Жили-были Мужчина и Женщина

               

                Влюбиться можно в красоту,
                но полюбить – лишь только душу!
                Уильям Шекспир


       Вечереет... По цветистой аллее уверенно идут, взявшись за руки и степенно улыбаясь, двое пожилых, аккуратно одетых и ухоженных людей - мужчина и женщина.
       - Милый, мне уж не восемнадцать лет, а ты всё уговариваешь меня, как в молодые годы, под звёздным небом с тобою погулять, - ласково обратилась к своему мужу седая женщина.
       - Любимая, а ты сама разве не хочешь этого?
       - Конечно хочу, - волнуясь, ответила она, и румянец сильней обычного подкрасил солнцем озарённое лицо.
       Он бережно обнял её за плечи, желанное сокровище своё, прильнул к ней и следом поцеловал её ладони.
       - Уж скоро внуков нам женить, а ты такой же, как и прежде, любимый мой! - тепло прошептала она, и со счастливою улыбкой взъерошила рукою нежно седые волосы ему на голове.
       - Солнышко Прекрасное моё, ты самое дорогое, что есть на свете у меня, - уверенно и пылко произнёс мужчина, тепло взял за руку её, и они продолжили  свой долгий совместный путь...

                ***

       Догорает закат вдалеке. Плавно катится усталое солнце навстречу вратам, за которыми царствует великая ночь, ночь упоительных сказочных снов.
       Вслед за дремлющим солнцем поплыву вдаль и я, - неторопливо, одиноким странником, на утлом челноке вглубь той увлекательной ночи. А с собой прихвачу свой драгоценный ларец, доверху наполненный чудодейственными сказками моими.
       И потом я открою его своим серебряным ключиком, выберу одну, в высшей степени сладчайшую изо всех сказок на свете, сказок о Мужчине и Женщине, и потешу вас ею.
       Всю мою сказку я искупал в благоухающих ароматах неувядаемых роз любви.
       И всякое слово в ней благоухает любовью.
       И всё в ней - сущая правда, и до того увлекательная, что никакой выдумке за ней не угнаться!
       Итак, слушайте же меня со вниманием - ничего не потаю, всё, как было, вам расскажу!

       Жили-были Мужчина и Женщина. Он - в тридевятом царстве, а она - в тридесятом государстве. И пускай их разделяли леса и реки, поля и озёра, километры и расстояния, а судьбы у них были схожи: и у неё - не мёд, и у него - не слаще. Надо знать, понимать как им жилось и почему так всё было.
       Но те обстоятельства не искорёжили их добрые души, не погубили веру в прекрасное.

       Она была такая-такая-такая несравненно пригожая вся из себя... как маленький полевой цветочек! И не только приготовляла аппетитные обеды, растила чудесную дочь, вела домашнее хозяйство. А ещё её прелесть состояла в том, что она умела радоваться утреннему солнцу, весеннему небу, капельке росы на майском цветке, зажмурившись и расставив руки в стороны, по-детски смеяться, когда озорной тёплый ветер играл её волосами.
       Поверьте мне - в этом есть великая магия прекрасной души!

       И он был ей под стать.       
       Жизнь оставила на его великодушном лице остроту прошлых переживаний, да убелённые сединою виски. Но это было прекрасно, ибо отражало его нежную душу и подчёркивало свежий ум, твёрдость, да благородство.

       Чем больше они задумывались о жизни, тем больше их влекло к несбывшемуся, тем сильнее ощущалась потребность иметь семью родную. Разумеется, они узнавали свои желания постепенно, и часто не замечали их, тем самим упускали время. А фальшивые мелодии, случаясь, тут же рвались подобно ветхой пряже.
       Долго ли времечко так продолжалось, коротко ли, но, как бы то ни было, а постепенно всё пришло в надлежащий порядок.
       И однажды произошло то, что и должно неминуемо произойти в таком случае - взошла звезда их великого счастья. Видно судьба устроила всё так, что на помощь им пришли небеса - и тогда они встретились!
       И были вознаграждены за благонравные души свои.

       И вот... его глаза глядели на сиявшее осеннею красой её лицо, светились светлой радостью они. Стоит он, не сводит ясный взгляд с неё. Чем дольше он глядит, тем краше кажется она. И от того прямого взгляда её лицо покрылось алым бархатом, глаза блистали кротостью под тёмными ресницами, так, ровно на своём веку ничего и никого не видели они. То были пары две блаженных глаз с неудержимою улыбкой своего прекраснейшего внутреннего мира! Они друг в друга вглядывались, и чудилось каждому, будто перед ним не просто обыкновенный человек, - но настоящий ангел!
       Да так оно и было на самом деле.
       Но встрепенувшись от своего смятения, не ведая отчёта, что, как и почему, он навстречу протянул ей руки. Её лицо зарделось пуще прежнего, и, - медленно, - она в ответ ему свои вручила руки.
       И руки их соединили!
      - Ах! - при этом тихо вскрикнула она, но рук не отняла... И как же радостно заныло, как сладко сердечко запело у неё. А поцелуй его горячий ей показался таким вкусным, таким приятным, что рада бы она была, чтобы ещё, ещё он целовал её, да всё бы чаще, чаще, дольше, больше...
       И в этот памятный миг далёкое несбывшееся принялось сбываться, и стало оно  близким, возможным, неизбежным.

       Так начался один из самих счастливых совместных путей, когда либо начинаемых Мужчиною и Женщиной.
       Потом они вместе путешествовали.
       И каждый день она открывала в нём новые достоинства, которые располагали её всё более и более его ценить. Постепенно она в его глазах распознавала светлую радость его большой души, - и вскоре страхи окончательно покинули её. И улетучилось из прошлого всё тяжкое и злое, и навсегда в былое оно ушло и растворилось там.
       И сотворилось в их душах что-то новое, счастливое, большое, и стало вместе им так хорошо!..

       Затем уехала она... чтоб встретиться им снова, - теперь уж навсегда.
       - Ты приедешь, поживёшь у меня, и мы тогда всё и решим, - говорила она, прощаясь на вокзале с ним.
       Так и условились они.
       Но не успела отъехать она ещё и на полшага от вокзала, как тут же сердце болью защемило, на части со всей силою рвалось. Непреодолимая та сила с неудержимой дрожью счастья влекла её к нему. К нему стремилась вся её душа, да жадно так, как никогда доныне. Так вот бы вольной пташкою не медля и полетела бы к нему, так бы вот и бросилась в его объятья, так и прижалась бы к его груди. И весь денёк с утра до поздней ночи сидела б с ним да любовалась на него...
      
       Нет в нашем мире ничего невыносимее разлуки. И надобно иметь в себе премного веры и любви, чтобы её преодолеть. 
       У них в сердцах, объятых общим чувством, ещё сильней умножилось желание всегда быть вместе. А ясный огонёк, который вспыхнул меж них в самом начале, возгорелся, со всею силой воспылал горячим пламенем их истинной любви! Именно той любви, без которой невозможно жить на свете, как жить нельзя без солнца, воздуха, цветов.
       А тот, кто любит, тот до конца идёт.
       И так как его благородное сердце указывало ему на мудрое решение, он, движимый зовом жаждущей души, не медля больше ни минуты, подобно пущенной стреле из лука, к ней вскоре прилетел. И это было самое лучшее решение, что могло бы быть.
       Она сияла вся как занимающаяся заря. Весь её внутренний мир, вся глубина её любви и доброты, отчаянные мысли и все волнения последних перед встречею минут выразились в такой улыбке залитого румянцем лица, что она казалась ему звуком чародейной струны, обвитой пёстрыми цветами полевыми! Всё пело в ней, и всё звучало счастьем!
       Она сияла красотой в своей преистинной любви, и от безмерной радости не знала, как выразить свои все чувства те, томление своё!
       В необычайной тишине сердца любовью звонко-звонко трепетали.
       И вот она с лёгким полукриком кинулась ему на грудь.
       Он ненасытно сжал её в своих объятьях, - такую долгожданную, любимую, желанную! Она лишь слабо ахнула, и голову чуть запрокинула назад. Её глаза закрылись...
       А далее, придя немножечко в себя, он и она один другого горячими покрыли поцелуями, и оросили радости счастливыми слезами.
       - Ох, если б мог ты видеть, какой я была без тебя, как мучилась - промолвила она, а после додала - теперь мы вместе навсегда!..
       Он отвечал ей: - "Да, да, да!"

       И снова пребывали они вместе.
       Дышали счастьем их сердца.
       И им двоим весь мир принадлежал - теперь уж до конца!

       ...И с этих пор они думали один об одном больше, чем обо всём на свете остальном, и были один для одного всего дороже.
       Их тихая и нежная, доверительная и чуткая любовь явилась для них отдушиной и отдыхом, лекарством и гармонией такой великой силы, которая уничтожила все расстоянья и преграды...
       Он с первых дней, чувствуя безмерную любовь к себе, лелеял бережно и охранял её, как самую большую в мире драгоценность, как милый и прекрасный сад, преполный роз и множества других цветов, и никого в свой сад он не пускал и никому не позволял цветов своих касаться. И каждый день сходился с ней он ближе, ближе, и каждый день он открывал в ней новые сокровища души.
       Она же, одарённая умом живым и ясным, в том понимала толк. И чувствовала всем естеством своим, что для него она: его ребёнок, друг ему, и дорогой любимый человек. Она смиренно соглашалась с ним и отдавалась ему всем сердцем, не оставляя для него закрытым ни уголка в своей душе, и помыслы её не выходили за пределы дома.  О муже думы и хлопоты по дому свели на нет из памяти все прошлые проблемы.
       И так, блаженствуя с любимым, своею красотой она благоухала, спокойствием и радостью сияла, и вольной пташкой весело порхала, расцветшая для новой жизни и любви.
       И жизнь для них на счастье щедрою была!

       Какие светлые и безмятежные минуты, дни, времена они теперь всегда в спокойном тихом счастье совместно проводили! Желания у них остановились - удовлетворенными своею жизнью нынешней были они, и существовали во времени лишь настоящем, ничего не поджидая от грядущих дней. Живут - ни сожаленья о минувшем, ни опасения за будущее нет!
       Вечерами стол праздничный в своей светлице она умелою рукой сервировала. Всё в доме пахло аппетитно ею, и всё имело вкус её, и отзывалось милой чистотой и белизной её. За вкусным ужином глядел он с умиленьем на неё, - она с признательностью ему в глаза глядела. И хорошо и весело им было на душе. Они шутили и смеялись звонко, словно дети малые, в беседах сладких проводили долгие часы. С тех пор, как он приехал к ней, она дышала счастьем и любовью, и её непоколебимая и верная любовь его переполняла радостью и счастьем...
      
       - Я спатеньки хочу, - промолвила она.
       И он бережно укладывал свою счастливую любимую жену в семейную кроватку. И, словно ребятёнка малого, он с нежностью окутывал мягким одеялком, как бы прятал её себе за пазуху, чтоб ей всегда было тепло.
       А, засыпая, она, шепча, справлялась у него:
       - Желанный мой, ты здесь? - Ты меня любишь?
       И он, заглядывая в полусомкнутые её глаза, кротким и спокойным тоном отвечал:
       - Здесь я, Солнышко моё. – И я люблю тебя! - он отвечал так, и спрашивал её затем:
       - Тебе не холодно, родная?
       - Нет, мне хорошо, мне очень хорошо, - она так отвечала, - и продолжала:
       - Господь Бог, видя жизнь мою, послал в подарок мне тебя!!! Я это всё прекрасно своей душою осознала, и неустанно Его благодарю за то, что мне досталось столько счастья! И я теперь всегда послушна Его воле, и воле я твоей! - ему она шептала. И продолжала: - Никогда-никогда я б не поверила, что можно быть такой счастливой!
       А он необычайно нежно целовал её слегка разомкнутые алевшие в полутенях уста, аккуратно возлагал свою голову около её груди, где билось сердце доброе его любимой, жаждавшее настоящего людского счастья, и с великою приятностью ей говорил:
      - Родная, я с тобой! - Живу я и дышу только тобой! - Сокровище моё ты ненаглядное!
       Она всем естеством своим прижималась к нему, нежно обнимала, и, уже почти что засыпая, чуть слышно ему на ушко молитвенно шептала:    
       - Ты у меня один! - Ты моё небо на земле! - Предел мечтаний ты моих! - Ты исполнение моих желаний! И всё моё - твоё. И там, где ты - там дом мой настоящий! Ни в радости, ни в горе тебя я не оставлю никогда! Сердце своё навечно тебе я отдаю!!!   
       - Охотно в это верю, - более чем ласково он отвечал и тихо добавлял - спи, хорошая моя и помни: всегда с любовью бескорыстною твоей сильнее и счастливее я буду всех вместе взятых царей, и королей!

       И она светилась счастливой, благодарной, детскою улыбкой и тут же переходила в другой, не менее приятный мир - мир сладких безмятежных сновидений.
       И снился ей всегда прекрасный сон, который может видеть лишь Принцесса в канун желанной своей свадьбы в её волшебном дивном царстве. И сказочный тот сон, - сбывался он в её реальной жизни. И в мире не было счастливее людей!..

       А между тем тихо, беззвучно время струится исповедальное...
       Вот и утро проснулось - окончилась ночь.
       И солнце восходит с восточных ворот.
       И розы в саду распускаются.
       И поют соловьи, заливаются для тех, кто любовью живёт.       
       И добрая сказка моя завершается. И с радостью я её довожу до конца. А судить о том, насколько она занимательна и поучительна, предоставляю благосклонному вашему мнению. Мне же, с моей стороны,  должно сказать, что из боязни наскучить вам слишком долгим повествованием я постарался быть очень краток и потому опустил много прекрасных житейских подробностей. А они, безусловно, не менее увлекательны и разнообразны. Да только дальнейшее повествование составило бы материал для многотомного романа, а не коротенькой сказки.   

       Вот, пожалуй, и всё. А  мне остаётся на самый последок лишь вкратце прибавить, что главное в моей сказке заключается в следующем.
       Прошло много ли, мало ли времени, а прежнее настоящее чувство любви друг к другу у моих Мужчины и Женщины не покинуло их. Оно с каждым годом всё возрастает и возрастает.
       И живут одной общей жизнью беспечально в ладу да в совете, по добру да по правде, долго и счастливо вместе они!


Рецензии
Влюбиться можно в юности, но ЛЮБИТЬ только в зрелые годы.
Красиво рассказана Жизнь.
Любви и Благодати.

Татьяна Воляева   04.10.2018 12:40     Заявить о нарушении
Татьяна, спасибо Вам!

Пётр Полынин   19.11.2018 12:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 449 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.