Лебяжий лог. Окончание

 В камере к Никите измученному и ослабшему возвращалась память. Рана заживала медленно, болела, гноилась.
Никита забывался и тогда ему снился один и тот же сон: солнечный день в родном имении, Лебяжий лог, журчащая речужка, Стёпа с Алёшей и такое чистое голубое небо. Это было мальчишеское счастье. Но какая-то мысль, связанная со Стёпой, не давала ему покоя. Он пытался вспомнить и проваливался в пустоту.
* * *

 Под полозьями скрипел сухой сибирский снег. Никита в сопровождении двух жандармов направлялся в Сибирь на поселение. Низкие мохнатые звёзды висели над дорогой. На последнем постоялом дворе он отправил письмо Алёше. Холод, пробираясь сквозь тулуп, не давал дремать.
 В мыслях всплывал огромный стол, покрытый красным сукном. За ним члены суда, сенаторы, чиновники высших рангов. Блестели лысины, сверкали звёзды на мундирах.
 А голос чиновника продолжал:
 - Поручик Туркин, за участие в тайном обществе, посягавшем на цареубийство и на истребление царской фамилии, приговаривается к пожизненному переселению в Сибирь, и лишению дворянского титула и офицерского чина.
* * *

 Хлопнула дверь в избе. Кто-то стучал валенками о пол, сбивая снег. В горницу вошёл жандарм, а за ним человек в тулупе и меховой шапке.
 - Принимайте постояльца. Ссыльный Туркин. Завтра утром явитесь в жандармерию,- сказал жандарм и вышел, оставив после себя мокрые следы.
 За столом у окна сидел хозяин дома. При свете свечи он чистил охотничье ружьё. Мерцающий свет не позволял рассмотреть ночного гостя.
 - Проходите, располагайтесь, сейчас соберём ужин.
Никита снял тулуп с шапкой и повесил на гвоздь. И только теперь в ночном путнике хозяин узнал друга детства.
 - Ваше благородие, вы?- только и смог сказать он.
 - Стёпа...
 Трудно было узнать в молодом человеке с усами и бородкой мальчишку из Лебяжьего лога. Никита подошёл к Степану и обнял его.
 - Никакой я не благородие. Лишили меня всех титулов и чинов. Я теперь ссыльный.
 - Как я рад, Никита, не в том смысле, а в том , что судьбе было угодно свести нас.
 - Я тоже рад, Стёпа.
 - Ефросинья, собери на стол,- крикнул Степан.
 В соседней комнате заскрипела кровать. В горницу вошла молодая женщина в ночной рубашке с заспанными глазами.
 - Ефросиньюшка, накрывай стол, у нас гость, а я самовар поставлю.
 В избе топилась печь, было тепло и уютно. Когда стол был накрыт, Никита уже спал крепким сном. Его голова лежала на руках на столе. Стёпа подошёл чтобы разбудить Никиту и увидел на голове шрам от недавней раны.
* * *

 Уже было заполночь, когда друзья поужинав сидели за дружеской беседой. Им казалось, что ночи не хватит наговориться.
 - Никита Алексеевич, как так случилось, что вы оказались здесь?
 - Ты помнишь нашу последнюю встречу на дороге, когда я направлялся в Черниговский полк?
 - Как не помнить, ваше благородие.
 - Стёпа, я тебя прошу не называть меня так, я такой же как ты. Так вот. Я встретил таких людей, которых посылает судьба раз в жизни. Они открыли мне глаза на нашу действительность. Как они там? Что их ждёт? Это настоящие патриоты своего Отечества. Сколько благородства, мужества, любви к своему обездоленному народу. Они пожертвовали всем, чтобы дать людям свободу и счастье.
 - А как ты оказался здесь в глуши?
 - Нас поймали и осудили к каторжным работам. А я сбежал. Долго скрывался в тайге, а однажды наткнулся на мёртвого охотника. Видать медведь задрал. При нём были документы на имя Инютина Тимофея. Вы меня не сдадите?
 - Ну что ты, Стёпа.
 - Я вам верю, Никита Алексеевич.
 - Мне наверное придётся пожить у вас.
 - Мы с Ефросиньей только рады будем. У нас с ней скоро маленький будет.
 - Как это здорово, Стёпа. Жизнь продолжается.
* * *

 Получив письмо от брата, Алексей засобирался в Сибирь. Лиза, узнав об этом, стала уговаривать его взять её с собой.
 Граф после суда над старшим сыном слёг. Алёша ждал, когда он пойдёт на поправку, чтобы отправиться в дорогу.
В начале марта молодая супружеская чета: Алексей Туркин и Лиза Облонская выехали из Петербурга в Иркутск.
* * *

 Степан уже в который раз брал с собой на охоту Никиту. Зимний день короток и уже смеркалось, когда друзья подошли к избе. У избы стояли сани с лошадью.
 - Наверное у нас гости,- сказал Степан.
Охотники сняли лыжи и вошли в избу.
 - Алёшка!
 - Никита!
 Братья кинулись в обьятия друг другу.
 - Никита, это моя жена Лиза Облонская.
 - Я очень рад, сударыня. Алёша, ты узнаёшь этого человека?- Никита указал на Степана.
Алёша минуту смотрел на бородатого охотника. Затем подошёл к Степану, снял с него соболью шапку.
 - Стёпа, ты?
 - Степан, не скрывая своей радости, обнял Алёшу.
* * *

 Друзья детства сидели за одним столом и никакие сословия, чины и титулы не могли помешать человеческому счастью. Они вновь были вместе, как в детстве в Лебяжьем логу.
* * *
 

 Сосланные в Сибирь декабристы, учили крестьян грамоте, лечили детей, помогали нуждающимся. В ссылке писали они статьи и воспоминания. До конца жизни думали они о будущем родины.
 Не многим суждено было дожить до амнистии и вернуться домой. Амнистия вышла лишь после смерти Николая 1,
через тридцать лет.

Начало: http://www.proza.ru/2007/07/27-308


Рецензии
Исторические произведения под силу не каждому. У Вас получилось. Желаю экранизации. Буду рада если загляните на огонек, номинировали.
С улыбкой,

Ираида Трощенкова   09.10.2016 16:34     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.