Неприятный

 Чудесным майским солнечным утром, через несколько дней после назначения новый начальник инспекции господин Шмотов, любезным движением руки, задержав в своём кабинете заместителя, сказал ему:
 - Какой-то неприятный, отталкивающий вид у нашего ведущего специалиста Одинокова.
 - Не замечал!.. – удивленно возразил заместитель. – Коллеги его уважают, ценят. Возможно, вы свежим глазом посмотрели на него!
 - Да, свежим, и кое-что заметил!.. На вчерашнем совещании, с присутствием вице-мэра, он сидел в черных очках, да и те всё время закрывал рукой. Видно, спал – мой доклад не слушал!
 - Лечится он, с глазами что-то, врачи приписали.
 - В помещении солнца нет, очки мог бы и снять. Не слепцы же налоги должны собирать? Что вице-мэр подумает?.. И куртка у него кожаная, черная; водолазка – тёмная. Волосы длинные. Ну, как чёртов Демон!.. Смотреть противно!..
 - Молодится, наверное, по весне. Такую одежду сейчас и летом носят!
 - Налоговый работник должен прилично выглядеть: форменная или цивильная одежда, сорочка белая, да и приличный галстук должен быть, не гробовщик же он из «Ритуала»!..
 И Шмотов строго посмотрел на заместителя…
 …Через неделю, в дождливый июньский день, между начальником и заместителем – главным специалистом налоговой инспекции снова произошёл диалог по поводу личности Одинокова.
 - Вчера беседовал с ним, - проговорил Шмотов. – Никакого уважения ко мне, как к начальнику – даже очки не снял!
 - Да он вроде культурный, воспитанный… - неопределенно промямлил заместитель.
 - По форме, а по существу ядовитый, насмешливый..
 - Не похоже?!
 - Говорю с ним минут двадцать, спокойно, уважительно, по проблемам инноваций в нашем налоговом деле, а он ехидничает: «Разрешите сесть?» - «Да, конечно!.. Давно пора!» - отвечаю по-дружески – и начальник инспекции сочувственно и заинтересованно посмотрел в глаза главному специалисту – заместителю. – Потом я перешёл к вопросу ускорения сбора налогов с неплательщиков, а он мне и запел, что сейчас, мол, много фирм-однодневок и с них ничего не возьмёшь!.. А тут вдруг позвонил сам мэр. А Одиноков, вместо того чтобы терпеливо ждать, не мешать нашему важному разговору – ведь самое высокое городское начальство звонит! – тихо задает и задаёт мне вопрос: «Разрешите идти?» Я же не могу ему сказать; «Иди!». Вдруг мэр услышит, да и поймет неправильно, что это к нему относится…Конфуз великий!..
 - Ну-у-у… ве-едь?!. – только и произнёс заместитель, и начал поспешно и нервно поправлять на носу очки с затемнёнными стёклами в тонкой золотистой оправе.
 - Можете идти!.. – строго произнёс Шмотов, обращаясь к заму, усердно нагнулся над столом и стал изучать лежащие перед ним документы.
 …В жаркий и душный день июля, в активом зале налоговой инспекции со множеством кондиционеров, развешенных на стенах, и с закрытыми шторами окон, на совещании по итогам работы за первое полугодие Шмотов читал отчёт и заодно круто и резко критиковал нерадивых работников. Не забыл он и Одинокова. Вспомнил ему и кожаную куртку т тёмную водолазку, чёрные очки и отсутствие галстука, упрекнул в заигрывании с подчиненными: «всем говорит «господин», в зазнайстве и чванстве – «демонстративно носит значок демпартии, в которую недавно вступил», в высокомерии и грубости – «его срочно вызывает сам начальник инспекции, а он преспокойно с кем-то говорит полчаса по телефону. И потом только является».
 В заключении Шмотов высказал мнение о непрофессионализме Одинокова: в «отсутствии у него личных изысканий в сфере инноваций, в неумении собрать налоги с неплательщиков и правильно использовать для этого имеющиеся финансовые инструменты, как штрафы, пеню, да и тарифы, а также и в его либеральных взглядах на жизнь» и неожиданно сделал далеко идущий вывод:
 - Не на месте, видно, наш ведущий налоговик… не на месте… и вообще, слабый специалист, весьма и весьма слабый…
 - Неверно!.. Он дельный работник и хороший человек! – послышались в защиту из зала робкие голоса коллег-налоговиков.
 - Я уже много раз о недостатках Одинокова говорил своему заместителю, но он до сих пор никаких мер так и не принял. – и Шмотов начальственно строго повысил голос. –Почему, я спрашиваю?.. Почему?.. – и поднял перед собой указательный палец левой руки.
 Заместитель враз покраснел, потупил взор и стал быстро протирать носовым платком запотевшие темные стёкла очков.
 - Разрешите разъяснить. Вынужден… достал меня Шмотов. – неожиданно поднялся с места Одиноков и , не повышая голоса, продолжил. – Дело в том, что я пять лет назад работал в военном ведомстве и мне пришлось в составе комиссии проверять наличие войскового имущества на базах, которыми тогда руководил полковник Шмотов. И там выявили недостачу в несколько миллионов рублей… Полковника с должности сняли и…
 И тут его резко перебил Шмотов:
 - Ерунда всё это, я не злопамятный! – бросил небрежно. – А тебя, видно, всё-таки не даром разжаловали, да и в звании понизили до лейтенанта.. Не даром, видно… не даром!.. – и вдруг со злостью – кулаком по трибуне – трах! – будто поставил на товарной накладной жирную печать…
 Зал вздрогнул и удивленно, выжидающе замер – лишь слышно, как тихо и нежно посвистывают вентиляторы кондиционеров…


Рецензии
Шмотов, видно, останется на месте, такие нигде не пропадут, в крайнем случае, на другое, не менее тёплое место перейдёт. А вот Одинокову придётся мыкаться...Наша жизнь. Хороший рассказ, Александр.
Удачи Вам!
С уважением, Александр.

Александр Артёмов   06.11.2008 23:38     Заявить о нарушении
Артемов! Спасибо за поддержку моего творчества! Александр

Александр Клепиков   07.11.2008 08:23   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.