Диалог

       Николай Титов
       
       ДИАЛОГ

       Вечером Всеволод Глебович почувствовал недомогание – сильно разболелась голова. Он не придал этому должного значения и «списал» головную боль на случайность, рассчитывая, что скоро всё пройдёт, – надо только перетерпеть. Но, увы… Проходил час за часом, а его надежда на улучшение самочувствия не сбывалась… Не в силах и далее переносить боль, он принял таблетку и лёг на кровать, уповая, что сон принесёт облегчение. Однако боль усилилась, перед его взором проплыл ряд странных видений, и он потерял сознание…
       …Она пришла к нему не в том образе, как её принято изображать – в капюшоне, с косой в руках: она пришла в виде большого чёрного пятна, из центра которого исходил ослепительно-яркий, золотистый луч света. Края пятна представляли собой нечёткую, изломанную линию, окрашенную в мерцающие серые и светло-серые тона, гармонично сливающиеся с окружающим фоном. Это необыкновенное зрелище невольно вызывало чувство лёгкого, почти неосязаемого прикосновения к чему-то загадочному, ведущему в мир неизведанной бесконечности, и оттого опасному.
       Она застыла у изголовья кровати, и Всеволод Глебович ощутил ужас, нарастающий ледяным валом из глубин сознания и наполняющий холодом каждую клеточку его существа. Сразу же вслед за этим по телу прошла волна нестерпимого жара, и он почувствовал, что тело и разум – две самостоятельные материальные единицы, которые через несколько мгновений должны навсегда отделиться друг от друга! Более жуткого ощущения Всеволод Глебович никогда ранее не испытывал. Понимая, что в одиночестве не сможет преодолеть раздирающий душу страх, он попытался крикнуть, позвать на помощь, но оказалось, что сил на это действие нет. Отчаяние совсем уж было овладело Всеволодом Глебовичем, как вдруг он осознал, что между ним и незваной гостьей существует контакт – с пришелицей можно общаться без усилий, не произнося ни единого слова! Не воспользоваться этим было бы весьма непредусмотрительно, ведь, несмотря на тяжёлое положение, Всеволод Глебович не желал мириться с происходящим и сдаваться просто так.
       – Неужели ты пришла за мной? – мысленно задал он вопрос, пересиливая свой страх и чувство отчаяния.
       – Ты не ошибся, – последовал ответ. – Время, выделенное тебе Бесконечностью, закончилось. Собирайся!
       – Но я ещё полон сил!
       – Возможно, тем не менее это не имеет значения.
       – «Не имеет значения»?! У меня запланировано много дел в этой жизни!
       – И что же?
       – Я обязан довести свои дела до конца! Ты не можешь столь безжалостно разрушить мои надежды и желания!
       – Твои желания и надежды мне безразличны, я выполняю совершенно иные решения и приказы!
       – Это излишне суровое решение! Я не готов его принять!..
       – Это не удивительно, однако твоего согласия никто не спрашивает, всё и так уже решено.
       – Но это несправедливо! Невозможно вот так сразу покончить со всем, к чему я стремился! Должно существовать право на исправление ошибок! Право на отсрочку! Какие условия необходимо выполнить, чтобы получить её?
       Всеволоду Глебовичу показалось, что она устало вздохнула.
       – Пытаешься торговаться?.. Не было желания напоминать, но… ты всю жизнь выгадывал для себя лучшую долю, и делал это в ущерб другим людям!
       – Я хотел получать от жизни удовольствие! Разве это наказуемо?
       В ответ на это она, похоже, усмехнулась… Или Всеволоду Глебовичу это только почудилось? Но серая линия, проходящая по краю пятна, стала мерцать более интенсивно.
       – Повторяю!.. Исполнение твоих желаний оборачивалось во зло окружающим, твои поступки пробуждали в них зависть и жадность, побуждая к действиям, разрушающим энергию Равновесия!..
       – Но я не один такой!.. И потом, я не могу и не обязан нести ответственность за поступки других людей!
       – С твоей стороны упоминание о «других» здесь не к месту! За свои деяния они сами же и ответят, а вот круги, от брошенного тобою камня, разошлись слишком далеко и вызвали беспокойство Великого Пространства!.. В результате – я перед тобой!.. Ты сам ускорил свой конец! Смирись с неизбежным и очисть свою душу.
       – Не спеши! Во имя высшей справедливости найди в себе силы и прояви великодушие!
       – Как ты себе это представляешь?
       – Дай возможность обсудить путь к моему спасению!.. Я согласен на любые условия!.. У тебя есть полномочия дать мне отсрочку?
       – Я не судья, – всего лишь исполнитель.
       – Каждый исполнитель обладает определёнными полномочиями! Порой весьма значительными! Я в это верю… нет, я это знаю! У тебя должно быть право на принятие самостоятельного решения!.. К тому же, в моём деле возможна ошибка!.. Я не могу быть источником зла, таким, как ты меня обрисовала!.. Конечно, это же ошибка!!
       – Ошибка?.. Это странное понятие придумано человеком для оправдания собственных глупостей и возвеличивания низменных страстей!.. Великое Пространство не может позволить себе ошибок!
       – Я в этом не уверен и не желаю оказаться жертвой бездушия, ведь я – Личность! Дай время разобраться! А пока можно, и даже более того – необходимо что-то срочно предпринять! – настаивал Всеволод Глебович, лихорадочно соображая, что именно он может предложить в обмен на своё спасение.
       Кажется, когда он заговорил о личности, она проявила к его словам внимание.
       – Что-то предпринять?.. Что, например? – поинтересовалась она.
       – Надо забрать другую, «никчёмную» жизнь!
       – Иными словами – принести искупительную жертву за чужой счёт?.. Считаешь это справедливым?
       – Да! Существуют опустившиеся люди, бродяги, возьми кого-нибудь из них! Они уже ни на что не способны, а я полон сил, здоровья, и принесу немало пользы для общества, я отработаю за двоих!
       На этот раз она, несомненно, усмехнулась. Всеволод Глебович почувствовал это.
       – Ты никогда не поймёшь в чём суть пользы для Великого Пространства и потому преувеличиваешь свою значимость, как и значимость роли общества… Великое Пространство пока проявляет терпение… Впрочем, к чему лишние рассуждения? Поскольку ты изъявляешь настойчивость, тебе предоставляется право выбора! Я могу забрать другую жизнь, и сделаю это без колебания, но ты должен сам назначить жертву, и обязан понимать, что вся ответственность за подобное решение ложится на твои плечи!
       – В этом предложении скрыт тайный умысел?
       – Так принято с давних пор, и не мне вступать в объяснения и нарушать устоявшиеся правила!
       – Я должен назвать имя?
       – Да.
       – И обосновать свой выбор?
       – Этого делать не надо, твои действия будут оценены, когда придёт срок определять меру наказания или поощрения… Назови свой выбор!
       – Я не могу вот так, сразу! Дай подумать!
       – На раздумья времени нет!
       – У меня в голове всё путается!
       – Я спешу! Делай выбор, или я заберу тебя!
       Теперь она была абсолютно безучастна, её интерес к своей жертве пропал, а в манере поведения почувствовалась усталость от многовековой работы, от созерцания человеческой глупости, жадности и нерешительности. Да и почему она должна вести себя иначе? Результат её трудов всегда оказывался один и тот же…
       Но Всеволод Глебович этого не замечал, перед ним маячил призрак надежды на благополучный исход, так надо ли в таком случае сомневаться? Он назвал первое, пришедшее на ум, имя. Луч света угас, чёрное пятно поблекло и исчезло. Дышать стало легче, и Всеволод Глебович открыл глаза. Лучи утреннего солнца, пробивающиеся сквозь неплотно задёрнутые шторы, яркими пятнами застыли на узорах дорогого ковра, висящего на стене. Всеволод Глебович пошевелился и радостно вздохнул: каждая клеточка тела ощущала приятную легкость, появилось желание двигаться, заниматься каким-либо делом, всё равно каким, лишь бы действовать! Он посмотрел на часы и вздрогнул от нетерпения: пора на работу! Быстро встал с постели, тщательно привёл себя в порядок и в отличном настроении вышел из дома.
       Утро рабочего дня радовало яркими красками. Ночная прохлада, не успевшая окончательно раствориться под ласковыми лучами солнца, придавала бодрости, что было кстати – впереди предстояло много дел и ждало много блаженств! «Теперь-то нет необходимости сдерживать себя, ведь я знаю, как можно откупиться!.. Это невероятно, однако бессмертие существует, и имеет вполне определённую цену, и нельзя сказать, что непомерную!..» Но почему воробьи, спрятавшись от посторонних глаз в густых ветвях деревьев, шумно скандалят о чём-то, наполняя пространство суетой и непонятной тревогой?..
       Внезапно слабый порыв ветерка заставил Всеволода Глебовича остановиться, в глазах потемнело, и перед ним вновь появилась она, в виде чёрного пятна.
       – Я пришла за тобой!
       – Как же так?! – тревожно воскликнул он. – Ты же обещала!!
       – Обещала, но ты у меня не один. Кто-то другой выбрал имя, и оно случайно совпало с твоим именем!
       – Глупая случайность! – закричал он в отчаянии.
       – Закономерная случайность! – тихо ответила она. – Не там ты искал спасения, а ведь он существует, вход в Бесконечность…
       Свет, исходящий из центра чёрного пятна, вспыхнул и, разрастаясь в объеме, двинулся в его сторону, ещё мгновение, и сущность Всеволода Глебовича исчезла в ослепительно-ярком луче света… Чёрное пятно на секунду замерло над бездыханным телом, будто сожалея о чём-то, и растаяло…
       …Где-то в неведомых, холодных далях Пространства, древняя старушка, плетущая свою нить, задумалась о чём-то: отработанные веками движения потеряли чёткость и нить, скользящая между пальцами, стала сворачиваться в петлю, но не прошло и мгновения, как петля была распутана, и веретено, едва не прервавшее своё движение, вновь завертелось у её ног…


Рецензии
но петля исчезла, и нить стала плестись сама, мир освободился от гнёта судьбы, она мертва в старом варианте, теперь её удел - жить со всеми наравне)

Абдул Аль-Хазред Ибн-Тисил   18.07.2012 22:01     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.