Самый верный. Часть 1

 САМЫЙ ВЕРНЫЙ.

 Отрывок из 2-ой книги романа «Хадж православного».
Часть 1.
…………………………………………………………………………………………………..
Старший лейтенант Юрий Гугля израсходовал весь «боезапас» своего отпуска и случайно прихватил четыре дня «лишку». Зная, что придётся держать ответ перед комбригом, чесал затылок, не находя оправданий. Ожидая борт на Кабул, решил послоняться по городку, заодно, перекусить в чайхане.
Проходя вдоль забора пограничников, услышал заливистый лай, нашёл щель в ограждении, прижался носом. По ту сторону виднелась площадка, на которой резво носились породистые псы, догоняя неуклюжих «нарушителей». Понаблюдав за тренировкой, Гугля вспомнил, что зампотылу просил щенка. Охрана продовольственного склада вещь первостатейная, потому как посягательств на этот склад было сколько угодно – и по ночам, и дневное время. Гугля понял, что это шанс и двинул к проходной пограничников.

Капитан-пограничник, дежуривший на контрольно пропускном пункте, оглядел его с ног до головы и хотел было дать «от ворот поворот», но, заметив нашивку о ранении, осёкся.
- Из госпиталя?
Гугля тоже покосился на нашивку, покачал головой.
- Не, после госпиталя сорок суток отпуска отгулял. Теперь обратно «за речку» еду.
- Вот именно, «опять». Ведь хватанул уже, зачем человека обратно посылать. Пока не добьют?
Гугля пожал плечами. Метрах в десяти, на привязи, сидел полугодовалый щенок овчарки и грустными глазами разглядывал проходивших мимо офицеров. Вывесив красивый розовый язык, охлаждал себя частым дыханием, периодически облизывался.
Гугля кивнул на щенка.
- Этот чо не на занятиях. Твой?
- Нет, не мой. Впрочем, они все мои. Я начальник питомника. Этого выбраковали. Для пограничной службы не годен. Куда-то пристроить нужно. На довольствии уже не стоит, из дома подкармливаем.
- И куда его теперь?
- Да хоть куда. Хоть ты бери.
- Да! – обрадовался Гугля. – а документы можно на него.
- Пожалуйста - все справки, все прививки. Кличка Макс.
Макс, услышав своё имя, навострил уши, стал разглядывать беседовавших офицеров. Вместе с капитаном, Гугля подошёл к щенку. Тот выжидающе смотрел на пришельца. Гугля достал из сумки остатки бутерброда, снял кружок колбасы, положил перед собакой. Щенок явно заинтересовался предложением, обнюхал колбасу, но есть не стал, вопросительно взглянул на капитана.
- Ты погляди! – восхитился Гугля, - впервые вижу, чтобы собака от колбасы отказывалась
Капитан улыбнулся, коротко бросил.
- Можно.
В секунду колбаса исчезла.
- Ах, вот мы какие воспитанные! – снова восхитился Гугля.
- И при том, обучать особо не приходится. У них это «в крови». Одним словом – порода. Тут не отнимешь, ни прибавишь.

Гугля присел, разглядывая воспитанного Макса. Было видно, что это ещё щенок, но то, что собака будет крупной, сомнений не оставалось. Мощные передние лапы, бойцовская грудь и умные глаза, действительно выдавали породу. Однако глаза были грустные, потому как всем собачьим нутром, чувствовал, что его забраковали. Он не знал, почему с ним так поступили, но вот уже третий день сидел на цепи, на проходной, как обычная сторожевая собака, в то время как его братья и сёстры, отрабатывая хлеб, рядом носились по полигону. Ему тоже хотелось выскочить из ошейника, периодически пытался снять его лапой, однако не поучалось. Тихонько поскулив, он снова разглядывал прохожих или, уложив морду на полусогнутую переднюю лапу, дремал. Предложения этого худого офицера пришлось по вкусу и он одобрительно помахал хвостом. Гугля снял второй кусочек, бросил Максу. Тот снова обнюхал лакомство, и снова взглянул на капитана.
- Можно, - разрешил тот и второй кусок исчез как первый.
Теперь Макс смотрел на Гуглю с большим уважением.
- Ну, так что? Берёшь? Ты ему уже понравился.
Макс подтвердил это хвостом. «Беру, решил Гугля. - Сто процентное алиби».
- А в самолёт с ним пустят?
- Сейчас принесу паспорт на него и ветеринарное свидетельство. Для гарантии, позвоню своим на аэродром. Выпустят. Макс,- обратился он к щенку, - это друг, - похлопал капитан Гуглю по плечу.
Макс ответил хвостом – понимаю. Капитан сходил в соседнее здание и вынес документы.
- А почему забраковали? – поинтересовался Гугля.
- Не знаю, что-то нашему кинологу не понравилось. Собака хорошая, не сомневайся. И мне на душе будет спокойно. Не хотелось отдавать, кому попало. Ну, Макс, - присел капитан на корточки, - теперь это твой хозяин. Давай прощаться. Дай лапу.
Макс послушно поднял лапу. Капитан слегка пожал лапку, встал.
- Вот перечень команд, которым он обучен. Команды подавай, не повышая голоса. Ему семь месяцев. Если захочешь научить ещё чему-нибудь, запасись кусочками колбаски, сыра и всякую выполненную команду поощряй кусочком. Он понятливый, быстро сообразит, что от него требуют. Ну что - ни пуха! Прощай Макс. А ты зайди на базар, купи хороший поводок. Пока тебе верёвки хватит, но поводок обязательно.
- Конечно куплю, - пообещал Гугля.
На базаре горами лежали арбузы и дыни, Казалось, что царил полный хаос – беспрерывно шныряли полуголые ребятишки, торговцы хватали прямо за рукав, расхваливали товар. Гугля обошёл все лавки, но ошейников видно не было. Обратился к ближайшему торговцу – указал на собаку.
- Где ошейник можно купить?
Продавец видно не понял, стал рассматривать Макса. Потом развязал большой платок, выполнявший роль пояса на стёганом халате, достал пятидесятирублёвую купюру, протянул Гугле.
- Кароший собака, покупаю.
Гугля смерил «покупателя» взглядом, перевёл взгляд на деньги.
- Ты что, чурка, на солнце пережарился. Этой собаке цены нет. У неё только паспорт, сто рублей стоит. – Гугля сунул паспорт таджику под нос. – Это собака с родословной, понял? За неё и тыщи мало. Тысяча, понял!?
- Ай, зачем так говоришь. Все собаки одинаковые. И твой одинаковый. На тебе шестьдесят рублей. Будет у меня овец охранять.
- Ну, чучмек, тебе говорят собака породистая. Не будет она твоих вонючих овец охранять. Это боевой пёс. Или тыщу давай или разговор окончен.
Макс внимательно следил за обоими. Его уши, как локаторы быстро двигались. Разговор ему явно не нравился и он настороженно наблюдал за торгом.
- Ты совсем не понимаешь…, - снова начал торговаться лавочник.
Гугля не стал слушать, повернулся, чтобы идти дальше, но торговец схватил его за рукав рубахи.
- Почему не хочешь продать собаку… - начал он.
Гугля дернул плечом, освобождаясь от назойливого покупателя. Это совсем не понравилось Максу и в мгновение, сделав прыжок, он вцепился в рукав стёганого халата.
- В-а-а-ах !!! – заорал перепуганный туркмен, пытаясь сбросить Макса с рукава. Напрасно, хватка у пса была профессиональная.
Гугля оторопел, стал лихорадочно вспоминать команды, записанные на листке, который ему дал капитан. Так и не вспомнив, подал традиционное «фу!». Макс послушно отпустил рукав, подошёл к Гугле, сел у ноги. Cобравшаяся толпа, восхищённо зацокала языками.
- Вай, какой хороший собака. - Но подходить близко уже не решались.
Гугля снял фуражку, протёр от пота ободок, взял конец верёвки. Взглянув на смирно сидевшего Макса, оглядел зевак, поднял руку с верёвкой.
- Где поводок можно купить?
Ему указали на хозяйственный магазин, находившийся в глубине базара. Пройдя через почтительно расступившуюся толпу, направился в магазин. Выбора особого не было – один ремень брезентовый, другой кожаный. Поглядев с уважением на Макса, Гугля взял кожаный, отвязал верёвку, зацепил карабинчик.
- С обновкой тебя! – погладил Макса по голове. Макс повилял хвостом.
- Понравилось, значит, - сделал вывод Гугля. – Пойдём, куплю тебе мяса. Раз ты такой породистый, то жрать должен мясо.
У мясного ряда, выбрал лопатку баранины, отрезал кусок, положил перед Максом.
- Можно, - подал он команду.
Макс, не веря такому счастью, подхватил мясо и, перекладывая его с одной стороны пасти на другую, поглядывая на хозяина с явным одобрением, быстро расправился с едой. Ему явно понравилось, виляя хвостом, гипнотизировал оставшийся кусок.
- Э-э, нет! – улыбнулся Гугля. - Не всё сразу. Пошли на аэродром.
Макс, обнюхав новый поводок, под уважительные взгляды торговцев, проследовал за Гуглей. Пёс шёл с гордо поднятой мордой – новый хозяин был щедр и от него пахло свежим мясом. Чего желать лучше!
На аэродроме «Мары» кипела повседневная работа – топливозаправщики по очереди подъезжали к самолётам, техники таскали шланги, колодки, чехлы двигателей. Гугля зашёл в диспетчерскую, узнав, что борт будет вечером, вернулся в казарму пересылки. Привязав поводок к ножке кровати, скинул форму. Вспомнив команду, бросил Максу.
- Охраняй! – и вытянулся на койке.
Макс сел рядом и стал настороженно оглядывать помещение. На соседних койках спали несколько офицеров. Всё было спокойно.
Гугля закрыл глаза, задремал. Внезапно казарму огласил мощный лай. Гуглю подбросило с кровати. Ощерив клыки, Макс пытался достать оторопевшего офицера, проходившего мимо их койки.
- Вольно! Фу!– путался Гугля в командах.
Макс мгновенно смолк, сел и приветливо взглянул на стоявшего столбом майора.
- Ну и псина! - наконец выдохнул тот. – Ты чего его в казарму припёр. На людей бросается. Бестолковый какой-то. Веди его на улицу, пусть там сидит.
- Это не пёс, это старлей виноват, - подал голос спавший рядом белобрысый капитан. – Я сам слышал, он подал команду «охраняй», собака выполняла свои обязанности. Ты, парень, поосторожней с псом, – обратился он к Гугле, - Это, считай оружие. Тут нельзя шутить, он всё понимает всерьёз.
- Да уж! - только и произнёс Гугля, испугавшийся за майора.
Вечером в самолет набилось человек пятьдесят «афганцев». Сумки горой составили на средину, разместились на жёстких, боковых сидениях. Щенок улегся у ног на пол. Когда взревели турбины, Макс вскочил на лапы, часто дыша, стал тревожно озираться. Гугля поднял его, усадил на сидение, потеребил по шерсти.
- Спокойно, Макс. Спокойно, – обнял собаку, слегка прижал к себе.
Макс успокоился, положив морду на колени Гугли, лег. Через три часа "грузовик" пошёл на снижение, коснулся полосы. За створками грузового люка был кромешная темнота. Когда вышли на бетонку, Гуля отстегнул поводок. Пригнув нос к земле, щенок понёсся к краю рулёжки, выбежал на грунт и присел по своим собачьим делам.
- Ты гляди, - удивился белобрысый капитан, - на бетонке не стал оправляться. Культурный пёс, чувствуется порода.
Добравшись до казармы пересылки, Гугля снова привязал собаку к ножке кровати, зевая сел, огляделся.
- Ну, вот мы почти дома. Теперь спать.
Макс лёг рядом на полу, обещая охранять сон хозяина. Беспокоил только запах мяса, которое лежало в вещмешке. Макс подвинулся поближе к мешку, тщательно обнюхал его и, поняв, что сегодня уже ничего не получит, закрыл глаза. Закрыл глаза и Гугля. Ему что-то расхотелось отдавать Макса зампотылу.
 «Лучше пусть за опоздание выпорют», - решил он.
……………………………………………………………………………………………………………
Оценив достоинства именинника тремя стаканами водки, Гуля направился в военторг, чтобы запастись спиртным, потому как обычно дни рождения перерастали в хорошую попойку. По пути вспомнил, что забыл «чеки» и когда вошёл в свой вагончик, оторопел. На кровати сидел Чапа и с остервенением рвал теплый бушлат, клочками выщипывая из него ватин.
- Что же ты делаешь, сука! – заорал взводный, - убью сволочь! – и кинулся к Чапе.
Обезьяна сделала кульбит, метнулась к двери и выскочила на улицу. Поняв, что преследовать бесполезно, Гугля поднял бушлат.
- От сволочь! – несколько раз повторил он в огорчении.
Тут его взгляд упал в угол вагончика, где Макс, прижав лапами сапог, с упоением жевал голенище.
Гугля онемел, с минуту смотрел на счастливого Макса.
- Скотина!!! – заорал он и попытался схватить Макса за ошейник. Макс подхватил сапог и бросился к дверям. Под руку Гугле попался ремень. Он выскочил следом и, вопя благим матом, погнался за собакой. Макс мчался с сапогом в пасти и радовался, что наконец хозяин решил с ним поиграть.
- Гугля, стой! - окрикнул комбат Кравцов.
Тяжело дыша, старлей остановился.
- Напился что ли? Чего орёшь, куда бежишь?
Не в силах выговорить, Гугля указал рукой с намотанным ремнём на залёгшего с сапогом Макса. Майор взглянул на вилявшего хвостом пса, повернулся к Гугле.
- Воспитывать нужно собаку, а не гоняться в пьяном виде за овчаркой. Иди к себе и проспись. Потом ко мне, «на ковёр», получишь, как наливаешь - по полной. Марш к себе и спать, - скомандовал комбат.
Гугля с ненавистью посмотрел на Макса.
- Понял, гад, что ты мне устроил! Жри сука, сапог дальше, хрен ты у меня больше мяса получишь! И Чапу, дружка твоего, пьянь эту, поймаю, яйца оторву.
Макс не огорчился, поднял сапог, так же помахивая хвостом, пошёл за хозяином. Всё же хозяин у него был отличный.
……………………………………………………………………………………………………………

По вечерам Гугля читал книгу по дрессировке собак. Потом, нарезав маленькими кусками сыр, часами учил своего питомца находить мины, ползать на брюхе, искать след и прочим премудростям, нужным псу в «военной жизни». Дзюба не препятствовал, а когда заезжий начальник поднял скандал по поводу присутствия собаки в казарме, резко оборвал майора.
- Может его на цепь посадить, а мины вас послать вынюхивать?
Довод показался майору убедительным, он с уважением поглядел на Макса. Даже дерзость Дзюбы была прощена. Как ни как, сапёр ошибается один раз в жизни, а это надо уважать.
Все свободные от нарядов и работ садились за казармой, наблюдали, как Гугля тренировал Макса. За прошедшие пол года Макс вырос в здоровенного пса, догоняя «противника» мгновенно сбивал с ног. Не смотря на то, что многие пытались его подкармливать, признавал только Гуглю. Вторым закадычным другом стал Чапа.
Появление Макса у обезьяны не вызвало восторга. Чапа долго не признавал новичка, но когда случайно до крови поранил лапу и, постанывая валялся под кроватью, Макс забрался к нему и вылизал рану. С тех пор подружились, порой часами гонялись друг за другом, вместе что-то откапывали в земле, иногда ссорились, но не по злобе. Спасаясь бегством, Чапа взбирался на верх палатки, Макс нарезал круги вокруг и оглашал окрестности заливистым лаем.
Вечером народ «помирал» со смеху, наблюдая, как обезьяна добросовестно роется в шерсти Макса, выискивая блох. Макс блаженно лежал с закрытыми глазами, а в знак благодарности, потом облизывал морду Чапе. И только когда Чапа в очередной раз выклянчивал у выпивавших офицеров свои "сто грамм", Макс отворачивался от друга. Но всегда прощал. Если Макс не был занят учёбой или выходом на разминирование, он отыскивал Чапу и забившись в тень, спали в обнимку. Не одобрял Макс и Гуглины пьянки, забирался под кровать и не вылезал покуда хозяин «не выздоравливал».
- Экая ты скотина! – возмущался Гугля. – Мне плохо, а ты помочь не хочешь. Сбегай в военторг, принеси бутылку, - уговаривал он. – Я уже потерял доверие,а тебе дадут.
Макс из под кровати не вылезал. Но и войти в домик Гугли никому не позволял.
……………………………………………………………………………………………………………
Начальник клуба Заварзин зашёл в Гуглину «бочку», чтобы выпросить пять солдат для ремонта окон. Гугля валялся на кровати, рассматривая журнал с обнажёнными девицами. В углу лежал Макс и с упоением глодал бараний хребет с солидными остатками мяса.
Завидев капитана, Гугля отложил журнал, сел.
- Ты бы поднялся, Гугля. Всё же капитан вошёл, а ты валяешься. Всякую дрянь читаешь,- кивнул он на журнал.
- Это в вашем клубе всякая …, - Гугля подыскивал слово помягче. – Всякая политическая муть, - нашёлся он. – А тут что – сплошная красота. И конспектировать не надо.
- Ты совсем обарзел. Пора в Особый отдел наведаться. Там тебе разъяснят, что «муть», а что порнуха. Тут самим жрать нечего, супчиками на вермишели перебиваемся, а ты собаку мясом кормишь. Со склада тянешь, ну-ка дай посмотреть, - протянул он руку к собаке.
Дружелюбие у пса мгновенно пропало. Расценив это как покушение, Макс вскочил на все четыре лапы. Такого рыка и лая, Гугля сам никогда не слышал. Заварзин отпрянул. Макс не унимался и грозно наступал на начальника клуба.
- Убери собаку, - заверещал политработник.
Гугля немного понаблюдал за сценой, дал команду Максу. Повернулся к капитану.
- Это кто из нас пьяный? Макс пьяных не переносит. Тем более, на его жратву позарились. На святое! Так что идите капитан, подобру-поздорову.
Попятившись к двери, капитан скрылся, забыв зачем приходил к Гугле.
- Питиё определяет сознание, - сделал резюме Гугля. – Не зарься на чужое, пей своё.
Макс согласился с хозяином и хрустел дальше, запросто перемалывая молодыми, крепкими зубами здоровенные кости.

…………………………………………………………………………………………………………
Над лагерем коротко провыла сирена. Поправляя на бегу снаряжение солдаты неслись к своим БМПешкам. Гугля вскочил на «броню», нырнул в люк. За ним мелькнул хвост Макса. Боевые машины вытянулись вдоль дороги. Оставив снаряжение под охраной Макса, Гугля спрыгнул, подошёл к ротному. Оглядев собравшихся офицеров, развернул карту.
- Выдвигаемся на «броне» до этой «зелёнки», - ткнул в точку на карте. – Там пехота попала под перекрёстный огонь, люди забились под технику, отстреливаются, но от батальона мало что останется, если мы не поможем. Вся беда в подступах – духи перекрыли дороги, подходить на броне опасно, пожгут. Будем заходить пёхом, со стороны аула. Если в ауле наткнёмся на огонь, «броне» быть готовым укатать аул под асфальт. Авиация помочь не может, своих перебьют, а по зелёнке бомбить – сами знаете, бестолку.
Через час БМПешки подошли к аулу, за которым дорога спускалась в долину. До «зелёнки оставалось около километра, она была хорошо видна, и бой был тоже виден. Спешились, стали выдвигаться по своим направлениям. В ауле движения не было. Селение проскочили без помех.
- Научились уважать, - усмехнулся Дзюба. – Знают, чем может кончиться.
Скрытно подошли ближе, рассыпались в цепь, залегли. Гугля подобрался к ротному. Тот в бинокль просматривал подходы. Бой то стихал, то вспыхивал ожесточёнными очередями.
- Нас пока не заметили. Дальше подходить опасно. Можно по той ложбинке, но…
- … там заминировано. – Продолжил Гугля. - На сто процентов. Иначе, духи оставили бы прикрытие.
- Пойдём открыто – людей потеряем. И ждать дольше нельзя, перебьют наших.
- Пустим Макса. Духи не обратят на собаку внимания. Я пойду за ним, всё, что найду, разминирую. Потом за мной, гуськом, перебежим. А там до духов рукой подать.
- Это долго?
- Макс работает быстро. Я - дольше. Но, судя по перестрелке, у наших патронов хватает, иначе бы их давно положили.
Гугля ползком преодолел отрытый участок, вышел в лощину. Макс полз за ним, хотя ему это совершенно не нравилось. Но приказ хозяина – есть приказ. Поднялись.
- Искать, - подал команду Гугля.
Виляя хвостом, Макс двинулся по дну лощины и через пару десятков метров сел. Гугля подошёл, осмотрел место. Мина была видна по небольшой взрыхленности почвы. Сдвинув верхний слой, обнаружил противотанковую «итальянку». Гугля вздохнул с облегчением.
- Это легче. Все бы такие были.
Хуже было бы, если бы стояли противопехотные мины – с теми навозишься. Эти тоже снимать не в радость, но по количеству их гораздо меньше и ставят их реже. Пока Гугля снимал первую, Макс пробежав метров десять, снова сел, вывалив красный язык. Обозначая свой след, Гугля подошёл к второй мине. Вскоре Макс вынюхал третью, четвёртую…
Через пол часа Гугля разминировал узкий коридор, оставляя не тронутыми мины, стоявшие в стороне. Подходить ближе стало опасно, но впереди был подозрительный участок. Выйти на него не замеченным невозможно.
- Макс – искать, – снова дал команду Гугля и пёс, весело махая хвостом, побежал по открытому участку. Гугля внимательно следил за другом. Тот обнюхал подозрительные места, сел у очередной мины. Гугля ползком пробрался к нему. Это уже была «лягушка». Гугля выматерился – снял мину, пополз дальше.
«Хоть бы не заметили» - мелькало в голове. Ноги предательски дрожали, нестерпимо хотелось в туалет. Макс нашёл ещё четыре штуки. Дальше можно было не искать, с этого места духи были видны как на ладони. «Отсюда можно бить наверняка, а второй группой выйти с другой стороны», - решил Гугля. Обозначив проход, позвав Макса, пополз обратно.
Дзюба выслушал результаты разведки, дал команду на выдвижение. Гугля шёл впереди, обозначая проход. Выползли на рубеж огня.
- Ты чего здесь, - зашипел Гугля на Макса. – Забыл тебя оставить, мать твою… Лежать! – дал команду собаке.
Пёс послушно залёг. Дзюба раскидал пулемётчиков, выдвинул солдат ближе к рубежу. Убедившись, что всё готово, подал команду.
- Огонь!
Макс давно привык к перестрелке, лежал послушно на месте. Духи обнаружили, что попали в засаду. Потеряв добрый десяток, бросились перебегать в заросли, скрылись из виду. Огонь ослаб, раздавались только одиночные выстрелы.
- Исаев, - крикнул Дзюба взводному, - давай в обход, гони их дальше, добивай.
Второй взвод, перебежками, прикрывая друг друга, двинулся в «зелёнку». Пехота заметила десантников. Теперь и десантники, и пехота вели огонь по группе душманов, засевших со стороны гор. Заметив отход своих, духи стали уходить и вскоре всё стихло. Пустив Макса впереди, Гугля двинулся к пехоте. Дальше мин не было. Вызвали «броню». Машины подошли быстро. Обошли пострадавшую колону. Пятеро убитых, больше двадцати раненых.
- Это ещё хорошо, - сказал Дзюба подошедшему майору.
- Двое из них офицеры, - кивнул майор на погибших.
- А это плохо, - процедил Дзюба.
Макс шел за хозяином, перебегал с одной стороны дороги на другую. Мин не находил и
это его огорчало – ни сыра, ни мяса не получит. Они поднялись на пригорок, спустились ниже, как вдруг Макс завертелся на месте. Задние ноги подкосились, упал на землю, глухо зарычал, пытаясь зубами скинуть с задней ноги ужасную боль. Вскинув автомат, Гугля бросился в дорожную пыль, пытаясь рассмотреть, откуда прилетела пуля. Сухой щелчок и левее Гугли пуля взбила фонтанчик пыли. Определив направление, Гугля стал бить очередями, не видя цели. На пригорке показались бойцы Дзюбы, припав к прицелам, высматривали духа, но выстрелов больше не было. Оставив оружие, Гугля бросился к Максу.
Передними лапами Макс пытался приподняться, но не получалось, он завывал и крутился на одном месте. Под собакой расплывалось кровавое пятно. Макс затих, изредка пытаясь поднять голову и заглянуть в глаза хозяину.
- Мать твою… !!! – взвыл Гугля. – Вставай, Максик, вставай, - пытался он поднять друга. Не получалось. Руки были в крови. Смахивая струившийся пот, Гугля испачкал кровью лицо. Став перед Максом на колени, пытался пальцами перекрыть струившуюся кровь. Подошёл Дзюба. Собака часто тяжело дышала.
- Чо делать, а? – умоляющими глазами взглянул Гугля на ротного.
Дзюба присел, осмотрел рану. Пуля прошла через бедро и навылет вышла в районе ребер.
- Хреново это. Кровотечение внутреннее, оперировать нужно.
Наскоро перевязав Макса, втащили его на БМДешку.
- Гони в медсанбат. Бери двух бойцов и дуй что есть мочи. В санбате пусть Кочергин прооперирует. Скажи, я попросил.
Гугля кивнул. Машина рванулась с места, подняв столб пыли, скрылась из виду. Дзюба вернулся к колоне.
- Зачем же вы машину отпустили. Нам прикрытие нужно, вон сколько раненых.
Дзюба смерил его долгим взглядом.
- Там тоже раненый, нужно успеть, чтобы от кровопотери не умер.
- Это собака-то?
- Раненый там, понял!? – уже зло процедил ротный. - Ранен боец, нужно успеть спасти.
…………………………………………………………………………………………………………….
На бешенной скорости БМД промчалась через городок, остановилась у санбата. Выскочили два фельдшера, в недоумении остановились. Гугля на руках нёс в пропитанных кровью бинтах Макса. Голова собаки свесилась, он не подавал признаков жизни. Гугля пробежал по коридору, внёс пса в операционную. Полковник Виноградов развёл руками, но возражать не стал. Кочергин осмотрел Макса, покачал головой.
- Жив ещё. Большая кровопотеря. А что переливать?
- Мою возьми, - взмолился Гугля.
Кочергин взглянул на старлея, снова покачал головой.
- Темнота, ты Гугля. Ладно, медлить нельзя. Давай инструмент, томпоны, - приказал он операционной сестре.
Окровавленными руками, Гугля пытался подобнее уложить голову друга.
- Иди отсюда, - посоветовал хирург, – иди и жди. Ты уже сделал, что мог. Ты молодец, - наконец улыбнулся врач.
Выйдя из барака, Гугля сел в курилке, жадно затягиваясь, закурил. Подошли офицеры из других рот, сели, молча курили.
- Подорвался?
- Подстрелили.
- Духи давно всё поняли про собак. Из Баграма ребята рассказывали, что собак наравне с нами отстреливают.
- Значит и лечить наравне надо, - подал голос седой старшина роты.
Все молча согласились.
- Крови много потерял, - пожаловался Гугля.
- По тебе видно. Ты иди помойся.
Гугля осмотрел руки и х/б в потёках крови, достал новую сигарету.
- Успеется. Подожду, пока не прооперируют.
Прошло часа два. Уже человек пятьдесят толпилось у курилки, заполняя урну из диска грузового колеса докуренными до мундштука окурками. В дверях показался хирург, осмотрел толпу.
- Пока жив. Надеемся на собачью живучесть.
- Ур-р-а-а! – заорали пятьдесят глоток.
Окровавленными кулаками Гугля размазал появившиеся слёзы радости.

Четыре дня Макс не приходил в себя. Четверо суток Гугля ни грамма не брал в рот, по пол дня проводил у кровати, которую выделили Максу, регулярно меняя подстилку.
Утром Макс открыл глаза, повернул голову, мутными глазами посмотрел на хозяина. Тот стал на колени перед кроватью, осторожно положил руку на голову псу.
- Максик, выкарабкался, - погладил он собаку.
Макс облизал лежавшее рядом мокрое полотенце. Гугля рванулся в коридор, принёс миску воды. Макс жадно вылакал.
- Выкарабкался, сволочь, ожил, сука ты поганая! - Умиленно повторял Гугля.
  Зашёл врач, проверил повязки, потрогал собачий нос.
- Идём на поправку. Заживёт как на собаке. Иди Юра домой. Глаза вон мутные, как у твоего кобеля.
  Гугля пошёл в свой вагончик, зверски напился. Вместе с Чапой.
Дзюба с Корневым зашли в «бочку» Гугли, узнать как дела у Макса. На колченогом столе валялось несколько пустых бутылок водки. На кровати мертвецки спал взводный, прижимая к себе такого же пьяного Чапу.
- Если по Дарвину, – заметил Корнев, – то Чапа скоро станет человеком.
- Вот и хорошо. Дадим ему взвод, пусть командует. Во всяком случае, пьёт он наравне с нами.
…………………………………………………………………………………………………………








Рецензии
Очень трогательный и правдивый рассказ. Такое не придумаешь, это жизнь и война.
Спасибо, прочитала с удовольствием.

Ольга Ивановна Яковлева   28.02.2011 17:43     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.