Марионетка на броневике

Санкт-Петербург

2007


Содержание

1. Кто он?
2. Происхождение.
3. Все мы родом из детства!
4. Семья.
5. Школа.
6. Университеты.
7. Ссылка со свадьбой.
8. Заграница.
9. 1905-07.
10. Вторая эмиграция.
11. 1917.
12. 1918.
13. 1919-24.
14. После.






1. Кто он?

 20 марта 2007 года я ехал на обычном автобусе № 1 по Большому проспекту Васильевского острова Санкт-Петербурга. Маршрут проходил мимо красно-белого здания районной администрации, перед которым чернел памятник вождю мирового пролетариата. Впечатление было таково, будто вождь привычно вышел из кирпичного дома с высокими окнами, где в очередной раз научил чиновников: как следует действовать по большевистский.
 
В салоне общественного транспорта на кожаных ремнях болтались ручки, на которых под оргстеклом зиял текст, обращенный к горожанам, которых называли «Петербуржцы – Ленинградцы». Подпись под обращением стояла «Единая Россия».

 Данные таблички появились в городских якобы социальных автобусах примерно за месяц до выборов в Законодательное собрание Петербурга. Накануне выборов, прошедших, как и во многих регионах страны 11 марта, картонки с текстом выковыривались рискованными гражданами из табличек, и случались автобусы, где большая часть ручек сверкали своей первозданной прозрачностью. Видел я и просто отрезанный ремень без ручки с текстом.

 Примерно в 2 часа ночи 11 марта меня разбудил телефонный звонок, и участливый женский голос зачитал сообщение, что надо голосовать за кандидата «Единой России», поскольку действующий депутат согласился работать в администрации города, и его кандидатура вычеркнута из выборного списка.

 Я спросонья с досады резко нажал кнопку выключения связи, хотя позже кусал локти. – Ведь надо было хотя бы спросить ночную информаторшу: кто звонит, по чьему поручению и вообще попытаться разговорить звонившую. Как наутро оказалось – эта лживая информация таким образом распространялась в запрещенное по Закону время среди многих избирателей, и, как знать, быть может, кто-то и поддался на провокацию.

 Вечером того дня сообщили, что подсчет голосов в городской избирательной комиссии прекращен и отложен на утро, что было странным само по себе. Мне пришлось лично знать одного из членов нынешней городской избирательной комиссии, как человека, поднаторевшего на подделках результатов выборов. И я вспомнил, применяемое и в наши дни мнение Сталина: «Неважно – кто как голосует. Важно – кто как считает!».

 О том, что всю страну в части выборов в очередной раз надули, можно было услышать из телепередач, в которых ответственные авторитетные лица утверждали, что результаты выборов во всех регионах подтасованы шулерами избирательных комиссий в пользу «Единой России».

 И это при громадном финансовом и административном ресурсе, задействованном организаторами избирательного шоу. Частью ресурса власть предержащих является и кличка «Ленин», с которой страна многие десятилетия просыпалась утром и ложилась спать вечером. И сейчас существуют люди, которым важно называть других «ленинградцами» и иметь памятники вождю большевизма по всей многострадальной стране.

 Тени его памятников, где часто он изображен с протянутой рукой, а в другой руке – пустая кепка, отбрасывают мрачную тень на настоящую жизнь и на будущее.

 Кто же он? В чем же его заслуги? Кому он служил? Кому и для чего он нужен сейчас?

 Оказывается, на Западе личность вождя без ретуши известна давным-давно. Наличие памятников и мавзолея вызывает у людей близких к истине удивление, сочувствие россиянам и настороженность к сиюминутным властителям России.






Кто прячет прошлое ревниво,
Тот вряд ли с будущим в ладу...

                А. Твардовский




2. Происхождение.


 Данный вопрос вроде бы кажется маловажным.

 Ведь герой одной из песен В.С.Высоцкого утверждает по этому поводу: …только русские в родне прадед мой самарин, если кто и влез ко мне, так и тот татарин…. Возможно, в данных словах объясняется, что чистокровных русских людей тяжеловато найти.

 Тогда зачем же, с какой целью коммунистическая пропаганда всюду твердит, что вождь мирового пролетариата по национальности является русским? Об этом же говорит и Краткий курс истории КПСС, по которому училось по утверждению Б.Н.Ельцина все руководство прокоммунистической страны. Сейчас имеется мнение, что Краткий курс истории партии, который многие когда-то учили, как Библию коммунизма, оказался фальсификацией истории.

 Именно за сокрытие истины, как можно предположить, и получала Государственные премии Мариэтта Шагинян, создавшая под чутким партийным руководством исследовательские повествования о семье Ульяновых.

 Многие тайны происхождения В.И.Ульянова, скрываемые прежде и запрещавшиеся к печати просоветской и прокоммунистической цензурой, уже раскрыты и говорят сами за себя, хотя главное во всем этом громадное желание коммунистов всех мастей скрыть истину.

Линия отца

 Отец Владимира - Илья Николаевич Ульянов (14.07.1831 - 12.01.1886) был из Астрахани. Дед Владимира по отцу Николай Васильевич был чуваш с примесью калмыцкой крови, а бабушка по отцу была из калмыков, которыми в те времена называли и ойортов - кочевников, потомков монголоязычных племен из Северо-востока Китая, переселившихся в начале XVII века в степи между реками Урал и Дон. На момент свадьбы деду портному было 53 года, а невесте - дочери Астраханского мещанского старосты Анне Алексеевне Смирновой - 23. И по социальному положению и по возрасту брак вряд ли можно назвать равным. Бабушка Владимира произвела на свет трех дочерей и двух сыновей, последним родился Илья, когда отцу стукнуло 60 лет. Предки Ильи, получается, принадлежали к тюркоязычным племенам.
 Благодаря старшему брату Василию - Илья Николаевич окончил гимназию в Астрахани, затем в 1854 году физико-математический факультет Императорского Казанского университета, после чего преподавал в Пензенском дворянском училище, где и повстречал Марию Александровну Бланк, проживавшую у родной сестры Анны, которая была женой директора оного училища.

 Мария Александровна в возрасте 28 лет стала женой Ильи Николаевича в августе 1863 года: венчание происходило в Казанско-Богородицкой церкви в селе Черемышево вблизи Кокушкино. (На кладбище при этой церкви расположен комплекс захоронений родственников Владимира по материнской линии.)

 Далее Илья Николаевич преподавал в женском училище в Нижнем Новгороде. В 1869 г. он назначается инспектором всех 20 народных училищ в Симбирской губернии. В 1871 г. он открыл первую чувашскую школу, затем школы для мордвы и татар. В 1874 г. получил должность директора народных училищ в Симбирской губернии. Он награжден чином действительного статского советника, орденом св. Владимира третьей степени. В 1882 г. Илье Николаевичу пожаловано потомственное дворянство. 1 января 1886 г. ему пожалован орден св. Святослава первой степени. Любя свою работу, он был верноподданным государя и православным христианином.

 При участии Ильи Николаевича число училищ в Симбирской губернии возросло до 430. Ему хватало времени на создание новых школ, на их инспектирование, на написание объемистых отчетов и просветительских статей, на изучение и пропаганду новых методов обучения, на воспитание и образование чужих детей, а на собственных - время отсутствовало.

Линия матери

 Мать Владимира – Мария Александровна (06.03.1835 - 25.07.1916) имела еврейское происхождение. Ее бабушка по отцу Марьям Фроимович (1763), а дед по отцу Мойше Ицкович Бланк (1763) занимался незаконной продажей спиртных изделий, чем промышлял тогда каждый третий еврей. Будучи состоятельным человеком, дед проявлял неуживчивость, скандальность, конфликтность, несдержанность, жестокость, грубость, свирепость, мстительность, непримиримость.

 Ее отец - дед Владимира - Сруль (1799-17.07.1870), а после вынужденного крещения в 1820 году он уже Александр Дмитриевич Бланк. В 1824 году закончил Медико-хирургическую академию со специальностью хирурга-акушера, в 1829 году сочетался браком с Анной Ивановной Гроссшопф (1798), которая скончалась в 1838 году, оставив сына Дмитрия и пять дочерей – Анну, Любовь, Екатерину, Марию и Софью. - Детей принялась воспитывать сестра матери – бездетная дотоле вдова Екатерина. Получив соответствующее разрешение, 10 апреля 1841 года отец Марии вступает в брак с вдовой чиновника 12-го класса Екатериной Ивановной фон Эссен. Выйдя в отставку с должности медицинского инспектора госпиталей Государственного оружейного завода в Златоусте - в чине статского советника, который давал ему достоинство личного дворянина, доктор Александр Бланк приписался к казанскому дворянству и приобрел в 42 км от Казани имение с землями более 500 га и деревней с 39 крепостными крестьянами.

 Следует отметить, что Дмитрий, как и его отец, имел страсть к картежным играм; как и отец, он часто был в долгах из-за проигрышей; и после очередного крупного проигрыша в карты 21 года отроду он покончил с жизнью.

 Примечателен и факт, что, как и Мария, все ее 4 сестры были замужем за преподавателями. – В Ветхом Завете приводится мысль о том, что завоевать государство можно без силы и оружия, если добиться обучения детей страны.


 Оказывается, Русский дух и каплю русской крови в родне Владимира найти мог только окончивший ВПШ. Владимир был чувашским евреем или скорее монгольским евреем, но то, что он был евреем – это однозначно.

 Физические данные, внешность Владимир унаследовал по линии отца – малый рост 164 см, скулы, разрез глаз, черты лица, он был рыжим словно Чингисхан, а психические характеристики пришли по материнской линии – как с генетической стороны, так и со стороны воспитания. Статистика бесстрастно утверждает: именно лицам еврейской национальности принадлежит наибольшее количество обращений к психиатрам. Еврей профессор Ломброзо писал: "… сумасшедших среди евреев в 4—6 раз больше, чем среди окружающих. В Германии евреев-сумасшедших было в 8 раз больше, чем среди немцев".

 Долгие года у моей матери была хорошая знакомая еврейка, которая однажды в сердцах после произошедшего с ней какого-то уличного инцидента пожаловалась: «Вот русские обзывают нас жидами, а сами жида за пазухой носят». После этого дружба двух подруг охладилась. Конечно же, моя мать, прочитавшая Мариэтту Шагинян от корки до корки и обманутая красной пропагандой, вряд ли даже в мыслях могла допустить, что вождь пролетариата той же закваски.


 М. Лобанов в труде «Сталин: в воспоминаниях современников и документах эпохи» (Москва, 1995 г.) на стр. 400 приводит следующее: «Известна история о том, как в 1932 г. сестра Ленина А.И.Ульянова обратилась к Сталину с настоятельным предложением опубликовать данные о еврейском происхождении Ильича (по линии матери), чтобы поднять в глазах населения ценность еврейского интеллекта и противодействовать, по ее словам, антисемитизму, усиливающемуся «даже среди коммунистов». Сталин воспретил открывать своеобразную тайну о своем великом учителе, который, высоко ставя интеллектуальные способности евреев, оставлял «русским дуракам» черновую работу».


 Коммунистическое руководство и близкие родственники Владимира преднамеренно фальсифицировали факты его происхождения. Мы имеем дело с умышленным искажением истины, что сопровождает всю историю большевизма.






3. Все мы родом из детства!


 Наука и жизнь многократно доказали, что воспитание начинается, когда ребенок находится в эмбриональном состоянии в утробе матери. В этот период между матерью и будущим новорожденным помимо физиологической общности важную роль носит духовная связь, которая остается между ними всю жизнь.

 Данная связь объясняет в числе прочего, почему в еврейской среде национальность определяется матерью. - Если мать еврейка, ее ребенок имеет еврейскую национальность без зависимости от национальности отца, будь тот араб, китаец или якут. При этом будь отец евреем в сороковом поколении, а мать англичанка, мексиканка или русская, их детей евреями сочтут лишь малосведущие люди.

 Конечно, все года жизни человека имеют большое значение, но детские годы являются определяющими направление жизненной линии. В одной из песен группы «Беломорканал» имеются такие слова: «… Ведь многое забудется, а детство – никогда!»

 Из детских лет выделяется возраст от 2-х до 5-ти, когда у детей в полной мере начинает работу вторая сигнальная система - речь. В это время дети впитывают в себя информацию из окружающего мира, подобно губке, впитывающей воду.

 Если вглядеться в фотографию Владимира 1874 года, разве можно сказать, что это здоровый взгляд здорового ребенка?

 Старшая сестра Владимира - Анна (14.08.1864 г.р.-Н.Новгород - 19.10.1935 г.-Москва) в период своей учебы плакала и упрашивала мать обходиться без гимназии, так как, с ее слов, временами из-за учебных нагрузок страдала бессонницей и головными болями. Анна оставила записки о детстве Владимира, в том числе о раннем.

 1. В записках говорится о его повышенной шумливости и крикливости.
2. Анна констатирует, что развитие его было заторможенным.
3. По утверждению сестры он требовал постоянного внимания.
4. Она приводит факт: начал он ходить одновременно с младшей сестрой Ольгой (04.11.1871 г.р. Симбирск - 08.05.1891 Санкт-Петербург), родившейся на полтора года позже!
5. Важно и такое наблюдение старшей сестры: при попытках первых шагов после падения Ольга поднималась без посторонней помощи, чтобы продолжить путь. – Владимир же после падения принимался биться головой о пол и в злобе и раздражении громогласно орал, призывал на помощь.

 Что означают характеристики Анны по пунктам:
1. Неврастения: кардинальный признак – раздражительная слабость, которая часто сопровождается бурными вспышками гнева с криком. Это проявляется в интеллектуальной, эмоциональной и волевой сфере человека.
2. Психастения: тревожно-мнительные черты характера, чувство собственной малоценности.
3. Неврастенический синдром: повышенная утомляемость, истощаемость, раздражительность, нетерпеливость. НС часто наблюдается в начальных стадиях ряда органических заболеваний нервной системы, как сифилис головного мозга, шизофрения, прогрессивный паралич и др.
4. Олигофрения: малоумие - кроме психических нарушений в форме интеллектуального дефекта, признаки физического недоразвития. В зависимости от выраженности олигофрении различают самую легкую степень малоумия – дебильность, среднюю – имбецильность и самую тяжелую – идиотию.
5. Психопатия: чрезмерная возбудимость и тормозимость, возникающие у перенесших травму головного мозга.

 Анна, в частности, писала: «Когда мальчик лупил головой о ковер или даже о деревянные доски, эхо разносилось по всему деревянному дому как в эхокамере, дребезжали пол и стены». А ведь любой удар по голове травмирует головной мозг.

 Помимо прочего Владимир отличался одержимым желанием разрушать, что вводило его родню в тревогу и расстройство. – Только научившись ходить – в возрасте трех лет – Володя растоптал и уничтожил коллекцию театральных афиш своего брата Александра (31.03.1866 г.р.–Н.Новгород – 08.05.1887 г.-Шлиссельбург). И в дальнейшем стоило Владимиру добраться до «сокровищ» брата, как он тут же рвал афиши. Характеры братьев были разными, а отношения – натянутыми.

 Однажды в Кокушкино в присутствии других детей Вова разбил графин и на вопрос своей тетки, пришедшей на звон, ответил опять же в присутствии детишек, что это не он. – Данная ложь осталась безнаказанной, что в числе другого побуждало его лгать и в дальнейшем.

 Анна вспоминает его детские причуды и склонности: «Игрушками он мало играл, больше ломал их. Так как мы, старшие, старались удержать его от этого, то он иногда прятался от нас. Помню, как раз, в день его рождения, он, получив в подарок от няни запряжённую в сани тройку лошадей из папье-маше, куда-то подозрительно скрылся с новой игрушкой. Мы стали искать его и обнаружили за одной дверью. Он стоял тихо и сосредоточенно крутил ноги лошадок, пока они не отвалились одна за другой».


 По словам Анны, Володя обычно верховодил младшей сестрёнкой Ольгой: он загонял ее под диван и потом командовал: «Шагом марш из-под дивана».

 Дмитрий (16.08.1874 г.р.-Симбирск - 06.07.1943 г.-Ленинские Горки) вспоминал о своем золотом детстве: «Володя любил играть со мной в «лошадки». Брат был старше меня на 4 года, поэтому, когда он бегал за кучера, постегивая меня хлыстиком, все было хорошо, когда же я впрягал его в виде лошади, он очень быстро вырывался и убегал от меня».

 Эти поступки, поскольку отсутствовала коррекция, однозначно вели к патологической потребности властвовать людьми.

 Владимир был четвертым ребенком в семье Ульяновых, и его первые годы серьезно, окрашенные жестокостью и нетерпимостью, настораживали и пугали родителей. И у родителей и родственников уже в этот период были серьезные опасения в умственной полноценности Вовы.

 Владимир был невнимателен и груб с детьми: как правило, огрызался на их приглашения поиграть с ними. - Анна писала: «Дома все чаще слышно: Володя, не груби. Тише, Володя!»

 Стремящимся к власти, буяном Владимир остался в семье навсегда. Он был, как описывает Анна, «проказливый мальчик», «всегда шаловливый и резкий». Он был самым шумным и самым агрессивным из всех детей Ульяновых.

 Какие-то характеристики личности Владимира могли быть скорректированы под воздействием воспитания или лечения. Но все мы родом из детства, поэтому многое остается на всю жизнь, а что-то и прогрессирует.

Психические отклонения, безусловно, отразились на его окружении, на людях, на которых простиралась его власть.






4. Семья


 За двадцать три года совместной жизни в семье Ульяновых родились 4 девочек и 4 мальчиков.

 Кроме изображенных на всем известной фотографии 1879 г. в семье Ульяновых были еще двое детей, скончавшихся в младенчестве: Ольга (1868-1869) и Николай (1873-1873).

 Слева направо: стоят - Ольга, Александр, Анна; сидят - Мария Александровна с младшей дочерью Марией, Дмитрий, Илья Николаевич, Владимир.

 На фотографии центральной фигурой является Александр. Он левой рукой облокотился на правое плечо отца и склонил голову к матери. Его шею обрамляет белый подворотничок гимназической формы, каковой у Владимира не виден.

 Левый центр фотографии занимает отец, на левое плечо которого опирается Анна, кисть руки которой свисает свободно, расслаблено над правой частью головы Владимира. Сыновья Дмитрий и Владимир сидят со скрещенными ногами и упираются локтями в колени отца. Вся семья жила в основном благодаря его имени и доходам.

 Правый центр фотографии - за матерью с маленькой Марией на коленях. Лишь одна мать четко смотрит в объектив фотоаппарата, взгляд остальных членов семьи направлен вверх и влево. Справа от матери в отличном от всех других сером платье стоит Ольга, названная именем своей сестры умершей в младенчестве.

 Анна прожила в Симбирске до 19 лет. С 1875 г. по 1880 г. Анна обучалась в Симбирской Мариинской женской гимназии с Елизаветинским пансионом и закончила ее с большой серебряной медалью. Два года работала в народной школе, а в 1883 году поступила на высшие женские Бестужевские курсы в Санкт-Петербурге. На последнем курсе она была арестована по делу брата Александра о покушении 1 марта 1887 на Александра III и осуждена на 5 лет ссылки в Сибирь, но по ходатайству будущего супруга Сибирь заменили на деревню. В 1898 году вступила в социал-демократическую партию, участвовала в распространении газеты «Искра». Вот что повествует об Анне, встретивший ее впервые в 1896 г., Георгий Соломон: «Это была молодая дама лет тридцати пяти, с очень некрасивым лицом, каким-то тусклым и как бы серым, с глазами монгольского разреза, так же, как и у Ленина. Но вместе с тем лицо ее было полно выражения глубокой одухотворенности и сильного, прямо недюжинного ума. Хорошо воспитанная, со сдержанными манерами настоящей светской женщины, Анна Ильинична при близком знакомстве производила почти чарующее впечатление и была, когда хотела, приятной и интересной собеседницей, чему много способствовало ее естественное остроумие. Но очень часто от нее веяло каким-то жизненным холодом и семейственным эгоизмом, который многих отталкивал от нее». Так же он пишет: «…не могу не привести любопытного мнения о ней самого Ленина. Это мнение было высказано им в Брюсселе.

- Ну, это башкистая баба, - сказал он мне, - знаете, как в деревне говорят - «мужик-баба» или «король-баба» ... Но она сделала непростительную глупость, выйдя замуж за этого «недотепу» Марка, который, конечно, у нее под башмаком...
И действительно, Анна Ильинична — это не могло укрыться от посторонних - относилась к нему не просто свысока, а с каким-то нескрываемым презрением, как к какому-то недостойному придатку к их семье. Она точно стыдилась того, что он член их семьи и ее муж. И, обращаясь к нему, такому грузному и сильному мужчине, она, такая маленькая и изящная по всей своей фигуре, всегда как-то презрительно скашивала свои японские глаза и поджимала губы. И нередко она с досадой, почти с ненавистью останавливала свой какой-то русалочный взгляд на грузной и добродушной фигуре своего мужа. По-видимому, и он чувствовал себя дома «не у себя». Конечно, несмотря на нашу дружбу с ним, я никогда не касался этого вопроса, но мне больно было видеть, как этот добродушный великан не просто стеснялся, а боялся своей жены.

И вот мне вспоминается, как раз его, такого сдержанного и многотерпеливого, что называется, прорвало. В тот раз Анна Ильинична была особенно раздражительна в обращении с ним, обрывая его на каждом его слове...

- Ах, Марк, - резко оборвала она его, когда он начал что-то рассказывать, - я не понимаю, к чему ты говоришь об этом, ведь, право же, это никому не интересно... Ты забываешь хорошую поговорку, что слова серебро, а молчание золото... Ведь и Георгию Александровичу скучно слушать...

Марк Тимофеевич остановился на полуслове.

Понятно, и я был неприятно озадачен...

- Что же это, моя женушка, - добродушно и, стараясь владеть собой, спокойно ответил он, - ты что-то уж очень меня режешь...

- Я просто напомнила хорошую русскую поговорку, - заносчиво парировала Анна Ильинична.

- Ну, ладно, - поднимаясь с места, также спокойно заметил Марк Тимофеевич, - я уж лучше пойду к себе...

- И хорошо сделаешь, - колко ответила Анна Ильинична.

А между тем чем больше я узнавал Марка Тимофеевича, тем больше я находил, что это человек вполне почтенный, человек большого аналитического и творческого ума, с большими знаниями, очень искренний и прямой, чуждый фразы, не любивший никаких поз. После большевистского переворота он, по настоянию Анны Ильиничны и Ленина стал народным комиссаром путей сообщения и не скрывал от меня, что не разделяет ленинизма, и очень здраво, критически относился к самому Ленину. Он, между прочим, первый забросил в меня идею о ненормальности Ленина».

 Анна арестовывалась в 1904, 1906, 1912, 1916 и 1917 годах. Организовала для партии сбор средств. После Февральской революции 1917 член Бюро ЦК РСДРП, секретарь «Правды», затем редактор журнала «Ткач». Участвовала в подготовке Октябрьского переворота 1917 г. В 1918-21 гг. заведовала отделом охраны детства в Наркомсобесе, потом в Наркомпросе. Была в числе организаторов Истпарта и института В.И.Ленина. До конца 1932 научный сотрудник ИМЭЛ; секретарь и член редакции журнала «Пролетарская революция». Написала воспоминания о Владимире. Похоронена на Волковом кладбище в Санкт-Петербурге рядом с матерью и мужем.


 Александр в 1883 г. окончил Симбирскую мужскую классическую гимназию с золотой медалью и поступил в Санкт-Петербургский университет, где преподователи пророчили ему научно-исследовательскую деятельность. Однако на последнем курсе университета Александр стал одним из организаторов заговора против императора Александра III (Миротворца - 26.02.1845 г. - 20.10.1894 г., коронован 15.05.1883 г., задержка вызвана трауром по убитому отцу), за что был арестован 01.03.1887 г. и отдан под суд за терроризм - за изготовление бомбы для убийства. Народоволец Александр подавал прошение о помиловании, поддавшись материнским уговорам, но в силу очевидной неискренности раскаяния, в отличие от Тихомирова (в будущем епископ Тихон, исповедник русской Православной Церкви) ему было отказано. Мольбы матери о пощаде также были отвергнуты. В ночь перед казнью она сразу вся поседела из-за тяжелого шокового состояния - почти безумие охватило ее. 8 мая 1887 года Александр и его сподвижники-террористы - Генералов, Швырев, Останов и Андрюшкин - были повешены в Шлиссельбурской крепости. Александр похоронен в братской могиле, в неизвестном месте.

 Ольга с 1883 г. училась в той же гимназии, что и Анна, но окончила оную с золотой медалью. Следует отметить, что с 1883 г. гимназию возглавил Ф.М.Керенский, одновременно являвшийся и директором Симбирской мужской классической гимназии, где обучался Владимир. Учебный год в те времена начинался 16 августа и заканчивался 01 июня. Осенью 1890 г. Ольга была принята на Высшие женские курсы в Санкт-Петербурге. Но жизнь Ольги оборвалась в самом расцвете молодости: весной 1891 года она заболела и преждевременно от осложнившегося рожистым воспалением брюшного тифа умерла в возрасте 19 лет в день годовщины казни брата Александра. На Волковом кладбище появляется первая могила Ульяновых.

 Дмитрий окончил в 1893 г. Самарскую гимназию и поступил на медицинский факультет Московского университета. В 1897 г. арестован за участие в марксистком кружке и с 1898 г. жил в г. Подольске под гласным надзором полиции. С 1900 г. Дмитрий становится марксистом, агентом «Искры». В 1901 г. окончил медицинский факультет Юрьевского (Тартуского университета). С 1902 г. работал врачом. Делегат II съезда РСДРП. После Октябрьского переворота на советской и партийной работе в Крыму вместе с ультралевыми большевиками руководил «очисткой Крымской губернии от «неблагонадежных» - вопреки данному командующим Южным фронтом обещанию о помиловании большинство из 60 000 солдат и офицеров Белой армии были расстреляны.

 По поводу назначения его в Крыму на высокий пост Владимир выразился так:

 - Эти идиоты, по-видимому, хотели угодить мне, назначив Митю... они не заметили, что хотя мы с ним носим одну и ту же фамилию, но он просто обыкновенный дурак, которому впору только печатные пряники жевать...

 Далее Дмитрий участвовал в постановке народного здравоохранения. Делегат 16, 17-го съездов партии. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.


 Мария (06.02.1878 г.-Симбирск - 12.01.1937 г.-Москва) была самой младшей в семье. Когда ей было 8 лет семья переезжает в Казань. Гимназию Мария закончила в Москве в 1896 г., после чего стала там же слушательницей Высших женских курсов, но в отличии от остальных детей она осталась без диплома даже после попытки получить образование в Брюсселе. В 1899 г. Марию арестовали, и с тех пор полиция следила за ней.

 Георгий Соломон вспоминает: «Младшая сестра Ленина, Мария Ильинична Ульянова, с давних пор состоящая на посту секретаря коммунистической «Правды», всегда в своей собственной семье считалась «дурочкой», и мне вспоминается, как Анна Ильинична относилась к ней со снисходительным, но нежным презрением. Но сам Ленин отзывался о ней вполне определенно... Так, когда мы с ним встретились в Брюсселе, — говоря о своей семье и упомянув имя Марии Ильиничны, он, лукаво сощурив глаза, сказал: «Ну, что касается Мани, она пороху не выдумывает, она... помните, в сказке «Конек-Горбунок» Ершов так характеризует второго и третьего братьев: Средний был и так и сяк, Третий просто был дурак...».

 Все-таки Мария, по инициативе Владимира, еще с февраля 1917 г. назначена секретарем газеты «Правда». Впрочем, она являлась на данном посту лицом без речей до весны 1929 г., но, как сестра «самого», она все-таки была окружена известным ореолом. - Так, имелся ряд приютов «имени М.И.Ульяновой». С 1932 член Президиума ЦКК ВКП(б) и коллегии НК РКИ СССР, заведовала объединённым бюро жалоб НК РКИ СССР и РСФСР. С 1934 г. член бюро Комиссии советского контроля. Делегат 6, 13-17-го съездов партии, на 14-16-м съездах избиралась членом ЦКК ВКП(б), на 17-м - членом Комиссии советского контроля. В 1935 г. избрана членом ЦИК СССР. Награждена орденом Ленина. Похоронена на Красной площади у Кремлёвской стены.


 В конце лета 1893 г. семья переезжает с Волги на постоянное место жительства в Москву: пришла пора поступать в университет Дмитрию, выбравшему медицинский факультет.


 Мария, Анна и Дмитрий, ревностно исполняли поручения брата Владимира и отличались отсутствием милосердия. Всех детей семьи Ульяновых отличала жестокость.


 В семье Бланка общались на немецком языке, и лишь из-за отсутствия немецких школ обучали детей в русских учебных заведениях. Поэтому Владимир, как его братья и сестры, прекрасно владел немецким с пеленок и применял его всю жизнь, хотя дворяне тех времен обычно разговаривали на французском. Здесь лежат корни германофильства.

 Илья Николаевич много и самоотверженно трудился и был без понятия о воспитании своих чад, так как дом целиком и полностью находился в руках Марии Александровны. Супруг был, как говорят «под каблуком» у своей жены. Ее устраивало то, что муж почти всегда отсутствовал. При этом Мария Александровна с прохладой относилась к родственникам супруга, она запрещала детям посещать бабушку и дядю, на деньги которого Илья Николаевич выучился.

 Весь уклад жизни, организация труда и отдыха семьи, расположение комнат, режим, общение с внешним миром Мария Александровна выстраивала в соответствии со своими принципами. Дети прекрасно были осведомлены о своем еврейском происхождении и, как подпольщики, скрывали это от посторонних. Еврейство известно антихристианством и расизмом. В семье витал дух первенства, сверхценных идей, которым требовалось посвятить жизнь, дух превосходства над окружающими, мотив достижений как главный мотив жизни. Всем детям Мария Александровна постоянно твердила: «русская обломовщина, учитесь у немцев», «русский дурак», «русские идиоты». Мать пела детям колыбельную, которую по свидетельству Анны они очень любили.

 Мать с младенчества внушала детям мысль об их избранности и великом предназначении, о заветной мечте иудейства: «Твердая надежда Израиля имеет две грани: первая, что он когда-нибудь возвратится в землю обетованную Ханаана и, вторая, что появится в Израиле Князь Мессия, который заставит весь мир поклониться его Богу и сделает свой народ властителем мира». Этим навязчивым стремлением облагодетельствовать род человеческий заразились все ее дети. Мать верила, что через детей она сможет реализовать амбиции своей нации. - «Выйди из народов и составь свою особь и знай, что с сих пор ты един у бога, остальных истреби, или в рабов обрати, или эксплуатируй. Верь в победу над всем миром, верь, что все покорится тебе». На детей в семье Ульяновых возлагались большие надежды, перед детьми ставили серьезные, грандиозные цели.

 В данном клиническом случае мы имеем дело с целой семьей паранойяльных психопатов, которые по определению отличаются повышенной подозрительностью, недоверчивостью к окружающим, высокой самооценкой. Они склонны к образованию сверхценных идей.





5. Школьные годы чудесные


 «В гимназию Володя поступил девяти с половиной лет, в первый класс. Готовили его к ней две зимы — сначала учитель, а потом учительница городского училища, самого близкого от нас. Учительница считалась очень хорошей преподавательницей. К ней Володя бегал на часок, редко на два в день или до уроков, с восьми до девяти часов, или в свободные для учительницы часы, обыкновенно от девяти до десяти, когда в школе происходили уроки закона божия, рукоделия или рисования. … бывало, начнется вечер и мы, старшие, разложимся со своими работами в столовой, у большого стола, за общей лампой, как оказывается, что Володя уже выучил уроки и болтает, шалит, поддразнивает меньших и мешает нам.

А в старших классах в те годы много уроков задавали. «Володя, перестань!», «Мамочка, Володя заниматься не даёт!» Но Володе надоело сидеть смирно, и он шалит, ходит колесом. Иногда мать забирала меньших в залу, где они пели под её аккомпанемент на рояле детские песенки. … Но и тут он не всегда утихомиривался. Меньшой братишка Митя в возрасте трёх—пяти лет был очень жалостливый и никак не мог допеть без слёз «Козлика». Его старались приучить, уговаривали. Но только он наберётся мужества и старается пропеть, не моргнув глазом, все грустные места, как Володя поворачивается к нему и с особым ударением, делая страшное лицо, поёт: «Напа-али на ко-озлика серые волки...» Митя крепится изо всех сил. Но шалун не унимается и с ещё более трагическим видом, испытывая брата, поёт: «Оста-авили ба-абушке ро-ожки да но-ожки», пока малыш, не выдержав, не заливается в три ручья. Помню, что я ссорилась из-за этого с Володей, возмущаясь, что он дразнит маленького».

 Как видно из вышеприведенных воспоминаний Анны, допущенных к печати коммунистической цензурой, ее брата Владимира общими усилиями смогли за полтора года подготовить к первому классу. И уже, будучи гимназистом, он в семье, проявляя агрессивность и хамство, мешал старшим и продолжал издеваться над младшими. Члены семьи многое ему попускали, продолжая видеть в нем слабоумного.

 Мало известно рассказов людей, знавших Владимира по гимназии. Причем почти все воспоминания учившихся вместе с ним написаны в эмиграции.

 Александр Николаевич Наумов провел с ним шесть лет в одном классе, а после переворота выехал из России, выпустил в Нью-Йорке мемуары. Вот как он описывает Владимира: «Гуляя во время перемен, Ульянов никогда не покидал книжки и, будучи близорук ходил обычно вдоль окон, весь уткнувшись в свое чтение…. По характеру своему Ульянов был ровного и скорее веселого нрава, но до чрезвычайности скрытен и в товарищеских отношениях холоден: он ни с кем не дружил, со всеми был на «вы»... Его «душа» воистину была «чужая» и как таковая... оставалась, согласно известному изречению, лишь «потемками».

 Поэт Аполлон Коринфский - однокашник Владимира - подтверждает: «Не могу пройти молчанием того, что за все время общения с ним наблюдалась мною не расстававшаяся с этим нашим первым учеником довольно редкая черта. Он никогда ни с кем из нас не сближался на почве дружбы. Товарищеские начала соблюдались им неуклонно и неизменно; но не было случая, когда бы эти отношения переходили на более интимную плоскость. Он был для всех наш, но ни для кого не был «своим». Это вносило уже известный элемент холодности... Отсюда, быть может, вытекает и у пишущего эти строки некоторая бедность фактических воспоминаний о нем... Личные переживания этого (сначала мальчика, затем - юноши) оставалась для меня «закрытой книгой». Со слов А.Коринфского в школьные годы Владимир был серьезным и даже угрюмым; всегда держался особняком - обходился без участия в общих играх, проказах и прогулках; учился хорошо, почти всегда был первым учеником. Одну из черт его характера поэт, возможно и по личным взаимоотношениям, помнил четко: Владимир всегда обходился без подсказок соседу, без предоставления своих тетрадей для списывания, без помощи ученикам в объяснении трудного урока. Его не любили, но остерегались дразнить. Так он и прошел все восемь классов — одинокий, неуклюжий, серьезный, с волчьим взглядом исподлобья.

 Данную методику общения описывает Анна: «Товарищей особенно близких, как у Саши и Оли, в гимназические годы у Володи не было, - к нам в семью мало кто приходил, но отношения в классе у него были хорошие».

 Помню, когда я учился во втором классе, в учебнике был приведен аттестат Володи Ульянова за 1-й класс, в котором по всем предметам стояли пятерки, кроме одного. – По Закону Божьему у Владимира была тройка! Наша классная наставница Гольдина – натуральная еврейка, каких и в Тель-Авиве мало – поясняла данный факт, что Володя тогда уже был атеистом. Мы – октябрята и беспартийные – ясное дело, верили ей. Однако сейчас эта тройка говорит совсем об ином: в иудейской семье к Православному Закону Божьему относились пренебрежительно. И первое, что сделал Владимир после смерти отца: демонстративно сорвал с себя нательный крест – ведь теперь отсутствовал человек, перед кем ломал он комедию в части Православия.


 Володя ходил в первый класс, когда в 1880 г. террорист С.Н.Халтурин организовал взрыв в Зимнем дворце - лишь случайность спасла жизнь императора Александра II (17.04.1818-1.03.1881). Следует отметить, что при вступлении на престол - коронован 26.08.1856 г. в Кремле - он объявил амнистию декабристам, петрашевцам и др., списал недоимки с крестьян, а также упразднил «военные поселения». Основные усилия Александра II были направлены на проведение реформ, давно назревших в России, прежде всего — крестьянской.

 Когда Владимир учился во втором классе, Александра II был убит взрывом бомбы на Екатерининском канале, брошенной террористами.

 Данные обстоятельства, обсуждаемые обществом, а также в последующем гибель брата, после которой многие отвернулись от семьи Ульяновых, показали Владимиру терроризм во всей красе и способствовали его превращению из внутрисемейного террориста в международного.
 
 Обучение в те времена длилось восемь лет, шесть дней в неделю, по четыре-пять уроков. Расписание занятий седьмого класса, когда учился Владимир, было таковым. - Из 28 часов занятий в неделю отводилось: по часу на логику, географию и Закон Божий; по 2 часа на историю, словесность; на физику с математикой 5 часов; 16 часов на языки - греческий, латинский, немецкий и французский. Более 57% времени обучения занимали языки.

 Ко времени окончания гимназии в 1887 г. у Владимира «определенные» политические убеждения отсутствовали. Ему пророчили, что он сделает служебную карьеру, пойдя по стопам отца.

 Аттестат № 468 говорит о знаниях, обнаруженных Владимиром Ульяновым на выпускных экзаменах в гимназии: в Законе Божием, в Русском языке и Славяноведении, в Латинском языке, в Греческом языке, в Математике, в Истории, в Географии, в Физике и математической географии, в Немецком языке, во Французском языке – по всем этим предметам стояла отметка – 5, но по Логике оценка была – 4.

 В книге о замечаниях и наказаниях учащихся часто фигурировало имя Владимир Ульянов, например, за уклонение от занятий гимнастики, за невыполнение обязанности дежурного, за невыполнение требований преподавателей, за насмешки над товарищами по учебе и за насмешки над преподавателями.

 Плюс ко всему накануне выпускных экзаменов 1887 г. из Санкт-Петербурга поступило указание о «нежелательности присуждения медали брату казненного террориста Александра Ульянова». Однако у директора гимназии помимо еврейской солидарности имелись весомые шкурные причины ослушаться приказа сверху.

 Золотую медаль Владимир получил благодаря тому, что директор гимназии Федор Михайлович Керенский предоставил в Министерство подложные сведения, как о поведении Владимира, так и об его оценках на выпускных экзаменах. Ф.М.Керенский даже засвидетельствовал его благонадежность, написав приличную характеристику.

 Если директор гимназии так прогибался, можно с уверенностью предположить, что уж преподавательский-то состав также излишне благосклонно относился к шалостям, проказам и пренебрежительному отношению к предметам со стороны сына директора народных училищ Симбирской губернии. Можно предположить, что преподаватели ставили сознательно завышенные оценки, и, если уж по Логике на выпускном экзамене все-таки была поставлена четверка, вывод однозначен – в логике Владимир разбирался, как свинья в апельсинах.

 Федор Михайлович, именно таким образом, отблагодарил семью Ильи Николаевича за ходатайство того о повышении в должности. Вскоре Ф.М.Керенский действительно был назначен инспектором учебных заведений в Ташкенте.

 Получается, что золотая медаль «За отличие в учебе» досталась вождю пролетариата по бартеру и является фальшивой. Это обстоятельство обязательным образом отложило отпечаток на мировоззрение Владимира.





6. Университеты


 Когда мне было 13 лет, наш классный наставник Анатолий Павлович после просмотра всем классом в ТЮЗе спектакля на тему школьных лет Владимира объяснил нам – пионерам и комсомольцам, что, если вообще он сказал избитую фразу - «Мы пойдем другим путем» - это могло быть только гораздо позднее казни его брата. Мы, конечно, верили Анатолию Павловичу, который во времена хрущевской оттепели участвовал в процессе реабилитации и рассказывал о применении сталинистами для ареста членов партии провокационных методах. Рассказывал он и о резолюциях на прошениях о помиловании, которые ставили высшие государственные деятели той эпохи, в том числе К.Е.Ворошилов, используя матерные слова перед словом «расстрелять». Уже в начале брежневского похолодания Анатолия Павловича, как и других офицеров, занимавшихся реабилитацией, отправили досрочно отставку. Спасибо ему за то, что в те прокоммунистические годы он смог доходчиво разъяснить факт фальсификации биографии Владимира.

 Летом 1887 г. семья Ульяновых, в которой уже не было Ильи Николаевича (он в возрасте 54 лет скоропостижно скончался от кровоизлияния в головной мозг в январе 1886 г.), продав усадьбу, покинула Симбирск и поселилась в Казани. - Надо ж было постоянно присматривать за излишне «шаловливым», «проказливым мальчиком», имевшим намерения стать студентом юридического факультета Императорского Казанского университета. Характеристика, направленная директором Симбирской гимназии по запросу университета, гласила: «Весьма талантливый, постоянно усердный и аккуратный, Ульянов во всех классах был первым учеником и при окончании курса награжден золотой медалью, как самый достойнейший по успехам, развитию и поведению...» В характеристике подчёркивалось, что «ни в гимназии, ни вне её не было замечено за Ульяновым ни одного случая, когда бы он словом или делом вызвал в начальствующих и преподавателях гимназии непохвальное о себе мнение».

 Конечно же, Владимир знал и о фальшивости своей золотой медали, и о содержании данной фальшивки-характеристики, поэтому расхождение между словом и делом в обязательном порядке должно было сыграть свою роль в его отношении к социальным нормам. Владимиру довелось грызть гранит науки менее семестра. Как брат «государственного преступника» он был на особом учете у начальства, а в декабре 1887 г. он участвовал в малозначимой студенческой сходке, проходившей в актовом зале университета. В результате его исключили из оного на основании личного прошения и выслали из города.

 Поскольку в Казани он стал персоной нон грата, Владимир поселился с матерью, братом и сестрами до ноября 1888 г. в родовом поместье Кокушкино, в имении деда А.Д.Бланка, где в детские годы бывал многократно - сюда семья Ульяновых приезжала на лето. Это была добровольная ссылка, так как будь она государственной, Владимир получал бы за ссылку денежное пособие, как-то имело место в будущем. Здесь он пытался заниматься самообразованием в части пропускаемых учебных часов университетского курса и, оставаясь однозначно лояльным государственным властям, Владимир писал в соответствующие инстанции письма, желая восстановиться в университете. Послания начинались словами «имею честь покорнейше просить» и заканчивались - «дворянин Владимир Ульянов».

 Однако все многократные усилия оказались тщетны. Тогда Мария Александровна предприняла отчаянную попытку восстановления сына в университете, и на ее прошение директор департамента полиции наложил следующую окончательную резолюцию: «Едва ли можно что-нибудь предпринять в пользу Ульянова».

 Осенью 1888 г. Владимиру разрешили без права обучения в университете возвратиться в Казань, где он продолжил самообразование - он принялся посещать нелегальный кружок, организованный Николаем Евфграфовичем Федосеевым (1869 г.-Нолинск – 1898 г.-Верхоленск).

 Н.Е.Федосеев в 1888 г. был исключен из Первой Казанской мужской гимназии «за политическую неблагонадежность и чтение недозволенных книг». В 1888 г. им организован марксистский кружок, где распространялась марксистская литература. В 1889 г. был арестован и приговорен к тюремному заключению до 1892 г. После освобождения проживал в г. Владимире, продолжая пропаганду классовой борьбы, отвечал на письма Владимира, но от попытки со стороны Владимира встречи уклонился. В 1895 г. Николай Евфграфович был выслан на пять лет в Верхоленск Иркутской губернии, где в 1898 г. покончил жизнь самоубийством.

 В кружке Владимир изучал «Капитал» Маркса, который был допущен к печати царской цензурой в 1872 г. и другие книги, именно здесь он заинтересовался марксизмом. – «Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией. Пролетариям нечего в ней терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир». «После прихода к власти, — рассуждал Маркс, — нас станут считать чудовищами, на что нам, конечно, наплевать».

 Прямое насилие и приобретение власти – это как раз то, что с детства укоренилось в сознании Владимира – этим заинтриговали его коммунистические идеи. Что же касается презрения к сокрытию своих взглядов и намерений: ложь насквозь пронизывает всю прокоммунистическую псевдомораль. – Так Владимир уже с детства отличался ложью и скрытностью даже в своей семье, которая сама имела тайны от окружающего общества.

 Возможно, в связи с арестом Н.Е.Федосеева и соответственно с прекращением работы его кружка в начале мая 1889 года семья Ульяновых выехала в Самарскую губернию, на прикупленный за 7500 рублей хутор с 83,5 десятинами земли, вблизи деревни Алапаевки. Осенью они переселились в Самару, где Владимир прожил около четырех лет, а том числе на деньги, заработанные потом, трудом и кровью алапаевских хлеборобов!

 Каждое лето вся семья переселялась на хутор, а осенью возвращалась в город, как перелетные птицы. Опасаясь конфликтов с крестьянами – ведь на всю деревню в 34 двора приходилось всего-навсего 65 десятин земли – семья сдавала землю в аренду исполу и в зависимости от урожая получала доход. Ульяновы были сельскими паразитами-рантье и обогащались за счет страданий крестьян.

 У Ильи Николаевича имелись личные сбережения, хранившиеся в банке, и наследство, завещанное покойным одиноким братом. Деньги, полученные от продажи симбирской усадьбы, вместе с этими суммами образовали семейный фонд, позволявший большой семье арендовать многокомнатные квартиры и купить хутор под Самарой, которым Ульяновы владели до 1897 года. Марии Александровне принадлежала также часть имения в Кокушкино, с которого также поступал доход в общую копилку.

 28.10.1889 г. Владимир послал Министру народного просвещения прошение, в коем сетовал на сложности с трудоустройством: «...крайне нуждаясь в каком-либо занятии, которое дало бы мне возможность поддерживать своим трудом семью, состоящую из престарелой матери и малолетних брата и сестры, имею честь покорнейше просить Ваше Сиятельство разрешить мне держать экзамен на кандидата юридических наук экстерном при каком-либо высшем учебном заведении...». - Все прошение насквозь пропитано лукавством: «престарелой матери» тогда было 54 года, и она и ее дочери без какой-либо нужды путешествовали и разъезжали по курортам России и Европы, а преставилась мать, прожив еще полстолька, - 27 лет. Владимир же еще и в 1916 г. продолжал выкачивать из бюджета матушки крупные суммы, находясь на содержании матери. - Именно таким образом он поддерживал семью.

 В 1890 г. Владимиру разрешили сдать экзамены экстерном за полный курс юридического факультета при Санкт-Петербургском университете, где в свое время учился Александр. Владимир усиленно продолжал зубрить учебную литературу по выбранной специальности и в 1891 г. сдал экзамены и получил диплом первой степени.

 Михаил Петрович Неведомский (1866 г.р.) - публицист-марксист – встречал Владимира в студенческую пору и характеризует его так: прямолинейный, жестокий, сухой; личная дружба или приязнь не влекли его; чуждался он и беззаботных веселых молодых развлечений.

 В 1892-1893 годах Ульянов работал помощником присяжного поверенного в Самаре.

 Имея представление о деятельности марксистского кружка, в 1892 г. он организовал вместе с И.Х.Лалаянцем и А.П.Скляренко в Самаре первый марксистский кружок, члены которого изучали работы Маркса и Энгельса и вели пропаганду марксизма. Кружок посещали молодые люди, отрицательно настроенные к существующему порядку, к самодержавию.

 Встав на марксистские позиции, он впервые позволил себе публичную критику террористической партии народников, которые занимали господствующее положение в революционной среде, в общественной жизни и в литературе и которые все еще искали поддержку у крестьянства, поскольку Российская Империя являлась преимущественно аграрной страной.

 Прекрасные знания немецкого языка, привитые с пеленок, позволили Владимиру для местных кружковцев сделать перевод «Манифеста Коммунистической партии». В рукописном виде данный перевод распространялся и по другим приволжским городам.

 Дмитрию пришла пора поступать в высшее учебное заведение – он выбрал медицинский факультет Московского университета, поэтому ближе к осени 1893 г. семья переехала в Москву вместе мужем Анны – Марком Тимофеевичем Елизаровым. А Владимир отправился в столицу.

 Поскольку дворянин Владимир Ульянов являлся землевладельцем, помещиком и жил и на деньги, полученные за аренду земли, прибавочную стоимость, изъятую у крестьян Алапаевки, им была написана в 1893 г. статья по близкой ему теме - о помещичьем ярме на шее трудового крестьянина – «Новые хозяйственные движения в крестьянской жизни».






7. Ссылка со свадьбой


 Жизнь в провинции и работа мелким чиновником при суде слабо удовлетворяли амбиции Владимира. Стремления облагодетельствовать род человеческий усиленные марксисткой теорией толкали его к политической деятельности, и 31.08.1893 г. он переехал в Санкт-Петербург, где записался помощником присяжного поверенного к адвокату Волкенштейну. Это давало ему положение, могло бы дать заработок, однако с утра до вечера он зачитывался литературой марксистского толка на русском и немецком.

 Осенью он вошел в состав группы студентов-марксистов и проводил разъяснения коммунистических идей в кружках рабочих. Он встречался с марксистами, посещал кружок студентов-технологов и писал собственное произведение, а в начале лета уехал в Москву, чтобы провести лето в кругу семьи на даче в Подмосковье.

 Владимир познакомился с Надеждой Константиновной Крупской (1869 - 27.02.1939-Москва) на одном из нелегальных собраний социал-демократов в феврале 1894 г., где марксисты, вкушая блины, рассуждали о будущем России. Тогда в Санкт-Петербурге он находился под негласным надзором полиции и в целях конспирации часто менял место жительства. Надежда для установления связей с рабочими, чтобы доносить им марксистские идеи еще с 1891 г. бесплатно преподавала в вечерне-воскресной школе за Невской заставой, на Шлиссельбургском тракте. Владимиру за раннюю лысину и жидкую рыжую бородку дали кличку Старик, а грузную, с тяжелыми чертами лица и выпуклыми рыбьими глазами из-за базедовой болезни Надежду все звали – Рыба или Селедка, и только Владимир будущую супругу и, глядя в ее выпученные глаза, называл нежно и ласково: Минога. Противником Надежды стала Анна, которая знала, как Надежда излишне близко общалась с «товарищами», что проявилось и далее - в сибирской ссылке.

 В 1894 г. в книге «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» проявился основной принцип политической полемики Владимира. На протяжении сознательной жизни он помимо высказываний по предмету дискуссии в ходе критики быстро переходил к оскорблениям личного характера, добиваясь полного морального уничтожения оппонента.

 25.04.1895 г. Владимир впервые выехал за границу в турне по ряду стран. Он встречался с марксистами, социал-демократами и деятелями рабочего движения.

 Из его писем следует, что там он гулял, посещал увеселительные места, покупал книги и разных вещей, отдыхал, «шлялся» неизвестно где и с кем, и «попал... в один швейцарский курорт для лечения». Он писал родным из Швейцарии в июле 1895 года: «...Жизнь здесь обойдется, по всем видимостям, очень дорого; лечение еще дороже». Скорее всего, он поехал в Швейцарию, чтобы справиться с сифилисом, хотя, возможно, во время турне он его и подхватил. Две недели провел он в швейцарской клинике по данной причине. В России его лечил немецкий специалист по сифилису, который по возвращении сказал: «Все знают, с какими заболеваниями мозга ко мне обращаются». Владимир маялся срамной болезнью всю оставшуюся жизнь.

 07.09.1895 г. он вернулся из вояжа по Европе к семье в Москву, откуда ездил на дачу в Бутово и в Орехово-Зуево. По приезде в Санкт-Петербурге оказалось, что под руководством Цедербаума-Мартова на основе объединения разрозненных марксистских кружков уже создали общегородскую социал-демократическую организацию, получившую в декабре название «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». Союз связывал борьбу рабочих против капиталистической эксплуатации за экономические требования с политической борьбой против самодержавия. Основой «Союза» являлись рабочие кружки на фабриках и заводах, которыми руководили районные группы, наподобие райкомов.

 В Москве также была создана социал-демократическая организация – «Московский рабочий союз», членами которой являлись Мария и Дмитрий.

 За членами «Союза борьбы» следили. И, когда уже было подготовлено пилотное издание газеты «Дело рабочего», когда тайная типография народников готова была приступить к печати, когда Владимир правил пробные оттиски первого номера, в ночь на 20 декабря большинство членов «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» были арестованы.

 Владимир очутился в одиночной камере №193 дома предварительного заключения Санкт-Петербурга. В семье знали о его втором заболевании - в столицу приехали мать, Анна и Мария. «Мать приготовляла и приносила ему три раза в неделю передачи, руководствуясь предписанной специалистом диеты, кроме того, он имел платный обед и молоко», - вспомнила Анна. Книги, свежие журналы - все было под рукой, в камере. Передачи, свидания разрешались все время, еда приносилась изысканная. «Свою минеральную воду я получаю и здесь, мне приносят ее из аптеки в тот же день», - писал заключенный вскоре после ареста, под которым находился 14 месяцев.

 Там он написал «Проект и объяснение программы социал-демократической партии» и листовку «Царскому правительству». Свои нелегальные работы в тюрьме он писал лимонным соком или молоком, которые наливал в маленькие «чернильницы», сделанные из хлеба. При малейшей опасности или в случае прихода надзирателя Владимир быстро их проглатывал. «Сегодня съел шесть «чернильниц», – сообщал он в одном письме. Эта привычка, как говорят, осталась у него на долгие годы. Он вел переписку и с товарищами по заключению, используя книги тюремной библиотеки: точками отмечал буквы, соединив которые можно было получить слова. Он давал поручения: то достать кому-нибудь теплые вещи, то подыскать «невесту», чтоб та навещала одинокого марксиста, забытого родней.

 В Санкт-Петербурге двадцатитрехлетний Володя ухлестывал за молодой красавицей Аполлинарией Якубовой, подругой Ольги по Высшим женским курсам. Она отвечала ему взаимностью. В 1894 г. они встречались в Нижнем Новгороде. В декабре 1895 г., когда Владимир оказался в одиночке – в Крестах, вместе с Якубовой ходила стоять под окнами тюрьмы и Надежда, проявляя свой интерес. Когда он вышел из Дома предварительного заключения, Аполлинария у ворот тюрьмы бросилась к нему, целовала его, для нее это был праздник со слезами на глазах. - Чувство между ними было живо в 1897-м, когда Владимир отправлялся в ссылку.

 В феврале 1897 г. по решению суда за антиправительственную деятельность его выслали на 3 года в ссылку под гласный надзор полиции – в Сибирь. Он бесконвойный навестил в Москве семью, затем по железной дороге 4 марта прибыл в Красноярск, где, ожидая назначения места ссылки и открытия навигации по Енисею, провел 58 дней.

 После ареста членов «Союза борьбы» Надежда участвовала в работе по восстановлению организации. 12.08.1896 г. ее арестовали, но 10 сентября освободили, а 28 октября ее вновь арестовали. В течение года разбиралось ее дело. Надежда предложила Володе сочетаться браком, когда тот поехал в ссылку, на что он ответил отказом. Но в конце 1897 года, он передумал и призвал Надежду, как свою невесту. Они были приятны друг другу и считали, что в обозримом будущем им будет комфортно жить и работать вместе. 11.03.1898 г. царь подписал приговор, по которому Н.К. Крупская подлежала ссылке на три года под гласный надзор полиции в Уфимскую губернию. Ее выпустили из тюрьмы 12.03.1898 г.

 13-15.03.1898 г. состоялся I съезда РСДРП. Ему предшествовало созданное в 1876 г. «Общество еврейских социалистов» и образование 1897 г. националистической организации «Всеобщий еврейский рабочий союз в России и Польше» - Бунд. В качестве автономной организации на первом ее съезде в Минске (в черте оседлости) Бунд вошел в РСДРП. Съезд готовился и проходил при активной помощи Бунда. В 1903 г., когда в партии был введен принцип централизма, Бунд вышел из состава партии и вторично вошел в 1906 г. на объединительном съезде в Стокгольме. В 1921 г. конференция Бунда в Минске, постановила войти членам в РКП.

 Надежда, сосланная в Уфу по делу «Союза борьбы», написала прошение посетить Ульянова на правах невесты. В Сибирь она отправилась 16.04.1898 г. вместе со своей матерью Елизаветой Васильевной, и они прибыли в Минусинск 06.05.1998 г. 10 июля Владимира и Надежды прошли обряд венчания в шушенской Петропавловской церкви, где, он целовал крест. Ссыльный финн О. Энгберг изготовил для молодоженов обручальные кольца из медных пятаков.

 За годы ссылки с 04.03.1897 г. по 30.01.1900 г. Владимир закончил труд «Развитие капитализма в России», который, по его мнению, продолжал «Капитала» Маркса. В книге упоминается и цитируется более 500 различных литературных работ, она вышла в свет в марте 1899 г. в Петербурге под псевдонимом Владимир Ильин.

 В письме матери 12.10.1897 г. он сообщает, что «на полном пансионе», устроился «недурно» и сетует: трудно найти прислугу, особенно летом. Анна вспоминала, что в Сибири брат жил «на полном содержании на свое казенное пособие в 8 руб.» При этом его мать получала пенсию после смерти мужа в размере 100 рублей, а в те времена за пять копеек можно было приобрести фунт отборного мяса. Прислуге он платил два с половиной рубля, а квартиру занимал из 3 х комнат. Однако Надежда жаловалась на «крупное неудобство: все комнаты проходные...»

 Из воспоминаний Надежды: «…обед и ужин был простоват - одну неделю для Владимира Ильича забивали барана, которым кормили его изо дня в день, пока всего не съест; как съест - покупали на неделю мяса, работница во дворе в корыте, где корм скоту заготовляли, рубила купленное мясо на котлеты для Владимира Ильича, тоже на целую неделю. Но молока и шанег было вдоволь и для Владимира Ильича, и для его собаки…»

 Надежда, по существу, была секретарем почти всех виршей супруга. Главное же состояло в том, что у Владимира был скверно разбираемый мелкий почерк и масса грамматических ошибок, и порой он сам терялся в догадках: что это такое написал. – Эту проблему решала часто Надежда, которая, расшифровав иероглифы и исправив грамматические ошибки, каллиграфическим почерком ротного писарчука переписывала каракули супруга и этим значительно ускоряла процесс написания его книг или статей.

 В Шушенском Ленин получал всю требуемую литературу и даже «Frankfurten Zeitung». В письме из Сибири к своей матери Владимир просил ее присылать ему статьи Парвуса из дрезденской «Арбайтер цайтунг», которые понравились Г.В.Плеханову. Настоящее имя Александра Парвуса (8.9.1867 - 12.12.1924) было Израиль Лазаревич Гельфанд, и родился он в семье еврейского ремесленника в местечке Березино, Минской губернии. Окончив гимназию в Одессе, 19-летним юношей Парвус приехал в Цюрих - в центр русской революционной эмиграции. Здесь он познакомился с «Группой Освобождения Труда» и стал марксистом. С 1887 г. он в Базельском университете изучал главным образом, политическую экономию. В 1891 г. он окончил университет и получил ученую степень доктора философии. Затем Парвус переехал в Германию и вступил в социал-демократическую партию, без прерывания связей с русскими социал-демократами. Парвус был членом российской социал-демократической делегации на Международном социалистическом конгрессе в Лондоне в 1896 г., когда Владимир питался в Крестах чернильницами.

 Дед Мазай спасал зайчишек в половодье - Владимир же во время паводка на Енисее наколотил зайцев и зайчих целую лодку, экономя патроны, добивал их прикладом. — Вот так он любил природу, по существу, чуждой ему страны. Надежда вспоминала: «Позднею осенью, когда по Енисею шла шуга, ездили на острова за зайцами. Зайцы уже побелеют. С острова деться некуда, бегают как овцы, кругом. Целую лодку настреляют, бывало, наши охотники».

 Срок ссылки Владимира заканчивался, ему было запрещено проживать в столице, в промышленных центрах и крупных университетских городах России, и он поселился в Пскове - в провинциальном городе в 250 верстах от Санкт-Петербурга. 29.01.1900 г. Владимир и Надежда покинули Шушенское и 06.02.1900 г. они прибыли в Уфу. Через два дня, Владимир поехал в Псков, нелегально побывав в Москве у родных. В Подольске его встретил Дмитрий, отбывавший в этом подмосковном городе ссылку. А любимая супруга в Уфе под гласным надзором полиции отбывала оставшийся срок ссылки.

 Пренебрегая тем, что пребывание в столице было ему запрещено, Владимир отправился туда вместе с другом, будущим врагом Мартовым. Арест последовал сразу же, но уже через 3 недели его странным образом освободили вместо того, чтобы вновь отправить в ссылку.

 Перед отъездом за границу Владимир заезжал к молодой супруге, жил у нее с 16 июня по 2 июля 1900 г. С помощью украденного паспорта (в котором был подделан год рождения) на имя статского советника Николая Егоровича Ленина 16.07.1900 г. Владимир выехал в Германию для налаживания издания газеты.





8. Заграница


 29.07.1900 г. Владимир пересек австрийскую границу и направился в Швейцарию. Общерусскую газету решили назвать «Искрой». Открыть редакцию в Мюнхене предложил Владимиру Парвус, который в те времена был наставником и учителем большевиков, у которого Владимир и Надежда часто гостили. Парвус был сотрудником «Искры», когда она выходила в Мюнхене, и когда она выходила в Женеве.

 В Мюнхене Владимир жил в 1900-1901 гг. сначала нелегально, без паспорта, под фамилией Мейер, затем по чужому паспорту, выписанному на имя болгарского доктора Иордана Иорданова. Средства, помещение для типографии, русский шрифт – помощь во всем этом оказали немецкие социал-демократы. По конспиративным соображениям переписка его с Россией шла через Прагу.

 Первый номер был отпечатан в декабре 1900 года в Лейпциге. Со второго номера газета печаталась в Мюнхене. «Из искры возгорится пламя!» – этими словами открывался каждый номер газеты. Так оно и произошло. Вся Россия оказалась в огромном пламени, в огне которого сгорели многие раздувавшие пожар и, конечно, пострадали миллионы людей, и страдания многих продолжаются и поныне. Будучи соредактором «Искры», Владимир руководил её агентами.

 В России создавались группы содействия «Искре». Они распространяли газету, посылали в нее материалы и собирали средства. На издание газеты расходовались тысячи рублей в месяц, велики были расходы и на транспортировку, чем занимались и контрабандисты, которых следовало хорошо оплачивать. Преследуемые полицией, агенты «Искры» вели опасную работу. В случае ареста им угрожал суд и тюрьма, каторга, ссылка. Одним из эффективных транспортных каналов был путь из Швеции через Финляндию в Санкт-Петербург, по нему вначале отправляли до 10 пудов ежемесячно. Надежные люди везли «Искру» на крестьянских подводах, морских судах, в поездах. Ее прятали в специальных чемоданах с двойным дном, в переплетах книг, альбомов, зашивали в жилеты, пересылали по почте в конвертах.

 Курорт Терийоки, как одно из звеньев транспортной цепи, занимал важное место в переброске литературы из Стокгольма, Або, Гельсингфорса, Выборга через финско-русскую границу в Санкт-Петербург. Вдоль железнодорожной линии Выборг - Белоостров и имелись передаточные базы. Помощь в транспортировке «Искры» оказывали железнодорожники, которые отказывались помогать полиции задерживать «подозрительные» грузы, а в Таммерфорсе пакеты с газетами часто хранились у начальника станции. Под видом яблок, домашних вещей в Терийоки и на другие станции направлялись ящики с нелегальной литературой. Их получали по накладным и маленькими партиями переправляли в Санкт-Петербург. - Из Терийок в столицу поступали лаконичные извещения: «Товар принят Терийоках ждем завтра приказчика». Рабочие и курсистки, профессиональные революционеры и сочувствовавшие приезжали за «товаром», нагружались литературой и, подвергаясь риску быть арестованными на станции Белоостров, возвращались в Санкт-Петербург. Количество нелегальщины росло: в сентябре 1903 года из Гельсингфорса в Терийоки пришел багаж - 13 деревянных ящиков общим весом около 55 пудов.

 В Терийоках заполнялись пустые бланки паспортов для нелегалов, а на брусках из пальмового дерева вырезались нужные печати. Многие финны мечтали избавиться от правления императорской России, и их интересы совпадали с интересами искровцев, что создавало благоприятную почву для деятельности революционеров на юге Финляндского княжества.

 Для удобства газету печатали на тонкой прочной бумаге. Спрос на газету возрастал, и вскоре в империи создали подпольные типографии в Баку и Кишиневе для перепечатки «Искры».

 Редкий номер появлялся без статей Владимира, всего в газете было опубликовано 60 его статей. В январе 1901 г. Владимир впервые использовал кличку Ленин. Всего же у него было свыше 160 кличек. Он писал под псевдонимами — Ильин, Тулин и Ленин, почти исключительно в женевских изданиях. Использование кличек учитывало, что Российская империя была населена верующими людьми за исключением малозначимого числа. И нашлись бы среди верующего населения граждане, которым претило бы читать статьи или листовки, написанные братом государственного преступника, готовившего убийство помазанника Божия. Поэтому многочисленные клички, мало вводя в заблуждение власти, обманывали в большей части верующих граждан.

 20.02.1901 г. сын писал матери из Мюнхена: «Глупый народ – чехи и немчура». – Как видим, он занимался оскорблением, как отдельных личностей, так и целых народов, что, в общем-то, является характерным для представителей «избранного» народа.

 По окончании срока ссылки Надежда выехала за границу, через Прагу добралась в Мюнхен и 03.04.1901 г. вступила в должность секретаря редакции «Искры», на которой ей приходилось кроме каракулей супруга разбирать и иные. Она трудилась и шифровальщицей – зашифровывала отправляемые письма и расшифровывала – получаемые.

 Мария, воспоминая заграницу, писала: «Владимир Ильич редко бывал в опере и концертах. Музыка слишком действовала на его нервы, и когда они были не в порядке, а это бывало так часто при трепке и сутолоке эмигрантской жизни, он плохо выносил ее». Анна по этому поводу считала, что музыкой он прекратил заниматься девяти лет. – И это при музицирующей маме, ведь обязательным атрибутом любой квартиры в любом городе, где она проживала, был рояль.

 1901-1902 гг. народники создали партию социалистов-революционеров. Владимир планировал развернуть полемику против эсеров, но у него возникли разногласия с членами РСДРП. На страницах газеты он, Плеханов и Юлий Мартов критиковали экономистов, которые утверждали, что достойны внимания лишь экономические требования рабочих, политическая же борьба – дело других. Искровцы выступали за создание партии, направленной на экономическую и политическую борьбу против всех форм угнетения и свержение самодержавия.

 Брошюра «Что делать», в которой наметились черты будущего большевизма, вышла в свет в марте 1902 г. в Штутгарте и тайно доставлялась в Россию.

 В начале 1902 г. на след «Искры» напали полицейские шпики. Дальнейшее работа стала опасной, и редакция переехала из Мюнхена в Лондон. С апреля 1902 по апрель 1903 г. Владимир и Надежда поселились в английской столице под фамилией Рихтер. Много времени он провел в библиотеке Британского музея, коей когда-то пользовался Маркс.

 01.08.1902 г. в №23 газеты «Искра» Владимир пишет: «Нисколько не отрицая в принципе насилия и террора, мы требовали работы над подготовкой таких форм насилия, которые бы рассчитывали на непосредственное участие массы и обеспечивали бы это участи». – Задолго до объявления красного террора он ратовал за массовый террор.

 В 1903 г. Надежда увидела приносящую ему страдания сыпь, которая была сифилитического происхождения, и ее появление означало стадию вторичного сифилиса. Впоследствии у него развился третичный сифилис с постепенным поражением сосудов. Без своевременного соответствующего лечения это привело к прогрессирующему параличу.

 Весной 1903 г. он с Надеждой переехал в Женеву, куда было перенесено печатание «Искры». В пригороде Женевы - Сешерон - они сняли дом.

 В 1903 г. Владимир подготавливал II съезда РСДРП, который открылся 30 июля в Брюсселе на площади Дю-Тоон в помещении бывшего мучного склада, где прошли первые 13 заседаний. Из 52 делегатов двое - Ульяновы – Владимир и Дмитрий, делегатом была и Надежда. Председателем съезда избрали Г.В.Плеханов. Во всех 20 вопросов повестки дня Владимир принимал участие. Бельгийская полиция приняла их за анархистов и предложила в 24 часа покинуть страну, пригрозив высылкой на Родину. Следующий этап съезда проходил в Лондоне, где заседания проходили в разных местах. В результате приняли устав и программу партии с положениями о диктатуре пролетариата и о праве наций на самоопределение.

 Разногласия на съезде выявились при обсуждении устава. Владимир считал, что член партии обязан состоять в одной из партийных организаций, принимая участие в ее работе, но съезд принял предложение Мартова: считать достаточным для члена партии признание ее программы и оказание ей материальной помощи.

 На последних заседаниях съезда, при выборе центральных органов, соотношение сил изменилось в пользу сторонников Владимира, так как часть делегатов (в том числе Бундовцы) покинула съезд из-за резкости полемики и нетоварищеского отношения. При выборах в ЦК и в редакцию центрального органа партии, которым была признана «Искра», сторонники Владимира набрали большинство голосов. На съезде произошёл раскол РСДРП на две фракции: большевики и меньшевики. Владимир, возглавляя большевистскую фракцию, взял курс на обособление большевиков. Так в 1903 г. при расколе социал-демократической рабочей партии он стал одним из лидеров большевизма. Завершился съезд 23.08.1903 г.

 Первое время после II съезда совместно с Г.В.Плехановым он продолжал редактировать «Искру», отстаивая большевистские позиции, но тот вскоре перешел к меньшевикам, поэтому Владимир вышел из редакции газеты.

 Меньшевики, захватив «Искру», издательское дело, транспортные связи, партийные финансы, повели на страницах газеты, начиная с № 52, борьбу с большевизмом. Это вынудило Владимира ответить им в книге «Шаг вперед, два шага назад», вышедшей в мае 1904 г.

 Осенью 1904 г. Лев Бронштейн-Троцкий - сын украинского иудея-мельника познакомился с Парвусом и тогда же Троцкий с женой многократно посещали дом Парвуса в Мюнхене. Троцкий был на 12 лет моложе Парвуса, благодаря чему Парвус имел на него значительное влияние, и заразил его идей перманентной революции, которую тот проповедовал многие годы.

 Вскоре после нападения японской эскадры на Порт-Артур, Парвус предсказал исход войны в публикациях в «Искре». И многие призадумались над странными его словами: «русская революция расшатает основы всего капиталистического мира и русскому рабочему классу суждено сыграть роль авангарда в мировой социальной революции», - когда его пророчества по поводу русско-японской войны сбылись. Его ясновидение вполне объяснимо, если он знал об откровенной роли, которую сыграл в этой войне еврейский финансовый мир.

 С осени 1904 г. большевики решили созвать III съезда партии, а в декабре начали подготовку к изданию большевистской газеты «Вперед», так как через «Искру» меньшевики представляли Владимира, как сектанта, догматика и раскольника. Меньшевиков поддержали лидеры II Интернационала – Каутский, Бебель, Люксембург.

 Надо вспомнить, что в 1903—1905 гг. в России прошла вторая волна погромов, развязанная самими евреями. - Например, в Нежине были задержаны три еврея, распространявших листовки: «Народ! Спасайте Россию, себя, бейте жидов, а то они сделают вас своими рабами».

 Погромы были поводом для создания, финансировавшихся еврейским капиталом, в первую очередь заграничным еврейством, вооруженных групп «еврейской самообороны», устраивавших целые сражения с безоружными толпами «громил», жертвы среди которых во много раз превосходили число жертв погромов. Евреи вновь обвинили в организации погромов царскую власть, хотя по логике разве могла быть власть заинтересована в анархических беспорядках? Погромы сыграли большую роль и в привлечении на сторону «гонимого еврейства» симпатий демократов во всем мире и части русской интеллигенции.

Владимир делал ставку на рабочих еще и потому, что ему – образованному человеку легче было обманывать малообразованных людей, слабо разбиравшихся в теории. Многие профессионалы-революционеры, узнавшие его - Плеханов, Мартов, Дан, Владимиров, Луначарский, Эренбург и др., задолго до октября считали его методы политической борьбы беспринципными и провокаторскими. Г.В.Плеханов выступал против антидемократических и бесчестных методов формирования состава партийных съездов и конференций, которыми пользовался Владимир. В статье «Центризм и бонапартизм», опубликованной в газете «Искра» № 65 от 1 мая 1904 года, Плеханов писал: «Вообразите, что за Центральным Комитетом всеми нами признано пока еще бесспорное право «раскассирования». Тогда происходит вот что. Ввиду приближения съезда, ЦК всюду «раскассировывает» все недовольные им элементы, всюду сажает своих креатур и, пополнив этими креатурами все комитеты, без труда обеспечивает себе вполне покорное большинство на съезде. Съезд, составленный из креатур ЦК, дружно кричит ему: «Ура!», одобряет все его удачные и неудачные действия и рукоплещет всем его планам и начинаниям. Тогда у нас, действительно, не будет в партии ни большинства, ни меньшинства, потому что тогда у нас осуществится идеал персидского шаха».

 Г.В.Плеханов был прав, но Владимиру-то и нужна была диктатура под прикрытием фразы «диктатура пролетариата». Бесчестные методы формирования выборных органов стали основой большевизма, использовались советской властью и применяются поныне с чуть измененной терминологией - сейчас употребляют фразы: «Диктатура Закона» и «Вертикаль Власти». Выборная компания является фарсом – выборы без выбора. Чтоб показать, что власть верна заветам беспринципности и сохраняются памятники вождю.






9. 1905-07


 «Мирное» шествие в «Кровавое воскресенье» 09.01.1905 г., организовал бывший священник Гапон, который накануне на митинге заявил: «Если... не пропустят, то мы силой прорвемся. Если войска будут в нас стрелять, мы будем обороняться. Часть войск перейдет на нашу сторону, и тогда мы устроим революцию. Устроим баррикады, разгромим оружейные магазины, разобьем тюрьму, займем телеграф и телефон. Эсеры обещали бомбы..., и наша возьмет».

В городе были построены баррикады, разгромлены магазины, в том числе оружейные, предприняты попытки захватить тюрьму и телеграф, провокаторы стреляли из толпы в полицию, разгромлен полицейский участок. План рухнул из-за того, что войска остались верны присяге. – На дворцовой площади погибло 96 человек и более 300 получили ранения. Царь отсутствовал в тот день в столице, но вину за происшедшее либералы пришили ему.

В ту же ночь Гапон опубликовал призыв к бунту, который, благодаря пролитой крови и печати, нашел отклик во многих местах. - Волнения длились весь год.
 
12-27.04.1905 г. в Лондоне прошел III съезд РСДРП - первый большевистский. Меньшевики отказались присутствовать, хотя были приглашены. Они провели в Женеве свою конференцию. Владимир был избран председателем съезда и руководил его работой. Съезд изменил первый параграф устава – о членстве в партии в большевистской формулировке. На съезде был избран Центральный Комитет во главе с Владимиром. На первом же пленуме ЦК Владимир был утвержден редактором Центрального Органа партии – газеты «Пролетарий». После съезда он вернулся в Женеву.
 
Весной и летом 1905 г. прошли крупные стачки в промышленных центрах, волнениях среди крестьян. В борьбу включился флот - матросы броненосца «Князь Потемкин Таврический» 14 июня подняли флаг восстания.
 
В сентябре 1905 г. в Риге проходила Конференция социал-демократических организаций России, и Владимир блеснул анти-интернационализмом: «Сугубо предостерегаю насчет «Армянской с.-д. федерации». Если вы согласились на ее участие в конференции, то сделали роковую ошибку, которую надо во что бы то ни стало исправить». - При этом в Конференции участвовали представители Латышской социал-демократии, социал-демократии Польши и Литвы, Революционной украинской партии и евреи Бунда.
 
В октябре 1905 г. вся страна была парализована забастовкой. Стачки проходили под лозунгами «Долой самодержавие!», «Да здравствует демократическая республика!». По ходу стачек были созданы первые Советы рабочих депутатов. В это время Парвус приехал из Германии к другу и ученику Троцкому в Петербург и договорился о дальнейших действиях. Парвус вошел в Исполком организовавшегося тогда Совета Рабочих, и они купили читаемую рабочими «Русскую газету», и превратили ее в революционную. Оба почти в каждом номере давали статьи. Тираж газеты за 3 недели увеличился с 30 до 100 тысяч.

 Вскоре полиция арестовала руководство Исполкома Совета во главе с Троцким. Оставшиеся на свободе члены Исполкома Совета основали подпольный Совет с Председателем Парвусом. Под руководством Парвуса новый Совет объявил третью всеобщую забастовку, требуя освобождения арестованных членов Совета. Забастовка провалилась, члены подпольного Совета и Парвус были арестованы и заключены в Петропавловскую крепость, где он просидел ряд месяцев. Затем он был осужден и приговорен к трехлетней ссылке на поселение в Туруханск, но по дороге, подпоив конвоиров, бежал и возвратился в Санкт-Петербург, а далее — в Германию.

 Участие в российских революционных событиях подняло его престиж среди немецких социал-демократов. Каутский заказал ему серию статей о России для журнала «Нойе цайт». Владимир с 1898 г. публично многократно лестно отзывался о статьях и книгах Парвуса. В Дрездене вышла книга Парвуса под заглавием «В русской Бастилии во время революции», берлинский «Форвертс», центральный орган германской социал-демократии открыл ему свои страницы. Но Парвус вскоре был вынужден покинуть Германию из-за большевиков, которые привлекли его к немецкому партийному суду. Они обвиняли Парвуса в том, что тот, будучи уполномочен М.Горьким собирать гонорары с иностранных театров и издательств, присвоил больше ста тысяч марок. Большевики озадачились этим, поскольку 60% гонораров должны были получить они. В это время Германия начинает выдавать России сбежавших революционеров, и Парвус переселился в Вену, оттуда в Константинополь, где пробыл 5 лет до начала войны.

 Завоеватель Византии Магомет II относился к евреям благосклонно, а падение Константинополя в 1453 г. стало освобождением еврейства с получением им свободы и самоуправления. С той поры шло переселение евреев в Турцию, где еврейская община слыла весьма влиятельной. Именно она укрыла и оказала поддержку Парвусу.

В ноябре 1905 г. Владимир вернулся нелегально в Петербурге, где выступал на собраниях, агитируя за вооруженное восстание. В декабре 1905 г. в Москве большевики попытались устроить вооруженное восстание, вызвав много жертв. Данное бессмысленное кровопролитие он, находившийся вдали от места событий, назвал «репетицией».

Результатом 1905 года стал царский Манифест от 17 октября о Государственной Думе - выборном законодательном органе, имевшем возможность влиять на решения правительства. Переработанные Основные Законы ограничили права Императора: монархия фактически стала конституционной.

В конце 1905 г. в Петербурге издавалась ежедневная легальная социал-демократическая газета «Новая жизнь» под лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Тираж газеты был 60-80 тысяч экземпляров. Для ее открытия первоначальный капитал - 15 000 рублей внес М.Горький. В редакции газеты с Владимиром познакомился Г.А.Алексинский. Но после выхода ее 28-го номера 3 декабря редакцию «Новой жизни» разгромили, а газету закрыли.

26.04-25.05.1906 г. в Петербурге вышло 25 номеров легальной ежедневной газеты большевиков «Волна». Владимир успел напечатать в ней 27 статей. Почти в каждом номере печатались корреспонденции Алексинского под псевдонимами: Петр, Алексеев, Петр Ал., П. Ал., Г. Ал-ский. Владимир и Алексинский были единомышленниками, и одинаково оценивали политическую ситуацию. Григорий Алексеевич набирал вес у большевиков. ЦК направило Алексинского в Екатеринослав, откуда его делегировали на четвертый Объединительский съезд партии. 17.08.1906 г. его арестовали, через месяц освободили по болезни и выслали из Москвы.

Переехав в Санкт-Петербург, он работал корректором в типографии. Избран во II Думу депутатом по рабочей курии от Петербурга. В Думе он самый популярный оратор большевиков: успех имели его речи по аграрному вопросу и бюджету. При разгоне Думы Алексинский был за границей и скрылся от ареста вопреки мнению социал-демократической фракции, считавшей политически выгодным не уклоняться от судебного процесса и приговора. Он предпочел активную революционную деятельность. На пятом Лондонском съезде РСДРП в 1907 г. выступал содокладчиком от большевиков по отчету о работе социал-демократической фракции.

В Петербурге за месяц - с 25.12.1905 г. по 25.01.1906 г. - арестовали 1716 человек; до 7 тысяч «неблагонадежных» рабочих полиция выслала из столицы в административном порядке. 1905 г. показал отсутствие способности большевистской партии руководить рабочими.

Многие деятели большевиков партии перешли на нелегальное положение и поселились в дачных местностях к северо-западу от Петербурга. Курортная местность Терийоки с прилегающими поселками Куоккала и Келломяки стала центром «ближней эмиграции».

 Боевики большевиков переправляли литературу и оружие из Терийок в Сестрорецк. Регулярно перевозили оружие из Терийок рабочие Обуховского завода, финские социал-демократы и студент Военно-Медицинской академии В.В.Куйбышев. Ездил челноком в Терийоки и К.Е.Ворошилов, получая для луганских боевиков шестьдесят браунингов, двадцать маузеров и довольно много патронов. Базы хранения оружия были созданы в Терийоках и в ближайших окрестностях. Кроме того, большевики создали на Карельском перешейке лабораторию для изготовления бомб и школу для обучения террористов. За лето 1906 г. боевики под видом рыбаков доставили из Терийок и Келломяк водным путем около 800 ружей, большое количество патронов и 80 пудов динамита.

 Были и потери на этом поприще: И.Бабушкина (ученика Надежды) арестовали с поличным, когда он вез транспорт с оружием. Взявшие его с поличным, учитывая убийства со стороны террористов, расправилась с И.Бабушкиным без суда. Его расстреляли на месте преступления.

В это время образовывались черносотенные организации. В «Руководстве монархиста-черносотенца» было написано: «Враги самодержавия называли «черной сотней» простой, черный русский народ, который во время вооруженного бунта 1905 года встал на защиту самодержавного Царя. Почетное ли это название, «черная сотня»? Да, очень почетное.

Нижегородская черная сотня, собравшаяся вокруг Минина, спасла Москву и всю Россию от поляков и русских изменников». В черносотенном движении начала XX века приняли участие миллионы граждан.

 Международное еврейство требовало равноправия единоверцам в России. Финансировавший еврейские отряды самообороны в России глава еврейского финансового мира в США Я.Шифф, разгневанный антисемитской политикой царского режима в России, с радостью поддержал японские военные усилия, предоставив Японии безграничный кредит в войне против России, за что был награжден японским орденом. Поражение в русско-японской войне подорвало авторитет самодержавия внутри страны и ослабило позиции России и на международной арене.

С.Ю.Витте воспоминал: при подписании мирного договора 1905 г. в американском Портсмуте еврейская делегация с участием Я.Шиффа требовала отмены ограничений для евреев, и угрожала революцией. «Погромы» послужили оправданием массированной помощи, в том числе оружием, международного еврейства всем революционным партиям внутри России, которые вместе с «еврейской самообороной» убили в России около 17 000 государственных служащих.

 Родословная еврейских погромов идет с давних времен, они происходили еще до царствования Екатерины II. Евреи, проживавшие в странах Восточной Европы, были расколоты: одна их часть общалась на идише, а другая – на древнееврейском. Внутренние конфликты фанатично настроенные евреи решали с помощью погромов. В ХХ веке эти ортодоксы также организовывали и даже осуществляли погромы, пытаясь свалить свои деяния на самодержавие.

 В январе 1906 г. была дана команда арестовать автора статьи, призывавшего к вооруженному восстанию - Владимира. Благодаря частой смене квартир и тому, что в полиции считали его мелкой сошкой, ему удалось скрыться от правоохранительных органов.

 В 1905-07 гг. Владимир, по оценкам современников, играл второстепенную роль в революционном движении. В новых условиях он стремился к смягчению фракционной борьбы, к сотрудничеству с меньшевиками. Летом 1906 г. он печатался в легальных газетах большевиков – «Вперед», и «Эхо», а после их закрытия в августе 1906 г. в нелегальной газете «Пролетарий».

 Т.А.Алексинская, вспоминая год 1906, писала: «Ленин был жестоко упрям во всех случаях жизни, не переносил чужих мнений, по поводу чего бы они ни высказывались, а не в одной политике. Завистливый до исступления, он не мог допустить, чтобы кто-нибудь, кроме него, остался победителем. Жестокое и злое проступало в нем как в любом споре, так и в игре в крокет или в шахматы, когда он проигрывал. Проявить независимость, поспорить с ним, о чем угодно или обыграть его в крокет - значило раз и навсегда приобрести себе врага в лице Ленина».

 Из-за возросшей бдительности полиции в Петербурге в конце лета 1906 г. он поселился на даче «Ваза» в местечке Куоккала, где прожил с перерывами до декабря 1907 г., нелегально выезжая в Петербург. Полтора года собирались общегородские партийные конференции в Терийоках. На собрание приезжали до 80 делегатов без единого массового провала или ареста!

 В марте 1907 г. ЦК РСДРП привлек Владимира к партийному суду за клевету – в брошюре «Выборы в Петербурге и лицемерие 31 меньшевика», опубликованной в Петербурге, он обвинил меньшевиков, что те «вступили в блок с мелкой буржуазией» ради совместного торга о местечках с кадетами. Письменный договор об этом вступлении отколовшихся с.-д. в мелкобуржуазный блок они скрыли от рабочих и публики. Меньшевики об этом своем «выступлении» для продажи кадетам голосов рабочих не сообщают пока в печати... 31 меньшевик обманывают рабочих и всю читающую публику». Он обвинил меньшевиков в невежестве, лицемерии, измене рабочим. - За эту клевету Владимир был осужден партийным судом. Почему его вообще оставили в партии? – Скорее всего, клеветники нужны были ей изначально.

В 1907 г. Владимир выступал безуспешно кандидатом во 2-ю Государственную думу.

В июле 1907 г. Гартинг - руководитель зарубежной царской агентуры - сообщил в департамент полиции, что весь состав ЦК РСДРП живет в Терийоках и даже кто на какой даче.

Ноябрь 1907 г. Владимир почти постоянно находился в Терийоках. 14 ноября чиновник особых поручений при министерстве внутренних дел в рапорте директору департамента полиции докладывал: за Лениным в Терийоках установлено наблюдение. Обстановка становилась опасной в «ближайшей эмиграции» - в Куоккале и Терийоках. Аресты стали обычным явлением на тихих прежде дачах. Владимир вынужден был в начале декабря скрыться в центральной Финляндии, а потом уехать за пределы Российской Империи, начиная десятилетний период эмиграции.

 Имеется много способов получения денег, однако, кроме того, что он постоянно доил свою матушку, Владимир, как описывает М.А.Алданов, ограничился тремя:

«...Первый способ был старый, классический, освященный традицией, которая через века идет от предприимчивых финикян к князю Виндишгрецу и его соучастникам. Способ этот заключается в подделке денег. Первоначально была сделана попытка организовать печатание фальшивых ассигнаций в Петербурге при содействии служащих Экспедиции Изготовления Государственных Бумаг. Но в последнюю минуту служащие, с которыми велись переговоры, отказались от дела.

Тогда Ленин перенес его в Берлин и поручил в величайшем от всех секрете «Никитичу» (Красину). Однако маг и волшебник большевистской партии, так изумительно сочетавший полное доверие Ленина с полным доверием фирмы «Сименс», оказался на этот раз не на высоте своей репутации. Или, вернее, на высоте своей репутации оказалась германская полиция. Раскрытое ею дело вызвало в свое время немало шума. «Спрашивается, как быть с ними в одной партии? Воображаю, как возмущены немцы», - с негодованием писал в частном письме Мартов. Чичерин (в ту пору еще большевик) потребовал назначения партийной следственной комиссии. Ленин охотно согласился на строжайшее расследование дела, организованного по его прямому предписанию. Глава партии имел основание рассчитывать, что концы прекрасно спрятаны в воду. Однако Чичерин неожиданно проявил способности следователя. Заручившись серией фотографий своих товарищей по партии, он представил их тому немцу, которому была заказана бумага с водяными знаками, годная для подделки ассигнаций. При предъявлении фабриканту карточки Л.Б.Красина он признал в нем то лицо, которое заказало ему бумагу с водяными знаками... Когда расследование Чичерина добралось до этих «деталей», Ленин провел в ЦК постановление о передаче расследования заграничному бюро ЦК, в котором добытые Чичериным материалы, разумеется, бесследно погибли» (М. Таинственный незнакомец. - «Социалистический Вестник», № 16 за 1922 год).

Насколько известно, заметка эта, подписанная буковкой М., принадлежит Мартову, который хорошо знал закулисные дела большевиков.

Второй способ, изобретенный Лениным для пополнения партийной кассы, был гораздо менее банален... Ленин поручил своим товарищам по партии жениться на двух указанных им богатых дамах и передать затем приданое в большевистскую кассу. Дело было сделано артистически: оба большевика благополучно женились, но заминка вышла после свадьбы: один из счастливых мужей счел более удобным деньги оставить за собою. Забавно то, что по делу этому состоялся суд чести, - рассказ о нем я слышал от одного из судей, не большевика, человека весьма известного и безупречного. Впрочем, независимо от суда Ленин довольно недвусмысленно грозил в случае неполучения денег подослать убийц к не оправдавшему его доверие товарищу. Об этом указании (вполне совпадающем со слышанным мною рассказом) есть в изданных не так давно письмах Мартова...

Этот Виктор под покровительством Богданова и Ленина шантажом вымогал деньги в пользу большевиков, причем оперировал угрозой выписать «кавказских боевиков» (письмо Аксельроду от 3 сентября 1908 г.).

Краткое, зато весьма живописное упоминание обо всей этой истории сохранилось и в рассказе самого Ленина. В.Войтинский в своих воспоминаниях пишет: «Рожков передавал мне, что однажды он обратил внимание Ленина на подвиги одного московского большевика, которого характеризовал как прожженного негодяя. Ленин ответил со смехом: «Тем-то он и хорош, что ни перед чем не остановится. Вот вы, скажите прямо, могли бы за деньги пойти на содержание к богатой купчихе? Нет? И я не пошел бы, не мог бы себя пересилить. А Виктор пошел. Это человек незаменимый». (Вл. Войтович. Годы побед и поражений, т. II, с. 103. Это замечание Ленина, конечно, относится именно к указанному мною случаю.)
В результате суда Ленин получил немалую сумму денег. Но матримониальный способ пополнения кассы был, разумеется, лишь вспомогательным. Главное... внимание после провала первой революции было устремлено на то, что тогда игриво называлось «эксами» или «эксациями». В этой области ближайшим сотрудником и правой рукой Ленина стал уже в ту пору весьма известный кавказский боевик, по революционной кличке «Коба», он же «Давид», он же «Нижерадзе», он же «Чижиков», он же «Иванович», он же нынешний всемогущий русский диктатор Иосиф Виссарионович Сталин-Джугашвили...

С.Медведева-Тер-Петросян в своей брошюре «Герой Революции» («Истпарт», 1925 г.) повествовала: «Под видом офицера Камо съездил в Финляндию, был у Ленина и с оружием и взрывчатыми веществами вернулся в Тифлис». О роли Сталина в этом деле писал в свое время «Соц. вестник» - см. об «эксах» также старые брошюры Л.Мартова «Спасители или упразднители» (1911) и Л.Каменева «Две партии» (1911). Ленин не раз выступал печатно с принципиальной защитой экспроприаций. Ленину для нужд партии и были позднее отвезены похищенные деньги...

Вожди большевиков покинули Кавказ. Камо перебрался в Берлин, где занялся новым полезным делом: он решил явиться к банкиру Мендельсону с тем, чтобы убить его и ограбить (разумеется, в пользу партии); по представлениям Камо, такой богач, как Мендельсон, должен был всегда иметь при себе несколько миллионов. Однако германская тайная полиция заинтересовалась кавказским гостем с его самого приезда в столицу. У него был произведен обыск, при котором нашли чемодан с бомбами. По совету Красина, переславшего ему в тюрьму записку через адвоката, Камо стал симулировать буйное помешательство и притворялся помешанным четыре года! Германские власти под конец сочли полезным выдать этого сумасшедшего русскому правительству. Признанный тифлисскими врачами душевнобольным, Камо был переведен в психиатрическую лечебницу, откуда немедленно бежал - разумеется, в Париж, к Ленину, которого он по-настоящему боготворил. «Через несколько месяцев, - рассказывает большевистский биограф, - с согласия Владимира Ильича Камо уехал обратно в Россию, чтобы добывать денег для партии...».

 Владимир устранялся от участия в «экспроприациях», которые «боевики» большевиков проводили с его ведома, пересылая ему награбленные деньги. О жизни в Куоккала Надежда воспоминает: «Камо часто ездил из Финляндии в Питер, всегда брал с собой оружие, и мама каждый раз особо заботливо увязывала ему револьверы на спине».

 Большевистские грабежи из государственных и коммерческих казначейств сопровождались человеческими жертвами - во время ограбления банковского фаэтона, совершенного боевиками во главе с рецидивистом Камо на Эриванской площади Тифлиса в июне 1907 г., жертвами от брошенных восьми бомб стали: кассир, счетчик банка, два конвойных казака и десятки невинных граждан. На Кавказе с декабря 1905 г. по июнь 1907 г. пять раз грабили казначейства на общую сумму 789 тыс. руб. Руководителем этих грабежей под кличкой Коба был Сталин, исполнительным главарем шайки — рецидивист Камо - Семен Тер-Петросян, в банде которого был целый ряд рецидивистов. Разрабатывал бомбы для нападения на казначейства Л.Б.Красин.

 20.03.1906 г. банда из двадцати человек в Москве ограбила Банк купеческого общества взаимного кредита, похитив 875 тыс. руб. Деньги были в пятисотках, которые требовалось разменять. Российские и европейские банки имели номера похищенных банкнот. Благодаря меченым банкнотам были взяты с поличным большевики: Литвинов, будущий нарком иностранных дел; Семашко, будущий нарком здравоохранения; Карпинский, будущий главный редактор советских газет и другие.

 Владимир пытался узаконить на четвертом (объединительном) съезде РСДРП грабежи и убийства. В Проекте резолюций - в разделе «Партизанские боевые действия» - 4 пункт - записано: «Допустимы также боевые действия для захвата денежных средств, предназначенных неприятелю, т.е. самодержавному правительству». Проект подвергся критике, а в резолюции, принятой съездом по данному вопросу, было записано: «...Съезд постановляет: а) бороться против выступлений отдельных лиц или групп с целью захвата денег под именем или девизом с.-д. партии; б) избегать нарушений личной безопасности или частной собственности мирных граждан... Съезд отвергает экспроприацию денежных капиталов в частных банках и все формы принудительных взносов для целей революции». На V Лондонском съезде РСДРП, проходившем в апреле-мае 1907 года, большинством голосов делегаты добились полного запрещения грабежей.
 
 Нарушая решения съездов, Владимир продолжал поощрять грабежи и разбои, втягивая в них уголовные элементы и вызывая тревогу у европейских социал-демократов. На Штутгартском конгрессе II Интернационала в 1907 г. большевистских экстремистов подвергли критике. И хотя они публично отказались от террора и грабежей, на самом деле продолжали экспроприацию.

 К наиболее эффективным методам борьбы за власть Владимир относил террор, который, по его мнению — «одно из военных действий, которое может быть вполне пригодно и даже необходимо в известный момент сражения, при известном состоянии войска и при известных условиях».

 По словам В.С.Войтинского: «Революция - дело тяжелое, - говорил Ульянов. - В беленьких перчатках, чистенькими руками не сделаешь... Партия не пансион для благородных девиц... Иной мерзавец может быть для нас именно тем и полезен, что он мерзавец».
 
Касса большевиков пополнялась бандитами, сутенерами, рэкетирами.






10. Вторая эмиграция


 В январе 1908 г. Владимир уже в Швейцарии, и пробыл во второй эмиграции почти 10 лет.

 В апреле 1908 г. на острове Капри он посетил А.М.Горького, лечившегося здесь и содержавшего летнюю базу для молодых большевиков. Оба играли в шахматы под смоковницами и дискутировали на тему захвата власти пролетариатом.

 В доме N4 по улице Мари-Роз в Париже в одной из четырехкомнатных квартир со всеми удобствами с середины июля 1909 г. по июнь 1912 г. жили Владимир и Надежда после переезда из четырехкомнатной квартиры в Женеве. В конце июля 1909 г. Владимир, Мария и Надежда с матерью отправились на шесть недель отдыхать в пансион в Бомбон (под Парижем). Пансион дешевый - 10 франков в день.

 В конце декабря 1909 г. Владимир и Надежда в парижском кафе на Авеню Д'Орлеан познакомились с феминисткой и сторонницей свободной любви Инессой Арманд (1874 г.-Париж - 24.09.1920-Кавказ). Она была членом московского французского общества и скрывалась от российской полиции, поскольку отсидела в тюрьме за 1905 г. и бежала со ссылки из Мезени.

 Владимиру в тот момент столкнулся с оппозицией. Его средства были конфискованы, его журнал «Пролетарий» - закрыт. Каждый человек был тогда дорог, а Инесса свободно говорила на четырех языках и обладала талантом организатора. Они вместе трудились, стремясь к достижению общих целей, работа их сплотила, и между ними завязался роман. Вместе они провели в загранице семь лет. Она стала его помощницей, решающей многие проблемы.

 Дочь актрисы Натали Вильд и оперного певца Теодора Стефана, Инесса пятнадцати лет вместе с сестрой Рене приехала в Россию к тетушке-гувернантке, дававшей уроки в семье выходцев из Франции - Арманд, глава которой - Евгений Евгеньевич владел лесами, поместьями, доходными домами в Москве, текстильными фабриками в Пушкино. Инесса с каштановыми волосами и зелеными глазами вышла замуж за старшего сына Александра Арманд, а Рене - за Бориса.

 Инессу и брата ее мужа зацепили коммунистические идеи, общаясь на эти темы, они полюбили друг друга. Александр отпустил жену с четырьмя детьми, и она в возрасте 28 лет поселилась со вторым 17-летним мужем-студентом на Остоженке в Москве. У них появился ребенок - сын Андре. Муж, попав под радикальное социал-демократическое влияние супруги, оказался в тюрьме, далее в ссылке и в 1909 г. в эмиграции умер от туберкулеза.

 Она открыла в 1911 г. партшколу в Лонжюмо под Парижем, где, обучала в числе других и Серго Орджоникидзе. Французский марксист Карл Рапопорт оставил нам поэтичное описание разговора в парижском кафе: «Ленин не мог оторвать своих горящих монгольских глаз от этой маленькой француженки».

 В сентябре 1911 г. Инесса Арманд поселилась на улице Мари-Роз в соседнем с Ульяновыми доме. Надежда и Инесса вряд ли враждовали. Они вместе работали в «партийной школе» в Лонжюмо, им было легко друг с другом. Любовь к Инессе была глубокой и сильной. - Может быть, те годы в Париже были самым ценным временем в жизни Владимира. - Он всегда отличался вспыльчивым и раздражительным нравом, склонностью к скандалу и обостренным восприятием событий, а в те дни производил впечатление спокойного и счастливого человека.

 Она помогла Владимиру организовать съезд Социал-демократической партии в Праге, где большевикам ловкостью удалось набрать большинство голосов.

 Инесса поехала в Россию, чтобы от лица Владимира реорганизовать разваленную партийную ячейку Петербурга. Она выдавала себя за польскую крестьянку при аресте. После 6 месяцев тюрьмы Александр – бывший муж - добился ее освобождения за крупную сумму - 6500 рублей. В 1913 г. она, с его одобрения, бежала из-под залога до суда и воссоединилась с четой Ульяновых под Краковом.

 Из-за Инессы считала Надежда: «в Париже пришлось провести самые тяжелые годы эмиграции». Инесса и Надежды были контрастны. - Застенчивая и фригидная Надежда была бездетна по состоянию здоровья, не умела готовить и вместо шумных компаний предпочитала уединение; а коммуникабельная, влюбчивая и ветреная Инесса имела пятерых детей от двух браков, любовников, справлялась с домашним хозяйством, оставаясь душой любого общества.

Скуку Надежды Владимир разбавил страстью и наслаждением. В 1913 г., когда вся троица жили в Кракове, у Надежды прогрессировала базедова болезнь, что усилило различие подруг.

 Надежда была прекрасным конспиратором, все понимала и предложила мужу развод. Отношения Инессы и Владимира в какой-то момент могли закончиться свадьбой, как вдруг Арманд спешно покинула Краков - она порвала с Владимиром, который в середине ноября 1913 г. сделал выбор в пользу Миноги. Однако уже в январе 1914 г. Владимир в Париже у Инессы, и они вместе в Лондоне на объединенной конференции с меньшевиками. Надежда много раз впоследствии пыталась уйти от него, но Владимир удерживал ее.

 После начала войны в 1914 г. Ульяновы и Арманд возобновили свой прежний образ жизни, свою «семью втроем». Как прежде в Париже любовный треугольник совершает приятные прогулки по швейцарским горам.

 В сентябре 1910 г. в Стокгольме прошла его последняя встреча с матерью. Жили они в нескольких комнатах на Каптенстатан, 17. Там они отметили ее 75-летие.

 16.12.1910 г. отпечатан первый номер газеты «Звезда» со статьей Владимира «Разногласия в европейском рабочем движении».

 Из США раздавались призывы: трусливая Россия уступила маленьким японцам, поэтому она должна уступить избранному народу... деньги это сделают.

 01.09.1911 г. в Киеве был убит премьер-министр П.А.Столыпин евреем Мордкой Богровым. - Вряд ли это было случайным: теперь стали возможны «великие потрясения». Накануне теракта Богров имел свидание с Бронштейном – Л.Троцким, который в начале политической карьеры был масоном 9-й степени.

 В декабре 1911 г. Американский Еврейский Комитет добился резолюции конгресса об аннулировании Русско-американского договора 1832 г. о торговле и навигации, если Россия не прекратит политику ущемления прав евреев.

 В 1912 г. Владимир решительно порывает с меньшевиками, настаивавшими на легализации РСДРП. В январе 1912 г. 6-й Всероссийской конференцией РСДРП (Прага) был избран членом ЦК, и по его инициативе была создана газета «Правда».

 В июне 1912 г. Владимир с Надеждой и тещей переехали из Парижа в Краков, входивший тогда в состав Австро-Венгрии. Два года их жизни в Кракове превратили этот польский город в центр большевизма. Здесь сосредоточилась работа ЦК, сюда приезжали партийные работники, отсюда шли директивы партийным организациям в России.

 05.05.1912 г. вышел первый номер ежедневной большевистской «Правда», в которой фактически он был главным редактором газеты. В «Правде» было опубликовано свыше 270 его статей и заметок. Восемь раз газету закрывали, но каждый раз она продолжала выходить под другими названиями – «Рабочая Правда», «Северная Правда», «За Правду» и др.

 В докладе по национальному вопросу на летнем 1913 г. совещании ЦК РСДРП Владимир подчёркивал, что борьба против национального угнетения связана с борьбой против царизма.

В написанной им резолюции отмечалось, что социал-демократической партией отстаивается право наций на самоопределение - на отделение и образование самостоятельного государства.

 20.06.1914 г. Г.В.Плеханов публично заявил: «… главная причина непримиримости Ленина заключается в том, что он не желает выпустить из своих рук партийных денег, часть которых им была захвачена воровским способом».

 О Гегеле Владимир: «Пошло-поповская идеалистическая болтовня о величии христианства (с цитатами из Евангелия!!). Мерзко, вонюче!.. Бога жалко! Сволочь идеалистическая!» Л.Н.Толстого он назвал «истасканный истеричный хлюпик». В письме И.Ф.Арманд от июня 1914 г. отмечал: «Прочел сейчас, mу dear friend, новый роман Винниченко, что ты прислала. Вот ахинея и глупость!.. В «Речи» про роман сказано, что подражание Достоевскому и что есть хорошее. Подражание есть, по-моему, и архискверное подражание архискверному Достоевскому... Муть, ерунда, досадно, что тратил время на чтение». Завершая письмо, он показывает, кем является сам: «претенциозный махровый дурак Винниченко, любующийся «собой...». О романах Ф.М.Достоевского говорил: «Морализирующая блевотина... На эту дрянь у меня нет свободного времени…. Что касается «Бесов», — это явно реакционная гадость». - Романом «Бесы» Федор Михайлович предупреждал, что террор и насилие противостоят общественному прогрессу и человеческому благу. Чем же досадил классик Владимиру? – Федор Михайлович в молодости сам был участником кружка революционеров-петрашевцев, понимал еврейство и по настойчивым просьбам самих евреев писал:

- … на деле трудно найти что-нибудь раздражительнее и щепетильнее образованного еврея и обидчивее его, как еврея.

- … слово «жид», сколько помню, я упоминал всегда для обозначения известной идеи: «жид, жидовщина, жидовское царство» ...

- …они и тогда точно так же кричали о правах, которых не имел сам русский народ, кричали и жалобились, что они забиты и мученики и что когда им дадут больше прав, «тогда и спрашивайте с нас исполнения обязанностей к государству и коренному населению». Но вот пришел освободитель и освободил коренной народ, и что же, кто первый бросился на него как на жертву, кто воспользовался его пороками преимущественно, кто оплел его вековечным золотым своим промыслом, кто тотчас же заместил, где только мог-поспел, упраздненных помещиков, с тою разницею, что помещики хоть сильно эксплуатировали людей, но все же старались не разорять своих крестьян, пожалуй, для себя же, чтобы не истощить рабочей силы, а еврею до истощения русской силы дела нет, взял свое и ушел…

- …евреи чуждались во многом русских, не хотели есть с ними, смотрели чуть не свысока (и это где же? в остроге!) и вообще выражали гадливость и брезгливость к русскому, к «коренному» народу. То же самое и в солдатских казармах, и везде по всей России…

- мне иногда входила в голову фантазия: ну что, если бы то не евреев было в России три миллиона, а русских; а евреев было бы 80 миллионов - ну, во что обратились бы у них русские и как бы они их третировали? Дали бы они сравняться с собой в правах? Дали бы им молиться среди них свободно? Не обратили бы прямо в рабов? Хуже того: не содрали ли бы кожу совсем? Не избили бы дотла, до окончательного истребления, как делывали они с чужими народностями в старину, в древнюю свою историю? Нет-с, уверяю вас, что в русском народе нет предвзятой ненависти к еврею, а есть, может быть, не симпатия к нему, особенно по местам и даже, может быть, очень сильная. О, без этого нельзя, что он еврей, не из племенной, не из религиозной какой-нибудь ненависти, а происходит это от иных причин, в которых виноват уже не коренной народ, а сам еврей…

- …у меня перед глазами письма евреев, да не из простолюдья, а образованных евреев, и - сколько ненависти в этих письмах к «коренному населению!» …

- …Признаки эти: отчужденность и отчудимость на степени религиозного догмата, неслиянность, вера в то, что существует в мире лишь одна народная личность - еврей, а другие хоть есть, но все равно надо считать, что как бы их и не существовало…

- …Еще в детстве моем я читал и слыхал про евреев легенду о том, что они-де и теперь неуклонно ждут мессию, все, как самый низший жид, так и самый высший и ученый из них, философ и кабалист-раввин, что они верят все, что мессия соберет их опять в Иерусалиме и низложит все народы мечом своим к их подножию…

- …еврейству там и хорошо, где народ еще невежествен, или несвободен или мало развит экономически, - тут-то, стало быть, ему и лафа!..

- еврей сохраняет всю свою оригинальность перед другими русскими инородцами, а причина тому, конечно, это государство в государстве его, дух которого дышит именно этой безжалостностью ко всему, что не есть еврей, к этому неуважению ко всякому народу и племени и ко всякому человеческому существу, кто не есть еврей…

- Еврей предлагает посредничество, торгует чужим трудом. Капитал есть накопленный труд: еврей любит торговать чужим трудом! Но все же это пока ничего не изменяет; зато верхушка евреев воцаряется над человечеством все сильнее и тверже и стремится дать миру свой облик и свою суть…

 Заканчивая с этим вопросом, вспомним: Ветхий Завет, почитаемый евреями, насквозь пронизан духом рабовладельчества; причем именно евреи должны управлять рабами – всеми остальными. Еврейский пророк Иеремия говорил о евреях: "Они умны на зло, но добра делать не умеют" (Иер. 4:22).

 Владимир участвовал в деятельности 2-го Интернационала: с октября 1905 г. по 1912 г. представлял РСДРП в Международном социалистическом бюро, возглавлял большевистскую делегацию на Штутгартском (1907) и Копенгагенском (1910) конгрессах. Он руководил деятельностью большевиков в IV Государственной думе.

 В мае 1913 г. Владимир и Надежда переехали в деревню Белый Дунаец (рядом с Поронином), вблизи польского курорта Закопане. Здесь они жили летом 1913-го и 1914 годов в доме у крестьянки Терезы Скупень.

 «Пролетариат, - повторял Владимир, - не может любить того, чего у него нет. У пролетариата нет отечества», - возможно, под словом пролетариат он имел в виду евреев, так как это у них отсутствовало отечество. Сейчас у любого российского бомжа отечество есть! Предстоящая война была нужна большевикам, и они предпринимали шаги к ее развязыванию.

 В начале 1-й мировой войны, находившийся на территории Австро-Венгрии - в Поронине, Владимир был арестован австрийскими властями и заключен в тюрьму в городе Новый Тарг по подозрению в шпионаже в пользу России. Освобожденный благодаря ходатайству австрийских и польских социал-демократов 23.08.1914 г. он переехал в Берн.

 Еще 08.08.1914 г. Вильгельм II приказал ассигновать большую сумму на революционную пропаганду в России.

 На даче в местечке Озерки под Петроградом в ноябре 1914 г. на Всероссийском совещании обсуждались документы о тактике большевиков в период войны. В особом оформлении представлен манифест ЦК РСДРП «Война и российская социал-демократия». Активно выступившие против империалистической войны члены большевистской фракции IV Государственной Думы в ноябре 1914 года были арестованы и в феврале 1915 года преданы суду. Большевиков-депутатов IV Государственной Думы - Г.И.Петровского, Ф.Н.Самойлова, М.К.Муранова, А.Е.Бадаева, Н.Р.Шагова – отправили в ссылку.

 Весной 1915 г. эстонец Кескула имел в своем распоряжении фонд, равный приблизительно 50-60 тысячам американских долларов, который он получил от германского министерства иностранных дел для финансирования большевистских изданий, пока они агитируют за поражение России в войне. В сентябре 1915 г. Кескула вошел с Владимиром в контакт, а 30 сентября он представил фон Ромбергу подробный доклад о своих беседах с Владимиром и о его программе.

 Газета большевиков «Социалдемократ» печаталась малым количеством экземпляров и на дешевой бумаге. Отдельные экземпляры пересылались в Германию и там фотографическим способом перепечатывались на гильзовой бумаге в типографии германского морского министерства в большом количестве экземпляров. Отпечатанные экземпляры через Кескулу отправлялись в Копенгаген и в Стокгольм, а оттуда пересылались в Россию.

Брошюра Бухарина «Война и рабочий класс» печаталась Кескулой, по мнению которого, она была пригодна для распространения ее среди широких масс, и он рекомендовал Штейнвахсу - агенту германского генерального штаба - напечатать большое издание ее. Кескула продолжал поддерживать с Владимиром контакт, получая для большевиков 20 тысяч марок в месяц.

 Через германского посла в Константинополе И.Л.Гельфанд-Парвус – в ту пору советник министерства финансов правительства младотурков – сделал предложение Германии, основанное на том, что планы Германии и революционеров России совпадают. Этим озаботилось Германское правительство и пригласило его на беседу в Берлин, куда он 06.03.1915 г. прибыл. Представленный Парвусом 9 марта «План русской революции» начинался с раздела: «Подготовка политической массовой забастовки в России». План содержал рекомендации: как вызвать беспорядки в России и подготовить революцию, которая заставит царя отречься от престола, после чего будет образовано временное революционное правительство, которое заключит сепаратный мир с Германией. В 1917 г. большевики, руководимые Владимиром, действовали в соответствии с этим планом. За спиной Парвуса стояла еврейская община Константинополя, а значит и мировое еврейство. – Посредством Парвуса еврейский синдикат банкиров заключил сделку с Кайзеровской Германией против России. И будущие громадные финансовые вливания в «большевиков» вряд ли могла самостоятельно осуществить обескровленная войной Германия – это были еврейские деньги, а то, что они поступали с немецкой стороны, было прикрытием их истинного источника.

 Начиная с середины марта 1915 г., Парвус стал доверенным платным лицом германских властей - главным советником германского правительства по революционным делам России. В конце марта 1915 г. Парвус получил от министерства иностранных дел первый миллион марок на организацию единого фронта европейского социализма против царского режима в России. Однако немецкие социалисты порвали с ним отношения: Клара Цеткин называла его сутенером империализма, который продался германскому правительству.

 В конце мая 1915 г. в Цюрихе Парвус встретился в ресторане с Владимиром, Надеждой и Инессой. Беседа Парвуса и Владимира продолжилась на квартире у Владимира. Они ограничились обменом мнений, так как большевики были малозначимы тогда.

 В середине 1915 г. в Копенгагене Парвус основал «Институт для изучения причин и последствий мировой войны», основанный на деньги от германского правительства с задачей распространять пораженческую пропаганду главным образом в России. В Институт вступил Моисей Урицкий, а Ганецкий примкнул к Парвусу с одобрения Владимира, который был хорошо осведомлен о работе Института, а Парвус через Ганецкого имел связь с большевиками.

 Русское правительство в августе 1915 г. вынуждено пошло на уступки и отменило ограничения евреям. Министр внутренних дел Н.Б.Щербатов объяснял: «Мы попали в заколдованный круг... мы бессильны, ибо деньги в еврейских руках и без них мы не найдем ни копейки, а без денег нельзя вести войну».
 
В швейцарской деревне Циммервальд с участием Владимира 23-26.08.1915 г. состоялась первая Международная социалистическая конференция и приняла Манифест о борьбе за мир, с той поры коммунисты всех мастей так борются за мир, что порой камня на камне не остается.

 Статья «О лозунге Соединенных Штатов Европы», написанной в августе 1915 г. Владимир делает вывод о возможности победы социализма первоначально в одной, отдельно взятой стране. – Вполне возможно, что данное умозаключение обусловлено было сведениями, полученными в ходе беседы с Парвусом, с которым он формально размежевался в статье «У последней черты».

 15.12.1915 г. Парвус расписался в получении 15 миллионов марок на усиление революционного движения в России и организацию «Бюро международного экономического сотрудничества», подкармливая из его кассы легально верхушку всех социалистических партий, в том числе большевиков. В бюро Парвуса оказался в качестве сотрудника - Яков Ганецкий, будущий заместитель народного комиссара внешней торговли. Через коммерческую фирму его родной сестры по фамилии Суменсон и большевика М. Козловского, будущего председателя Малого Совнаркома, шли еврейские финансы на подрыв существующего строя.

 29.12.1915 г. Парвус получил новый миллион марок, при этом германский министр иностранных дел выразил подозрение, что фонды, предназначенные германским правительством на революцию в России, текут в карманы Парвуса.

 В начале 1916 г. Владимир и Надежда переехали из Берна в Цюрих, где прожили до апреля 1917 г. В Санкт-Петербурге 25.07.1916 г умерла М.А.Ульянова, в девичестве Бланк.

 Работа «О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме» написана осенью 1916 г. В ней говорится: «… все нации придут к социализму, это неизбежно, но все придут не совсем одинаково, каждая внесет своеобразие в ту или иную форму демократии, в ту или иную разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной темп социалистических преобразований разных сторон общественной жизни».

 Владимир прожил большую часть сознательной жизни за границей, однако он, да и вся его жестокая семья, за исключением отца, считали, что это они родились в загранице.





11. 1917


 В январе Владимир писал: «Мы, старики, не доживем до грядущей революции».

 В Петрограде по случаю годовщины Кровавого воскресенья 9 января прошла забастовка 50 тысяч рабочих и манифестация. 14 февраля бастовали 80 тысяч рабочих, а депутаты Думы требовали отставки министров. 23 февраля в Петрограде многолюдная демонстрация в честь женского дня, а 24 февраля в Петрограде начались столкновения полиции с демонстрантами, несущими лозунги «Долой самодержавие!», «Долой войну!»

 23-25.02.1917 г. набирала силу забастовка, возмущенные голодные граждане толпились на улицах Петрограда, силу им придавали солдаты маршевых рот, у которых отсутствовало желание торопиться на передовую. Казаки уже остерегались открывать огонь. Толпы хаотично возникали у Думы, казарм и винных складов, грабили магазины и квартиры. Лидер правых эсеров Питирим Сорокин утверждал, что при революции в человеке проявляется и зверь, и дурак. В Петрограде дым пожарищ смешивался с запахом разлагающихся трупов. Вечером 25 февраля Николай II прислал телеграмму: «завтра же прекратить беспорядки в столице». 26 февраля в Петрограде войска открыли огонь - 150 убитых.

 Агенты Парвуса подготовили в Петрограде смуту февраля 1917 г., раздутую печатью и заговорщиками Государственной Думы, чтобы требовать у Царя отречения для спасения России. Вся легальная пресса находилась в руках иудеев. Русские масонские ложи - «дочерние» ложи иудейско-французской ложи «Великого Востока», действуя согласованно в Думе, Генштабе, управлении железной дорогой и в средствах информации, сыграли решающую роль совместно с еврейским центром. Организовали и осуществили переворот евреи.

 Узнав о беспорядках, Царь из могилевской Ставки отдал распоряжение направить в столицу 13 гвардейских кавалерийских полков. Но приказ об отправке войск предательски отменили, а по дороге в Петроград Николай II был изолирован в Пскове и дезинформирован окружением, участвовавшим в заговоре. Императора принудили к отречению в пользу Великого Князя Михаила, которого Временный комитет Госдумы заставил передать вопрос о монархии на усмотрение будущего Учредительного собрания. Оба отречения были нарушением законов Российской Империи и произошли вследствие насилия.

02.03.1917 г. прерывалась легитимность власти в России, а Николай II записал в дневнике: «Кругом измена, и трусость, и обман».

 Императорскую семью держали в Царскосельском дворце под арестом, что способствовало их убийству большевиками после захвата власти.

 О перевороте Владимир узнал из швейцарских газет в Женеве 15.03.1917 г. и посчитал информацию об отречение царя шуткой и «уткой». Затем решил, что новая власть уничтожится реакцией за неделю, поэтому: стоит ли спешить в Россию. Новости противоречили марксизму: как могли Николай II и Михаил отречься от престола без гор пролетарских трупов? Николай «кровавый» оказался странным по марксистским понятиям.

 В Таврическом дворце глава Думы Родзянко (масон) предложил социалистам Чхеидзе (масон) и Суханову: «Власть у вас, вы можете нас всех арестовать». На что левые ответили: «Возьмите власть, но только не арестовывайте нас за пропаганду». На том и остановились; социалисты радовались, сбросив с себя груз ответственности.

 Известный выступлениями на политических процессах и участием в расследовании расстрела на Ленских приисках, лидер фракции трудовиков 4-й Государственной думы, а затем эсер и член Верховного совета российской масонской ложи «Великий Восток», Александр Керенский возглавил Временное Правительство. Все члены этого правительства были масонами, поэтому имели заранее подготовленные кадры, которые сразу же захватили власть.

 Февральский переворот мало дал российским капиталистам, хотя и привнес дух демократии – отменены – вторично ограничения для иудеев (составлявших около 3% населения Империи), цензура, смертная казнь, наказания в тюрьмах и жандармерия; объявлена всеобщая амнистия политзаключенных; полицию переименовали в милицию; губернаторы были заменены комиссарами Временного правительства.

 Временное Правительство продолжило союз с Антантой, что шло в разрез с планами Германии, Парвуса и тех, кто стояли за ним, поэтому решили разыграть большевистскую карту. В начале апреля по предложению Парвуса канцлер уполномочил германского посла в Берне фон Ромберга войти в контакт с русскими эмигрантами и предложить им проезд в Россию через Германию. Владимир и 30 сообщников - Крупская, Зиновьев, Лилина, Арманд, Поговская, Рубаков, Егоров, Радек, Сафаров, Сафарова-Мартошкина, Усиевич Г. Усиевич Е., Гребельская, Константинович, Мирингоф Е., Мирингоф М., Сковно, Слюсарев, Ельчанинов, Бриллиант, Харитонов, Розенблюм, Абрамович, Шейнесон, Цхакая, Гоберман, Линде, Айзенхуд, Сулиашвили, Равич - выехали из Швейцарии на поезде через Германию в так называемом «запломбированном вагоне» в конце марта 1917 г. Этим немецким пособникам запрещалось покидать вагон на станциях до границы. Генштаб Германии знал, что Рубаков и Егоров на самом деле Андрес и Эрих - кадровые шпионы - майоры Генштаба Германии, которые осенью 1917 г. получили статус прикомандированных в распоряжение советского правительства.

 А.Куприн пишет: «Убийство и кровь не только не смущали Ленина, но они его радовали - он был сумасшедший. И вот его-то, умалишенного, избрали немцы своим орудием для того, чтобы уничтожить Россию и так ее ослабить, чтобы немецкое засилье могло снова в ней водвориться. Ленин с фанатизмом сумасшедшего принялся за исполнение своего сатанинского плана».

 Будучи, как и Парвус, платным немецким агентом Ганецкий-Фюрстенберг посредничал между Владимиром и Парвусом. Вместе с Владимиром в Стокгольм приехал Карл Радек - австрийский подданный, и именно с ним Парвус 31 марта (13 апреля) провел секретную встречу. Парвус обещал большевикам финансовую поддержку в борьбе за власть, а Радек был уполномочен Владимиром принять это предложение, о чем сразу же телеграммой был извещен министр иностранных дел Германии. С данного момента началась чисто марионеточная судьба Владимира. До того МИД просило государственное казначейство об ассигновке 5 миллионов марок для политических целей в России, и 3 апреля это было оформлено.

 Все три члена единственного Заграничного бюро ЦК большевистской партии - Ганецкий, Радек и Боровский - опытные подпольщики продолжали бороться против Временного Правительства теми же средствами, как против царского самодержавия. Теперь их положение стало более выгодным: немцы предоставили и финансы, и аппарат дипломатических сношений.

 Фирма Парвус-Ганецкий вела экспорт через Скандинавию германских товаров в значительных количествах. - Парвус получал из Германии дефицитные в России товары: хирургические инструменты, медикаменты и химические продукты. Ганецкий отправлял их в Россию, а вырученные деньги использовались на финансирование большевистской пропаганды.

 3 апреля Владимир в Петрограде. На площади Финляндского вокзала он без картуза, прикупленного дорогой, но с котелком вскарабкался в британский броневик «Остин» и приветствовал собравшихся, сумевших освободить Россию от царского деспотизма и положивших начало социальной революции в международном масштабе. - Мародеры и дезертиры с удовольствием восприняли слова о будущих грабительских возможностях. В ночь с 3 по 4 апреля он выступил во дворце Кшесинской на собрании большевиков с апрельскими тезисами.

 Социолог Питирим Александрович Сорокин (1889 г. Турья, Яренский уезд Вологодской губернии – 1968 г. Винчестер, Массачусетс) писал: «Биологический и психиатрический аспекты его природы ясны. Мания величия, оптимизм, несмотря на ужасное состояние русского народа в период последних лет его правления, навязчивая вера в неизбежность мировой революции, неспособность понять реальные результаты своих действий - эти черты являются характеристикой прогрессивного паралича на последнем этапе болезни. Это означает, что Ленин со времени своего возвращения в Россию был больным человеком. Посмотрите на лицо Ленина. Разве это не лицо, которое можно найти в альбоме «прирожденных преступников» Ломброзо? Крайняя грубость, выраженная в безжалостных убийствах, в безжалостных резолюциях разрушить весь мир по своей личной прихоти, свидетельствует об этих зловещих чертах. Полное отсутствие у Ленина всех моральных, религиозных и социальных принципов, его абсолютный цинизм, украшенный звонкими фразами о «буржуазных предрассудках», и так далее являются характерными антисоциальными стигматами».

 4 апреля в Таврическом дворце на собрание большевиков он выступил с докладом и разъяснениями своих тезисов: вместо обычной буржуазно-парламентарной республики установить республику Советов. На заседании исполкома Петроградского Совета РСД он сообщил об обстоятельствах проезда через Германию. Был введён в состав исполкома Петроградского Совета РСД, а в Берлине от агента получили телеграмму: «Въезд Ленина в Россию удался. Он работает полностью по нашему желанию...» - То есть марионетка полностью подчинялась кукловодам. С 5 апреля Владимир - редактор газеты «Правда». 6 апреля ЦК РСДРП(б) отклонил апрельские тезисы, а 7 апреля «Правда» опубликовала статью «О задачах пролетариата в данной революции», содержащую апрельские тезисы, которые лежали в русле планов Парвуса, представленных Правительству Германии. Г.В.Плеханов, назвав тезисы «бредом», поставил очередной диагноз.

 8 апреля в «Правде» против тезисов выступил Каменев, возражая против признания буржуазно-демократической революции законченной и курса на её перерастание в социалистическую. Дискуссия по тезисам состоялась в тот же день на заседании ЦК большевиков, при голосовании - 2 - за, 13 - против, воздержался - 1. Прежде чем совершить октябрьский переворот Владимиру предстояло свершить переворот в родной партии большевиков, которую он отколол от РСДРП.

 В ходе споров о возможности социализма в России он отвергал аргументы противников об отсутствии готовности страны к социалистической революции ввиду её экономической отсталости, слабой организованности трудящихся масс, об опасности раскола революционно-демократических сил и о предстоящей гражданской войне. Пропагандируя идеи апрельских тезисов, он добился их поддержки большинством парторганизаций Петрограда.

 20 числа нота Милюкова о продолжении Россией войны до победы вызвала Апрельский кризис. - 21 апреля солдат и рабочих Петрограда вывели на первую антиправительственную, демонстрацию под лозунгами «Долой Милюкова», «Долой Временное правительство», «Вся власть Советам». Пресса обвиняла большевиков в подготовке гражданской войны.

 22 апреля ЦК большевиков принял резолюцию, где лозунг Владимира «Долой Временное правительство!» осуждался как противоречащий курсу на мирное развитие революции.
 Одобренные 7-й Всероссийской конференцией РСДРП(б) 24-29 апреля тезисы легли в основу политики партии. В печати стали регулярными его статьи, он постоянно выступал на собраниях и митингах, съездах и конференциях, утверждая, что «только власть Советов РКСД может вести истинную борьбу и за мир, и за землю, и за социализм». В этом же контексте трактовал он и перспективы решения национального вопроса: «...великороссы не будут насильно удерживать ни Польши, ни Курляндии, ни Украины, ни Финляндии, ни Армении, вообще ни одного народа».

 В апреле — июне 1917 г. через газеты он призывал рабочих, солдат и матросов к свержению Временного правительства и захвату власти. По сути, Владимир вел среди политически безграмотных, уставших от длительной войны и недовольных уровнем жизни рабочих и солдат подрывную антигосударственную пропаганду.

 I Всероссийский съезд крестьянских депутатов прошел 4—28 мая (17 мая — 10 июня) в Петрограде. Речь Владимира оказалась чуждой крестьянам: в исполком выбрали эсеров. На 1-м Всероссийском съезде Советов РСД 3-24 июня он дважды выступал с речами и вновь потерпел фиаско. - Отвергнув резолюцию большевиков, в которой предлагалось признать выходом из создавшегося положения переход власти к Всероссийскому Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, преобладающее большинство съезда поддержало позицию Временного правительства в вопросе внешней политики, одобрило планы наступления на фронте. Съезд выбрал Центральный Исполнительный Комитет почти целиком из эсеров и меньшевиков.

 Получилось, что с бандитами и немецкими шпионами ему легче было найти общий язык, чем с крестьянами, рабочими и солдатами.

 18 июня в Петрограде 400 000 человек демонстрировали поддержку правительства, а лозунг большевиков был: «Вся власть Советам!». Их транспаранты состряпали на деньги, полученные от немцев. Вечером в кругу членов ЦК он сделал вывод: мало чего пролетариат добьется демонстрацией; надо похоронить иллюзию на мирную передачу власти Советам; разве власть передают: её берут с оружием в руках.

 Большевики купили типографию, выпускали 41 газету, проводили агитационную работу и готовили вооруженное восстание. За рвение подопечных, субсидии из Германии им прибавлялись.

 Утром 3 июля впереди контрреволюционной колонны шел в полном вооружении 1-й пулеметный полк, за которым шла пьяная, обезумевшая толпа солдат и матросов, среди которых было много уголовных элементов и наркоманов. В Петрограде бушевали страсти, обезумевшей от алкоголя и наркотиков солдатской толпы. Пьяные солдаты и матросы грабили магазины, лавки и винные склады, бродили по улицам города и беспорядочно стреляли в воздух. Погромы, хищения и беспорядочная стрельба продолжались целый день. Ночью 3 июля в Финляндию на дачу Бонч-Бруевича, где 29 июня на всякий случай вместе с Марией скрылся Владимир, поступили обнадеживающие вести, и он вернулся в Петроград. 4 июля, когда организаторы путча ввели в город более 100 тысяч человек, правительство успело ввести в город фронтовиков. Началась бойня, не выдержав натиска правительственных сил, мятежники отступили. Путч был ударом в спину защитникам Отечества, за это и платили большевикам. В ходе событий были убиты и ранены сотни людей. Оказалось: матросам раздавали кокаин, солдатам на водку - 10-15 рублей.

 По поводу данных событий Г.В.Плеханов писал: «Беспорядки на улицах столицы русского государства, очевидно, были составной частью плана, выработанного внешним врагом России в целях ее разгрома. Энергичное подавление этих беспорядков должно поэтому со своей стороны явиться составною частью плана русской национальной самозащиты... Революция должна решительно, немедленно и беспощадно давить все то, что загораживает ей дорогу».

 Владимир был обвинён в шпионаже в пользу Германии и организации восстания против Временного правительства. Был выдан ордер на его арест с последующим преданием суду. Козловский - платный немецкий агент, Суменсон, а позже и Троцкий были арестованы. Попали в тюрьму Коллонтай, Каменев, Луначарский, Антонов-Овсеенко, Дыбенко и другие. После этих событий рейтинг большевиков упал, и были случаи выхода из партии.

 В книге, вышедшей в Москве в 1924 г., Троцкий писал: «После июльского восстания Ленин мне сказал: «Теперь они нас перестреляют. Самый для них подходящий момент». К счастью, — пишет Троцкий, — «нашим врагам не хватало еще ни такой последовательности, ни такой решимости».

 С 5 по 9 июля Владимир скитался по квартирам. В ночь с 9 на 10 июля он переехал в Разлив к рабочему Сестрорецкого оружейного завода Н.А.Емельянову на чердак сарая. Затем в шалаше за озером Разлив, на участке, арендованном Емельяновым, он скрывался под видом финна-косца, кормя комаров. Трофим в «Песне о Ленине» поет: «Партизанил в Питерских болотах». Когда оставаться в шалаше стало опасно, его переправили в Финляндии. Русско-финская граница охранялась. Поэтому он подкидывал уголек в топку паровоза № 293 пассажирского поезда № 71 от Удельной до Терийок, откуда препровожден был в деревушку Ялкала – в 10 верстах севернее Терийок - в дом крестьянина, бывшего питерского рабочего-литейщика П.Г.Парвиайнена. Из Ялкала он отправлял шифрованные письма ЦК партии, которые Л.П.Парвиайнен транспортировала Надежде, а та далее. Вскоре он покинул Ялкалу, где собирал грибы, и 10 августа вечером приехал в Гельсингфорс, где жил на квартире местного полицмейстера Г.Ровио.

 18.07.1917 г. Временное Правительство предъявило Ленину, Зиновьеву, Ганецкому, Парвусу и другим большевикам обвинение в государственной измене, в сношениях с Германией, с которой Россия вела войну, и в получении денег от Правительства Германии на разложение русской армии и подготовку восстания против Временного Правительства с тем, чтобы Россия заключила сепаратный мир на выгодных Германии условиях. В обвинении говорилось, что Ганецкий и А.Коллонтай переводили деньги, которые они получали от Парвуса из Стокгольмского Неа-Банка, в Сибирский банк в Петрограде на специальный счет госпожи Суменсон, к которому большевики имели доступ.

 На ведение разрушительной агитации Владимир со товарищи получили через правительство кайзера огромные суммы денег больше пятидесяти миллионов золотых марок. Сумма была настолько громадной, что вряд ли у кого могли быть сомнения по поводу источников этих денег.

Когда большевики начали получать из Германии постоянный приток фондов через разные каналы и под различными ярлыками, они стали в состоянии поставить на ноги их главный орган «Правду», вести энергичную пропаганду и расширить партию. Большевистские «Правды» - «Окопная», «Солдатская» и др., и громадный аппарат партии большевиков финансировала Германия, исправно переводя им еврейские деньги.

 26 июля (3 августа) в рабочем клубе начал работу VI съезд РСДРП(б). Многие большевики - Троцкий, Каменев, Рыков, Луначарский, Ногин, Володарский, Мануильский, Лашкевич – были за явку вождя в суд, вроде бы плохо понимая: откуда деньги берутся. Бухарин же считал, что суд однозначно докажет виновность всего большевизма. Съезд сохранил лозунг «Вся власть Советам!» и избрал ЦК: Артем (А.Ф. Сергеев), Берзин Я.А., Бухарин Н.И., Бубнов А.С., Дзержинский Ф.Э., Зиновьев (Радомысльский) Г.К., Каменев (Розенфельд) Л.Б., Коллонтай А.И., Крестинский Н.Н., Ленин (Ульянов) В.И., Милютин В.П., Муранов М.К., Ногин В.П., Рыков А.И., Свердлов Я.М. (Ешуа-Соломон Мовшевич), Смилга И.Т., Сокольников (Бриллиант) Г.Я., Сталин (Джугашвили) И.В., Троцкий (Бронштейн) Л.Д., Урицкий М.С., Шаумян С. Г.

 В августе 1917 г. в России углубляется социально-экономический и политический кризис. Развал на фронте, хаос в тылу, ослабление хозяйственных связей, проблемы с продовольствием в столице и взвинчивание цен на черных рынках ударили по имеющим малые заработки, по безработным закрывшихся предприятий. Ситуация была на руку большевикам.

 Верховный Главнокомандующий Корнилов считал, что немецких ставленников и шпионов следует повесить, а Совет рабочих и солдатских депутатов разогнать. Для усиления Керенского, Корнилов приказал командиру 3-го корпуса, генералу Крымову, приступить к выступлению на Петроград. 25 августа в штабе Крымова подготовили приказ, в соответствии с которым Петроградский военный округ, Кронштадт и Финляндия объявлялись на осадном положении, где устанавливался комендантский час. Приказ предписывал закрыть торговые предприятия (кроме аптек и продовольственных магазинов), запрещал стачки и сходки, устанавливал цензуру печати, обязывал жителей сдать оружие и предупреждал, что нарушителей расстреляют. 25 августа, выполняя приказ, войска Северного флота и главные силы 3-го корпуса двинулись к Петрограду.

 Ночью Керенский доложил Кабинету министров об измене генерала Корнилова. Указав на чрезвычайность обстановки, он просил предоставить безграничную власть. Большинство министров поддержало главу правительства. Большевики заявили о своей готовности заключить с Керенским военный союз для борьбы с контрреволюцией, вошли в состав созданного по инициативе ЦИК Комитета народной борьбы; включились в агитационную работу. Участием в ликвидации корниловщины они укрепили свои боевые порядки, добившись с помощью ЦИК и Временного правительства освобождения почти всех участников мятежа. Со 2 по 19 сентября из «Крестов», гауптвахт и других мест заключения были освобождены Троцкий, Каменев, Коллонтай, Раскольников, Луначарский, Антонов-Овсеенко, Крыленко, Дыбенко, Тер-Арутюнянц, Дашкевич и другие большевистские лидеры и члены Военной организации ЦК РСДР(б).

 Ситуация в столице была такова: стоило большевистскому агитатору в солдатской шинели крикнуть «Братва!», как толпа, разинув рты, слушала оратора, оплаченного немецким Генштабом, и после слов, с пафосом сказанных им, бездумно выкрикивала «Правильно!».

 После провала корниловщины Владимир предложил меньшевикам и эсерам сформировать правительство на основе перехода власти к существующим Советам, с целью мирного развития революции, однако те сохранили курс на поддержку Временного правительства.

 15 сентября ЦК получил от Владимира 2 письма, где подчеркивалось, что большевики получили большинство в обоих столичных Советах и что «большинство народа за нас», и предложил начать подготовку к вооруженному восстанию для взятия власти. - На заседании ЦК было решено письма сжечь, и принять меры, чтобы о письмах не стало известно рабочим. Владимир приходит к выводу, что по вопросу о восстании «замечается какое-то равнодушие».
 
Между Владимиром и членами ЦК, разногласия по вопросам развития революции обострились. Он настаивал, чтобы ЦК приложил усилия к ускорению свержения Временного правительства, но ЦК не согласился. Позднее Владимир признал, что был неправ, внеся в ЦК «левое» предложение, хотя условия для этого ещё не созрели. – Он толкал партию к заведомому провалу.

 29 сентября он вернулся кочегаром на паровозе № 293 на Удельную, откуда бежал в июле. Пешком его провели до следующей станции – Ланская. Здесь на улице Сердобольской Владимир провел важные дни в квартире подруги Надежды – М.В.Фофановой. Вопреки возражениям Каменева и Зиновьева, заседание ЦК 10 октября приняло решение о подготовке вооруженного восстания. Он торопил с восстанием, пугал, что при слабом правительстве Керенского власть могут захватить военные, пугал и угрозой «бесконечно свирепого крестьянского» бунта.

 Вечером 24.10.1917 г. вопреки мнению ЦК, рискуя, Владимир пробрался через полгорода в Смольный, где разместились Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов и Военно-революционный комитет, и приступил к руководству восстанием вместе председателем Петроградского Совета Троцким. Войска, охраняющие арсенал, перешли на сторону большевиков вместе с артиллерией, боеприпасами и винтовками. Каждая часть Петроградского гарнизона поддержала большевиков, которые лживо обвиняли правительство Керенского в желании сдать столицу немцам, чтобы дать им возможность уничтожить революционный гарнизон.

 Зимний дворец, второй этаж которого занимал госпиталь для фронтовиков, обстреливали пулеметы, легкая артиллерия, орудия «Авроры». В бою погибли сотни человек с каждой стороны. Проникшие внутрь большевики забрасывали обороняющихся гранатами, громили каждую комнату и ободрали дворец до нитки, как орда варваров.

 7 ноября (25 октября) Владимир написал обращение о низложении Временного правительства. В тот же день на открывшемся 2-м Всероссийском съезде Советов были приняты декреты о мире и о земле. Съезд провозгласил переход власти в центре и на местах к Советам и тем подтвердил победу большевиков и их союзников - левых эсеров. В ночь на 27 октября съезд образовал первое, чисто большевистское Советское правительство - СНК во главе с Владимиром.

 10.11.1917 г. Плеханов писал, что это событие его глубоко огорчает: «...Захватив политическую власть, русский пролетариат не совершит социальной революции, а только вызовет гражданскую войну, которая в конце концов заставит его отступить далеко от позиций, завоеванных в феврале и марте нынешнего года». Так Плеханов писал через три дня после переворота и оказался прав.

В Петрограде осенью 1917 г., Владимир сказал: «Дело не в России, на нее, господа хорошие, мне наплевать, — это только этап, через который мы проходим к мировой революции...»

 В дни похода на Петроград войск Керенского-Краснова под угрозой забастовки железнодорожников Владимир согласился на переговоры о создании правительства от народников социалистов до большевиков, с идеей которого выступил Викжель. После подавления очагов вооруженного сопротивления Владимир игнорировал предыдущие договоренности. 1 ноября он заявил на заседании ЦК партии: «Разговаривать с Викжелем теперь не приходится... Переговоры должны были быть как дипломатическое прикрытие военных действий».

 Образованное правительство во главе с Владимиром вызвало возмущение других партий. Даже близкий к нему М.Горький 10 ноября писал: «Ленин ... обладает всеми свойствами «вождя», а также и необходимым для этой роли отсутствием морали и чисто барским, безжалостным отношением к жизни народных масс... Рабочий класс для Лениных то же, что для металлиста руда... Сознательные рабочие, идущие за Лениным, должны понять, что с русским рабочим классом проделывается безжалостный опыт, который уничтожит лучшие силы рабочих и надолго остановит нормальное развитие русской революции».

 В ноябре Владимира избирают от Балтфлота членом Учредительного Собрания. При выборах в Учредительное Собрание большинство голосов по стране получили эсеры. 17 ноября группа министров Временного правительства объявила об открытии 28 ноября Учредительного Собрания. По инициативе Владимира были закрыты опубликовавшие это сообщение 9 газет.
 
Созданный 23 ноября Петроградский Союз защиты Учредительного Собрания писал в воззвании 25 ноября: Учредительное Собрание, а не большевистские декреты, даст народу достойный России мир, создаст всеми признанную власть. 26 ноября Владимир подписал Декрет СНК, который определял, что откроет Учредительное Собрание при наличии в зале не менее 400 его членов, уполномоченных СНК.

 В ответ на демонстрацию, организованную 28 ноября Союзом защиты Учредительного Собрания, он подписал «Декрет об аресте вождей гражданской войны против революции» и объявил кадетов партией врагов народа. Врагами народа назвали тех, кто попытался отстоять мнение народа. - В дальнейшем Сталин развил данное словоблудие.

 Владимир из Европы с помощью немцев, Троцкий из Нью-Йорка с помощью иудеев-банкиров-американцев привезли в Россию сотни квалифицированных революционеров, более 90% которых были иудеями. Иудей Парвус играл значительную роль в импорте этого товара на русскую землю. Попав в Петербург, эта «малая закваска» привлекла на свою сторону полуграмотные или совсем безграмотные массы, чтобы повести их на штурм масонского Временного Правительства. И даже в этих условиях, малы были шансы на победу большевиков, но они нашли поддержку и сочувствие среди сотен тысяч так называемых «местечковых жидков», эвакуированных из западных губерний в центральную Россию во время I мировой. Из этих кадров создали административный каркас, который спас большевиков в самый критический период и обеспечил конечную победу. Владимир говорил: «Эти еврейские элементы были мобилизованы против саботажа (русских) и, таким образом, они имели возможность захватить административный аппарат только потому, что мы имели под руками этот запас разумной и образованной рабочей силы». - Эта «сила» расправлялась с русским народом.

Число «мобилизованных» иудеев доходило до 1,4 миллиона человек, и значительная часть их устремилась в ряды формируемой «ЧК» и заняла в ней все командные посты. ЧК в основном состояла из евреев, немцев и латышей.

 С первых дней захвата власти стало ясно, что духовность и нравственность широких слоев трудящихся России и кучки властолюбивых и надменных большевистских лидеров, многие годы проживших вне России и в основном на нетрудовые доходы, были противоположны. Философа Н.А.Бердяева Владимир обозвал реакционером и контрреволюционером.

 Анна писала: «Ильич высоко ставил всегда евреев». На высших государственных и партийных должностях в основном находились ближайшие соратники еврейской национальности: Троцкий, Каменев, Зиновьев, Свердлов Я., Свердлов В., Сокольников, Володарский, Склянский, Ганецкий, Радек, Стеклов, Ягода, Ломов, Штрейнберг, Яковлев, Сакс, Рязанов, Шлихтер, Теодорович, Литвинов, Трояновская, Адоратский, Владимир¬ский, Гуковский, Данишевский, Лозовский, Козловский, Крестинский, Ольминский, Мануильский, Урицкий, Ярославский...

 После захвата власти большевиками из 556 лиц, занимавших высшие административные посты в России, 447 были иудеи. И намерения у них были удерживать ее, что доказывает этнический состав советского правительства перед 2-ой Мировой войной: из 500 членов высшей советской администрации 83% были иудеи, 5% русские, 6% латыши и 6% других национальностей.

 1 декабря на заседании ВЦИК Владимир говорил: «Мы делали переворот для того, чтобы иметь гарантии, что Учредительное Собрание не будет использовано против народа, чтобы эти гарантии были в руках правительства... мы будем подавлять сопротивление имущих классов всеми теми средствами, которыми они подавляли пролетариат, - другие средства не изобретены». — Это перед малопонимающими рабочими, солдатами и люмпен-пролетариями Владимир говорил о революции, в кругу же шайки единомышленников он называл вещи своими именами: переворот.

 7 декабря создана Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с саботажем и контрреволюцией и была она в дальнейшем такой, какой хотел видеть ее Владимир: в Кракове арестованных живыми закапывали в могилы, на Полтавщине сажали на кол священников, в Одессе на медленном огне сжигали пленных белых офицеров. Именно на этих и подобных славных традициях воспитывался нынешний Президент РФ.

 23 декабря Совнарком принял решение о предоставлении Владимиру отпуска на 5 дней. Поездка была организована дочерью царского генерала - народным комиссаром государственного призрения Александрой Коллонтай, которая помогала Владимиру получать деньги из Германии, слыла феминисткой и выступала за свободную любовь. Она подыскала особняк на территории санатория для чахоточных больных «Халила» на Карельском перешейке в Финляндии, в 10 километрах от станции Новая Кирка, на берегу озера Халилан-ярви, в сосновом бору. Этот Императорский Санаторий был основан в 1889 году и находился в ведении «Собственной его величества канцелярии». С 24 по 27.12.1917 г. – в дни католического и иудейского Рождества - вождь отдыхал в санатории вместе с Надеждой и Марией.

 Получается, что, как и февральский, октябрьский переворот был еврейский – он также был организован на еврейские деньги, у руля осуществления стояли евреи и плодами воспользовались евреи. Социализм в нем и в том, к чему он привел, отсутствовал. Великим же его смело можно назвать по величине обмана населения страны и по величине террора.

 Александр Яковлев сказал: «Ленин был террористом. Октябрьская революция была контрреволюцией. Но в России до сих пор все еще почитают палачей».






12. 1918


 18.01.1918 г. открылось Учредительное собрание, где большинство получили эсеры - 410 депутатов против 175 - большевиков, которые, видя свое явное меньшинство, покидают зал.

 Большевики при поддержке левых эсеров поставили Учредительное собрание перед выбором: ратифицировать власть Советов и декреты большевистского правительства или разойтись. Россия в то время была аграрной страной, 90 % ее населения составляли крестьяне. Эсеры выражали их политические воззрения, и такая постановка вопроса им претила.

 Владимир видел в диктатуре средство осуществления планов, и 19 января декретом ВЦИК Учредительное собрание было распущено. Декрет ВЦИК о роспуске Учредительного собрания был составлен и принят в ночь с 19 на 20 января.

 23-31 января III Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов принял Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа и провозгласил РСФСР.

 28 января Совет народных комиссаров принял декрет об организации РККА. Она действительно стала мощной и дисциплинированной армией: добровольный набор заменен обязательной военной службой, набрано большое количество старых военных специалистов, отменены выборы офицерского состава, в частях появились политические комиссары.

Следует отметить: Совнаркомом был пролонгирован царский закон 1914 г. о запрете спиртного. 19.12.1919 г. это было закреплено Постановлением «О воспрещении на территории РСФСР изготовления и продажи спирта, крепких напитков и спиртосодержащих веществ», а «Планом электрификации РСФСР» предписывалось сохранить «запрещение потребления алкоголя... как безусловно вредного для здоровья населения». Трезвость отличала красноармейцев от белогвардейцев, ведь чекисты и комиссары пьяных красноармейцев ставили к одной стенке с мародерами. Есть историки, которые считают, что именно благодаря трезвости победили Красные.

 СНК встал на путь сепаратных переговоров с Германией и ее союзниками. Владимир сломил сопротивление ЦИК СНК и добился заключения 3 марта сепаратного Брестского мира с Германией - по его определению, «позорного» и «грабительского». Это было начало расплаты марионетки с кукловодами за полученные еврейские деньги от Правительства Германии. По договору Россия теряла Польшу, Финляндию, Прибалтику, Украину и часть Белоруссии, а также уступила Турции Карс, Ардаган и Батум. Кроме того, большевики еще обязались уплатить Германии огромную контрибуцию. В целом потери составляют 1/4 населения, 1/4 обрабатываемых земель, около 3/4 угольной и металлургической промышленности. После подписания договора Троцкий уходит с поста наркома иностранных дел и с 8 апреля становится наркомом военно-морских дел.

 6–8 марта VIII съезд большевистской партии принимает новое название - Российская Коммунистическая партия (большевиков).

 По предложению Владимира СНК принял решение о своём переезде. 11.03.1918 г. СНК и ЦК РКП(б) прибыли в Москву, ставшей столицей. Его личная квартира и рабочий кабинет размещались в Кремле, на третьем этаже бывшего здания Сената. Глава «рабоче-крестьянского правительства» занимал в Кремле 16 комнат общей площадью около 430 кв. м.

 На съезде Советов в марте провозглашено начало перехода к коммунистическому обществу. Отныне термин «крестьянство» рассматривался как слово, маскирующее истинную классовую сущность, а классовую войну между буржуазией и пролетариатом решили развернуть в деревне. Она направлялась на подавление деревенских врагов. Им решили нанести поражение политикой «продовольственной диктатуры», которую правительство провозгласило 8 мая.

 Владимир сетовал: «Мы можем рассчитывать только на сознательных рабочих. Остальная масса, буржуазия и мелкие хозяйства против нас» и уточняет: «Мы знаем, как невелики в России слои передовых и сознательных рабочих». А враги - самодеятельные и самостоятельные граждане, в том числе: «Большинство, и громадное большинство, земледельцев - мелкие товарные производители».

 Владимир Солоухин поясняет: «… захватившие власть опирались на явное меньшинство, на одураченных рабочих, которых назвали сознательными. Но ведь и эта небольшая часть сознательных рабочих могла одуматься через месяц-другой. Действительно, вдруг одумаются да соединятся с крестьянами, как они соединены в фиктивной формуле о рабоче-крестьянской власти? Совсем не лишне было бы озлобить их друг против друга, столкнуть и разобщить. Инспирированный голод и крестовый поход за хлебом мог бы решить и эту проблему».

 Голод в Москве и Петербурге был инспирирован - два главных города посадили на голодный поек: 100 граммов хлеба в день. Дикие очереди за этими 100 граммами. Продажа хлеба на рынках была запрещена. Боясь, вдруг хлеб хлынет в голодные столицы и сорвет задуманное мероприятие, большевики учредили на железных дорогах заградительные отряды, которые следили, чтобы столицы остались даже без случайного мешка хлеба.

 Вождь направляет: «Необходим военный поход против деревенской буржуазии, удерживающей излишки хлеба и срывающей монополию». - Выпускается декрет о продовольственной диктатуре. Владимир дает команду: «Вести и провести беспощадную, террористическую борьбу и войну против крестьянской и иной буржуазии, удерживающей у себя излишки хлеба. Точно определить, что владельцы хлеба, имеющие излишки хлеба и не вывозящие их на станции и в места сбора и ссыпки, объявляются врагами народа и подвергаются заключению в тюрьму на срок не ниже десяти лет, конфискации всего имущества и изгнанию навсегда из его общины».

 Далее: «Военный комиссариат превратить в военно-продовольственный комиссариат. Мобилизовать армию, выделив ее здоровые части, и призвать девятнадцатилетних для систематических военных действий по завоеванию, сбору и свозу хлеба. Ввести расстрел за не дисциплину. Успех отрядов измерять успехами работы по добыче хлеба».

 И, наконец: «Задачей борьбы с голодом является не только выкачивание хлеба из хлебородных местностей, но ссыпка и сбор в государственные запасы всех до конца излишков хлеба, а равно и всяких продовольственных продуктов вообще. Не добившись этого, нельзя обеспечить решительно никаких социалистических преобразований».

 В.Солоухин объясняет: «Значит, регулярной армии уже мало? Наряду с армией были брошены продотряды, составленные из рабочих Москвы и Петрограда. Не в том могло быть дело, что одной армии мало, а в том, чтобы вот именно столкнуть рабочих и крестьян. Надо представить себе все это, как приходят к рабочим агитаторы в кожаных куртках и внушают им, что голодают рабочие (и их семьи, детишки) исключительно по вине крестьян, прячущих хлеб. Какой ненавистью разгораются сердца рабочих. С какой яростью идут они в продотряды, чтобы насильно отнимать хлеб (а там тоже детишки), и какую ненависть со стороны крестьян вызывали эти насильственные действия».

 Владимир писал: «Каждая фабрика дает по одному человеку на каждые двадцать пять рабочих: запись изъявивших желание поступить в продовольственную армию производится фабрично-заводским комитетом, который составляет поименный список мобилизованных в двух экземплярах... реквизиция хлеба у кулаков - не грабеж, а революционный долг перед рабоче-крестьянскими массами, борющимися за социализм».

 В.Солоухин делает выводы: «Измученные инспирированным голодом и науськанные на мужиков, рабочие действовали с озверением, вызывающим встречное озверение. Не отставали и проинструктированные соответствующим образом отряды красноармейцев, преимущественно латышских стрелков.

На кого же распространялась продовольственная диктатура? - «Легко сказать: хлебная монополия, но надо подумать о том, что это значит. Это значит, что все излишки хлеба принадлежат государству. Это значит, что ни один пуд хлеба, который не надобен хозяйству крестьянина, не надобен для поддержания его семьи и скота, не надобен для посева, - что всякий лишний пуд хлеба должен отбираться в руки государства. Надо, чтобы каждый лишний пуд хлеба был найден и привезен. ...Если вы будете называть трудовым крестьянином того, кто сотни пудов хлеба собрал своим трудом и даже без всякого наемного труда, а теперь видит, что может быть, что если он будет держать эти сотни пудов, то он может продать их не по шесть рублей, а дороже, такой крестьянин превращается в эксплуататора, хуже разбойника, - разъясняет Владимир, - все крестьяне, которые трудом вырастили хлеб и хотели бы его продавать, а не отдавать бесплатно, - все они разбойники. Не те разбойники, оказывается, кто с оружием в руках пришел в деревню отнимать хлеб, а те разбойники, кто не хочет его бесплатно отдать».

 Г.В.Плеханов писал о Владимире: «Ленин - демагог до конца ногтей».

 Крестьянское сопротивление продовольственным реквизициям было объявлено, соответственно, «волной кулацких восстаний», в качестве ответа на которую Владимир провозгласил предельно ясный лозунг: «Смерть им!»

 Но самое страшное во всей истории то, что продовольственная диктатура, как бы жестока и бесчеловечна она ни была, все же не являлась самоцелью, но являлась лишь иезуитским средством к более отдаленным и более обширным целям — «держать в руках весь хлеб и распределять его по своему усмотрению». Вряд ли что можно добавить к фразе вождя: «Потому что, распределяя его, мы будем господствовать над всеми областями труда».
 
Евгений Евтушенко утверждает: «Это Ленин давал указание беспощадно расстреливать и вешать крестьян, которые прятали от большевистской конфискации семенное (!) зерно. А как же иначе они могли выжить? На Ленине ответственность за голод в Поволжье, когда люди начали пожирать друг друга...»

 12.04.1918 г. Владимиром подписана секретная директива командующему уничтожить Черноморский флот и коммерческие суда. В этот же день он подписал декрет Совнаркома «О памятниках Республики» - о сносе монументов, воздвигнутых в честь царской династии и разрушении церквей, а также об одновременном создании памятников, «долженствующих ознаменовать великие дни революции» и ассигнование средств на установку «памятников великим деятелям русской революции».

 И после переворота из Германии пришли десятки миллионов марок на то, чтобы не допустить падения большевистской власти. 3 июня Мирбах телеграфировал министерству иностранных дел: «Из-за сильной конкуренции союзников нужны 3 миллиона марок в месяц». А Траутман сообщал: «Фонд, который мы до сих пор имели в своем распоряжении для распределения в России, весь исчерпан. Необходимо поэтому, чтобы секретарь имперского казначейства предоставил в наше распоряжение новый фонд. Принимая во внимание вышеуказанные обстоятельства, этот фонд должен быть, по крайней мере, не меньше 40 миллионов марок». – По существу марионеточное Правительство Советской России (еврейское правительство и по составу, и по делам) состояло на содержании Германии, у которой – обескровленной войной – свои финансы пели романсы, и Германия исправно переправляла большевикам еврейские деньги.
 
СНК подтвердил введённую в марте 1917 г. Временным правительством хлебную монополию, решил помимо направления продотрядов, с мая ввести декретом ВЦИК и СНК продовольственную диктатуру. Борьба за хлеб ускорила группировку классовых сил деревни. Владимир считал заслугой РКП(б), что она «сверху» внесла гражданскую войну в деревню.

 Заключение Брестского мира, установление продовольственной диктатуры привели к расколу коалиции большевиков с левыми эсерами в правительстве. Последние организовали антибольшевистские вооруженные выступления в начале июля в Москве. Одновременно правые эсеры подняли восстание в Ярославле и других местах.

 В июле Владимир беседует со скульптором С.Д.Меркуровым «об установлении в Москве 50 памятников великим людям». Скульптор понял, о каких «великих людях» идет речь. Менее чем через год на предприятиях, в клубах, парках и многих общественных местах столицы будут установлены скульптуры «великого человека». Ответственным за внедрение декрета «О памятниках революции» был назначен архитектор Н.Д.Виноградов.

 В ночь с 16 на 17 июля по указанию Владимира в Екатеринбурге зверски убита императорская семья. Убийство совершено с ритуалом еврейского жертвоприношения.

 11.08.1918 г. он направил большевикам Пензы указание: «повесить (непременно повесить), чтобы народ видел, не менее 100 зажиточных крестьян».

 30 августа на заводе Михельсона во Владимира стреляли. Еврейка Фани Каплан, она же Дора, взяла вину на себя. Фактическое имя ее Фейга Хаимовна Ройд. Имеется ряд обстоятельств, что данный теракт осуществил кто-то иной. - Она была полуслепой от сильной близорукости, отсутствуют свидетельства об ее умении обращаться с оружием, находилась она на удалении от места выстрелов, и слишком скоропалительным был приговор, по которому ее расстрелял комендант Кремля 03.09.1918 г., чему свидетелем оказался Демьян Бедный. В песне «Ветер в голове» Трофим поет: «Жаль промахнулась, Фани Каплан!». Сотни безвинных людей без всякой связи с данными выстрелами были схвачены и расстреляны как заложники. - Так большевистское правительство ответило покушавшимся на жизнь своего вождя. Имеется версия, что чекисты Протопопов и Коноплева стреляли во Владимира, так как в верхушке большевиков имелись планы его замены. Замысел был и в дискредитации партии эсеров. Сам Владимир видел, что стрелял в него мужчина. Предположительно, заказчиком был член Организационного бюро ЦК РКП(б) Я.М.Свердлов, который через полчаса после его посещения Владимиром 16.3.1919 г. в возрасте 33 лет скоропостижно скончался.

 Едва избежав смерти, Владимир послал за Арманд, которая жила в квартире с телефоном-вертушкой, имея возможность напрямую звонить вождю. Надежда поняла происходящее и отказалась сидеть с больным, а по его выздоровлении ушла из Кремля. Работая по 14 часов в сутки, Инесса стала самой влиятельной женщиной Москвы. Два последующих года в стране царили гражданская война, голод и масса эпидемий. Инесса заболела и, хотя оправилась от пневмонии, нагрузка оставалась чрезмерной. Она хотела поехать во Францию для восстановления растраченных сил, позвонила Владимиру, тот ответил запиской, в которой выразил опасения, что в Париже ее арестуют, и советовал отправиться на юг, «к Серго на Кавказ». Владимир обещал распорядиться, чтобы в советском санатории о ней хорошо позаботились. Арманд последовала его совету поехать в Кисловодск. Позднее он узнал, что даже после окончания гражданской войны в горах скрывались «белые» и распорядился эвакуировать ее. 14.09.1920 г. в ходе общей эвакуации она села на военный поезд, стучащий колесами под обстрелом пулеметов и артиллерии. На остановке Белсан она вышла из поезда купить яиц и молока и заразилась холерой. Ее отвезли в больницу. В полночь 23 сентября она потеряла сознание, а утром в Москву полетела телеграмма: «Вне всякой очереди. Москва. ЦЕКа РКП. Совнарком. Ленину. Заболевшую холерой товарища Инессу Арманд спасти не удалось точка Кончилась 24 сентября точка Тело перепроводим в Москву Назаров».

 Через восемь дней на рассвете вместе с Александром и детьми он встречал поезд с гробом. Тело было выставлено для торжественного прощания в Доме Союзов на всю ночь. Гроб охранял женский почетный караул. Следующим днем состоялись государственные похороны. Арманд похоронили на Красной площади. Толпа распевала «Интернационал». Говорят, на Владимира страшно было смотреть, он почти падал в обморок от горя. Среди множества венков на могиле выделялся один из белых цветов с черной лентой: «Тов. Инессе от В.И.Ленина».

 М.В.Феофанова рассказала об Инессе, в которой с ее слов Владимир «души не чаял»: «В октябрьской революции Арманд не участвовала. Письма Ленина к Инессе Федоровне носили личный характер. По просьбе Владимира Ильича она навещала его в моей квартире. О его теплых связях с Инессой Надежда Константиновна знала. На этой почве между ними еще до октября случались серьезные конфликты. Это было в Швейцарии, когда Владимир Ильич на несколько дней ушел к Инессе. Но особо обострились их отношения после революции, когда Владимир Ильич стал главой советского правительства. Владимир Ильич назначил Инессу Федоровну председателем Совнархоза Московской губернии и поселил ее у Кремлевской стены, напротив Александровского сада, рядом с квартирой своей сестры - Анны Ильиничны. Он часто навещал Инессу Федоровну. Надежда Константиновна заявила Владимиру Ильичу, что если он не прекратит связь с Арманд, то она уйдет от него. К сожалению, семейный конфликт стал достоянием членов ЦК партии и правительства, которые все знали и замечали. Вскоре после назначения Арманд на должность председателя Совнархоза Московской губернии обнаружилось, что она не справляется с этой, совершенно необычной для нее, работой. Тогда, по инициативе Владимира Ильича, ее назначили на вновь созданную должность заведующей женским отделом при ЦК РКП(б). При сомнительных обстоятельствах во время отдыха на Северном Кавказе 24 сентября 1920 года Инесса скоропалительно скончалась. Очевидцы рассказывали мне, что во время ее похорон Владимир Ильич терял сознание, и его удерживали от падения. Шли слухи, что Инессу Федоровну отравили, но в печати, в некрологе, говорилось, что она умерла от холеры».

 Накануне Надежда вновь предлагала мужу развестись и даже сама попыталась уйти от него: вместе с группой активистов отправилась на теплоходе «Красная звезда» по реке Каме в агитационную поездку, предлагая Владимиру определиться. Определился он следующим образом - приказал привезти Крупскую в Москву, а Инесса вернулась с курорта в цинковом гробу.

 Если рассматривать версию отравления, следует вспомнить требование Владимира к Инессе вернуть все свои письма к ней, так как он и прежде боялся широкой огласки своего аморального образа жизни. Когда же Инесса выразила желание вернуться во Францию, это могло вызвать агрессию у раздражительного и вспыльчивого возлюбленного: ведь она слишком много знала, в том числе и о состоянии в совдепии! Она была пропагандистом свободы в любви, она любила людей, любила мужчин и вряд ли ей нравились горы трупов, по которым избрал свой путь психически больной маньяк Владимир.

 Большевики заявили, что на «белый террор» ответят «красным террором», который на самом деле осуществлялся ими еще до переворота. Развёртывание с лета крупномасштабной Гражданской войны подтолкнуло большевиков осенью к возведению «красного террора» в ранг государственной политики. Владимир, рассматривая террор как обязательную составляющую, присущую революциям прошлого, как оправданную составную часть защиты революции, высоко оценивал заслуги ЧК, осуществлявшей террор, видя в ней проводника диктатуры пролетариата. И, поскольку «сознательных рабочих», на которых можно было опереться, оказалось крайне мало, под словом «пролетариат» понимались те мобилизованные во власть и в ЧК местечковые жиды, действительно осуществлявшие свою диктатуру.

 Понятия, как управлять страной, у большевиков отсутствовали, поэтому 89 процентов руководящих служащих Министерства финансов осталось на своих местах, большинство бюрократов из царского Министерства госконтроля стали сотрудниками Народного Комиссариата госконтроля. И начальники тюрем остались на своих рабочих местах, лишь заключенных поменяли. 41% высшего офицерского состава новой РККА присягал царю.

 «В 1917-1918 годах, в период Октябрьской контрреволюции, не кто иной, как Ленин, лично, своей рукой писал резолюции: «Повесить», «Непременно повесить». И таких телеграмм десятки. Требовал — «Повесить!» виновных даже за то, что снег не расчищен на дороге для подвоза хлеба. Он же автор идеи заложников, в том числе из детей. Он в резолюциях писал: «Взять заложников из семей богатых, офицеров». Он же создатель концентрационного лагеря в Ухте. Красный террор, организатором и вдохновителем которого был Ленин, — величайшее преступление против человечества, против человечности», - делал выводы А.Яковлев.

 Историк Ф.Майер в работе «Расстрелять на месте» о событиях 1918 г. пишет: «Быть может, мысли о мучительной смерти повешенного брата пробудили в Ленине садистские фантазии, позже обернувшиеся жаждой крови. Этот Ленин является автором тех бесчеловечных изобретений, которыми вслед за ним пользовались тираны 20-го века для перевоспитания своих подданных: «Необходим беспощадный массовый террор, — телеграфировал он в 1918 г., давая рекомендации по подавлению восстания крестьян, — всех подозрительных личностей запереть в концентрационном лагере за пределами города».

 На Кавказ Владимир периодически отправлял телеграммы: «Перережем всех».

 По указу Владимира в 1918 г. создан первый концентрационный лагерь - Соловки, в котором до 1939 г. было уничтожено около 1 000 000 человек. На подмосковном полигоне Бутово расстреляны десятки тысяч сограждан. И до сих пор скрываются истинные цифры об уничтоженных людях в Левашово под Санкт-Петербургом и во множестве других мест. Скрывают количество убиенных именно правопреемники тех убийц.

 А.Клингер пишет: «Опыт «рационального использования» материальных ценностей, был успешно повторен эсэсовцами в концлагере Освенцим через 20 лет. Его «плагиаторы» повешены как военные преступники по решению международного трибунала в Нюрнберге. Соловецкие «первопроходцы» похоронены на Красной площади в Москве в мавзолее или у Кремлевской стены». И на их захоронения расходуются и поныне средства из государственной казны. Реабилитация безвинных граждан прошла в подавляющем большинстве посмертная. - И разве кто-то понес какое-либо наказание, даже моральное, за геноцид, за крупномасштабные репрессии, подобных которым нет в мире?

 Школьные учительницы, особенно еврейки (скрывавшие в пору моих школьных лет национальную принадлежность и в графе национальность писали – русская или вообще присваивали себе русские фамилии), объясняли, Что Владимир любил детей. Сейчас у них, да и других, можно спросить: каких детей? – Может быть тех, что отправляли на Соловки, или тех, что рождались в ГУЛАГе или тех, которых расстреливали в числе других заложников по личному указанию Владимира?

 Реализация декрета «О памятниках революции» в условиях Гражданской войны шла туго, поэтому 12 октября Владимир отправил письмо в Президиум Московского Совета рабочих и красноармейских депутатов, в котором писал: «весь Президиум и Виноградова, по моему мнению, надо бы на неделю посадить в тюрьму за бездеятельность».

 В письме от 18 октября Владимир откровенничает: «Русским дуракам раздайте работу: посылать сюда вырезки, а не случайные номера, как делали это идиоты до сих пор...».

 Обострение Гражданской войны поставило перед новой властью альтернативу: гибель или победа. 30 ноября был создан Совет рабочей и крестьянской обороны, председателем которого стал Владимир, обеспечив единство действий военных, государственных, хозяйственных и партийных органов; он показал себя жестоким по отношению к врагам: слово «расстрелять» - одно из часто употребляемых им в те годы. В нем проявилась страсть к бичеванию других людей, выражавшаяся в отвлечённой социальной ненависти и холодной политической жестокости.

 В начале 1918 г. Г.А.Алексинский переехал в Москву, выступал на собраниях с критикой большевистского режима. 27 апреля на одном из них арестован ЧК и помещен в одиночную камеру Таганской тюрьмы. После тяжелой болезни выпущен в январе 1919 г. на поруки. Работал в Центральном совете профсоюзов, в Главархиве. В мае переехал с семьей в Петроград, откуда вскоре бежал за границу. В 1920 г. осужден заочно по делу «Тактического центра», признан виновным в участии в контрреволюционных организациях, объявлен врагом народа и лишен права въезда в Советскую Россию. Сотрудничал в эмигрантских газетах «Общее дело», «Русская газета» и других изданиях. Заявлял: «Большевистское правительство не имеет никакого права быть признанным за национальную власть. Это простая политическая агентура германского империализма в России. Большевистский режим есть режим иностранной оккупации». «Большевики, - писал он, - держатся лишь на терроре, но красный террор объясняется также тем обстоятельством, что Россия отнюдь не подготовлена к социальным преобразованиям на коммунистической основе и большевики могут применять их теории, лишь насилуя жизнь и калеча ее».






13. 1919-24


 11.01.1919 г. Вводится продразверстка: крестьяне обязаны сдавать излишки хлеба государству.

 15.02.1919 г. вождь подписал: «Поручить Склянскому, Маркову, Петровскому и Дзержинскому немедленно арестовать нескольких членов исполкомов и комбедов в тех местах, где расчистка снега производится не вполне удовлетворительно. В тех же местностях взять заложников из крестьян с тем, что, если расчистка снега не будет произведена, они будут расстреляны».

 19.02.1919 г. художник и скульптор Г.Алексеев закончил изготовление первого бюста вождя. Алексеева прилично вознаградили, а тиражирование памятников Владимиру поставили на поток. С 05.08.1919 г. по 24.02.1920 г. - в самый разгар войны, когда советская власть была на грани гибели, скульптурные портреты вождя были установлены в 29 городах России.

 Он принимал деятельное участие в уничтожении памятников, воздвигнутых до переворота. Разрушая исторические памятники, он был главарем большевистского вандализма, а полпотовцы и талибы - лишь его ученики. С 1919 г. по стране росли памятники вождю, как грибы после дождя, а его именем при жизни с его одобрения назывались населенные пункты.

 В 1919 г. в университетах были ликвидированы юридические факультеты.

 Владимир русских людей обзывал «дураками», «неряхами», «тупицами», «идиотами», «ослами», «швалью». Он их безжалостно уничтожал, и даже с применением химического оружия. Он их гноил в тюрьмах и концентрационных лагерях. С особой антипатией он относился к крестьянству.

Свидетельствует Соломон: «Черт с ними и с крестьянами - ведь они тоже мелкие буржуа, а значит, - говорю о России - пусть и они исчезнут так же с лица земли, как рудимент...»

 Именно Владимир - автор расстрельных статей, автор 58-й статьи советского УК, требовавший ужесточения наказаний за инакомыслие - организовал первые в истории XX века концлагеря для сограждан. 15.04.1919 г. декретом Советской власти создана система исправительно-трудовых лагерей - образован ГУЛАГ. Начиная с лета 1919 г. в стране росло количество концлагерей, инициатором строительства которых был Владимир - «крестный отец» ГУЛАГа.

 А.В.Тырнова-Вильямс сказала: «Злой человек был Ленин. И глаза у него волчьи, злые». По-иному описал глаза Владимира Н.В.Валентинов: «...Глаза были темные, маленькие, очень некрасивые... Лицо было очень подвижно, часто меняя выражение: настороженная внимательность, раздумье, насмешка, колючее презрение, непроницаемый холод, глубочайшая злость. В этом случае глаза Ленина делались похожими на глаза - грубое сравнение - злого кабана». Красин в беседе с Соломоном сказал ему: «Ты не знаешь Ильича так хорошо, как знаю его я... Ленин не стоит того, чтобы его поддерживать. Это вредный тип, и никогда не знаешь, что какая дикость взбредет ему в его татарскую башку, черт с ним!»

 1 мая 1919 г. Владимир отдал распоряжение Дзержинскому: «...необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады». Так и было: Зеленогорский Храм иконы Казанской богоматери был складом до середины 80-х годов.

 Владимир оскорблял в печати и людей, и политические партии. - Немецких социал-демократов - К.Каутского, Ф.Шейдемана и П.Леви - называл «навозные кучи»; членов «Армянской социал-демократической федерации» - «подонками женевского болота!!». На Гримма - лидера социал-демократической партии Швейцарии навесил ярлык «подлец».

Троцкого называл «пустозвоном», «иудушкой», «мерзавцем», Плеханова - «свиньей», Горького - «теленком». «Бундовцы» — это - «проститутки», «тупицы», «дурачки» и «идиоты».

 Любимые слова Владимира из трех томов его сочинений: «архидрянь», «балбес», «банда», «болтун», «вор», «говно», «гад», «гадкий», «горлопан», «глупый», «гнилое яйцо», «грязный натуришка», «дурачки», «дура», «жулик», «зад», «зверь», «зверек», «идиоты», «иуда», «клеветник», «кляузник», «лакей буржуазный», «лиса», «лошадиный барышник», «лжец», «мародер», «мерзавец», «мещанская сволочь», «мошенник», «мракобес», «моськи», «негодяй», «навозные кучи», «олух», «осел», «оппортунист», «палач», «пакостник», «паскуда», «паразит», «плюнуть в харю», «помойная яма», «поганое стойло», «подонки», «пошлый болтун», «пошляк», «презренные дурачки», «проститутки», «прохвост», «прихвостень», «ренегат», «самодур», «свинья», «собака», «сволочь», «спекулянт», «старые бабы», «торгаш», «труп», «трус», «тупица», «тупоум», «тупой», «ученые дураки», «филистер», «хам», «шалопай», «шарлатан», «шантажист», «шайка», «шваль», «шовинист», «штрейкбрехер», «шуты гороховые», «щенок»... - Лексикон «литератора» красноречиво показывает: кем он был на самом деле.

 Н. Бердяев отметил: «Ленин был почти гением грубости».

 Показательны слова Владимира: «Я в искусстве не силен. Искусство для меня, это... что-то вроде интеллектуальной слепой кишки, и когда его пропагандная роль, необходимая нам, будет сыграна, мы его - дзык! дзык! вырежем. За ненужностью».

 Владимир являлся организатором «красного террора», принявшего наиболее жестокие и массовые формы в 1919-20 гг. Ликвидация оппозиционных партий и их органов печати привела к однопартийной системе, ужесточению репрессий в отношении «социально чуждых элементов» - дворянства, предпринимателей, духовенства, интеллигенции, высылки из страны ее видных представителей. Это вызвало протесты в гуманистически настроенных слоях общества.

 19.12.1919 г. Дзержинский письменно докладывал вождю о содержащихся в плену около миллиона казаков, на что Владимир наложил резолюцию: «Расстрелять всех до одного». Были казачьи станицы, которые уничтожались большевиками от малого ребенка до последней старухи.

 В свое время, чтобы получить поддержку населения, Владимир разглагольствовал о праве наций на самоопределение, однако, дорвавшись до власти, проявил очередную ложь: «Ни один марксист не может спорить с тем, что интересы социализма выше интересов самоопределения». Данному заявлению соответствует сегодняшняя политика властей РФ в отношении Чечни.

 Политика «военного коммунизма» проводилась в 1919-20 гг. для обеспечения мобилизации материальных и людских ресурсов, для защиты переворота и привнесения на штыках в Европу коммунизма. На Западном фронте под командованием М. Тухачевского 04.07.1920 г. разворачивается наступление советских, войск, которые в начале августа подходят к Варшаве. По представлениям Владимира вступление в Польшу должно привести к установлению там советской власти и вызвать революцию в Германии. В Минске, в штабе Западного фронта Главком Красной Армии С.С.Каменев 22.07. 1920 г. утвердил план действий и дал директиву на окончательное поражение польской армии и овладение Варшавой не позднее 12 августа. Под Вепшем 16.08.1920 г. польские войска, поддерживаемые франко-британской миссией, зашли в тыл красной армии и, в конечном счете, освободили Варшаву и перешли в наступление. После «чуда на Висле» - полного разгрома красных под Варшавой - Троцкий со Сталиным бежали от Пилсудского почти до Смоленска, и Владимир поспешил запросить мир.

Мировая революция сорвалась, и «советизация» Европы для кремлевского мечтателя осталась фантазией. Его идеи и войска были разбиты как на Висле, так в Латвии, так и в Финляндии. Пошли на ветер и переправляемые из голодной России большие суммы для стимуляции революции в Германии.

 В 1920 г. Владимира все чаще преследовали головная боль, головокружения, припадки слабости и потери сознания.

 Вряд ли Владимир читал, понимал и ценил произведения А.Блока и С.Есенина. М.Горький писал: «К Маяковскому относился недоверчиво и даже раздраженно: кричит, выдумывает какое-то красивое слово, и все у него не то, по-моему, не то и малопонятно. Рассыпано все, трудно читать. Талантлив? Даже очень? Гм-гм, посмотрим!». Мария писала, что «Ленин редко бывал в театрах». А если с Надеждой иногда и бывали в театре, то «уходили из театра с первого действия». Она писала, что он «никогда, кажется не ходил в кинематограф, особенно, когда жил за границей», а Надежда добавляла: «Володя решительный антисинемист...». Он признавался: «живя в Петербурге, не бывал ни в Эрмитаже, ни в театрах».

 Н.Бердяев писал: «Ленин философски и культурно был реакционер, человек страшно отсталый, он не был даже на высоте диалектики Маркса, прошедшего через германский идеализм. Это оказалось роковым для характера русской революции: революция совершила настоящий погром высокой русской культуры».

 Следует знать диагноз, поставленный бывшим членом Политбюро ЦК КПСС, отказавшимся от должности Генерального секретаря партии, Александром Яковлевым: «Я не знаю, был ли он безумен, но параноиком он был совершенно точно. Здоровый человек не может постоянно отдавать приказы вроде: «Немедленно повесить» или «Немедленно расстрелять». Он велел казнить крестьян, которые не убрали снег. Может ли нормальный человек принимать такие решения?» А.Яковлев говорил: «...он еще до этого укокошил 13 миллионов человек в гражданской войне. И 2 миллиона эмигрировали. Ленин был бандитом. Никто столько вреда не принес России, как он. Вот что такое наша революция, вернее, контрреволюция».

 Под руководством Владимира-параноика-бандита прошли 7-й (1918), 8-й (1919), 9-й (1920), 10-й (1921) съезды РКП(б), на которых он выступал с политическими докладами, избирался членом ЦК. С марта 1919 г. он - член Политбюро ЦК и его фактический руководитель, участник всех Всероссийских съездов Советов в 1918-21 гг. и докладчик на них от имени СНК и ВЦИК. Оставаясь верным идее мировой революции, он стал инициатором создания 3-го Интернационала. При его руководящем участии проведены 1-й -1919 г. - 4-й -1922 г. конгрессы Коминтерна.

 Декрет о введении трудовой повинности принят 29.01.1920 г. Задавить рабочий класс и любую оппозицию стало важнейшей задачей. Осуществлялся принцип: партия отделена от рабочего класса и вносит в него сознание. Кто отвергал большевистскую теорию, объявлялись впавшими в болото оппортунизма, социал-демократии и меньшевизма. Децисты, «рабочая оппозиция» и «рабочая группа» были разгромлены за отрицание руководящей роли партии.

 Владимир пояснял: «Что же касается карательных мер за несоблюдение трудовой дисциплины, то они должны быть строже. Необходимо карать вплоть до тюремного заключения. Увольнение с завода также может применяться, но характер его совершенно изменяется. При капиталистическом строе увольнение было нарушением гражданской сделки. Теперь же при нарушении трудовой дисциплины, особенно при введении трудовой повинности, совершается уже уголовное преступление и за это должна быть наложена определенная кара». - Теперь одного увольнения мало. - Теперь - тюрьма. Ленинские заветы исполняли особенно рьяно в предвоенные годы, когда за двадцатиминутное опоздание на работу отправляли в лагеря и там люди гибли.

 Владимир повторял слова матери: «Русский человек — плохой работник по сравнению с передовыми нациями, – и добавлял. - Учиться работать — эту задачу советская власть должна поставить во всем объеме». – И новые властители страны учили русского человека в ГУЛАГе или пулей. «Тебя связали кумачом!» - пел Игорь Тальков.

 В июне 1920 г. вышла книга Владимира «Детская болезнь левизны в коммунизме», она показывала характер большевизма, и, когда в 1933 г. А.Гитлер запретил всю социалистическую и коммунистическую литературу в Германии, данная книга продолжала распространяться и издаваться нацистами. – Оказывается, Россия стала первой страной, где была установлена конституционная диктатура с системой политического и административного террора. Приняв все черты тотального государства, она послужила моделью для нацистов. Таким образом, нацистский рейх - имел много общих черт с большевистской совдепией.

 17.11.1920 г. Красная армия занимает Крым полностью. Корабли союзников эвакуируют в Константинополь 140.000 человек - гражданских лиц и остатки белой армии.

 29.11.1920 г. решили национализировать мелкие предприятия, на которых занято более 10 рабочих и даже более 5, если труд механизирован. В декабре 1920 г. курс падения бумажного рубля достиг отметки в 13 тыс. раз по сравнению с 1913 г. Распространение получил натуральный обмен и натуральная оплата труда.

С 22 по 29.12.1920 г. прошел VIII съезд Советов в Москве – в Большом Театре, на котором меньшевикам и эсерам в последний раз представилась возможность выступить. Главным действующим лицом на сцене была карта электрификации страны.

 Завоёванная ценой тяжелейших людских и материальных жертв победа в Гражданской войне обернулась острейшим политическим и экономическим кризисом, массовым недовольством политикой «военного коммунизма» и, прежде всего, продразвёрсткой. Ярким выражением кризиса стало Кронштадтское восстание матросов и солдат под лозунгом «За Советы без коммунистов!» Маршал Тухачевский, победитель Кронштадта, в 1921 г. приказал использовать в Тамбовской губернии для подавления восстания отравляющий газ.

 Ситуация в стране, далекие от реализации мечты на революцию в Европе привели Владимира к признанию ошибочности политики «военного коммунизма» и к развороту в марте 1921 г. к новой экономической политике. Вобравшая в себя сотни тысяч рабочих и крестьян, опьянённая вчерашними успехами на полях сражений, большевистская партия с трудом понимала катастрофичность ситуации. Многими, главным образом молодыми, коммунистам переход к НЭПу был воспринят как отступление от завоёванных рубежей. В мае 1921 г. он писал: «...кто не понимает смены лозунга «гражданская война» лозунгом «гражданский мир», тот смешон, если не хуже». НЭП начался с того, что советское правительство пошло на сотрудничество с иностранными капиталистами и даже стало отдавать земли в концессию. НЭП предусматривал постепенный переход к социализму на основе смешанной экономики. Несмотря на тяжелейшие последствия голода 1921 г., начался процесс быстрого восстановления экономики страны.

 Владимир получил известность в массах с началом НЭПа, спасшего большевиков от гибели, так как режим переживал острый кризис и, скорее всего, пал бы без радикальной смены курса.

 В 1921 г. Наркомпрос отменил преподавание историко-филологических наук в ВУЗах, как устарелых и бесполезных для диктатуры пролетариата.

 После Гражданской войны началась массовая миграция евреев в крупные города (Киев, Харьков, Москву, Петроград и др.). Многие жители бывшей черты оседлости оказывались лишенцами из-за рода занятий или социального происхождения, и они селились в пригородных посёлках, образуя своего рода новые местечки вокруг столиц.

 07.12.1921 г. по настоянию врачей Владимира отправляют в Горки, так как его здоровье резко надломилось. Пять месяцев он томится, почти отстраненный врачами и соратниками от дел.

 На 05.02.1922 г. в Москве было зарегистрировано 143 частных издательства. Узнав о том из газеты, Владимир дал чекистам указание: «Все эти явные контрреволюционеры - пособники Антанты, организация ее слуг и шпионов и растлителей учащейся молодежи; почти все - законнейшие кандидаты на высылку за границу. Их надо излавливать постоянно и систематически высылать». 19.05.1922 г. он создал инструкцию «О высылке за границу писателей и профессоров, помогающих контрреволюции». Первую группу изгнанников назвали «философский пароход» — это были лучшие ученые России. - Каждому дозволяли взять: одно зимнее и одно летнее пальто, один костюм, две рубахи, одну простыню. Книги, драгоценности, нательный крест исключались. Перед посадкой на немецкий пароход «Обер-бургомистр Хакен» тщательный обыск, на ощупь, через платье. Затем месяцами были подобные и пароходы, и поезда.

 Пассажиром первого «философского парохода» был правдолюб И.А.Ильин, прах которого в 2005 г. был перезахоронен в Донском монастыре Москвы. Он писал: «…преступный мир покинул тюрьмы, освобождая их для «контрреволюционеров», и привычные жители тюрем влились в революцию. Уголовные, принимавшие коммунистическую программу, быстро и легко врастали в партию и, особенно, в Чеку, уголовные, желавшие грабить самовольно, вне революционной дисциплины, арестовывались и расстреливались. Так возник этот режим: разбойники стали чиновниками, а чиновники – разбойниками». А ведь тот режим свою власть никому не передавал. И.А.Ильин считал: «… социализм и коммунизм вообще ведут не к справедливости, а к новому неравенству», при котором «карьеристы, подхалимы, продажные, беспринципные, бессовестные, «ловчилы» выдвигаются на первые роли, а лучшие люди терпят всяческие бедствия».

 Состоявшийся 27.03-02.04.1922 г. 11-й съезд РКП(б) был последним для Владимира. Он считал нормой однопартийность и был решительным сторонником жёсткой дисциплины в РКП(б). Ранее по его настоянию 10-й съезд РКП(б) в марте 1921 г. принял резолюцию «О единстве партии», которая без отрицания внутрипартийной демократии, запрещала любую фракционную деятельность. Вскоре эта резолюция стала использоваться для пресечения любой попытки критики партийного руководства. Принцип «демократического централизма» способствовал превращению РКП(б) в авторитарно-бюрократическую систему. На предложение о введении свободы печати Владимир ответил: «Мы самоубийством кончать не желаем и потому этого не сделаем».

 Создав голод массовым изъятием хлеба у населения, Владимир писал: «Именно теперь, и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать». Он проявлял жестокость в борьбе с церковью и в марте 1922 г. пояснял: «Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше». Большевики и местечковые евреи, преодолевая сопротивление верующих, разрушили более 70 000 православных церквей и более 14 000 священнослужителей и монахов убили, в том числе закопав живыми.

 В 1920-22 гг. в стране имело место людоедство; только по официальным данным от голода погибли более 5 000 000 человек, хотя коммунисты, считая, что чем меньше едоков, тем легче осуществлять диктатуру, предполагали: должны были погибнуть свыше 20 000 000 человек. В эти времена курьер из Берлина привозил мясные консервы, шнурки для обуви и другие дефицитные товары Владимиру.

 Любил он отдохнуть в это время и в кровавые годы Гражданской войны – в 1918-1922 гг. он десятки раз выезжал на отдых и на охоту. Владимира возили в «роллс-ройсе», а зимой в специальном «Ситроене» на гусеницах. География мест, где он совершал прогулки, отдыхал и браконьерил, охватывала ряд губерний: Акулово, Апарники, «Архангельское» (Дом отдыха), Барвиха, Баулино, Бельск, Васильевское, Воробьевы горы, Воронки, Горки (Подольского уезда), Голицыно, Елино, Жаворонки, Жуково, Завидово, Звенигород, Иваньково (Дом отдыха), Ильинское, Ирининское, Истра, Калошино, Комаровка, Костино, Кашино, Корзинкино, Кунцево, «Ледово» (совхоз), Льялево, Люберцы, Мальце-Бродово, Минино, Моденово, Морозовка, Новлинское, Новые Горки (Бронницкий уезд), Петушки, Подсолнечная, Посевьево, Решетниково, Сергиев-Посад, Сенежское озеро (Дом отдыха), Середниково (Дом отдыха), Сидорово, Сияново, Снегири, Сокольники (лесопарк), Солнечная Гора, Старая Руза, Сходня, Усово, Фирсановка, Химки, Черная Грязь, «Шеметово» (совхоз), Ям, Ярополец... Во многих местах он бывал многократно и в праздники, и в будни.

 В 1922 г. он дал характеристику русскому народу, обнажая русофобию. - Он назвал русских нацией «великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда». Поэтому, отмечал он, «интернационализм со стороны такой нации должен состоять не только в обеспечении равенства. Нужно ещё и неравенство, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактической…». На всем протяжении советский истории русские оставались в положении дойной коровы для этих самых «националов».

 В 1922 г. начался период тяжелой болезни Владимира, с повторными инсультами, нарушениями сознания, с повторными эпизодами галлюцинаций и бреда. В 1922 г. Владимира обследовали немецкие психиатры и специалист по нейросифилису Ферстер, назначивший ему противосифилитическую терапию. В 1922 г. Владимир усиленно принимал лекарство «Сальварсан», основанное на мышьяке и используемое только для лечения сифилиса.

 В мае его поразил первый удар. В течение двух месяцев у него отсутствовала способности говорить, писать, двигаться. С июля он медленно поправлялся, постепенно втягивался в деловую переписку. В октябре возвратился в Кремль и официально возобновил работу, но через считанные недели состоянии здоровья вновь ухудшилось. На это могло сказаться, увиденное им, положение в партийной иерархии, выстроенное в вертикаль под Сталина. И работа, и беседы с товарищами ему врачами запрещались: он был в заточении под бдительным наблюдением красноармейцев. Он обдумывал пути борьбы в одиночку, и, видимая ему безысходность, усугубляла состояние здоровья.

 Пленум ЦК ВКП(б) от 22.12.1922 г. принял решение: «На т. Сталина возложить персональную ответственность за изоляцию Владимира Ильича в отношении как личных сношений с работниками, так и переписки». – Меры были предприняты из-за сифилиса вождя, дабы исключить перенос болезни на других и оставить в тайне застарелое заболевание. Тогда при появлении признаков прогрессивного паралича больного признавали невменяемым, даже если он сохранял внешние признаки вменяемости и дееспособности, поэтому психиатр Осипов жил в Горках с 1923 г.

 Сифилис начал прогрессировать последние год-полтора, что привело к упадку здоровья вождя. Превозмогая болезнь, он в конце декабря 1922 г. - начале февраля 1923 г. продиктовал ряд статей и писем, составивших его «Политическое завещание» и предназначенных для 12-го съезда партии. В «Письме к съезду» он предложил переместить И.В.Сталина с поста генерального секретаря на другой пост, убеждённый, что тот, сосредоточив в своих руках безграничную власть, вряд ли сумеет осторожно ею пользоваться.

 Политическая жизнь Владимира окончательно оборвалась 10.03.1923 г., когда произошло новое обострение болезни, которое окончательно вывело его из строя. Паралич прогрессировал, что обычно развивается через 20 и более лет после заражения сифилисом. С патоморфологической точки зрения представляет собой сифилитический менингоэнцефалит. Основу клиники составляет слабоумие с прогрессирующими изменениями личности: нарушаются память, счет, письмо, утрачиваются приобретенные навыки, абстрактное мышление, снижается критика к своему состоянию, появляется эмоциональная лабильность. В мае он был перевезён в имение, принадлежавшее до революции вдове Саввы Морозова - в Горки. Здесь полуидиот, лишенный возможности говорить, писать, даже что-то понимать, исключая отдельные моменты в период сравнительного улучшения, провел остатки жизни в безнадежном, беспомощном состоянии, а 21.01.1924 г. в 6 ч. 50 мин. после очередного приступа болезни скончался.

 В Париже 16.02.1924 г. И.А.Бунин сказал: «Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру как раз в самый разгар своей деятельности нечто чудовищное, потрясающее: он разорил величайшую в мире страну и убил несколько миллионов человек».






14. После


 23 января гроб с телом был перевезен в Москву в Колонный зал Дома Союзов. Прощание проходило в течение пяти дней и ночей. 26.01.1924 г. 2-й Всесоюзный съезд Советов удовлетворил просьбу Петросовета о переименовании Петрограда в Ленинград. Делегация города (около 1 тыс. человек) участвовала в похоронах. Также было объявлено о решении ЦИК СССР соорудить у кремлевской стены Мавзолей. Проект выполнил архитектор А.Щусев. К 27 января 1924 года был построен временный Мавзолей из дерева.

 Октябрьский Пленум ЦК ВКП(б) 1924 г. по настоянию Сталина, Бухарина, Рыкова и еще 4 их единомышленников принял решение о введении водочной монополии. Пленум ЦК партии был против данной опасной меры, однако «семерка» ложно заявила, будто В.Ленин в 1922 г. «заявил каждому из нас, что … надо будет ввести водочную монополию…». Сталин скрыл письмо вождя от 13.10.1922 г., адресованное ему лично, в котором против введения водочной монополии были выдвинуты веские аргументы. Против введения монополии высказывались многие, Надежда призывала «бороться против закона о введении монопольки». Монополия была введена через год – 01.10.1925 г. Алкогольные изделия после сухого закона были навязаны народам страны обманным путем коммунистами. Спаивание населения, продолжающееся и поныне, является одним из звеньев общего геноцида населения.

Надежда после января 1924 г. работала в Главполитпросвете, где подписывала циркуляры, запрещавшие книги Ф.Достоевского, Н.Лескова и подобных «идеологически чуждых авторов». Она жила одна в их четырехкомнатной квартире в Кремле. Хлопотала большей частью безрезультатно за арестованных соратников: крестьянину Н.А.Емельянову, укрывавшего ее супруга в шалаше в Разливе, благодаря ее усилиям смертная казнь была заменена ссылкой. Единственным человеком, кто называл ее «Ульянова», был Сталин. Чтобы она была более покладистой, он пригрозил ей, что назначит Инессу официальной вдовой. Из трехсот участников состоявшегося через несколько лет после смерти Владимира пленума с вдовой здоровались от силы 10 человек. Она умерла в кремлевской больнице в возрасте 70 лет. Официально причиной смерти 27.02.1938 г. стал острый приступ аппендицита. Ее можно было спасти, но врачи испугались ее оперировать. За часы до смерти Крупская в компании друзей отмечала почему-то на день раньше срока свой юбилей. Говорили, что Сталин прислал ей в подарок отравленный торт. Хотя на самом деле гости угощались пельменями и киселем. Кто-то из приглашенных заметил, увидев на праздничном столе кисель: «Словно поминки». Через три дня они и состоялись. Похоронена у кремлевской стены.


 "Выродок, помесь антихриста с сатаной", - утверждает про Владимира Григорий Климов. Единственную благодарность этот писатель-перебежчик выразил Владимиру (а заодно его братьям и сестрам) лишь за то, что не оставил потомства, дабы не плодить далее выродков...

 В 1930 г. также по проекту А.Щусева построили каменный Мавзолей, облицованный темно-красным гранитом, порфиром и черным лабрадором. Внешний объем 5800 кубометров, а внутренний - 2400 кубометров. Над входом на монолите из черного лабрадора буквами из красного кварцита выложена надпись: ЛЕНИН. Одновременно по обеим сторонам здания вдоль кремлевской стены были сооружены гостевые трибуны на 10 тысяч человек. Во время последней реставрации, проведенной в 70-х годах, Мавзолей оснастили новейшими приборами и аппаратурой для управления всеми инженерными системами, укрепили конструкции и заменили более 12 тысяч мраморных блоков. Старые гостевые трибуны заменили новыми. У входа в Мавзолей стоял караул, учрежденный приказом начальника Московского гарнизона 26.01.1924 г. за день до похорон. После событий 3-4.10 1993 г. караул был снят.

 Компартия начала развивать культ еще при его жизни. После смерти любая отрицательная информация о вожде была засекречена. Анна бросила писать свои воспоминания, понимая: цензура запретит детали его личной жизни. При беспредельной коммунистической диктатуре шло беспредельное промывание мозгов, расцвел и продолжает существование постыдный культ личности самого известного террориста XX века.

 Неделями после смерти переименовывали: заводы, фабрики, Вузы. Многие хотели быть причастными к культовой фигуре. Ведь был Ленинградский ордена Ленина метрополитен им. В.И.Ленина. Памятник Ленину на площади Ленина. Отмечалось, что парадные портреты имели расхождения с оригиналом в мавзолее.

 На политическую пропаганду уходили изрядные народные денег, их тратили и на сами памятники с протянутой рукой. Разбазаривание бюджетных средств на это идолопоклонство приостановилось при развале СССР. В Советском Союзе памятники, бюсты, мемориальные доски вождю были установлены в 2176 городах, более чем в 4000 поселках городского типа, 42 тысячах сельских советах, общественных местах, воинских частях, на кораблях, в учреждениях и предприятиях. В штуках счет шел на десятки тысяч, а в деньгах на миллиарды.

 Советам власть никогда не принадлежала. До переворота ее требовали передать Советам на плакатах, изготовленных на еврейские деньги, полученные из Генштаба Германии. Это было тогда, когда многие Советы уже были оккупированы большевиками. После переворота Советы были исполнительными органами большевиков. А сама партия управлялась кучкой евреев, которые действовали в соответствии с планами и распоряжениями высшего еврейства.

 Владимир много раз учил, что власть никто никогда добровольно не отдаст, что ее берут с оружием в руках. Поэтому, учитывая, что у большевиков и их последышей коммунистов никто власть не отбирал с оружием в руках, вывод однозначен: все те же люди стоят у власти, проводя политику геноцида.

 Уже в 1923 г. ЦК РКП(б) создал Институт В.И.Ленина, а в 1932 г., в результате его объединения с Институтом К.Маркса и Ф.Энгельса был образован единый Институт Маркса — Энгельса — Ленина при ЦК ВКП(б) (позднее Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС). В Центральном партийном архиве этого института хранится более 30 тыс. документов, автором которых является Владимир.

 Ко дню смерти Владимира иудеи осознали свою силу и начали проводить свою политику. Как изменник и масонству, и иудейству, Троцкий был для них личностью неприемлемой. Сталин имел «темное прошлое» - одно время служил агентом царской охранки, поэтому был человеком, которого можно было держать в руках.
 
 Большинство соратников Владимира и Троцкого были зверски и беспощадно уничтожены в подвалах ГПУ своими собственными сородичами, которые обвиняли их в мало вероятных преступлениях. - Когда старый большевик Каменев (Розенфельд) был привлечен к суду, его обвинителями были: Ольдберг, Давид, Рейнгольд и Пикель, а судьями - начальники отделов НКВД - Слуцкий, Фриновский, Пакер и Реденс, все девять - иудеи.

 Был лозунг у партии: без Ленина по ленинскому пути. Потом - колымским трактом идучи - приходило в голову людям, что идут они тем самым путем, которой начертал для них Ленин.
 
 «Ленин насаждал в стране террор. Захваты заложников, массовые расстрелы – все это его инициативы. Сталин произнес единственную правдивую фразу: «Я только верный ученик Ленина». Тут он был прав» - сказал Александр Яковлев.

 Владимир Солоухин рассуждал: «Но вот Россию завоевала группа, кучка людей. Эти люди тотчас ввели в стране жесточайший оккупационный режим, какого ни в какие века не знала история человечества. Этот режим они ввели, чтобы удержаться у власти. Подавлять все, и вся и удержаться у власти. Они видели, что практически все население против них, кроме узкого слоя «передовых» рабочих, то есть нескольких десятых процента населения России, и все давили, резали, стреляли, морили голодом, насильничали как могли, чтобы удержать эту страну в своих руках. Зачем? Ради чего? С какой целью? Ради того, чтобы осуществить в завоеванной стране свои политические принципы. Всеобщий учет и контроль производимых продуктов, государственную монополию на все виды товаров и их распределение по своему усмотрению. И это было бы полбеды. Но из углубленного прочтения Ленина узнаем, что эти учет и распределение, в свою очередь, являются средством, а не целью. Средством к тому, чтобы осуществить всеобщую трудовую повинность в стране, то есть заставить людей принудительно трудиться, заставить их подчиняться воле одного человека, советского руководителя, диктатора, то есть средством к тому, чтобы все население страны превратить в единый послушный механизм.
Итак, допустим, что с недели на неделю ждали мировую революцию и тогда надеялись триумфальным шествием пройти по всему миру, хотя это предположение говорит больше не о гениальности, а о слепоте и фанатической тупости. Но опять возникает вопрос: ради чего, зачем и что принесет всем народам? Да то же самое: всеобщий учет, контроль за распределением продуктов. Всеобщую трудовую повинность. Подчинение миллионов (а тогда уже миллиардов бы) людей единому плану, единой воле, единому советскому руководителю с диктаторскими полномочиями. Зачем? Ради чего? Зачем живых, инициативных, самодеятельных людей превращать в единый, послушный, но зато безмозглый государственный механизм, весь подчиняющийся нажатию одной кнопки?
Допустим, что - банальная идея мирового господства, осуществленная не путем походов Юлия Цезаря, Александра Македонского или Наполеона, но путем хитрой отмычки так называемой классовой борьбы и натравливания в каждой стране одной части населения на другую. («Речь идет не о нашей борьбе с войском, а о борьбе одной части войска с другой». Ленин.) Допустим, что банальная идея мирового господства. Но для кого? Чье господство? Желание римского императора господствовать над миром чудовищно, но понятно, так же как любой другой могущественной нации. Но здесь-то чье господство? Неужели только свое? Или своей группы? Но ведь остается пять-шесть лет жизни, а затем - прогрессирующий паралич, и все. Ну, пусть Сталин потом господствовал тридцать лет, но все равно, неужели ради этого надо потрошить народы, истреблять физически лучшую часть каждого народа, морить его голодом, держать в тюрьмах и лагерях, загонять в колхозы, лишив земли, лишив заинтересованности в труде, не говоря уже о поэзии труда, о его радостях, хотя и сопряженных с тяжестью. Труд есть труд. Всякий труд тяжек и связан с потом. Но все же, когда он - трудовая повинность, он тяжек стократ.
Простое порабощение лишает народ цветения, полнокровного роста и духовной жизни и в настоящее время. Геноцид, особенно такой тотальный, какой проводился в течение целых десятилетий в России, лишает народ цветения, полнокровной жизни и духовного роста в будущем, а особенно в отдаленном. Генетический урон невосполним, и это есть самое печальное последствие того явления, которое мы, захлебываясь от восторга, именуем Великой Октябрьской социалистической революцией.
Осуществить полный учет и контроль над каждым граммом и над каждой штукой чего бы то ни было произведенного в стране. Все, что бы ни производилось в стране, держать в своих руках, а потом распределять по своему усмотрению. Благодаря такому контролю и распределению держать в подчинении и в трудовой повинности всех без исключения живущих в стране людей, все поголовно население. Чтобы оно подчинялось единой воле как один человек. Вот это и есть, по их мнению, социализм. То есть самая высшая и самая массовая форма рабства».

 Сейчас большинство россиян выступает за захоронение останков вождя, но, исповедующим культ вождя, антидемократическим властям мумия нужна в нынешнем состоянии. - Многие из них, окончившие ВПШ, дорожат его рассуждениями, что отсутствует общечеловеческая мораль, что есть только классовая мораль, а по пролетарской морали, морально всё, что способствует коммунистической революции. Владимир утверждал: «Наша нравственность подчинена вполне интересам классовой борьбы пролетариата». - Для блага революции допустимы любые преступления.

 Марк Слоним утверждал: «Ленин-теоретик, Ленин-мыслитель, конечно, ни в коем случае, не принадлежит к числу творцов первого рода. Он не создал ни своей философской, ни своей социально-экономической теории. Он всегда исходил от учителя, понимая Маркса, как имя Аллаха, и только приспособляя, подчас искажая и коверкая, некоторые из положений марксистской доктрины. …Что оставил Ленин как теоретик? Ничего или почти ничего. Да, у него были хорошие работы по экономике, еще в те времена, когда он издавал их не под тем именем, которое впоследствии стало известно всему миру. Но именно то, что прославило Ленина - идея диктатуры пролетариата как диктатуры организованного меньшинства; осуществление экономической революции через захват власти; военный коммунизм и апология насилия как орудия революции, – вся эта смесь марксизма с бланкизмом теоретически слабая и наиболее уязвимая сторона ленинизма. Учение же о превращении мировой войны в мировую революцию и самое понимание войны как последнего выражения кризиса капиталистического строя заимствовано Лениным у левого крыла европейского социализма 1912-15 гг. и достаточно резко опровергнуто на практике».

 В 2000 г. при опросе дети отвечали: «Ленин не выговаривал букву «Р». – «Владимир Ильич был немного болен, и в эпоху его правления были убиты 15 миллионов человек. В основном это были интеллектуалы». – «Ленин был чем-то вроде президента. Он был маленьким, злобным, сварливым. Он без причины убил много людей».

 В одну из ночей 2003 г. Ильич, которого постоянно кто-то обливал краской, тихо исчез из Таврического сада. Возможно, нынешние власти надеются именно таким образом избавиться от надоевших монументов главному террористу XX века.

 «Деятельность Ленина направила страну в социально-экономический и духовный тупик, затормозила цивилизованное развитие и изолировала ее от всего цивилизованного человечества. Государство не должно тратить деньги налогоплательщиков на содержание, осмотр и реставрацию тела вождя коммунистической партии. Ученые не только дают оценку исторической личности, но и высказывают свои рекомендации: ликвидировать некрополь на Красной площади, останки Ленина, Сталина передать в распоряжение либо их родственников, либо их последователей – КПРФ, а памятники этим политикам передать в музеи. Следует восстановить исторический облик Красной площади: памятник гражданину Минину и князю Пожарскому торжественно вернуть в центр площади. … Ленин и продолжатель его дела Сталин несут ответственность за развязывание репрессий против миллионов ни в чем не повинных людей, за политику социального геноцида, за создание ГУЛАГа, концлагерей, применение пыток и т. п. Ленин и Сталин совершили преступления против человечества, которые не имеют срока давности». - И. о. директора института российской истории РАН, доктор исторических наук, Владимир Лавров.

 14.05.2007 бывший Секретарь Совета Безопасности России Б.Березовский, находясь в Лондоне, как политический беженец, заявлял: «Российским властям следует признать преступным коммунистический режим и «как результат нужно снести по всей стране памятники преступникам, потому что именно эти люди ответственны за гибель миллионов, снести памятники, например, Ленину, Сталину, Дзержинскому, если этого не произойдет, будущее для России закрыто». Комментируя позицию МИД России в связи с намерением депутатов Львова демонтировать памятники и символы советского прошлого, Березовский сказал: «Пригрозив пальцем в сторону Львова по поводу сноса советских символов, МИД расписался в том, что он продолжатель советского менталитета, в этом вся проблема».

 Валерия Новодворская считала: «Ликвидация парламентской оппозиции — это тоже ленинская традиция. Задолго до того, как «Яблоко» и СПС выкинули из Думы, вождь большевиков разогнал кадетскую партию, набравшую 5% на выборах в Учредительное собрание».

 В 2007 г. Издание Коммунистической партии Украины (КПУ) «Коммунист» отказалось использовать в логотипе газеты изображения Владимира, правдивая отрицательная информация о деятельности которого стала достоянием общественности.

 Снижение численности населения обуславливается низким уровнем жизни в стране, что может быть вызвано сознательно проводимой политикой сокращения народа со стороны тех, кто управляет государством. Этапы большого пути государственного геноцида выглядят примерно так: искусственно создаваемый голод, натравливание рабочих на крестьян, изъятие у населения продовольствия и ценностей, развязывание гражданской войны, уничтожение классов-сословий-народов, уничтожение духовенства и духовности, уничтожение инакомыслия и инакомыслящих, развертывание ГУЛАГа, уничтожение кулачества и крестьянства, уничтожение образованных людей – интеллигенции и военачальников и просто уничтожение сограждан по разнарядке, союз с фашистами и преступная неготовность к войне, уничтожение населения на фронтах и в тылу, холодная война, массовая амнистия уголовников холодным летом 1953 г., экспорт коммунистической идеологии, перепроизводство военной техники…. Все это крепко связано легализованными и запрещенными наркотиками, ложью, лицемерием и дутой статистикой.

 Сейчас все отчетливее видно, что политика геноцида, начатая дважды больным марионеткой Владимиром при поддержке еврейских денег и проводимая советскими властями, продолжается нынешними псевдодемократами. — Это проявляется на примерах задержек зарплат и пенсий, на отсутствии доступных медикаментов и медицинской помощи, на постоянном колоссальном оттоке капиталов из страны, на накапливании золотовалютного резерва, на продолжающемся крупномасштабном развитии военной промышленности и во многом другом.

 Поэтому, если понятие «ленинградец» и «Ленин» будут пониматься адекватно, то есть так, как они представляются на самом деле – это уже будет большим шагом вперед в деле продвижения к Свободе и Демократии, в деле понимания того, что собой представляют нынешние властители страны, лелеющие памятники террористам и терроризму.

 Кое-кто утверждает, что памятник у Финляндского вокзала представляет историческую ценность, хотя на самом деле он представляет собой попрание истории и дезинформацию. Если бы памятник действительно бы отражал событие времени, в руках Владимир держал бы головной убор под названием «котелок» и стоял бы он в броневике британском, а не на путиловском 1918 года выпуска..

 О чем говорит памятник перед входом в Смольный? - О том, что Администрация города - является продолжателем геноцида народа, организованного вождем - создателем первого концлагеря для инакомыслящих, создателем системы ГУЛАГ, превратившем страну в концлагерь.

 О чем говорит мавзолей? – О том, что нынешние властители являются продолжателями дел Владимира, продолжателями идолопоклонничества его мумии.

 И наивны речи о его захоронении с той точки зрения, что не примет останки этого изверга, узурпатора, террориста и бандита ни одна земля!

 По официальной версии останки ученика Владимира - Гитлера сожгли и бросили в реку. - Что-то подобное произойдет и с останками учителя, который стране и народу принес только вред.

 И сейчас существуют те, кто считает правильным, что он при поддержке кайзеровской Германии и еврейских денег пришел к власти, был мало что значащей без еврейских денег марионеткой, морил население голодом, развязал кровавую Гражданскую войну, проводил жестокую политику «красного террора», «военного коммунизма»; был инициатором беспрецедентных репрессий по отношению к инакомыслящим и по отношению к «социально чуждым элементам» - дворянству, духовенству и др. Поэтому и стоят памятники этому с детства больному на голову террористу, попирая мораль и нравственность.


Рецензии
На это произведение написано 36 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.