13 Знаменитых Евреев Киевской Руси и Московии

1) Анбал Ясин — ключник князя Андрея Боголюбского. Родом из Осетии. Анбал и шурин Андрея, Кучков, были вдохновителями и руководителями заговора против князя. Они убили его в ночь на 29 июня 1174. Когда обнаженный труп был выброшен в княжеский сад, Кузмище, один из слуг, оставшийся верным князю, умолял Анбала дать ему, чем прикрыть труп, напоминая тому, что он (Анбал) при вступлении на службу к князю был одет в лохмотья и только благодаря щедрости последнего теперь ходит в бархате. Анбал, в конце концов, исполнил просьбу.




***

2) Стефан фон Гаден (Данило Жидовинов) — врач, польский еврей. Боярин Василий Васил. Бутурлин отправил его в 1657 из Киева в Москву, где он начал врачебную деятельность в качестве цирюльника; Гаден впоследствии приобрел популярность и был назначен "поддоктором" (1667), а затем доктором (1672) царя Алексия Михайловича. Согласно Рихтеру, Гаден не обладал университетским образованием, диплом же свой получил от царя ввиду заслуг (в делах Аптекарского приказа он назван "бакалавром медицины"). Однако если верить Кильбургеру, Гаден, принявший поочередно лютеранство, католичество и православие, считался наиболее популярным врачом при Московском дворе. Царь одарял Гадена всякими милостями и, между прочим, позволил ему съездить в Смоленск (тогда принадлежавший Польше) к матери, что редко разрешалось иностранцам. В 70-х гг. 17 в. к Гадену переселились его родные и, по словам современного ему путешественника по России, благодаря Гадену "значительно увеличилось число евреев в Москве". Гаден находился в близких сношениях с единственным образованным боярином того времени, Артамоном Матвеевым. Гаден погиб во время восстания стрельцов (1682), обвинённый в отравлении царя Федора Алексеевича; вместе с другим немецким врачом они варварским образом были казнены на Красной площади: чернь, разыскивая неугодных бояр, потребовала и выдачи врача, которого обвинили в отравлении царя. Стефан и его сын Михаил (Цви-Хирш) были растерзаны бунтовщиками; заступничество царицы Марфы спасло жизнь только жене Стефана.
 



***

3) Ефрем Моизич — придворный Андрея Боголюбского, и его убийца.




***

4) Лука Жидята — 2-й по времени епископ новгородский (1-я пол. 11 в.). Несмотря на преобладавшее в то время влияние греческого духовенства, князь Ярослав избрал Луку преемником первого новгородского епископа грека Иоакима. Сведения о жизни и деятельности Луки Жидяты крайне скудны: известно из летописи, что он занял кафедру в Новгороде в 1034; в 1051 освятил Софийский храм; вскоре после того был оклеветан перед митрополитом, вследствие чего 3 года содержался в Киеве и скончался на дороге. Переводы его с греческого языка до нас не дошли. Единственное произведение Луки, известное в древнерусской письменности, есть весьма краткое "Поучение к братии". Оно представляет значительный историко-литературный интерес, как 1-е собственно русское произведение духовной литературы. Предполагают, что святитель новгородский произнёс своё поучение при самом вступлении на кафедру. Проповедник в самых простых, общедоступных выражениях даёт первоначальные наставления в истинах веры и нравственности, в которых нуждалась его паства, ещё мало проникнутая христианским учением. Проповеднику приходилось напоминать символ веры, указывать необходимость исполнения самых основных обязанностей христианина по отношению к богу, церкви и ближним. Загадочное прозвище "Жидята", которым он называется в летописных списках (Лаврентьевском и Ипатьевском), и ветхозаветные мотивы, коими проникнуто "Поучение к братии" заставили считать еврейское происхождение Жидяты несомненным. Он мог быть насильно взят у евреев вместе с другими хазарскими мальчиками и насильно крещён ещё при Владимире, затем взят в княжеские отроки, отдан в книжное обучение и определён на церковное служение. Поэтому, когда великий князь посадил своего сына Ярослава на княжение в Новгороде, последний взял с собою Жидяту.





***

5) Захария де Гвизольфи — князь Таманского п-ова, основатель секты жидовствующих, потомок Симеона де Гвизольфи, генуэзского еврея, который женился на княгине Вихаханим и под покровительством Генуэзской республики стал в 1419 владетелем п-ова.

Осажденный турками в 1482, Гвизольфи со своими черкесскими подданными спасся на о-ве Матрице, откуда известил директоров Банка Св. Георгия в Генуе своем положении и просил прислать ему 1000 дукатов, дабы заручиться содействием своих союзников-готов: если он не получит поддержки от республики, то отправится в Валахию, где воевода Степан предложил ему замок. Несмотря на то, что турки заняли Тану (Азов) и большую часть бывшего Хазарского царства, Гвизольфи продолжал борьбу с о. Матрицы, но не достиг больших успехов.

Великий князь Иван III Васильевич, узнав об его желании отбыть в Россию и будучи рад возможности привлечь черкесов, велел своему посланнику при татарском хане Менгли-гирее, Ноздреватому, отправить грамоту "с золотою печатью" в Кафу к "Захаре (Скаре) жидовину", где сказано: "Божиею милостию великий осподарь русския земли, великий князь Иван Васильевич, царь всея Руси... Захарье Евреянину. Писал к нам еси с нашим гостем с Гаврилом Петровым том, чтобы ти у нас быти. И ты бы к нам поехал. A будешь у нас, наше жалованье к себе увидишь. A похочешь нам служити, и мы тебя жаловати хотим, а не похочешь у нас быти, а всхочешь от нас в свою землю поехати, и мы тебя отпустим добровольно, не издержав".

В грамоте, написанной "латинским письмом" в Конарио 8 июня 1487 за подписью "Захарья Гуил Гурсис", Гвизольфи сообщил, что по пути в Россию воевода Степан напал на него, ограбил и мучил, так что он решил вернуться обратно; но тем не менее он готов ехать в Россию, если только великий князь пришлет ему проводника. Тогда князь просил Менгли-гирея послать к Гвизольфи в Черкассы двух человек, а Дмитрию Шеину приказал послать еще татарина, "чтобы с ними вместе того Захарию проводить до меня".

Проводники должны были прибыть к устью Миуша и Тайгана, куда Гвизольфи имел явиться месяц спустя после Пасхи (1490); но прождав до дня св. Николая, узнали, что Г. не может ехать ввиду того, что "замятня у них велика" и "что человек Захарья тяжел, семья велика, подниматься ему надобе тяжело". Князь Ромодановский, посланник при крымском дворе, сообщивший об этом великому князю в мае 1491, нашел, что Менгли-гирей мог бы из дружбы к великому князю пригласить Гвизольфи и извлечь из него пользу для князя, но, состоя под протекторатом Турции, он не смеет это сделать, так как Гвизольфи воевал с турками. Впоследствии Гвизольфи действительно поступил на службу к хану; все же переговоры с великим князем через его крымских посланников продолжались.

В России Гвизольфи уже известный под именем Схария / Захария стал распространять Иудейство, положив начало так наз. ереси жидовствующих.

Переписка Ивана III с Захарией вызвала беспокойство церкви. Сохранилось послание некоего инока Саввы боярину Дмитрию Шеину, одному из царских гонцов к Захарии Гвизольфи: инок умоляет боярина быть осторожным и «отложить от сердца» все слова «жидовина», дабы не постигла его участь новгородских попов, «учение жидовское приимших».




***

6) Ицхак из Чернигова Ицхе [Ицхак / Исаак] из Чернигова — русский раввин 12 в. В словаре Моисея бен-Исаак из Лондона "Sefer ha-Schoham" приводятся объяснение Ицхака одного слова ";;;" с указанием на сходные русские выражения, что дало повод Цунцу, а затем А. Гаркави, утверждать, что евреи, жившие в России в эпоху Ицхака, уже говорили по-русски. Ицхак — один из первых русских евреев, упоминаемых в еврейской литературе. В английских памятниках (Pipe-Rolls, 1180—82) упоминается Исаак из России, и Джэкобс правильно отождествляет его с Ицхак из Чернигова. Джэкобс полагает, что Исаак из России, ученик Иуды Хасида, также идентичен с Ицхаком. В таком случае Ицхак покинул Англию и переселился в Германию или Богемию, где, по Цунцу, жил тот анонимный автор, с которым Ицхак вступил в близкие сношения.



***

7) Казарин Иван Захарович — воевода Владимира Мономаха, был в 1107 (1113) предводителем русско-хазарского войска, воюющего с половцами у устьев Днепра.




***

8) Хоза Кокос — влиятельный еврей из Кафы, купец, при посредстве которого великий князь московский Иван III Васильевич (1462—1505) заключил и поддерживал союз с крымским ханом Менгли-Гиреем (см. "Инструкция великого князя боярину Никите Васильевичу Беклемишеву от 1474 г."; его же "Инструкцию боярину Семену Борисовичу от 1486 ", "Регесты и Надписи", I, 193, 197; ср. ib., 194—195). Его письма на иврите доставлял ко двору Ивана III шурин Кокоса Исуп, приезжавший по торговым делам в Москву. Так, отправившемуся в Крым в марте 1474 послу Никите Васильевичу Беклемишеву было приказано передать Кокосу поклон от вел. князя и просить его выхлопотать у хана "ярлык докончательный", за что обещано Кокосу "своё жалованье"; посол должен также просить Кокоса: "коли будет ему к великому князю грамота послана о каких делах, и он бы жидовским письмом грамот бы не писал, а писал бы грамоты русским письмом или бесерменским". Кокос должен употребить свое влияние, "чтобы грабежа над великого князя гостьми не было в Кафе". В 1486 мы находим в инструкции великого князя боярину Семену Борисовичу, отправленному с посольством к царю Менгли-Гирею: "Да молвит Кокосю жидовину от великого князя... как еси наперед того нам служил и добра нашего смотрел, и ты бы и ныне нам служил; a мы аж даст Бог хотим тебя жаловати". Послу Семену Борисовичу было предписано обратиться к Кокосу с просьбой сохранить верность великому князю и расположить хана к последнему.




***

9) Леон (Мистро Леон Жидовин) — еврей-врач из Венеции, прибывший в Москву в 1490 среди других мастеров и художников. Леон состоял лейб-медиком великого князя Иоанна III Васильевича. Он — первый медик, приехавший в Россию из Западной Европы. Когда заболел сын великого князя, Иоанн, Леон вызвался его лечить, ручаясь жизнью за успех. Но молодой великий князь умер 7 марта 1490, и тогда Леон был казнён "на Балвановке апреля 22", "так как тогда верили в непогрешимость медицины, и в плохих результатах лечения видели только вину доктора".




***

10) Лжедмитрий II («Тушинский Вор») — самозванец, выдававший себя за сына Ивана Грозного царевича Дмитрия и, соответственно, за спасшегося 17 мая 1606 Лжедмитрия I.

Сразу после гибели Лжедмитрия I Михаил Молчанов (один из убийц Фёдора Годунова), бежавший из Москвы в сторону западной границы, начал распространять слухи будто вместо «Дмитрия» был убит другой человек, а сам царь спасся. В появлении нового самозванца были заинтересованы многие общественные силы, как связанные со старым, так и просто недовольные властью Василия Шуйского.

Впервые Лжедмитрий появился в 1607 в белорусском местечке Пропойске, где был схвачен как лазутчик. В тюрьме он назвал себя Андреем Андреевичем Нагим, родственником убитого царя Дмитрия, скрывающимся от Шуйского, и просил, чтобы его отослали в Стародуб. Вскоре из Стародуба он стал распускать слухи, что Дмитрий жив и находится там. Когда стали спрашивать, кто же Дмитрий, друзья указали на «Нагого». Тот сначала отпирался, но когда горожане пригрозили ему пытками, назвался Дмитрием и сам.

Постепенно у Лжедмитрия в Стародубе стали собираться сторонники. Это были как польские авантюристы, так и южнорусские дворяне, казаки и остатки разбитого войска Болотникова. Собрав до 3000 солдат, он разбил царские войска под Козельском. После этого войско его, получив военную добычу, чуть было не распалось, лишь появление под его знаменами князей Адама Вишневецкого, Лисовского, Романа Рожинского со своими людьми поддержало самозванца, ставшего, однако, марионеткой в их руках. Наибольшее влияние на Лжедмитрия оказывал Рожинский.

В мае 1608 разбил под Волховом войска Шуйского и в начале июня подступил к Москве, став лагерем в Тушино (отсюда его прозвание Тушинский вор). 25 июля Василий Шуйский заключил договор с послами короля Сигизмунда III по которому Польша должна была отозвать всех поддерживающих самозванца поляков, а Марину Мнишек обязать не признавать нового самозванца своим мужем, а себя не именовать российской государыней. Однако Рожинский и другие отказались оставить начатое ими дело, более того, войско Лжедмитрия продолжало пополняться поляками, а осенью пришел со своими людьми Ян Сапега.

Узнав, что Мнишеки во исполнение договора отпущены из Ярославля в Польшу, Лжедмитрий решил отбить их у сопровождающего царского войска. Это было сделано, однако Марина долго не хотела вступать в стан Лжедмитрия, оставаясь у Сапеги, а Юрий Мнишек согласился признать его своим зятем только получив запись, что Лжедмитрий, получив власть, даст Юрию 30 тыс. руб. и Северское княжество с 14 городами. Наконец Мнишеки признали Лжедмитрия. Москва, однако, не сдавалась, и в Тушино пришлось выстроить целый город с «царским» теремом. В то же время самозванец всё более терял реальную власть, в декабре 1608 во главе лагеря встали 10 выборных от польских наёмников.

Лжедмитрия признают многие города: Великие Луки, Псков, Суздаль, Углич, Ростов, Ярославль, Владимир и многие другие. В Ростове был захвачен митрополит Филарет (Романов), сделанный патриархом. Однако начатая Сапегой еще в сентябре 1608 осада Троице-Сергиева монастыря окончилась неудачей, союзником Василия Шуйского выступила Швеция, все штурмы Москвы завершались провалом, победы Скопин-Шуйского создавали угрозу самому существованию Тушинского царя. В 1609 возникает недовольство политикой Лжедмитрия, особенно натуральными и денежными реквизициями в пользу своих войск, раздачей земли и крепостных своим приверженцам — ряд городов выходят из-под контроля самозванца, бунтуют отдельные отряды его войска.

Летом 1609 Польша начала открытую интервенцию против России, поляки (в том числе Рожинский) оставили Лжедмитрия и перешли в армию Сигизмунда. В декабре 1609 Лжедмитрий из Тушино бежал в Калугу, воспользовавшись поражением Василия Шуйского под Клушином в июне 1610 вместе с Сапегой двинулся к Москве и стал лагерем в Коломенском, хотя в июле Шуйский был свергнут, в стане Лжедмитрия начался раскол, он бежал в вновь в Калугу, где и был убит начальником своей стражи крещёным татарином Петром Урусовым, который рассек ему саблей плечо, а младший брат Урусова отрубил голову.





***

11) Моше бен Я‘аков из Киева (Моше Киевский II, Моше ха-Голе; 1449, Шедува, Литва, – 1520?, Кафа, ныне Феодосия) — учёный-талмудист, комментатор Библии, автор пиютов и каббалист. После путешествия в Стамбул, где он сблизился как с евреями-раббанитами, так и с караимами, Моше бен Я‘аков поселился в Киеве, где написал антикараимский полемический трактат. Во время нападения крымских татар на Киев (1482) дети Моше бен Я‘акова были угнаны в плен, и он выкупил их на деньги, собранные в еврейских общинах. Между 1482 и 1495. Моше бен Я‘аков составил грамматику иврита «Сефер ха-дикдук» («Книга грамматики») и написал трактат о еврейском календаре «Иесод ха-‘иббур» («Основа високосного года»). В 1495 литовские и украинские евреи подверглись изгнанию. В годы скитаний Моше бен Я‘аков написал посвященный каббале трактат «Шушан содот» («Лилия тайн») и каббалистические сочинения «Оцар ха-Шем» («Сокровищница Господня») и «Ша‘арей цедек» («Врата справедливости»). В 1506, во время пребывания в Лиде, Моше бен Я‘аков был захвачен в плен напавшими на город татарами и угнан в Крым. Был выкуплен местной еврейской общиной Солхата, поселился в Кафе, где, получив пост раввина, стал во главе общины. Моше бен Я‘аков сыграл важную культурно-религиозную роль в жизни крымского еврейства. Составленный им молитвенник, известный под названием «Минхаг Кафа» («Кафская литургия»), был принят всеми еврейскими общинами Крыма.

Очень возможно, что Моше бен Я‘аков был учеником р. Якова бен-Меира Тама, так как некоторые данные говорят за то, что он его знал лично (см. Sefer ha-Jaschar р. Тама, № 522, p. 93a). Моше бен Я‘аков находился в переписке с Самуилом бен-Али, главой академии в Вавилонии. Респонс р. Самуила, посланный им Моше бен Я‘аковым, сохранился в рукописи "Jichuse Tannaim we-Amoraim", автором которого, по-видимому, является Иуда бен-Калонимос из Шпейера. Вероятно он идентичен ли он с Моисеем Русским, о котором говорится в "Sefer ha-Schoham".




***

12) Симеон — основатель запорожского казачества: "войско их начало своё возымело от 948 г. чрез вышедшего тогда из Польши некого человека, именем Симеон, роду хазарского, который якобы для рыбного промыслу и ловли звериной на устье Бог – реки, в её лимане, место избрал, и куда, по извещению его о тамошнем свободном промысле, присовокупились к нему земляки его и составили сперва через то шайку человек из ста или более 13".




***

13) Я‘аков бар Ханукка — купец; его письмо – первый письменный источник из Киева. Из этого, так называемого Киевского письма из генизы Каира, известно, что в начале 10 в. в Киеве существовала еврейская община (под письмом — подписи 12 человек); в городе находился и хазарский наместник, контролировавший переписку. Под покровительством хазарских правителей расцвела торговля между Востоком и Западом. Её осуществляли, в частности, и еврейские купцы — раданиты, владевшие, как сообщает географ 9 в. Ибн-Хурдадбих, несколькими языками, в том числе славянским. Раданиты вели торговлю рабами, шелком, мехами и оружием, а также восточными пряностями. Возможно, подписавшие Киевское письмо были потомками раданитов. «Герой» письма Я‘аков бар Ханукка и его не названный по имени брат, убитый разбойниками в торговом путешествии, были богатыми купцами. Некоторые киевские евреи по письму носили хазарские (например, Манар, Манас) и славянские (например, Гостята) имена.

Письмо Я‘акова бар Ханукки является ценным источником по истории евреев, Руси, Хазарии; а также проливает свет на древнерусское право.




*******

Малка (Малуша) — мать Владимира I Святого тоже видимо еврейка или хазарка, на что указывает её еврейское имя.

*******

Не названный по имени «жидовин» был откупщиком налогов после захвата города Кашина (Ростовского княжества) татарами и, по словам летописца, «ввёл в тягость» горожан.

*******

Один из документов князя Федора Смоленского (1284) заверен печатью, изготовленной гравером Моисеем — по мнению историков, евреем.

*******

Опальный патриарх Никон жаловался в письме к царю Алексею Михайловичу (1671) на двух таких послушников Воскресенского монастыря, Демьяна и Мишку, которые вернулись в «жидовство» и «совратили» молодых монахов. Некоторые из монахов еврейского происхождения добились признания как мастера живописи: Иван Башмаков, отобранный в детстве у родителей, расписывал Грановитую палату Кремля в последней трети 17 в. и пользовался милостью царя; иконы Василия Познанского (около 1655 г. – после 1710 г.) не только вызывали восхищение современников, но и высоко ценились впоследствии. Среди ближайших сподвижников самого Никона находился монах еврейского происхождения Арсений Грек, основавший в 1653 г. школу в Москве, в которой было введено обучение греческому языку и латыни.


Рецензии
Уважаемый Автор!
Хотелось бы знать источник этой информации:
12) Симеон — основатель запорожского казачества: "войско их начало своё возымело от 948 г. чрез вышедшего тогда из Польши некого человека, именем Симеон, роду хазарского, который якобы для рыбного промыслу и ловли звериной на устье Бог – реки, в её лимане, место избрал, и куда, по извещению его о тамошнем свободном промысле, присовокупились к нему земляки его и составили сперва через то шайку человек из ста или более 13".

Владимир Бровко   06.01.2008 23:46     Заявить о нарушении
Роман Кремень "Предпосылки возникновения ашкеназских общин в Прирейнских землях Германии и северных областях Франции в IX - X веках н.э."

книга есть в интернете, поищите напр. через яндекс

www.jewniverse.ru/modules.php?name=News=print=350

Андрей Зелев   06.01.2008 23:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.