят шах, а затем мат». Гроссмейстер говорит: «Для чего?» Или он отвечает: «Не успеет, я ему сам через пять ходов мат поставлю!». Вдумайтесь в дату! Ведь теперь уже известно, что Сталина по многим каналам предупреждали, что нападение Германии состоится 22 июня, а по логике Виктора Суворова получается, что Сталин этому не поверил только лишь потому, что сам собирался напасть 6 июля!

Если сам собирался напасть, то понимал неизбежность войны. Если так, то смотрел на Германию, как на врага. Следовательно, не мог исключать, что и Германия тебя считает врагом. Следовательно, понимал, что сообщения о планах агрессии, переданные одновременно по многим каналам разведки – не пустая болтовня. Сам Суворов пишет, что у Сталина было каналов разведки много, и что все они перепроверялись именно за счет дублирования информации. И вот тут такой единственный за целое столетие случай, когда информация настолько важна, и настолько же достоверна, что не отреагировать на нее просто немыслимо – Сталин не реагирует, и Виктор Суворов находит «гениальное» объяснение, которое состоит в том, что Сталин и сам готовился напасть?!
Если и сам готовился, то тем более он должен был поверить!

Разбойник, готовящийся напасть на путника, не пренебрежет сообщением, что путник собирается напасть раньше, и что он для этого соответствующим образом вооружился.
Разбойник в этом случае изменит план.

Сталин – «глупый разбойник», который плана не изменил?

Суворов нас уверяет, что у Сталина была отлажена связь.
Если так, то, следовательно, даже на несколько часов можно было опередить Гитлера.
Если Сталин этого не сделал, то либо он не верил своей разведке – причем ВСЕЙ В СОВОКУПНОСТИ, либо он не умел приноравливаться к изменившимся обстоятельствам, либо у него не было такой уж отлаженной связи.

Как называется стратег, не вверяющий своей разведке, или не делающий выводов из стратегически важной информации, или не наладивший оперативной связи с важнейшими войсками?
Гениальным?
Или как-то иначе?

Если Гитлер напал в то самое подходящее время, которое позволило ему получить шанс на спасение, следовательно, он все же владел информацией, либо обладал интуицией.
Как называется стратег, принимающий предельно правильные решения предельно своевременно?

Вот и получается, что господин Суворов косвенно доказывает нам, что Сталин был глуп, а Гитлер был гениален.

Положим, согласиться, что Сталин был плохим стратегом нам трудновато – все же он войну выиграл. Но если дело обстояло так, как рисует Виктор Суворов, то этому он научился довольно ПОЗДНО.

И наоборот, получается, что Гитлер поначалу был гениальным стратегом, но потом почему-то дал слабину.

То есть вывод довольно тривиален: неверно выделять из этой парочки одного как «гениального», а другого – как тупого. Оба они имели свое понимание, и довольно очевидно, что на первых порах Гитлер «переиграл» Сталина, но впоследствии Сталин взял реванш, причем, очень весомый – ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ.

Этот вывод настолько тривиален, что за него, конечно, не дадут звание академика истории в США. За противоположную точку зрения, пусть даже эклектическую, запутанную, непоследовательную, как мы видим, такие звания дают.

Я не могу понять Суворова! Так все-таки, давайте разберемся в его взглядах. Был ли, по его мнению, Гитлер тупицей, или его решения были все же здравые? В некоторых книгах Суворов сетует, что командование немецких армий было плохим, потому что приказы Гитлера не выполнялись. То есть можно подумать, что если бы приказы выполнялись, то командование можно было бы назвать компетентным. С другой стороны, Суворов называет Гитлера идиотом и самоубийцей. В некоторых книгах Суворов говорит, что по-настоящему умный полководец или командир любого уровня не должен выполнять тупых или ошибочных приказов, а должен проявлять самостоятельность. Но если Гитлер был идиотом, и если идиотские приказы хорошему командиру не следует выполнять, и если гитлеровские полководцы не выполняли приказов Гитлера, то, следовательно, получается, что его полководцы не были идиотами, а были все же хорошими полководцами? А если они были плохими полководцами, и в частности плохо то, что они не выполняли приказов Гитлера, то из этого как раз следует, что Гитлер был хорошим полководцем? Если же даже допустить, что и приказы Гитлера были идиотскими, и их невыполнение тоже было сплошным идиотизмом, то чем тогда объясняется тот бесспорный факт, что гитлеровские войска продвинулись за три месяца так далеко, как сталинские войска не смогли продвинуться за три года? Почему Гитлер дошел до Москвы за лето-осень, а Сталин шагал до Берлина четыре года?

С другой стороны мы имеем «гениального» Сталина и его «гениальных» полководцев, которые одновременно умудряются и противоречить Сталину, когда это необходимо, и выполнять его приказы немедленно и безоговорочно, и все это как нельзя лучше сказывается на управлении армией. И вооружение у СССР самое наиновейшее, и по качеству, и по количество превосходит германское во многие разы, и сосредоточено оно великолепно – ведь «гениальные полководцы» его сосредотачивали! И почему же тогда глупые немцы на телегах, на ржавых танках и в основной массе пешком так стремительно продвинулись к самой Москве? Наверное, Сталин был талантлив по-своему, но не гениален. Наверное, Гитлер не был настолько туп, как это пытается доказать Суворов. Наверное, и полководцы Гитлера не были полными идиотами, как бы ни хотел это доказать Суворов. Видимо, и наши полководцы не были столь уж гениальными, хотя, разумеется, они весьма быстро обучались и добились победы во главе со Сталиным.
Но это все – такие тривиальные выводы, за которые не дают докторских степеней в США.

Куда ни кинь – начинаем логически размышлять, и приходим к тому, что естественная и сложившаяся точка зрения на эти исторические события более верна, а скандальные публикации Суворова более сенсационны, но не более правдивы.

ИСТОРИЧЕСКАЯ НЕИЗБЕЖНОСТЬ КРАХА ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ

Если говорить о том, что Гитлер так или иначе должен был проиграть войну – с этим я соглашусь в целом, но вовсе не потому, что Гитлер был идиот, а Сталин – гений.
Видимо, как стратеги они друг друга стоили, особенно в первый год войны.

Теоретически ведь Гитлер мог достичь и больших побед, чем достиг, в военных операциях. Но это, надеюсь, не изменило бы итога исторического, хотя этого итога, возможно, пришлось бы ждать очень долго. Я не знаю, сколько. Могло быть очень плохо. Россия могла попасть под иго фашизма на десятилетия. Об этом лучше не думать. Этого, к счастью не случилось.
Исторический оптимизм мой состоит в том, что такое зверство, надеюсь, в любом случае долго бы не продержалось.
Но что такое «долго»? Скажем, что такое для всемирной истории одно-два или даже пять поколений? Я не знаю, сколько мог продержаться фашистский режим, будь Гитлер более гибким полководцем, и будь Сталин менее талантливым стратегом. В этом направлении гадать бессмысленно. Но неизбежен был крах фашизма как такового – я на это надеюсь, я хочу в это верить.

В итоге войны Сталин решил задачу окончательно, а Гитлер имел военное превосходство лишь временно. Поэтому в целом Сталин победил, следовательно, в целом Сталин оказался более глубоким стратегом, с этим не поспоришь. Но если прав Суворов в том, что у Сталина были в руках средства для победы во много раз превосходящие военную мощь Германии, то почему же он ими так неудачно воспользовался? Неужели от своей гениальности? Люди меняются, люди обучаются. Видимо, Сталин был не достаточно обучен на первом этапе войны, но он сумел обучиться. Гитлер же был уже достаточно опытен в ведении войн, но это его не спасло, он деградировал как личность, его армия тоже распадалась, и, возможно, одной из причин были те зверства, которые чинили гитлеровцы на завоеванных территориях. Палач никогда не будет хорошим бойцом. Истинный стратег заботится о стратегических целях, он не должен отравлять свой ум и душу жестокостями, мерзостями. Умные люди, полагаю я, рано или поздно от Гитлера стремились уйти. И это, возможно, основная причина распада фашистского режима. Возможно, что даже полководцы самого высокого ранга не считали таким уж большим злом для себя лично попасть в плен – особенно под конец войны. Наши же соотечественники наоборот, узнавая о зверствах фашистах на отвоеванных территориях, сражались все яростнее и злее.

Если бы Гитлер не стремился окончательно сломить СССР, возможно, что и Сталин не стремился бы окончательно уничтожить фашистский режим. Но это уже домыслы. А правда состоит в том, что Сталин стремился окончательно этот режим уничтожить, и добился этого, и для этого стремления у него были самые весомые основания, а именно: его враг был непримиримым, он сам стремился уничтожить СССР окончательно и бесповоротно, и даже не только как советскую державу, а как славянское государство вообще, в планах Гитлера жителям СССР отводилось две роли: преимущественно стать удобрением для германских земель, но некоторой части «дозволялась» «высокая честь» стать рабами германского народа.

Если бы Гитлер напал на СССР в страхе за Германию и вследствие сталинской политики, то основной целью Гитлера было бы укрепление своей обороноспособности, ну и, в крайнем случае – свержение советского строя и наказание (уничтожение) Сталина лично (и его окружения), но никак не сжигание в газовых камерах малолетних детей, женщин, мирных граждан.

ОБ «ОШИБКАХ» ЖУКОВА И ДРУГИХ КОМАНДИРОВ

Видимо, об ошибках Жукова мог бы сказать только сам Жуков, если бы захотел.
Об ошибках Сталина мог бы сказать только сам Сталин.
Видимо еще часть истины состоит и в том, что мы можем что-то считать ошибками, но люди, которые эти действия совершали, ошибочными их не считали.

Та эпоха, в которую разразилась вторая мировая война, отличается тем, что ценности человеческой жизни не понимал не только Иосиф Сталин или, скажем, Жуков или Рокоссовский, не говоря уже о немецких лидерах, но, видимо, человеческую жизнь не считали ценностью никто из тогдашних политиков.
Мы наблюдаем, что и сейчас не очень-то политики высшего эшелона считаются с таким абстрактным для них понятием, как ценность человеческой жизни.
До понимания ценности человеческой жизни не дорос и сам Виктор Суворов. Слишком уж часто он аплодирует Иосифу Сталину в книге «Очищение», а если и ругает его, то за то, что слишком мало расстрелял он своих командиров и чекистов.
Позиция Суворова такова: «если ты плохой командир, то тебя надо расстрелять».
Причем, он не оговаривает, что речь идет о военном времени. В любое время, хоть в военное, хоть в мирное – для Суворова разницы нет. Я ее, во всяком случае, не заметил.
Может быть, Жуков был гениальным полководцем. Но для того, чтобы его поставить на то место, которое он занимал, вовсе не обязательно было расстреливать тех, что это место занимал до него. Жуков тоже, если верить Суворову, любил расстреливать, и за это Суворов Жукова не осуждает. Интересно получается – уголовных преступников можно выпускать в штрафбаты, а провинившегося офицера или даже генерала надо расстрелять? Неужели лучше расстрелять генерала, чем заставить хотя бы окопы рыть?

Это у порабощенного народа порой не остается никакого другого выбора, кроме как убить тирана, поскольку мирно попросить его уйти на пенсию не всегда приводит к успеху, но чаще всего опасно для жизни того, кто проявляет такую инициативу.

А у тирана всегда есть возможность не убивать неудавшегося полководца, а понизить его до такой должности, которой он будет соответствовать.

Если маршал или генерал оказался не соответствующим должности маршала или генерала, то ведь каким-то образом он дослужился до этой должности?! Следовательно, предыдущим должностям он все же соответствовал? Поставь его на одну-две ступени ниже. А если еще пообещаешь возможность вернуться, если он проявит себя, то от такого человека ведь польза будет! Мало на одну-две ступени? Поставь еще ниже. Хотя бы в рядовые разжалуй и на передовую. Но расстреливать в военное время, когда и люди и боеприпасы можно обратить против врага – разве это умно?
Казнить можно только выявленных шпионов, да и то нецелесообразно. Пообещай ему жизнь, так ведь можно его заставить работать на себя. А если всех шпионов расстреливать, то они тем яростнее будут сопротивляться, ведь не скроешь, что их всех расстреливают! Эта информация, так или иначе, просочится. Если бы заброшенные агенты могли надеяться, что им сохранят жизнь, может быть, большее их количество приходило сдаваться? Ведь не секрет, что диверсантов готовили из пленных! Следовательно, политика эта не вполне была правильной.
А политика Сталина по отношению к пленным вообще? Ведь было объявлено, что всякий пленный – изменник Родины! Независимо от того, каким путем попал в плен!

У меня знакомый (уже покойный) служил в артиллерии. Они на передовой находились, боеприпасы кончились, а без боеприпасов пушка – только мишень. Надо одному хотя бы отойти в тыл, чтобы подтащить снаряды. Вот он идет к своим, безоружный, за снарядами, а по нему палят из автоматов «бойцы» из заградотряда. Сталин дал приказ «ни шагу назад». И то, что отойти назад за боеприпасами означает «оставаться в бою», а продолжать находиться на позиции означает «выйти из боя», это им, заградотрядовцам, понятно. Но у них приказ!
По-человечески они понимают, что это – не враги, а свои. Но сделать ничего не могут. Самое гуманное, что они могут сделать – это предупредительная очередь по земле перед идущим назад артвооруженцем. Профессия и обязанность военная у человека – подносить снаряды, а факт состоит в том, что он не может эту обязанность выполнить, и ему предлагается оставаться безоружной мишенью. И вот думает он: «Эти бы автоматы, да против фрицев! Мне бы хотя бы автомат, я бы хоть как-то мог бы в немцев пальнуть. А эти морды по мне, по братку своему!» И ведь никто из них никогда в немцев не стрелял! Потому что у них другая задача – не позволять своим солдатам отступать. И, наверное, награды получали за убитых своих, которым не позволили отступать.

Подобный пример и сам Виктор Суворов приводит. Летчик был сбит (в книге называется и его фамилия), стал пробираться к своим. Попал, естественно, в НКВД, где его и расстреляли, поскольку «дезертир».
Вот эту дурь Виктор Суворов почему-то не называет «глупостью командования». Если ему верить, у нас командиры были гениальные, и сам Сталин был гениальным стратегом. Что же тогда этот гениальный стратег выдумал такие правила, при которых сбитый летчик не может ни в плен сдаться, ни к своим вернуться? Зачем тогда парашюты? Зачем готовили сотни тысяч парашютистов, если все, кто с вражеской территории вернулся – враги? Ведь и в наступательных действиях если самолет сбит над вражеской территорией, то у летчика три варианта – погибнуть, сдаться в плен или пробиваться к своим. Почему же Сталин оставляет только вариант «Погибнуть»? А десантникам возвращаться – не предусмотрено? Подносить снаряды – не предусмотрено? И это – гениальность командования?
Этот гениальный стратег даже собственного сына не научил, что нужно уничтожить документы, если попал в плен. Но ведь впоследствии к этому пришли? Стало быть, через суровый опыт, после тяжелых неудач, связанных с этим неумением действовать при угрозе плена и в плену? Разве по-настоящему «гениальный стратег» может быть настолько ослеплен верой в успех, чтобы даже не озаботиться инструкцией на случай угрозы плена и на случай пленения? Разве по-настоящему гениальный стратег станет любого военнопленного считать предателем? И почему же немецких пленных кормили и поили, и вернули живыми на их родину, с собственных окрестили предателями отправили в лагеря на смерть? Это называется у Виктора Суворова – талантом полководца? Или что-то иное? Я не понял.

О ДРУГИХ КОММУНИСТАХ

А вот Никиту Сергеевича Хрущева Виктор Суворов всячески поносит и хулит. Уж хуже человека, кажется, и не выдумаешь. И Сталина он опозорил, и историю войны извратил, и вообще «холуй» и «дурак необразованный».
Странно только то, что образование у Н.С. Хрущева было получше сталинского.
Странно и то, что все высшие военные чины поддержали в схватке Жукова с Хрущевым именно Хрущева.
Но вообще-то ничего странного нет, если понять, что с приходом Никиты Сергеевича Хрущева закончилась эпоха расстрелов.
Неужели одного этого мало для того, чтобы в ножки ему поклониться?

Да, самого Берию расстреляли. Наверное, еще некоторых. Но в целом – закончилась эта эпоха.
Я читал книгу про Берию, из которой следует (если ей поверить), что он был «умница», деловой человек, организовал нашу промышленность, прежде всего - оборонную. И даже спасал он многих от расстрелов, и даже порой под свою личную ответственность заменял расстрелы на ссылки и лагеря, а за талантливыми людьми приглядывал, и когда надо – возвращал их, дабы продолжали они работать на наше социалистическое отечество.
Не знаю, насколько это правда, насколько ложь.
Трудно также говорить о том, что было бы, если бы победил не Хрущев, а Берия.
История сослагательного наклонения, как известно, не терпит.

Но мы знаем, что и Хрущев и Берия терпели сталинские расстрелы – «лишь бы не меня». Может быть они где-то и соучастниками приговоров были.
Считается, что Берия был более кровожаден. Возможно, это наговоры.
Но мы знаем также, что Жуков и сам расстреливал – об этом вот и Виктор Суворов пишет, и похваливает Жукова.

Вот и подумайте, что было бы, если бы гениальный и талантливый полководец стал руководить страной, которая, става тебе господи, вышла наконец-таки из войны. Жуков, возможно, не вполне это осознал. И методы свои не оставил.
То есть если можно усомниться, что Берия продолжал бы расстрелы, то нет никаких оснований усомниться, что Жуков бы от расстрелов отказался. Не в его это характере, не так ли? По крайней мере из того, что я прочел о Жукове у Суворова ясно, что Жуков вполне использовал расстрелы и по собственной инициативе тоже.
Так что приходу Хрущева мы должны радоваться, вроде бы.
Получается, что зря Суворов Хрущева так поливает. Не заслуженно.
Из многих возможных зол он был далеко не худшим. Может быть, как раз наилучшим.

Сталин расстреливал и при этом строил свою великую стратегию, может быть, правильно – с позиции «выживания» во вражеском окружении. А, может быть, и не правильно. Я не знаю. Но он победил Гитлера. А Гитлер был гораздо большим злом для нашего народа, чем Сталин.
Ценой расстрелов СССР спасся от газовых камер. Предположим, что так. И тогда не будем слишком строго судить Сталина, помня, что был Гитлер.
Утверждения Суворова, что Гитлера сотворил Сталин, звучат крайне неубедительно.
Все свои другие тезисы Суворов подкрепляет многими примерами и рассуждениями, а вот этот тезис, что Сталин сделал Гитлера, основывает лишь на том, что Сталин мог придавить Гитлера еще в зародыше, но этого не сделал.
Если так рассуждать, то все, то был знаком с Гитлером или хотя бы жили в том же городе – сделали его, потому что у них имелся шанс его убить, но они этого не сделали.
Попытка представить Гитлера как произведение Сталина – это вообще чернуха, клевета, причем явная и безосновательная. Я лично не увидел в книгах Суворова никаких доказательств этого сомнительного тезиса.

Если бы Гитлера сделал Сталин, тогда тем более не следовало бы Суворову назвать Сталина «талантливым стратегом», а надо бы назвать его негодяем, да и дураком заодно.

Если же Гитлер стал тем, кем он стал без существенной помощи Сталина, или даже вопреки линии Сталина, то надо признать определенные заслуги Сталина в том, что он переломил хребет фашистской гадине.

Но только очень может быть, что не будь Сталин таким уж генильным, то и цена этой победы была бы меньше?
Занимайся Сталин не нападением, а обороной, и не было бы двадцати миллионов жертв?
Тогда разве правильно будет называть Сталина «гениальным стратегом»?
Человека, который не уберег почти седьмую часть населения – и вдруг гениальным стратегом? С чего бы?

А Жуков – если он был таким талантливым, как пишет Суворов, что его, действительно, надо было выдвигать, и ради этого, действительно, надо было «шлепнуть» Тухачевского, Якира и иже с ними, тогда почему же Жуков не сказал, что негоже так готовить нападение, что от обороны ничего не остается. Негоже так увлекаться планами атаки, что не иметь планов защиты, и не видеть, что защищаться уже гораздо более актуально, чем надеяться напасть?

Одно из двух – либо с Жуковым Сталин не считался, и тогда не надо говорить, что «в отличие от немецких генералов» наши генералы могли возражать своему главнокомандующему. Либо, если Сталин мог бы прислушаться к Жукову, получается, что и Жуков был как стратег в начале войны слабоват, не мог предвидеть, что, наращивая потенциал у границ и разминировав мосты, он создает Гитлеру шанс упреждающего контрудара, который может развиться в наступление вплоть до Москвы.

Посмотрим и на руководителей ранга пониже.

Я – человек не военный, я не умею мыслить категориями фронтов или армий. Но в шахматы маленько поигрывал.

Если верить Суворову, то два больших выступа с территории СССР были ГОТОВЫ к удару по Германии, и, соответственно, два больших выступа со стороны Германии были готовы к удару по СССР.
Фигуры выстроились для атаки.
Надо предвидеть и возможности собственной атаки и вероятность атаки противника, готовить планы контратаки, а также планы по жертве определенными «фигурами» или позициями, если видишь, что это может дать преимущество в других вопросах - решающее преимущество. Если жертва решающего преимущества не дает, жертву нельзя допускать, это уже будет не жертва, а ротозейство.

Сам Суворов говорит, что достаточно посмотреть на позицию войск, и станут понятными планы противников. Сам Суворов говорит, что у Сталина разведка работала великолепно. Почему же Сталин не посмотрел на эти два выступа и не увидел, что с них можно начать агрессию и отрезать наши два выступа и взять их в котел? Почему, готовясь к атаке, стратег не видит возможности контратаки противника? Почему стратег не предполагает более ранней атаки противника и не имеет плана ее отражения или хотя бы локализации?

Допустим, Сталин в своей «гениальности» этого не увидел, и даже сообщения разведок о том, что Гитлер планирует нападение, его не заставило задуматься на эту тему. Хочется спросить: была ли у Сталина карта этих районов с дислокацией хотя бы только наших войск? Неужели он не мог увидеть, что эти два выступа могут быть отсечены и в этом случае огромные военные ресурсы – топливо, техника, боеприпасы – окажутся в руках врага, а люди погибнут или попадут в плен? Гениальный Сталин этого не увидел? В чем же тогда его гениальность?

Ладно. Нанесли немцы удар. Допустим, отступать некуда – дорогу назад заблокировали наши же войска обеспечения, мост взорван и так далее. Ну, нет возможности отступая сохранить живую силу и технику - допустим. Все готовы только наступать – ладно, согласен. Почему тогда наши генералы не начали контрнаступление?

Нарисуйте на бумаге два выступа с одной стороны и, соответственно, два выступа с другой стороны. Если с вражеских двух выступов начинается удар, который отсекает наши, то, во-первых, в кольцо можно взять только один наш выступ, а не оба. Стало быть, чтобы взять оба выступа в кольцо, надо наносить удар с ТРЕХ выступов, а не с двух, как пишет Суворов.
Во-вторых, два наших выступа могут пойти в контрнаступление, соединиться друг с другом, отсечь средний выступ от их тыла, взять в кольцо со всеми вытекающими последствиями.
Следовательно, не только сам Сталин, но и его командиры не могли увидеть этой возможности? А, может быть, ее не было? Если не было возможности наступать, тогда надо признать, что наступление не было готово. Следовательно, Суворов нас вводит, мягко говоря, в заблуждение, утверждая, что все было готово к наступлению. Как же так – все было готово к наступлению, а наступления не было?
И почему же это Сталин дает приказ «не отступать» или как там – «ни шагу назад»?
Почему он не приказывает идти в наступление так, как будто начался день «М» - шестое июля?
Почему эти документы срочно уничтожаются?
Если наступление было так уж хорошо подготовлено, то почему бы не воспользоваться этим планом?
Если я замахнулся топором, но получил удар в подбрюшье, то почему я не могу опустить этот топор на того, кто нанес мне удар? Как говориться: «Погибать, так с музыкой!» Пусть эта идея не пришла в голову командирам на местах – но могла она прийти в голову Сталину? Жукову? Связь была? Информация была?
Или это невозможно было выполнить?
Если так, то надо опять сказать: наступление не было возможным. Следовательно, Гитлер испугался напрасно, а Сталин к наступлению все еще не был готов. Следовательно, все книги Виктора Суворова – беспредметны, ибо он как раз пытается доказать, что Сталин был готов к наступлению и что Гитлер испугался не напрасно.

Итак, непонятно, почему Сталин не стал наступать раньше даты нападения Гитлера, если у него была отличная разведка, если ему многократно сообщили о дате нападения Гитлера, и если он был гениальным стратегом? Также непонятно, почему он не разослал срочный циркуляр о том, чтобы в случае признаков нападения Гитлера вскрыть конверт, предназначенный для дня «М» и действовать по этому плану? Почему он не сделал ни одного из разумных действий – ни скорректировал план, ни использовал его в том виде, в котором он был, но раньше? И почему он не отдал приказ использовать этот план в непредвиденной ситуации, каковой было бы нападение Германии? Суворов говорит, что самолеты были уничтожены на аэродроме, но почему гениальный Сталин не догадался поднять их в воздух? Если вся его «военная машина» была отлажена, то, как я понимаю, поднять их можно было бы одним телефонным звонком?
Они бы, конечно, демаскировались, но они бы УЦЕЛЕЛИ!
Если Сталин не спас основную часть армии, которую создавал с таким трудом, и МАЛО ТОГО – если Сталин допустил, чтобы стратегически важное по количеству и по качеству вооружение попало к врагу, если без этого вооружения Гитлер не мог и надеяться дойти до Москвы и если только захват этих стратегических запасов позволил Гитлеру так близко подойти к Москве и уже почти почувствовать вкус победы – если все так, то почему тогда Виктор Суворов называет Сталина «гениальным стратегом», а Гитлера – «бездарным тупицей»?
И каково теперь нашим ветеранам читать о том, что они не только никакие не герои, но вообще-то они – потенциальные агрессоры, которыми руководил гениальный злодей-захватчик, который, не смотря на свою гениальность, почему-то настолько сильно просчитался, что дал своему врагу в руки именно то вооружение, которого ему так не хватало для победы?

НЕ СКЛЕИВАЕТСЯ У СУВОРОВА ОДНО С ДРУГИМ!

Виктору Суворову надо бы еще раз внимательно перечитать свои книги и переосмыслить.
Надо быть логичным до конца.
Либо Сталин был злодеем и не таким уж гениальным политиком и стратегом, а был именно тем человеком, который довел страну до войны, который допустил такие гигантские просчеты, что вся военная промышленность, созданная за счет недоедания и интенсивного труда граждан, не воспрепятствовала, а частично помогла Гитлеру дойти до Москвы, либо Сталин был гениальным стратегом и полководцем.
В первом случае напрасно Суворов ругает Хрущева за его разоблачения. Во втором случае не понятно, как же Сталин, будучи гениальным, и основательно подготовившись к войне, допустил такие промахи, которые вместо сталинского плана молниеносной победы привели к затяжной оборонительной войне.
Не получается как-то одновременно Сталин и агрессором и гениальным, а Хрущев и тупицей, и подлецом.
Либо Сталин агрессор – но бездарный (по крайней мере, первые месяцы войны и многие месяцы до нее), либо он талантливый миролюбец.

Либо Хрущев прав в том, что Сталин был безусловным злом для СССР – и тогда он прав, что его разоблачал, а в то время усилиями того же Сталина была создана такая ситуация, что нельзя было расправиться с высшим чиновником или даже его тенью, не обозвав шпионом или врагом народа, к чему Хрущев поначалу приспособился, но со временем эту ситуацию в корне изменил. Либо Хрущев был не прав, и лучше было бы для страны, если бы к власти пришел Лаврентий Берия или Георгий Жуков – но тогда пусть Виктор Суворов объяснит – чем именно это было бы лучше?

К настоящему времени в мире сложилась совсем иные взгляды на цели государств, на ценность жизни отдельных граждан. В нашей стране к этому процессу причастен Никита Сергеевич Хрущев.

Да, он допускал ошибки и перегибы. А кто их не допускал? Сталин? Жуков? Берия? Ленин?

На фоне прочих перегибы Хрущева выглядят комедийными недоразумениями, тогда как «перегибы» Ленина, Сталина, Троцкого и многих других, если верить печати – это попросту злодейства, трагедия нашего многострадального народа.

Ленин объявил, что построит государство ДЛЯ РАБОЧИХ. И что он построил?
Сталин объявил, что продолжает дело Ленина – опять-таки строил государство для рабочих. И чем оно являлось?

Хрущев объявил, что «еще наше поколение будет жить при коммунизме». Обманул. Не удалось. Но ведь расстреливать перестали! При Хрущеве появилась возможность иметь иное мнение, высказывать его и остаться живым.

Цените это, люди!

А Виктор Суворов считает, что Сталин был прав, что расстреливал неугодных руководителей – и не только армейских, но и промышленных предприятий.

И для кого такое государство строилось? Для Иосифа Сталина? Этот человек не смог осчастливить даже собственную семью, а пытался осчастливить целое содружество государств.
Прав он был, или не прав – трудно говорить, потому что, возможно, время было такое, когда важно было спасти государство. Но ведь время делают сами люди, которые живут в этом времени? Хотя верно и обратное – время также делает людей.

Читая Виктора Суворова, я вижу многое в новом свете. Многое понимаю иначе, по-новому, наверное, даже, глубже.
Его точка зрения заслуживает уважения, и – прежде всего – ИЗУЧЕНИЯ.
Но не следует разделять его точку зрения полностью.

Правда, видимо, находится где-то посредине, между правдой Волкогонова и правдой Суворова.

А выводы, которые делает Виктор Суворов, зачастую слишком нарочитые, поспешные, и иногда и попросту нелогичные, поскольку необоснованны или предвзяты.

О КОММУНИСТАХ КАК ТАКОВЫХ

Господин Суворов ставит знак равенства между коммунистами и фашистами, но только коммунистов называет более опасными, поскольку, дескать, они более коварны.
Вот тут уже пошла клевета чистой воды.
Фашизм как идеология объявляет исключительной расой одну расу, исключительной нацией одну (или несколько). Остальных объявляет «недочеловеками». Фашизм утверждает даже в теории свое исключительное право решать, кому следует жить, а кому следует умереть. Фашистские идеологи призывали уничтожать людей по признаку национальности, не принимая в расчет ни их возраста, ни пола, ни гражданства. То есть это агрессия, направленная на младенцев, женщин, на мирных граждан других стран. Такая агрессия не имела в мире аналогов. Человеку, если он – еврей, цыган или славянин, и если он попал под власть фашистов (исторически - территориально или в результате совершенной агрессии), не остается выбора – погибнуть или выжить хотя бы ценой того, чтобы скорректировать свое поведение под изменившиеся обстоятельства. Даже самые изуверские средневековые религиозные фанаты оставляли хоть какой-то выход своим врагам, пусть лишь формальный, но все же выход. Иноверцев и еретиков иезуиты преследовали по признаку веры, и если их враг, попавший под их диктат, соглашался изменить веру, ему сохраняли жизнь. Не всегда это происходило, но хотя бы в теории – преимущественно так. В фашистской идеологии даже в теории для «инородцев» выход не предусмотрен. Они «обязаны» умереть, чтобы освободить жизненное пространство для избранных. Более бесчеловечной теории придумать, видимо, нельзя: «одни должны умереть, чтобы другие жили». Практика фашизма полностью подтверждает преступность этой организации и преступность государства, управляемого людьми из этой партии. Сжигание в газовых камерах, умерщвление в душегубках, закапывание живьем, массовые расстрелы, повешенья, все виды казней, подчас изуверские, использование детей для «врачебных» опытов и многое, многое, многое другое. Не может не знать этого Виктор Суворов, который ссылается на семитомник материалов Нюренбергского процесса как «недостаточно полный». Видимо, должен он кое-что знать о зверствах фашизма. По крайней мере, надеюсь, он смотрел ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ фильм «Обыкновенный фашизм».
Коммунистическая организация – никоим образом не преступная организация.
Я настаиваю на этом тезисе.
Коммунистическая партия по своим целям и задачам намного более гуманна, чем, скажем, христианство в целом, или, допустим, католицизм в частности.
Обвинять коммунистов в преступлениях Сталина, Ягоды, Ежова – ничуть не более логично, чем обвинять всех католиков скопом в том, что были сожжены Жанна д’Арк, Джордано Бруно, и другие «еретики».
Мало того, если надо – я могу подкрепить цитатами тот неоспоримый факт, что в основном идеологическом документе католиков – Библии – содержатся косвенные призывы к уничтожению инакомыслящих, и похвалы пророкам и самому богу за то, что он уничтожал тех, кто в него не верит, или верит несколько не так или несколько не в того бога. Но эти призывы – косвенные. И практика католицизма в 20 веке отказалась от физических расправ.
Вдумайтесь, христианство возникло две тысячи лет назад, еще в 18 веке в просвещенной Франции практиковались сжигания «ведьм» и «еретиков», а также смертные казни всевозможных видов за отступление от канонов церкви. То есть 90% своего времени существования, 18 столетий, эта идеология призывала к братоубийству, и это братоубийство на деле осуществлялось! Однако это вроде бы прекратилось, и сейчас христианство считается вполне нормальной идеологией. Дошло даже до того, что некоторые священнослужители утверждают, что только истинно верующие люди могут быть по-настоящему нравственными! Это после всего того, что истинно верующие сделали безнравственного с не истинно верующими! Это после того, как именно вследствие развития гуманизма, которое осуществляли преимущественно не верующие или сомневающиеся, после того, как церковь была вынуждена стать мирной, потому что на нее во всех странах надели намордник, после того, как церковь лишилась военных подразделений – вот после этого всего они стали образцом и эксклюзивными носителями истинной нравственности!

А где, в каком именно месте в коммунистическом «Манифесте коммунистической парии» написано, что люди могут и обязаны считаться непримиримыми врагами, настолько непримиримыми, что только уничтожение одних может прекратить эту вражду?
Антагонистические противоречия между классами, которые указывал Маркс, говорят лишь о том, что у капиталиста и у рабочего настолько разные интересы, что они противоположны, и не могут быть бесконфликтно решены (урегулированы).
Но эти противоречия могут быть решены в ходе некоторых конфликтов. Один из таких конфликтов – забастовка. Во многих странах, чьи конституции считаются западной общественностью демократическими, признаются права рабочих на забастовку, как форму движения по защите своих классовых интересов.
Практика коммунистической деятельности также говорит о том, что эта партия отнюдь не преступная. Очень многие уважаемые нынче люди, занимающие весьма видные посты в государстве, в частности, в РФ, были в прошлом коммунисты. Полагаю, что и господин Суворов-Резун также на некотором этапе был коммунистом.
Я коммунистом никогда не был и никогда не стану. Я считаю, что Маркс во многих вопросах ошибался. Но Маркс не был преступником. Энгельс не был преступником.
Гитлер и Геббельс были преступниками.
Если кто-то из идеологов и практиков коммунистического движения и считал (считает), что врагов следует лишь уничтожать, то, во всяком случае, в коммунистическом манифесте этого нет. То есть «Манифест коммунистической партии» не является программным документом преступной организации. Если бы в манифесте можно было бы найти призывы к незаконной для данной страны деятельности, то данная страна могла бы запретить коммунистическую организацию как преступную. Если бы там были призывы к незаконной деятельности с позиции международного права, то международные судебные инстанции давно бы уже объявили коммунистическую партию преступной организацией.
Поскольку этого нет, то всякий, кто называет коммунистическую партию преступной организацией, всякий, кто ставит знак равенства между фашистами и коммунистами, занимается КЛЕВЕТОЙ.
За клеветническую деятельность гражданских лиц следует привлекать к ответственности. А «историков» следует лишать их «научных степеней» по истории.

СТАЛИНСКИЕ ДЕЙСТВИЯ ПО ОРГАНИЗАЦИИ СУДА В НЮРЕНБЕРГЕ

Господин Суворов умудрился упрекнуть Сталина даже за то, что он организовал суд над фашистскими преступниками в Нюрнберге. Суворов говорит, что союзники могли и призывали расстрелять этих выродков без суда, но Сталин призвал их судить.
Далее Суворов обвиняет Сталина в том, что приговоры были слишком мягкими.
Первое. Для того чтобы обвинять Сталина в мягкости приговоров, следует привести простенькую таблицу – фамилия, виды преступлений, и далее как какая сторона голосовала. Если выяснится, что обвинители от СССР снимали свои обвинения или давали свой голос в пользу смягчения или отмены приговора, тогда как представители других держав голосовали за более жесткие приговоры – тогда, видимо, будут основания говорить о необъяснимой мягкости Сталина по отношению к фашистским преступникам.
Если же табличка покажет совсем другой расклад – тогда и выводы надо делать совсем иные.

Но давайте подумаем, прав ли Сталин, что предложил устроить показательный процесс?

Я считаю, что это было беспрецедентно мудрым решением. Сталин в данном случае даже если и преследовал сугубо личные цели, дал наглядный пример международного сотрудничества в области наказания преступления против человечности. Если раньше преступник, наподобие Гитлера или Геббельса, мог надеяться, в крайнем случае, отсидеться в какой-то нейтральной стране, то теперь перед всяким потенциальным злодеем возникла перспектива быть судимым международным судом. В этом – и большое серьезное предупреждение злодеям, и спасение тем, кого одно государство или один глава государства объявил злодеем. В этом союзные действия были неизмеримо выше действий президента США, который казнил Саддама Хусейна практически без суда. Если бы Хусейна судил нюренбергский суд, возможно, выяснилось бы, что отсутствие на территории его страны химического оружия и заводов по его производству хотя бы даже строящихся – это достаточное обоснование для снятия обвинения в разработке, производстве и хранении этого самого химического оружия. Наоборот, выявившееся факты – это серьезные основания для обвинения президента США в превышении своих полномочий. Если народ США избрал этого человека для оперативного руководства собственной страной и для защиты обоснованных международных интересов, то народ США не избирал этого человека для необоснованной агрессии в отношении других стран. В предвыборной программе кандидата в президенты, надеюсь, этих функций не было. А если бы даже народ США избрал себе президента, в том числе и для этих целей, то другие народы могли бы обратиться в международный суд и потребовать отстранения такого президента от власти. Вот для чего Сталин созвал международный суд. Даже если он преследовал не эти цели, то итог получился именно такой. В этом смысле Сталин оказался неизмеримо выше и гуманнее, чем президент США.

Если кто-то дома бьет плеткой свою жену, и жена на это не жалуется, то закон, как правило, бессилен. Как минимум, надо пожаловаться.
Если Сталин осуществлял расстрелы в стране, которой руководил, то международная общественность с этим ничего не могла сделать и не должна была ничего с этим делать.
Это – дело народа, самим освободиться от того, кого считаешь тираном.
Таков – ленинский принцип мирного сосуществования, который записан в его трудах.
Троцкий считал иначе, он призывал к экспорту революции.

Нынешняя оголтелая зарубежная антикоммунистическая пропаганда, собственно говоря, строит свои обвинения коммунистам прежде всего в том, что они как бы стремились экспортировать революцию, то есть вмешаться в другие страны, чтобы «освободить братские народы от их тиранов».
Любопытно, что именно капиталисты приютили у себя главного любителя экспорта революции Льва Троцкого.

Стратегия экспорта революции в теории официально коммунистами признана неверной.
Что было на практике – это на совести отдельных вождей.
Мы должны признать, что по нынешним меркам это – нарушение прав народов на самоопределение. Коммунисты давно отказались от этого.
Ставил ли Сталин такие планы – сказать трудно.
Суворов не убедил меня, что Сталин такие именно планы вынашивал.

Сталину в вину ставят оккупацию Прибалтики, Польши и Финляндии.
Почему-то не любят вспоминать эти авторы, кто об этом пишет, что и Прибалтика, и Польша и Финляндия входили в состав Российской Империи и были насильственно отторгнуты от нее в результате первой мировой войны и последующей интервенции. А прошло времени не так уж много – все это происходило на памяти одного поколения.
Поэтому можно, конечно, говорить об оккупации, но можно теоретически говорить и о восстановлении исторической справедливости. Я не хочу увязнуть в споре на эту тему, она бесконечна, и я в ней не знаток, но знатокам я советую и эти нюансы тоже учитывать.
То есть реально внешнее лицо СССР и Иосифа Сталина как-то уж сильно не совпадает с тем, каким он выглядит для отечественной истории в рамках постановлений о культе личности.
У граждан СССР накопилось на Сталина множество обид. Но чем не угодил Сталин Англии, США, Франции, Америке? Францию, во всяком случае, освободили от гитлеровской оккупации. США, Англия и СССР совместно победили фашистскую Германию. Страны эти со Сталиным дружили, были союзниками. К мнению его прислушивались, но и свою линию, естественно, гнули. И никто никогда не называл СССР агрессором, потому что НЕ БЫЛО ПРИЧИН ДЛЯ ЭТОГО.
На фоне завоеваний, осуществленных фашистской Германией, никто не говорил об агрессии Советского союза по отношению к этой самой Германии.
А тут вдруг покатило!


Виктор Суворов сделал историческое открытие, до которого не догадались ни Черчилль, ли Рузвельт!

И мы должны этому верить?

Сталин действительно в 1945 году был миротворцем.
И его вклад в нюренбергский процесс - еще одно тому доказательство.

Сталин нигде не «засветился» как человек, осуществляющий на деле стратегию «экспорта революции». Почему же его теперь в этом обвиняет господин Суворов?

Почему президенты США не стесняются вмешиваться во внутренние дела стран, которые на данный момент обладают стратегически важным для США ресурсом (нефтью, никелем и т.п.)? Почему президенты США позволяют себе отнимать у народов права на самоопределение? Почему лозунг «Установим демократию» работает как оправдание для любой агрессии, если вмешательство осуществляет такая сильная в военном плане держава как США?
И почему лозунг «фашизм не пройдет», распространяемый на собственной территории СССР может, по мнению Суворова, служить достаточным оправданием Гитлеру для его нападения на СССР?
Если Сталин – международный преступник, то и Буш – международный преступник, и Клинтон.
Но по международным законам Сталин не преступник, поскольку он не делал такого, что делал Буш или Клинтон.
То есть из того, что Буш – преступник, вовсе не следует, что и Сталин тоже преступник. Наоборот, Сталин – освободитель мира от фашистской чумы. Ни Буш, ни Клинтон не являются освободителями. Ни одной стране они не принесли освобождения. Но бомбы применяли.
И Трумен не принес никому освобождения, а бомбы применял, причем ЯДЕРНЫЕ.
Рузвельт участвовал в освобождении от фашистов, но не Трумен? И миротворческие бомбы США – это не такие международные преступления, которые делают США империей зла, да?
А вот сосредоточение собственных войск на собственной территории Сталиным делают его преступником, по мнению Виктора Суворова, да?
Видимо, Гитлер имеет право испугаться передвижения советских войск по территории СССР, и имеет в этом случае моральное право напасть на СССР, а вот Сталин не имеет право принимать меры, наблюдая за развитием агрессии Гитлера по отношению к Франции и за другими военными действиями и приготовлениями фашистской Германии? Сталин не имеет право сосредоточивать армии на своей территории вблизи германской границы, да?
А Гитлер, стало быть, не сосредоточивал своих сил вблизи советской границы?

Я плохо разбираюсь в военном деле. Вообще никак не разбираюсь я в военном деле.
Но Виктор Суворов, видимо, разбирается в военном деле великолепно, ведь он – академик по истории, профессор и так далее.

Так вот пусть мне Виктор Суворов объяснит, каким это образом гитлеровским войскам удалось внезапно напасть на Советский союз, если они не сосредоточивали своих войск вблизи границы с СССР?

Я очень хотел бы знать, почему Гитлер не разрешал Сталину сосредоточивать войска вблизи его границы, и из этого следует, что сам Гитлер, конечно же, своих войск не сосредоточивал вблизи границы СССР? – Так вот как это удалось Гитлеру, не подводя войска к границам СССР, вторгнуться на территорию СССР? Пусть мне Виктор Суворов объяснит этот удивительный парадокс. Потому что я сам плохо разбираюсь в военном деле – я совсем в нем не разбираюсь – и мне просто не удается понять этот феномен, ум мой отказывается такое понять!

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ

Господин Суворов, академик США по истории, способствует накоплению исторической лжи, выдавая за правду собственные домыслы о том, что Адольф Гитлер защищал собственную страну, нападая на СССР, и сделал это по всем правилам дипломатического искусства – сначала объявил войну, действуя вынужденно, под давлением сталинской политики, а затем – решился на самоубийственную войну, но не имел другого выхода.
Он вроде бы не собирался нападать, но ему это сделать пришлось вынужденно. Он обиделся на антифашистскую пропаганду в СССР да еще на сосредоточение войск у границы Германии, да еще на большое количество разведчиков. Сам Гитлер услугами разведки не пользовался, разведка его была слабая. По глупости фон Папена американцы СЛУЧАЙНО разоблачили шпионскую сеть в США, которая насчитывала ПЯТЬ ТЫСЯЧ ПЛАТНЫХ АГЕНТОВ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ – см. В. Суворов, «Самоубийство», стр.139. И это только те, которых разоблачили! Пять тысяч платных шпионов в США, с которой Гитлер воевал лишь на море и не планировал оккупации этой страны – это, конечно, очень слабая агентурная сеть. Разумеется, мы должны поверить Виктору Суворову, что ничего подобного в СССР не засылалось, никакой подобной агентуры против СССР Гитлер не вербовал! Пятая колонна – это, видимо, досужие вымыслы! Поэтому, видать, Гитлер имел полное право пустить слезу и обидеться на Сталина: «Гадкий мальчишка, напустил ко мне шпионов! Я такой миролюбивый, только вот Францию немножечко завоевал, с Англией воюю, с Америкой, но я такой хороший, а ты ко мне шпионов запустил! Как нехорошо! Чего тебе опасаться, я ведь только в шутку называю вас, славян, неполноценными, я только в шутку говорю при каждом удобном случае, что Германия должна покорить большевистскую Россию, а на самом деле я вам был почти что друг!» Мы должны верить Виктору Суворову, что у Гитлера никакой антисоветской пропаганды не велось – ну, подумаешь, называли славян неполноценными, говорили, что они должны исчезнуть с лица земли и дать жизненное пространство для Германии, но говорили, что часть славян – лучшая часть – может удостоиться чести стать рабами немцев. Так разве это – антироссийская пли антисоветская пропаганда? Разве это – повод для ссоры? А СССР – такие нехорошие, гадкие, они пели песню «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей врагу не отдадим!» - ведь это явная агрессия! Прислушайтесь: лозунг о том, что своей земли врагу не отдадим – разве это не агрессия по отношению к Германии! Бедняга Гитлер и не думал подводить свои войска к границе с СССР, у него и в мыслях не было плана «Барбаросса», ему Москва не нужна совсем, но что поделать, если Сталин такая бяка, что войска подвел к германской границе? Пришлось бедному Гитлеру срочно вторгаться на территорию СССР. Прикиньте, как это трудно, особенно, если учесть, что гитлеровские войска стоят ой как далеко от этой самой границы! Это же почти немыслимо! А им, бедным, пришлось это делать! Да ведь и транспорта не было у Германии, если верить Суворову, все больше на телегах.
Вот Гитлер 20 июня срочно испугался сталинской агрессии, направил ноту с объявлением войны, и германская армия всю ночь скакала из Берлина, чтобы к утру на рассвете на лошадях ворваться на территорию СССР. Они-то ведь не стояли вблизи нашей границы, иначе на чтобы обижаться Гитлеру? И из винтовок они, конечно, бедняги, стреляли по советским гаубицам. Наверное, еще и шашками танки наши порубили, которым, если верить Суворову, не было равных в мире. Танки наши не только быстры, но тяжелые танки к тому же и не пробивались ни одной пушкой и ни с одного танка германской армии. Если броню этих танков ничем пробить нельзя было, если немцы в основном на лошадях да на телегах – ясно, что танки они побеждали просто с помощью оглобли, видимо, ну и, конечно, стреляя из обычных берданок. Откуда у них могли быть автоматы? Не было!
Вот какая история вырисовывается…
 
 Эту клевету печатают, во многих странах, вроде бы как «художественную» литературу, так что с автора спрос невелик, но читатели все это вынуждены воспринимать как сенсационную правду, потому что таков стиль этих книг.

И вот эта клевета должна встречать отклик и понимание у нашего народа? Господин Суворов считает, что такими книгами он поднимает нашу гордость за нашу Родину?
Странная логика у господина Суворова.
А мне, например, совершенно понятно, почему автора такой концепции приветствует Запад, награждает и поощряет, выдает ему академические степени и звания.
Да потому что он «льет воду на их мельницу», но делает это так тонко, так талантливо, что читаем мы и удивляемся: «Какие же мы все дураки!», и их читатель читает и радуется: «Какие они все идиоты!».

Я – не историк. Я ничего не смыслю в истории, а тем более – в истории военного периода СССР.
Литературы много, но если отбросить художественную, по которой изучать историю годится только школьникам, то ее оказывается мало.
Не по количеству, а по качеству, то есть столь же детального анализа, какой делает Виктор Суворов, но только не с позиции диссидента, а с позиции непредвзятого историка – такой литературы, видимо, действительно, нет.
Возможно, такая литература и не появится никогда, и это понятно.

Никто не хочет писать о своих грехах. Следовательно, те, в чьей власти было устранить изобличающие документы, это сделали – своевременно и детально.

Однако это еще не дает оснований для столь вольного полета фантазии, какой себе позволяет господин Суворов.


Рецензии