Сашка. Продолжение Главы 2 и 3

ВАРНИНГ: гей-тематика, ненормативная лексика.

Глава 2. ХУАН.

- Алекс! Привет! Где пропадаешь? Сто лет тебя не видел, -
Никита, широко улыбаясь протянул Сашке руку.
- Слышал, тусуешься с каким-то абреком?
- Да так, - Сане не очень хотелось вдаваться в подробности своих отношений с Вахо.
- Да ладно тебе, всё нормально! – Никита прекрасно знал, что найти какого-нибудь «папика» - самый лучший выход для пацана с аллеи. Главное, чтобы Шах остался доволен отступными. Судя по всему, у Алекса с ним не было проблем. Похоже, его хачик сумел отмыть парня.
- А ты сам как? - Сашка знал, что Никита завязал с уличным прошлым. Кажется, поступил в институт, тот, где учатся иностранцы. Впрочем, для Никиты ничего необычного в этом не было. Он был мальчик из хорошей семьи. Кажется, чуть ли не сынок дипломата. Аллея для него была не больше чем хобби. Хотел бы Сашка иметь возможность вот так выбирать - «быть или не быть».
- Зайдём? – Никита толкнул плечом дверь Макдоналдса. – Я тебя кое-с-кем познакомлю. Только уговор - об аллее ни-ни, ладно?
- Конечно.

Сашка был очень голоден и не стал возражать. Тем более, что ему было интересно, с кем же это Ники хочет его познакомить.
Они взяли по порции цыплёнка и фанту. Никита не переставая вращал головой на своей тонкой, по-девичьи нежной шее. Он явно с нетерпением кого-то ждал, и, наконец обрадовано замахал руками:
- Хуан! Эй, амиго! Мы тут! Ола!
- Hola, - Хуан, белозубый, невысокий, похожий на обезьянку, очень хорошо одетый - за версту видать, что иностранец - подойдя к ним, расплылся в радушной улыбке и чмокнул Никиту в щёку.
- Знакомьтесь, это Хуан из Мадрида. А это мой друг, Алекс.
- Hola, Алекс! – Хуан во все глаза уставился на красивого белокурого мальчика, которого Никита представил ему.
- Буэнас диас, - буркнул в ответ Сашка, которому не очень-то понравилось откровенное восхищение, с которым этот бабуин впялился на него.
 - Oh! Buenas dias ! Puedes hablar espaol?
- «Буэнасдиас» - это всё, что он знает по-испански, - засмеялся Никита, стараясь привести остолбеневшего иностранца в чувство. Он знал, что Хуан тащится от блондинов. Это была мечта испанца, когда он только приехал в Россию - познакомится с белокурым русским парнем. Правда, пока что Никита не собирался делиться испанцем ни с кем, даже со своим лучшим приятелем.
- Мы с Хуаном учимся в одном универе, только на разных факультетах, - пояснил Никита, - и я на втором, а он на третьем курсе.

- А ты где учишься, Алекс? – Хуан, похоже, был не в силах отвести от парня восхищённых глаз.
- В школе.
- Ладно, вы пока беседуйте, а я пойду возьму что-нибудь для нашего амиги. Ты что будешь есть, Хуанито?
- Мне всё равно, что ви будете есть, то и для меня, - Хуан даже не сразу въехал, что от него требуется.
Алекс продолжал есть своего цыплёнка под пристальным взглядом Хуана. Тот какое-то время молча хлопал ресницами. Потом, наконец, собрался с духом и произнёс:
- Ти есть очень красиби парен. Я таких не встречал. Ни в Испания, ни здесь, в Россия. Я би очень хотель чтоб ти биль мой амиго. Понимаешь? Mi amado.
- Погоди, - Сашка перестал жевать. – А как же Никита?
- Никита! он есть мой кароши друг. У нас нет секс. Ты понималь? Я сам гей. И я хотель иметь друг красиби, как ты. Потому я тебе сразу сказаль, что ти мне очень нрабился. Я думаль, ты тоже есть гей и ми могли быть вместе?
- Я похож на пидора? – Сашка озорно покосился на Хуана. Тот от неожиданности совсем запутался и смутившись, залился краской.
- Никита говориль, что познакомит меня с друг, который гей. Я думаль это есть ти, Алекс, прости.

- Классно! – Сашка не знал, что и думать. Он-то считал, что Никита и Хуан – дружки. А теперь получается, что испанец его клеит?
- Я правда отшень извинялься! – Хуан готов был провалиться сквозь землю. И Сашке стало жаль его.
- Да ладно, Хуан, расслабься. – Он улыбнулся такой обезоруживающей улыбкой, что у того дух захватило. – Я и правда гей. Только… насчёт дружбы. Ну… я не свободен, понимаешь?
- У тебя есть лювими? – Хуан снова придвинулся к нему.
- Да нет, не совсем. Короче, за полтину баксов ты можешь меня отдрючить. Но быть твоим амигой я не могу.
В этот момент подошёл Никита, неся на подносе порцию для своего незадачливого испанского друга.
- Свободная касса оказалась в самом конце соседнего зала. Как вы тут?
- Нормально, - Сашка поднялся из-за стола, не допив свою фанту. – Никит, мне пора, извини. Рад был с вами повидаться. Адьос, Хуан.
- Adios, - Хуан остался сидеть с разинутым ртом. Когда он пришёл в себя, он спросил у Никиты, который решительно приступил к своему обеду: - Что значит «отдрючить за полтину баксов»?
Никита поперхнулся едой:
- Что?
- Я предложиль Алекс быть мой парен. Но он сказаль, что не может быть друг. Что я могу его «отдрючить за полтину баксов».
- Он пошутил, - Никита начал понимать, почему Алекс сбежал так быстро. Алекс понял, что Хуан нужен Никите и решил таким радикальным способом отмазаться от притязаний. Никита и сам не ожидал, что мальчишка произведёт на иностранца такое сильное впечатление.
- Нет, ти скажи мне, это значит, что он готов быть мой парень один ночь за бакс? За деньги он будет спать со мной? Или я плохо понималь русски язык?
- Ты хорошо понимаешь язык, Хуан. Но… Алекс просто пошутил. Он вообще весёлый парнишка.
- По-русски ето называть ****ь, правда? Твой Алекс – *****?
Никита нервно заёрзал на стуле, увидев, что на них обращают внимание.

- С чего ты взял, Хуанито? Я же говорю, он сказал это не всерьёз. Дурацкие у него шутки.
Но Хуан только недоверчиво покачал головой, всё ещё поглядывая на дверь за которой скрылся поразивший его парень, и не сразу принялся за еду.


 Глава 3. РОБЕРТ.

Роберт ехал по заполненной в час пик магистрали, невольно сравнивая упорядоченность движения автомобилей в Европе, и хаос на российских дорогах. Каждую секунду надо быть на чеку. Тем более, что его новенькую серебристо-голубую Альфа-Ромео отреставрировать в случае повреждения даже в Москве будет не так просто. И даже если не брать во внимание во сколько обойдётся ремонт.
Свернув в свой переулок, он мог вздохнуть спокойней. Поставить тачку на стоянку, где учтивые охранники только что пыль с его ботинок не отирают носовыми платками. Позвонить Илье. Впрочем, как раз этого-то и не хотелось. Ничего у них с Илюшкой не клеится. И обоим это только в тягость. Даже урок, преподанный Алексом не помог. Илья оставался таким же зажатым и неумелым, как и в самый первый раз. Нет, он, конечно, старался. Но, наверное, это-то и мешало. Старательность, в сочетании с угловатостью движений, боязнь провала очередной попытки. Роберт даже разозлился. Ему нужен был не ученик в постели. А искушённый дьяволёнок, вроде Алекса. Который заставляет каждую жилку трепетать под своими пальчиками. А уж его язычок! А попка! У Роберта, к его удивлению, при воспоминании об Алексе возникла такая ощутимая эрекция, что он даже притормозил. Не хватало ещё выйти из машины в оттопыренных на видном месте штанах!
Илья ждал его возле подъезда. Такого с ним ещё не бывало. Вид у мальчика был больной. Он явно не высыпался последние дни.
- Илюша, что ты тут делаешь?
Парень виновато глянул в его глаза:
- Я очень хотел тебя видеть.
- Отлично, давай поднимемся ко мне.
Илья воспрянул и просветлел лицом.
Всё ещё помня об Алексе, и испытывая прежнее напряжение в теле, Роберт сумел довольно быстро кончить. Но… он всё время ощущал, что это далеко не Алекс!
- Тебе плохо со мной? – Илья снова сник, потягивал из кружки горячий кофе, завернувшись в шерстяной плед. Роберт почти с жалостью глянул на его худенькие белые плечи, оттопыренные по-детски розовые уши, взъерошенный хохолок волос на самой макушке. Илья был так трогателен и даже беззащитен. Но Роберту вовсе не нужен сынок. Он ещё слишком молод, чтоб становиться чьим-то «папочкой» и утирать сопли.
- Нам лучше расстаться, Илюш. Может быть не навсегда, но…на время. У меня слишком напряжённо сейчас на работе.
- Тебе плохо со мной, - Илья поднял на него полные слёз глаза. Роберт припомнил точно такое же выражение у своей жены, когда она, измучившись невозможностью смириться с мужем- геем, решилась наконец, забрать сына и уйти от него. Это было мучительно! До сих пор Роберту не по себе от расставаний. И он спешил покончить с этим поскорее.
- Мне не плохо с тобой. Это тебе плохо со мной. Тебе нужен другой человек. Который сможет дольше и чаще бывать с тобой, заботиться о тебе. А я… я сегодня здесь, завтра там. Мне нужен быстрый трах и забыться после работы. Не думать ни о чём и ни о ком. К тому же, я наверное снова уеду.
Илья молча сжался в кресле. Наверное, он был готов сегодня услышать нечто подобное, потому что через некоторое время встал, собрался и ушёл без всяких возражений. Только по щекам его катились слёзы. Роберт какое-то время размышлял, нахмурив лоб, не надо ли позвонить, узнать, как добрался Илья домой. Как бы не натворил чего с собой. Но потом отбросил сантименты. Он в конце концов взрослый парень! Не девица какая-нибудь. И Роберт выдворил Илью из сознания.

Самое поразительное, что, перестав думать об Илье, Роберт всё чаще вспоминал Алекса. Это стало в конце концов навязчивой идеей. И он, не выдержав, позвонил.

- Роберт? – Сашка снова против воли ощутил наплыв горячей волны, когда услышал в трубке его голос.
- Я хочу тебя видеть, малыш!
Сашка с тоской глянул на раскрытый пять минут назад учебник математики. Завтра переводная контрольная. Но голос Роберта, заставлявший трепетать всё внутри, вмиг унёс его в иную реальность:
- Так что? Мы можем встретиться? Скажем, через полчаса?
- Конечно, - Алекс закусил в улыбке губу. Роберт! Ты можешь делать со мной всё, что захочешь! И даже не совать своих вонючих денег.
– Я буду … у тебя?
- Давай у меня.
- А…этот студент, он тоже будет?- Сашка свёл брови у переносицы.
- Нет, - серьёзно ответил Роберт. – Мы с Ильёй расстались. Будем только ты и я.
- Отлично! – Сашка готов был прыгать до потолка. Вот с чего бы ему радоваться? И всё равно - пусть Роберт видит в нём лишь шлюху. Зато какой развратной шлюхой готов он быть для него сегодня! Роберту ни в жизни не найти никого лучше. Ни здесь, ни в своей сраной Италии!

* * *

- Обалдеть! И где ты только всему научился? – Роберт сладко вытянулся на постели, наблюдая как Сашка, влажный и разгорячённый, обернув торс, босиком прошлёпал в туалет.
- Сколько тебе лет? – спросил он, когда Сашка вернулся.
- Восемнадцать, - солгал тот. Роберт внимательно пригляделся к нему. Пожалуй, парень врёт. Он сейчас выглядел совсем ребёнком. Впрочем, вспомнив, что вытворял только что этот чертёнок в постели, Роберт подумал, что возможно, он и не врёт.
- Восемнадцать?
- Да, - Сашка отвернулся, ища сигареты в кармане своей куртки.
- Значит, когда мы познакомились, тебе не было и семнадцати? Так выходит?
Сашка только пожал плечами. К чему это Роберт клонит? Что будет, если Сашка признается, что семнадцать ему исполнится через две недели?
- И как давно ты занимаешься этим?
Сашка глянул на Роберта сквозь клубы ароматного дыма.
- Не так и давно.
- Ну сколько? Два года? Больше?
- Два…. с половиной, - Сашка прикинул, сколько времени прошло с тех пор, как они знакомы, чтобы не попасть впросак.
- А родители знают? – потом поправился:- Догадываются ?
- Я живу один.
- Как это?- Роберт удивлённо приподнялся на локте.
- Так. – Сашка пожал плечами. – Мать уехала от меня. Я остался один.
- Что значит уехала? куда?
- Я не знаю. Она ничего не сказала. Просто уехала и всё.
- А отец?
- Его не было.
- Ясно, - взгляд Роберта потяжелел. Не понравилось ему то, что он только что узнал.
- Да ладно, за мной приглядывает соседка. Тётя Ксеня. Она мне как родная бабка. Да и бабка приезжает иногда.
- Всё равно это не дело. – Роберт не очень хотел продолжать разговор и жалел что начал вообще на эту тему. Алексу, похоже, тоже этот разговор не был по душе. И они постарались поскорей его забыть.
Роберт подозревал, что мальчишки оказываются на улице не от хорошей жизни. Жаль только, что среди них попадаются такие славные и симпатичные, как Алекс. Впрочем, для Роберта это оказалось неплохо. Алекс с лихвой возместил ему то, что не смог дать Илья.
И скоро Роберт поймал себя на том, что с радостью возвращается после работы домой, чтобы снова встретиться с Алексом.
Самое поразительное, что Роберт ощутил просто физическую потребность видеть рядом с собой этого мальчишку. Несмотря на то, что иногда Алекс приплетался чуть живой и сразу валился спать, даже не поев. Роберту было достаточно знать, что он жив - здоров, что он просто рядом.

- Я звонил тебе вчера целый вечер! Где ты был? – ревел Вахо, сжимая свои налитые кулачищи.
- Я ночевал у друга. А телефон забыл дома. – Сашке не хотелось встречаться взглядом с рассвирепевшим Вахтангом. Тем более, что он отлично помнил, что Вахо просил его ждать его дома. Но Алекс ночевал у Роберта, как всегда. А телефон он нарочно оставил. Если б была его воля, он вообще выкинул бы его.
- Ты должен был ждать меня! Я же просил! Что ещё за друг? – До Вахи только дошёл смысл сказанных Алексом слов.
- Так, одноклассник. У него был день рождения. Мы засиделись и я не стал возвращаться. Ну прости, плиз, Вахтангчик!
- Ты должен был позвонить мне, - Вахо упрямо кривил губы. Он не доверял словам Алекса. Прекрасно зная, что мальчишка - простой потаскун, Вахо предполагал, что он был с каким-нибудь новым любовником. Но доказать это было сложно. Потому Вахо только прорычал грозно:
- Узнаю, что спишь с кем-то, убью.
Сашка поёжился. Вахо не бросал слов на ветер. Он мог убить. И его, и Роберта тоже. Что же придумать, чтоб отвести от себя всяческие подозрения?


- Саня, зайди!
Тётя Ксения, аки грозный страж, стояла в раскрытой настежь двери своей квартиры.
Нечего было и мечтать проскользнуть мимо. До сих пор Сашке как-то удавалось просачиваться к себе незаметно. Но, видно, пришёл судный день.
- Во-первых, садись обедать. Одни мослы остались.
Начало было неплохим, если учесть аппетитные запахи, доносившиеся с кухни. В животе немедленно предательски забурчало. Последняя крошка хлеба была у него во рту накануне вечером. А сейчас уже день перевалил далеко за середину. Тётя Ксения молча наблюдала, как он уплетает хозяйский борщ, и её грозный вид, помимо воли смягчался.
- Бабка давно приезжала?
- Давно.
- Ты хоть когда звонил ей?
- Позавчера.
- Врёшь ведь, - вздохнула соседка.
- Ей богу, век воли не видать, - съёрничал Сашка.
- А ну, прекрати, балбес, - тётя Ксения, ещё не забывшая вкус скудной лагерной пайки, ощутила мелкий озноб, пробивший её при этой клятве, произнесённой глупым мальчишкой.
- Приедет двадцатого?
Сашкина бабка приезжала к внуку раза два- три в год - обязательно к новогодним праздникам и ко дню рождения Сашки, который как раз приходился на двадцатое мая. Ровно через три дня.
- Обещала.
- От матери ничего?
Сашка закусил губу, как-то слишком сосредоточенно разглядывая остатки борща в тарелке. Помотал головой: «Ничего».
- Вот ****ь, прости господи, - тётя Ксения неуклюже перекрестилась. Это было новой привычкой бывшего парторга педагогического училища, бывшей зека, реабилитированной, затем - преподавательницы в теперешней Санькиной школе. Сейчас тетя Ксения находилась на заслуженном нелёгкой жизнью отдыхе.
- Сань, а мне звонила Лида. Лидия Петровна. Сказала, что у тебя в школе проблемы.
Лидой тётя Ксения звала свою бывшую ученицу, Санькину директрису.
Сашка только вздохнул, отодвинул тарелку с оказавшимся непосильным огромным творожником. И приготовился отрабатывать обед – слушать тёть Ксенины нравоучения. Но она сегодня не стала долго читать нотации. Её взгляд был очень серьёзен.
- Тебя собираются отчислить. Ты в курсе?
Санька пожал плечами. Он уже смирился с мыслью, что о школе, похоже, придётся забыть. Он не сдал годовую по физике, на химию вообще не пошёл. Математичка в истерике размахивала перед его носом листком с контрольной, испещрённым красными чернилами, которых было больше, чем синих. Всё шло к тому, что Санькино образование завершалось. Он лишь размышлял, надо ли ему доходить этот год, или же забить на всё прямо сейчас.
- Сань, ну ты же неглупый парень. Если бы был дурак, я бы сказала – господь с тобой. Но ты же можешь. Что мешает? Лень? Отсутствие давления?
Она прекрасно помнила, как Санька, едва научившись читать, запоем глотал книжки, перетаскав из её домашней библиотеки всё, вплоть до скучнейшего астрономического справочника. Он был отличником в начальной школе. Участвовал в олимпиадах для младших по английскому и математике. А в пятом классе всё изменилось. Его мать внезапно исчезла. Собрала вещи, написала записку, чтоб её не искали, и убыла в неизвестном направлении. И всё в Санькиной жизни повернулось на сто восемьдесят градусов. К бабке в Электросталь он ехать наотрез отказался, хоть она, теперь уже больше по привычке, звала его всякий раз, как приезжала к нему. Жил в большой однокомнатной сталинке один. И тётя Ксения уже сомневалась, глядя на его теперешнее положение, что поступила правильно, не сообщив о нём никому. Может, всё же лучше было бы, если бы он попал в детдом?
Но тогда у неё просто не хватило духу даже представить его в казённой одёжке, на скудном детдомовском рационе. И, возможно, она ощущала, что Санька был всей доставшейся на её долю семьёй. Хоть она и мало имела возможности влиять на его жизнь.
- И что же ты решил?
- Не знаю. Я ещё не думал.
- Саня, - она с упреком покачала головой. – Ты же пропадёшь почём зря. Ну где ты бываешь? Возвращаешься ночью, поздно. Или вообще не возвращаешься. А этот страшный абрек. Кто он такой?
- Вахо? Я работаю у него.
- Что? – она уставилась на него поверх очков.
- Ну…подрабатываю. На рынке. Так по мелочи – подай-принеси. Иногда ларёк охраняю.
- Саня, мне это не нравится. Это опасно. Какой, скажи, из тебя охранник?
- Он нормально платит.
Только сейчас она заметила цепь на его шее :
- А это что такое?
- Да, фигня. Купил на рынке за сто рублей, - продолжал он лгать.
- Сними. Вульгарщина. – Тётя Ксения поморщилась, не одобряя эту криминальную моду. У неё и в мыслях не было, что цепь настоящая, пятнадцать граммов золота хорошей пробы. Сашкина шея к её тяжести уже вполне привыкла.
- В общем так, Саня. Я уговорила Лиду…Лидию Петровну дать тебе шанс. Впереди лето. Но тебе придётся заниматься. Математику и физику беру на себя. Химию пересдашь в августе. Лида согласна с тобой позаниматься после экзаменов и выпускного. Историю, думаю, осилишь сам. Биологию…попробую что-нибудь придумать. Вот с иностранным у тебя всё отлично. Приступим после двадцатого.
Сашка поскучнел. Он просто не представлял, как сможет вместить в свой плотный график летние занятия, придуманные тётей Ксенией. Скорее всего, из затеи ничего не выйдет. Но сейчас он очень торопился. Его ждал Роберт. И он согласился бы абсолютно на всё. Даже таскать угли из костра голыми руками. Только бы поскорей оказаться на свободе.

Роберт! У него был Роберт. И сейчас это затмевало все неприятности на свете.


- Хочешь есть?
Сашка ещё ощущал приятную сытость после обеда у соседки, но отказываться не стал. Роберт повёз его в «одно приятное местечко», оказавшееся довольно дорогим рестораном, со швейцаром, проводившим строгий фейс-контроль, в дверях. Санькин вид, кажется, не внушил ему доверия, потому что седой старикан в униформе, словно сошедший с рождественской открытки, сразу сделал движение в его сторону, чтоб перегородить путь. Но ослепительная улыбка перехватившего его на полушаге Роберта, оборвала движение, и Сашка, еле удерживаясь от того, чтобы состроить деду рожу, прошёл мимо.
Всё было торжественно-зеркально. Скатерти накрахмалены, приборы начищены до хищного блеска, метрдотель учтив, официанты расторопны. Меню на франко-итальянской тарабарщине в стильных тиснёной кожи фолиантах. Отдельной книгой - карта вин на пяти листах. Роберту был отлично знаком местный язык и он сам сделал заказ. Сашка старался хранить невозмутимый вид, хоть и ужасно хотелось устроить тут тарарам и нарушить чопорную торжественность полупустого в этот час зала. Роберт, пригубив налитое на самом донышке бокала вино, поглядывал на него, улыбаясь.
Сашка покусал заусенец на большом пальце, пытаясь определить, что за натюрморт ему подали и что именно из этого съедобно. Из всего, что находилось перед ним на тарелке, он опознал лишь чёрную маслину с выковырнутой косточкой. Всё остальное, хоть и пахло аппетитно, больше напоминало муляжи. А листики зелени хотелось сунуть в вазочку с цветами, стоявшую тут же. Наконец, разозлившись, Сашка решительно взялся за вилку, не раздумывая долго, которую из трёх выбрать.
- М-м-м, - промычал он, - А, вкусно.
- Давай выпьем, - Роберт плеснул вина в его бокал. Они чокнулись. Обычно Сашка пил просто водку. Редко – виски, которое так обожал Вахо. Но вино, не произведя после первого глотка никакого впечатления, постепенно приобрело приятный, еле уловимый терпкий вкус. А когда ненавязчивое тепло побежало по венам, Сашка ощутил настоящее блаженство. Негромкая музыка – как раз во вкусе Роберта. Приглушённый свет. Мерцание светильников. И Он рядом. Улыбается. Сашка ощутил, что это и есть – счастье!

Сашка продолжал ковыряться в своей тарелке, пытаясь выловить более или менее подходящий кусок, который можно было положить в рот, когда в зал вошли новые посетители. Это были невысокий мужчина средних лет и пышная рыжеволосая дама, примерно его ровесница, в мехах и на высоченных шпильках. Метрдотель тут же бросился к ним. Сашка сразу узнал мужчину. Это был тот самый, «козырной», как назвал его Вахтанг, которого Сашка видел в казино. Его спутница была чем-то недовольна, а тот, храня невозмутимый вид, снисходительно слушал учтивую болтовню метрдотеля. Было видно, что эти двое здесь частые и весьма уважаемые гости. Они проследовали мимо Сашки и Роберта, не обращая ни на кого внимания. И направились в уютный будуар, где их уже ожидал официант.
Теперь Сашка был вынужден делить внимание между Робертом, едой и тем, что творилось за тем дальним столиком. Роберт наслаждался обедом и недоумевал, отчего Алекс почти ничего не ест. Обычно у него бывал зверский аппетит. Но в этом ресторане он, похоже, чувствовал себя не так уютно, как в кафешках, где они ели раньше. Тем не менее, Роберту было приятно видеть мальчишку рядом. Со временем он научится.
Сашка заметил, что «козырной» поднялся из-за своего столика и направился куда-то, очевидно, в туалет. Видимо дамочка окончательно его достала и потребовалась передышка. Саньку жгло любопытство.
- Здесь есть туалет?
- Да, конечно, вон там, - Роберт указал в сторону, куда удалился тот важный чел. Саньке этого и надо было.
- Я щас, ладно?
- Окей, - улыбнулся Роберт, зажигая сигарету. – Справишься сам?
- Обижаешь.
- Тебе заказать мороженое? – Роберт отлично знал вкусы Алекса.
- Шоколадное, плиз.
Роберт кивнул и проводил взглядом Алекса. Как же он хорош, зараза.

В туалете было очень светло - свет удваивался зеркалами из которых состояли здешние стены, - просторно из-за высоченных потолков, и ни души. Только несколько закрытых кабин и ряды блестящих раковин. Пахло духами и было прохладно. «Козырного» нигде не было видно. Сашка и сам не знал, что именно он собирался сделать, но его почему-то тянуло поближе разглядеть этого человека. Прошла лишь минута, дверь в туалет распахнулась и появился ещё один посетитель.
- Алекс! Ола, Алекс!
Господи, тебя только недоставало! Это был Хуан. Нормально. Во всём городе не нашлось места, где не встретишь знакомую рожу.
- Привет, Хуан. Как жизнь? Как Ники? Он с тобой?
- Ньет. Я тут с мой амигос, друзья с уньиверсидад.
Он схватил Сашку за руки, выражая всем своим видом, как сильно рад этой встрече и затараторил на своём смешном наречии:
- Я много думаль о тебе. Как увидель тьебя, не мог спать ни один ночь. Ти очень, очень красиби. Я хотель ти биль мой амадо.
От волнения он путался и сбивался. Было едва понятно, что он там лопочет.
Сашка наморщил лоб, пытаясь высвободиться из его рук.
- Ти сказаль тогда что за полтину бакс я мог тебя иметь. Ники сказаль, что это значит cincuenta… пидисят доллар. Вот. Я менял евро.
Он трясущимися руками достал из внутреннего кармана куртки несколько десятидолларовых купюр и протянул их Сашке. Тот даже отпрянул, поняв, к чему клонит испанец. Вот идиот! Именно в этот момент дверь одной из кабинок отворилась и оттуда вышел тот мужик, ради которого Сашка и потащился сюда. Он лишь бросил на них мимолётный взгляд и направился умывальникам, включил воду и стал старательно намыливать руки. От того, как он посмотрел, у Сашки опять мурашки побежали по спине. Глянул, как на ничтожное насекомое. Даже нет, не так – как на пустое место. В Санькиной душе что-то перевернулось. Он закусил губу, посмотрел на баксы, которые просительно протягивал ему Хуан, затем на глупое лицо иностранца: обычный клиент, ничем не хуже остальных.
- Ладно, - Сашка сгрёб доллары, - пойдём.
Он кивнул на одну из свободных туалетных кабин. Хуан на миг остолбенел, а потом, не помня себя от радости, бросился за ним следом. Захлопывая за собой дверь, Санька глянул на мужика. Тот резкими движениями отключил воду, вытер руки бумажным полотенцем, и, нимало не интересуясь происходящим, вышел вон. В отражении зеркала Сашка видел его сосредоточенно сведённые брови, бородку клинышком с благородной проседью. Кантик его причёски на шее был безупречной формы. На пиджаке ни единой складочки. Чистоплюй! С такими обычно больше всего возни. Но от них всегда так классно пахнет!
Роберт уже начал поглядывать, куда это провалился Алекс. Его не было минут пятнадцать. Наконец, он появился. Немного взъерошенный, как будто за время отсутствия успел снова одичать. Он плюхнулся на свой стул и, не глядя на Роберта, принялся уплетать мороженое. Роберт не заметил вышедшего из туалета чуть позже смуглого парня, который поискал блестящими глазами Алекса, и с выражением полнейшего обожания на нерусской физиономии, нехотя поплёлся к своей компании в дальнем конце зала.

- Всё в порядке? – Роберт откинулся на спинку стула. Алекс пожал плечами.
К их столику подошёл метрдотель. Бросив колкий взгляд на мальчишку, он склонился к его благообразному спутнику и на полутоне, чтоб было слышно лишь этому столику, произнёс:
- Простите, но я вынужден попросить вас немедленно покинуть зал.
- Что? – Роберт непонимающе уставился на него. Должно быть он ослышался? Метр сделал огорчённое лицо и, боясь, как бы не вышло шума, повторил:
- Я очень сожалею, но вынужден попросить вас немедленно уйти.
- Но в чём дело? – Роберт повысил голос. На них стали огладываться. Метр прошипел, стараясь изобразить подобие улыбки:
- Прошу вас не поднимать шума. Обед за счёт ресторана. У нас серьёзное заведение. Мы очень дорожим репутацией, и не хотим скандала.
- Это чувствуется, чёрт возьми! - Роберт кипя негодованием, вскочил.
- Наши гости – люди почтенные. Иностранцы, бизнесмены. И…впрочем, я думаю, Ваш… гм…спутник Вам всё объяснит. Лично против Вас мы ничего не имеем и будем рады видеть у нас снова… в другой раз. И без Вашего приятеля. – Он многозначительно посмотрел на Сашку. Роберт побагровел. У него просто не было слов. Очевидно, за время отсутствия Алекса всё же что-то произошло.
Сашка всё это время еле сдерживался, чтобы не запустить вазочкой с мороженым в самодовольную рожу этого накрахмаленного урода. Но он, перехватив взгляд из-за дальнего столика, отлично понял, откуда ветер дует. «Значит, ты всё-таки меня заметил!»
Сашка вскочил из-за стола так, что стул опрокинулся. Не глядя ни на кого, он вихрем понёсся прочь. Роберт поспешил за ним.

Какое-то время они ехали молча. Заговорили одновременно.
- Извини…
- Алекс!
- Может, расскажешь, что произошло? – у Роберта всё ещё раздувались ноздри. Такого стыда он в жизни не испытывал. Выставили вон, как какого-нибудь бродягу! И все смотрели.
Алекс сполз к самому краю кресла и, набычившись, следил за дорогой.
Роберт притормозил у обочины, и развернулся к мальчишке.
- Ну что случилось, Алекс?
- Ничего, - мальчишка огрызнулся. – Просто некоторых не устраивает общество ****и. Не все такие терпеливые, как ты.
- Терпимые, - поправил Роберт. И тут же добавил:
- Мне не нравится, когда ты говоришь о себе в таком тоне. Ты не ****ь.
- Правда?! – Сашка расширил глаза и усмехаясь посмотрел на него: - А кто совал мне деньги после того как?
Роберт покраснел. Он уже не первый раз ловил себя на том, что ему стыдно за тот момент. За все те, прошлые моменты, сколько их было. Возможно именно из-за этих испытующих глаз, что сейчас смотрят на него. Теперь у них всё по-другому. И этот мальчишка становился для него чем-то большим, чем просто случайный партнёр по сексу.
- Ты встретил знакомого?
Сашка отвернулся. Ему не хотелось рассказывать ни про «козырного», ни тем более про Хуана.
- Да, - буркнул он.
- Ладно. Знаешь, давай забудем?
Санька лишь дёрнул плечом: уже забыли.
Роберт снова выехал на дорогу. Зачем я потащил его в этот дурацкий ресторан! Дебильная была идея.


 


Рецензии
Мне понравилось

Саша Миллер   23.10.2013 18:12     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.