20. Куриный доктор. - Продолжение

Поздним ноябрьским вечером мы с мужем сидели перед телевизором на веранде. Максим и свекровь уже спали, а мы обнимались и целовались, как школьники, и с увлечением смотрели американский приключенческий фильм.

Примерно на середине картину прервал экстренный выпуск новостей. «Экстренный выпуск! Премьер-министр Израиля Ицхак Рабин тяжело ранен во время митинга за мирный процесс! Полиция ведет расследование на месте преступления!» Дальше в течение полутора часов мы не отрываясь смотрели телевизор. Голоса за кадром звучали взволнованно - политические коментаторы просчитывали возможные результаты расследования. А на экране мелькали ошеломленные случившимся, испуганные лица израильтян, спины полицейских и военных, окружавших тель-авивскую площадь во время митинга. Оператор подкараулил и супругу Рабина, спешившую в больницу, куда незадолго до того был доставлен раненый премьер-министр.

- Султан, кто стрелял? – с тревогой спросила я переводившего мне с иврита мужа.
- Пока неизвестно, но скоро разберутся, потому что этот митинг снимали не одной камерой. Если же окажется, что палестинцы, то войны нам тогда не миновать.
Меня охватило состояние, близкое к панике. Если до сих пор все это было «миром», то можно было только догадываться, что такое будет «война»!
Неожиданно в окно веранды требовательно постучали. Погруженная в свои невеселые думы, я нервно вздрогнула:
- Кто это так поздно?
Султан пожал плечами: «Сейчас увидим» – и, отодвинув штору, выглянул. За стеклом мелькнули черные усы, растянутые в широкую улыбку.
- Яссер?! Дружище!! – в тот же момент закричал, как сумасшедший, мой абу-Максим.
- Тише ты, все спят! – цыкнула я, но муж уже исчез в квартире.

Щелкнул замок входной двери, и из прихожей донеслось звонкое чмоканье и радостные возгласы.
- Это сколько же лет? – возбужденно кричал Султан.
- О-го-го!
- Где ты пропал? У брата спрашиваю – не звонишь, говорит.
- Да ну его... А ты, я слышал, жениться там умудрился?
- А то! Я - человек семейный. Это ты у нас – вечный донжуан... А это что? – муж щелкнул по «пятимесячному» животику, - прыщик выскочил?
- Не обращай внимания, это от пива... А вот ты все такой же длинный!
Тут громко скрипнула дверь и из своей спальни вышла заспанная свекровь в наскоро наброшенном халате.
- Что у вас тут случилось? – сонно пробормотала она, мигая от яркого света. – Кто это?
- Мам, это Яссер из Венгрии вернулся! – радостно сообщил Султан, сияя, как новенькие пять копеек.
- Среди ночи?
Но друг ни капельки не смутился от такого приема:
- Здравствуй, хадже*! (обращение к пожилой женщине – арабск.) – полез он обниматься к им-Однан. - Как твое здоровье?
- Да вот, живы пока... С приездом. Что ж ты до утра-то не подождал, баламут?
- Соскучился я, хадже. Семь лет не виделись.
- Ну видьтесь, видьтесь. Только поздно уже...
И свекровь закрыла за собой дверь спальни.
Все это время я стояла, прислонившись к притолоке на пороге веранды, и молча рассматривала нашего ночного гостя. Маленький, лысеющий, с округлым животиком. Я все никак не могла понять, кого же он мне напоминает.
И тут Яссер меня заметил. Глаза его загорелись и усатый рот изобразил что-то вроде буквы «о».
- А это что за красавица? – наконец воскликнул он. – Султан, ты почему это нас не знакомишь?
И, широко улыбаясь, усач двинулся в мою сторону.
- А, знакомься, - вспомнил обо мне муж, - моя жена Лена... Лен, а это – Яссер, можно сказать, друг детства.
- Здравствуй, - протянула я ему руку.
- Добрый веч... вернее, ночь! – Он без стеснения оглядел меня с ног до головы. – Так вот на ком ты женился! Губа не дура. – И, снова обратясь ко мне: - Ты – русская?
- Да.
- Ну и как тебе жизнь в Рамалла?
Я пожала плечами:
- Да ничего. Нормально.
- Помойка! Дерьмо, а не жизнь!
Я опешила, от неожиданности не зная, что сказать. Но этого и не требовалось – наш болтливый гость так же шумно продолжал, обращаясь уже к Султану:
- Я приехал еще засветло. Так пока такси меня до дома довезло, несколько раз хотел вернуться. Улицы - грязные, на дорогах – пробки, машины то и дело останавливаются и сигналят. Люди, как бараны, прямо под колеса прут – ни переходов нет, ни фига! Да двести лет еще надо, чтобы этих арабов в людей превратить!
- Ну-ну, разошелся! – засмеялся Султан. – Остынь, европеец! Вернись в свой родной Аль-Амари.
- Я вообще удивляюсь, как ты можешь тут жить, - снова посмотрел на меня Яссер, но Султан его перебил:
- Хватит, не пугай мне жену. Рассскажи лучше, как там венгры?
- А что – венгры? Живут венгры. Работают, отдыхают. Все у них, как у людей...
- Яссер в Венгрии учился, - пояснил мне Султан. – Ну так кто ты сейчас – доктор?
- Ну, а как же!
- Поздравляю! Это дело надо отметить.
- Обязательно.
- Ты – врач? – уточнила я, обращаясь к гостю.
- Нет. Инженер сельского хозяйства. Доктор, - пояснил он мне серьезно.
- Султан, - переспросила я на русском, - так инженер или доктор?
- Да агроном он, по-вашему. А доктор – это он докторскую защитил... По какой теме ты писал свою докторскую?
В ответ друг выпалил скороговоркой, наверное, целую страницу печатного текста, из которого я поняла только одно слово – куры.
 - По курям?
- Ага, - весело рассмеялся Султан. – Куриный доктор!
Яссер тоже смеялся – громко, заразительно. При этом его круглый животик конвульсивно дергался. Наконец он успокоился.
- Ну ты молодец. Как тебя, говоришь, зовут?
- Лена.
- А-а, Ленощка! – беспардонно закричал неизвестно чему обрадовавшийся гость и пояснил: - У одного моего знакомого венгра, Марти, тоже подруга Ленощка была. И тоже красивая. Русские вообще красивые.
- А венгерки? – хитро улыбнулся Султан.
- Ну-у, и не спрашивай! Сколько красивых женщин я там знал, каждую неделю – новая подруга!

Я отвернулась.
- Вы тут разговаривайте, а я, пожалуй, пойду спать.
- Ленощка, оставайся с нами. Еще рано.
Его развязаный тон мне совсем не понравился. Так говорить со своей женой ни один араб не позволит. На месте Султана любой из моих деверей не смолчал бы. Ну а Женькин Ибрагим - я мысленно улыбнулась - и подавно.
Яссера спасло то, что Султан не был ревнивым. Он спокойно взглянул на часы:
- Да нет, не так уж и рано... Если устала, ложись, а мы еще посидим.
- Я поставлю тебе чайник, а ты уж сам чай сделаешь, - бросила я по-русски, уходя.
- Нет-нет, не нужно чая, - тут же перебил Яссер (чай – он и в Палестине «щай»!) – У вас кофе есть?.. Ну тогда я вам сейчас такой кофе сварю! Вы такого еще не пробовали, - говоря, он смотрел на меня.
- Я не буду. Я иду спать, - повторила я строго. – Только можно вас попросить не шуметь?
- Хорошо, - кивнул Султан, виновато улыбнувшись.
- Я для красивой женщины на все готов! – положа руку на сердце, Яссер изобразил галантность.
У меня снова мелькнуло чувство, что я его уже где-то видела. Или кого-то похожего. Так и не вспомнив, я пожелала им спокойной ночи и ушла. Лежа потом в постели, я слышала слабо доносившиеся из кухни мужские голоса и приглушенный смех и думала: что общего между моим мужем и этим шумным бабником - куриным доктором?

На следующий день утром, когда мы с им-Однан и Максимом, позавтракав, пили на увитом виноградом балконе чай, снова пришел Яссер.
- Доброе утро, хадже!
- Доброе, доброе...
- Здравстуй, Ленощка! А это у нас тут кто?
- Я – Максимка, - как взрослый, подал ему руку Максим.
- Ой, неужели у Султана уже такой большой сын? – удивился куриный доктор, пожимая детскую ладошку.
- Ну, а что ж тут странного-то? – отозвалась свекровь. – Тебе вот тоже давно жениться пора! Не умерла бы мать, женила бы. А то все холостякуешь по заграницам!
- Я, хадже, докторскую защищал. Вообще не до женщин было! – и он заговорнищецки мне подмигнул. Я отвернулась – до чего наглый тип!
- А, ну помогай тебе бог! – похвалила свекровь. – Доктор уже, значит? Молодец. Ищи теперь работу да семью заводи. Хватит уже по европам порхать.
- Это конечно... А Султана что, нету?
- На работе он. Разве ты не знаешь, какой сегодня день? Вчера, небось, и поспать-то ему не дал – всю ночь, слышала, болтали.
- Да разве ж за семь лет наговоришься? Жаль, жаль. А я к Халеду заехал – нету, пришел вот к Султану – тоже...
- Ну, садись, раз уж зашел, чаю попей. Принеси ему, Лена, стакан.
Я с радостью ушла в дом. Присутствие этого усатого болтуна меня очень раздражало. Возвращаясь с пустым стаканом, услышала, что амти уже оседлала своего любимого конька – политику.
- Слышал вот, что с Рабином-то случилось? Подстрелили, прямо на улице убили президента!
- Хадже, он не президент, а премьер-министр был.
- Ну премьер... Главное, что не палестинцы стреляли, а свои, евреи. А ведь, знаешь, хороший он был мужик, хоть и сионист. Характер сильный, и в политике понимал. Так вот же – убили! Мир с палестинцами делать собрался, хватит, мол, воевать, живем-то вместе, все тут переплетено... Так нет. Евреям, похоже, мира не нужно.
- Ну как же. Они его хотят на СВОИХ условиях: чтобы арабы им все уступили тут. А еще лучше – чтобы и сами арабы куда-нибудь отсюда съехали...
Яссер терпеливо, как с ребенком, говорил с им-Однан о политике, а сам краем глаза наблюдал за мной.
- Знаешь, амти, мы с Максимом пойдем до обеда к Майсе, - вспомнила я о своей неработающей свояченице. – Перед работой вернусь. Тебе ничего от нее не нужно?
- Иди, иди, - сразу же поддержала меня свекровь. Заметила она, что ли?
 - Ну, мне тоже пора, - тут же засобирался и Яссер. – Будь здорова, хадже! Скажи Султану, чтобы позвонил мне – вот тут телефон племянника, у которого я пока остановился. – Он протянул свекрови визитку. – Хочу собрать вечером друзей, приезд отметить. Поболтаем, ЧАЮ попьем, - и он снова мне подмигнул. Я сделала вид, что не заметила.

Когда вечером я вернулась с работы, мужа дома не было.
- Где он, амти?
- Ушел. Помылся, поел и пошел к Яссеру.
- Ой, не нравится мне что-то этот Яссер! – невольно вырвалось у меня.
- Баламут, - поддержала свекровь. – И всегда такой был. Знает, мужа дома нет – чего пришел? Бесстыжий! Хорошо, что я тут. И болтун большой – прямо слова никому не дает сказать.

Султан пришел очень поздно и совершенно пьяный.
 - Лялька, я по тебе так соскучился!- повалившись рядом со мной на диван, муж полез обниматься, придавив меня тяжелым плечом. Таким пьяным своего редко пьющего мужа я даже на Украине никогда не видела.
- Ты от Яссера? – аккуратно выползая из-под него, спросила я.
- Ага. Лялька, он классный парень!
- А мне он совсем не понравился.
- Да перестань, - абу-Максим с трудом ворочал языком. – Я его завтра на обед к нам пригласил.
- Ну вот, пожалуйста: дня теперь в нашем доме не пройдет без Яссера! – не удержалась я.
- Посмотрите – моя жена ревнует! – пьяно засмеялся Султан.

А я возненавидела этого куриного доктора еще больше.


Рецензии
Понравилось..и свекровь у вас трезвомыслящая..:)

Джу Джулия   06.02.2012 12:42     Заявить о нарушении
:)) Спасибо на добром слове.

Евгения Райна   12.04.2012 20:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.