Взрослая женщина и молодой человек

     Для чего взрослым дамам малолетки – тема давно и достаточно изученная и душераздирающими лавстори подкреплённая. Наверное, и диссертации имели место быть, и художественная литература не обошла стороной. И трактовки этого пикантного вопроса, многократно переизданные и дополненные сопоставимы по значимости и актуальности разве что с «проблемой шаманизма в районах дальнего севера». Ну, крайне серьёзная и больная тема!
     Не пытаясь ранее нагло прорваться к истокам и первопричинам, предвидя полнейшую бесполезность данного действа и заранее слыша профессиональные шипения вслед, я всё же рискну. Просто так. Из озорства, если угодно. Гусей подразнить!

     Итак, начнём с конца. Чем ЭТО оборачивается для НЕЁ?

     Почти стопроцентное фиаско предопределено. В итоге ОН уйдёт к молодой. Исключения бывают – один случай на миллион. Но надеяться на них – нецелесообразно.
     Количество тех самых наиподлейших лет, на которые ОНА имела наглость родиться раньше ЕГО – это уже не важно. Ну, на пять, десять, пятнадцать – суть-то одна. Она с самого начала романтических отношений уже автоматически – изгой. Виноватая. Третьесортная. ЕЙ всё, что его величество творит и ещё навытворяет – должно быть за счастье. Взбрыкнёт – её же и заклюют: «Знала, на что шла!» А о том, что для норм порядочности возрастные рамки существовать не должны – все громко забывают. Зато сколько призывов к снисхождению в адрес не слишком отягощённого приличиями: «Ну, он же – молодой!» И неважно, сколько лет этому молодому – восемнадцать или двадцать три. И последний, самый забойный аргумент свободных аналитиков: «Ты же сама такого хотела! Сама выбрала! Мы предупреждали!». Короче, все довольны, любовь протухла (про морковь – и говорить нечего!), наши победили, бунтовщица наказана.

     И осталась она, бедняжка, в рыданиях и терзаниях. Вон уж, и стихи строчит. И обязательные риторические вопросы решает: «Кто виноват?» и «Что делать?»! И, конечно же, «А был ли мальчик?» Разумеется, был. И именно, что мальчик, а не так нужный ей сильный мужчина. И мальчонка тот никогда бы не взял на себя и капли ответственности за неё. Не подкормил бы бедолагу, если бы осталась без работы. Не ввёл бы в свой дом – там мама и папа, почти её ровесники. Не поймут. Даже если бы у неё свой дом сгорел начисто! Зато этот мальчишка вихрем понёсся бы ставить ей рога, едва его поманила бы любая тупейшая деревенская малолетка или помойная кошка из Москвы. Это надо было предвидеть: молодое всё-таки склонно тянуться к молодому.
     Но она почему-то мечтает его вернуть. Или наоборот, назло ему так подняться, чтоб у него от восхищения в зобу дыханье спёрло. Конечно, не вернёт, и ничего нигде ни у кого не сопрёт. Просто, ей надо чем-то пока жить. Это – как болезнь роста. И зачастую, она это знает. Хорошо, если ещё и не казнит себя: «Что, где, когда, при каких обстоятельствах я сделала не так?» или: «Чего я ещё не сделала для него нужного и хорошего?». Это уж прямая дорога к депрессии и необратимым процессам в биохимии мозга. Или сразу в дурдом, это кому как повезёт. На самом же деле всё она делала нормально! И вела себя так, что любой мужчина обзавидовался бы этому недоумку!

Ей просто претила старость партнера во всех её проявлениях :

– дряблое пузо и рыхлое, мятое тело
– лысина с тремя пушинками, кокетливо зачёсанными набок
– отвратительный запах изо рта, выдающий заболевания органов, погрессирующие с возрастом или как одно из следствий застарелого алкоголизма
– невозможность оторвать это чудо от дивана куда-нибудь повеселиться
– бородатые шуточки времён Куликовской битвы
– непробиваемую зависть жён его друзей к её красоте и ухоженности
– отвратительный секс, практикуемый ещё до цивилизации, и тот по праздникам
– вечный зудёж и нытьё
– ревнивое: «Куда это ты так вырядилась?»
– его отвращение к спонсированию нарядов и косметики
– стойкая солидарность с тезисом одного скандального политика о её месте в жизни (босая, беременная и на кухне)
– его настольная книга – Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» из которой он почерпнул только оправдания своим комплексам неудачника и (иногда латентное) женоненавистничество.

     Она хотела избавить себя от этих радостей. Не протухать в ненавистных (и придуманных явно старыми каргами и беззубыми дедами) возрастных ограничениях: «Знай сверчок, свой шесток»! И если у неё в сорок-пятьдесят лет природа забыла украсть молодость лица и упругость тела, открытость души, то в чём её вина? Если умом, энергией и сексуальностью она превосходит множество молодых девушек? То что? Забиться в обьятья сверстника, от которого её попросту тошнит? Потому только, что «так положено»? Тут справедливо хотелось бы знать: «Кем положено? Куда положено? И главное, зачем положено?» Но на эти вопросы отвечать никто не собирается.

И она босает вызов. Кому бросает? Да всем.

СЕБЕ:
– Кто сказал, что к тридцати мне не уйти от морщинок? К сорока я обязана превратиться в необъятную квашню с вечной химией на голове? А в пятьдесят – с гордостью показывать подруге хэбэшные панталоны в цветочек, удачно купленные на рыночном прилавке? Что эти вон старые и проблемные импотенты и алиментщики – и есть удел моей оставшейся жизни? Да не бывать этому!
– Кто сказал, что мне слабо выйти замуж за молодого красавца? Выйду! Именно замуж! Ещё гордиться мной будет!
– Кто за меня решил, что я должна купить косметику фирмы «Нивея»? Себе купите. А меня «Сислей», «Диор», «Дарфен» и прочие люксы – всё-таки больше устраивают!
 
РОВЕСНИЦАМ:
– Ваша беда, что вы уже потерялись, как женщины. Намертво вцепились в какого-то тухлого дятла и рады по уши, лишь бы мужик в доме.
– Если я ошибаюсь – это МОЯ ошибка. И я отвечу за неё достойно.
– И собственно, почему я должна равняться на вас, давно расплывшихся, неухоженных и носящих нечто миленькое с Черкизовского рынка? Обсуждающих, в каком магазине гречка на рубль дешевле? Да я десять дам, лишь бы не тащиться к тому магазину.
– Да на вас смотреть стыдно, как вы уже сидите на лавочке у дома со старухами, злобно перемывающими косточки мне и таким, как я! Надо же, шортики в жару напялила, подлюка! Мужиков наших сманивает! (а нужны мне ваши алкаши, милые дамы?!)
– Кто вам мешает выглядеть, как я и думать, как я? Отрываться, как я? Пойти хотя бы в обычный спортклуб или бассейн? Общаться не со старым пердуном, а с молодым красавцем? Если он со мной, значит, я этого заслуживаю. И старушке внутри меня придётся подождать ещё очень много лет.

ТОМУ САМОМУ МОЛОДОМУ КРАСАВЦУ:
– Я – лучшая из всех, кого ты знал. Твои малолетки и приблизиться не смогут к моему уровню интеллекта, воспитания и вкуса. Да, время идёт, и это визуально скоро будет не в мою пользу. Ничего, справлюсь и с этим. В первую очередь ради себя. Ну, и тебя тоже. И не надо мне приписывать материнских инстинктов, нет их у меня в твой адрес! Не надо искать то, чего нет. Обозначенной каким-то умником ролевой игры «Мать – сын». Чушь собачья, я не имею отношения к инцесту! Шарфик в мороз я тебе, конечно, намотаю. Но весь груз твоих взрослых мужских проблем на себя не возьму.

ОБЩЕСТВУ В ЦЕЛОМ:
– А не пойти ли вам известным маршрутом вместе с вашими осточертевшими догмами, канонами и возрастными цензами? Плешь уже всем проели! Молодые мы. И в тридцать, и в сорок, и в пятьдесят.

РОВЕСНИКУ:
– Что мешает тебе соответствовать моей моральной и физической молодости, держать себя всегда в форме? Нет, ты не считаешь нужным. Гораздо проще потряхивать всё тем же пузом, гоняясь за малолетками. Даже если в карманах – дырки вместо пачек с купюрами.

     И вот, настроенная таким образом, явно или подсознательно готовая к глобальным переменам в своей жизни, женщина встречает его, «юного, милого, нежного». Не понимая, как дорого заплатит за такой прорыв. Не задумываясь о том, что этот очаровашка ещё ничем её не заслужил. Она воодушевлена, ей хочется тянуться и соответствовать! Она чувствует себя весенней пташкой, немного смешна и трогательна. А подлый Амур уже хихикает за углом и потирает ручки в предвкушении фарса. Она видит только зримое. Поглощена его восторгами и радуется утиранием носов знакомым. Тщательно следит за собой и самозабвенно таскает кофе в постель. Её унылый дом в одночасье превращается в райское гнёздышко, а изо всех углов жизнеутверждающе гремят фанфары. Завистники посрамлены. Бывшие мужчины повергнуты в транс. Времени и пространства больше не существует – их место заняла любовь, ради которой она собралась жить отныне и навсегда.

     Слово "всегда" вероятно придумали женщины. Им так хочется. Но так не бывает. И вот, откуда ни возьмись, появляется неизбежная ложка дёгтя, которая может иметь любые формы, но неизменны её суть и назначение. Взрослая женщина с удивлением обнаруживает, что её возлюбленный малолетка не так уж и непререкаемо божественен, как рисовалось поначалу. И вполне предсказуем. И, если подумать, то их, этих малолеток, можно разбить на несколько типов!
     Вот основные из них, сопровождённые соответствующим катаклизмом.

АЛЬФОНС.

     Это самый типичный подвид. Не всегда бывает таковым изначально. Поначалу ему льстит внимание взрослой дамы, и он даже бывает искренне влюблён. Но эта дурында, ослеплённая страстью, вместо того, чтобы вести себя достойно и естественно – делает всё наоборот! Осыпает подарками и деньгами своё сокровище, готовясь, ни много, ни мало, положить к его августейшим ноженциям весь мир! И парень, почувствовав её такую безмозглую зависимость, охотно всё это принимает. Мало того, провоцирует её вести себя так и дальше. Пока не обдерёт, как липку. Никакой привязанности и благодарности с его стороны это вовсе не предполагает. Его вполне устраивает такая роль, и он уже решил не останавливаться в дальнейшем только на её щедротах. Почему бы и нет, если женщины готовы платить за счастье видеть его физиономию в своей постельке.

     Алла впервые увидела Колю в своём же доме, куда он частенько заходил к сыну – мальчики учились на одном курсе. Месяц она его просто не замечала, несмотря на его два метра роста – ребёнок себе и ребёнок! У неё – вполне налаженный бизнес, он – никто и звать никак. Но и на старуху бывает поруха. Однажды после корпоративной вечеринки, где коллеги отмечали её блестящие успехи, Алла пришла домой и упала замертво. Проснувшись ночью, увидела в кресле возле себя неуклюже скорчившуюся фигуру. Плохо понимая спросонок, предложила этому «ребёнку», опоздавшему на метро, расположиться на второй половине её широкой кровати – места-то хватит! Коля тут же перебрался. Приставать не смел. Засыпая снова, она только слышала, как необычайно нежные руки гладят её по голове. Как малышку. И было в этом столько пронзительной чистоты, что соображать что-либо Алкина голова вдруг отказалась.
     Утром Алла пришла в ужас, узнав, что нарвалась ещё и на девственника. Ему было 17, ей –39. Всё, на ближайшие три года женщина оказалась потерянной для общества. А он, поначалу прибегая к ней визжащим от восторга щенком, вскоре раскрылился и возомнил себя Казановой. Денег сначала не просил – сама изображала арабского шейха. Потом, как бы невзначай, стал сообщать ей о своих проблемах. И, наконец, стал внаглую требовать. А то и вовсе мог стянуть из сумочки нужное количество зелени. А нужно ему было немало – систематически водил девочек с курса в рестораны, покупал себе модные вещи, компьютерные навороты. Алле было ничего не жалко. Но, почему-то её не понял сын, видевший, как молодой наглец пользуется своим положением. И однажды на пустыре перед школой сделал из Николая монстра из ужастика, человека без лица. Восстановить бедолагу, а также спасти сына от тюрьмы стоило Алке бешеных денег. Семья Николая трясла её ещё года полтора. Вот так бесславно и закончилась эпопея с неземным созданием и поглаживанием головы.

РОМАНТИК

     Тоже довольно распространённый типаж. Особенно, если при этом ещё и девственник. Этот влюблён искренне и готов драться на нунчаках, если какой-нибудь негодяй посмотрит в сторону его божества. Проблема денег не присутствует. Вернее, она есть, но мальчик не догадывается, что зимние фрукты-овощи, парная телятинка с рынка и ещё много разных вкусностей серьёзно напрягают и без того далеко не меценатский карманчик этого самого божества. Но ей не жалко, это – проза жизни! Главное – любовь! Валяния в снегу и таскания на руках! Стихи, читаемые при свечах! Посвященная ему музыка, исполненная самим божеством! Безудержный и немыслимый секс! Кидания в объятья по первому взгляду и т.д. и т.п. Вскоре романтик насыщает свою потребность в романтизме. И всё. Ключи на стол и «забудь обо мне»!

     Юля познакомилась с Антоном на вечеринке у себя же дома, в честь дня учителя; она преподавала в школе французский. Антона привёл кто-то из гостей. 22-х летний парень скромно отсиживался в углу – он чувствовал себя очень скованно в обществе этой яркой и интересной женщины. Тем более, что недавно вернулся из армии и работал простым автослесарем. Юлия сама вытащила его на свет божий и вовлекла в общие разговоры. А под конец вечеринки вдруг сказала, когда никто не слышал: «Я бы хотела видеть тебя ещё раз! Ты мне понравился». Назавтра же Антон стоял у её дверей с самым сияющим видом. Прибегал каждый вечер и оставался на ночь. Незаметно пролетела самая счастливая в Юлькиной жизни осень. Новый год встретили с друзьями на Красной площади. Она веселилась, как девчонка, раскатывая на лошади по нарядной Тверской. Кричала, поздравляя людей. Танцевала со всеми на уличной дискотеке. Ей было 37. Но никакого мезальянса Юля не ощущала: никогда ещё её жизнь не была такой наполненной искромётной радостью.
     А весной вдруг что-то не заладилось. Антон стал всё чаще раздражаться на неё без причин. И однажды просто ушёл: «В твоей жизни было так много интересного, а у меня – всего ты одна! Это несправедливо!» Слёзы и уговоры не подействовали – уже через неделю Антон ввёл в свой дом 18-летнюю девицу самого завалящего вида и низкопробного поведения и устроил пробный брак. Потом ещё несколько таких же. И, наконец, женился по-настоящему. Юлю он изредка проведывал – она для него была особенной и, к тому же, первой. Но сразу же после этих бурных ностальгических вспышек страсти Антон спохватывался и убегал в свою молодую жизнь. Кое-как Юлька расхлебалась с этой ситуацией, но прицепился страшный комплекс: «Я – старуха».

ИССЛЕДОВАТЕЛЬ

     Довольно частый персонаж. Более безопасен в плане будущих стрессов. Связь со взрослой женщиной для него – просто живая иллюстрация пособий по грамотному сексу и поведению среди дам. Этот набирается определённого опыта и отбывает в никуда. Волосы по нему обычно не рвут – он достаточно честен в своих намерениях и авансов не раздаёт.

     Тридцатилетней Светлане представили Серёжу, как нового коллегу по работе. Общие темы в делах вскоре дополнились интимом, лёгким и ненадуманным. Через четыре месяца Светино «место» заняла двадцатилетняя секретарша, ровесница Сергея. Светка уволилась, но не от большой любви. Просто не хотела ловить на себе сочувственных взглядов – считала, что чести много. Но неприятная червоточинка неуверенности в себе всё же осталась.

КОЛЛЕКЦИОНЕР

     Сродни «исследователю», только опаснее. Тем, что изображает из себя искренне заинтересованного и влюблённого. Со всеми вытекающими последствиями. Подловат: охотно хвастается новыми победами перед друзьями. Иногда завоёвывает женщину просто на спор. Всем этим надолго оставляет мерзкий осадок на душе и стойкую неприязнь к мужчинам вообще.

     Ларису Дима заметил на пресс-конференции с иностранцами. Она была просто неотразима, и он удивился, узнав, что ей уже 40 лет. На вид не более тридцати. Сразу понял, насколько поднялись бы его акции, заведи он связь с такой женщиной. В перерыве на фуршет немедленно кинулся в атаку. Одинокой Ларисе 24-летний красавец пришёлся весьма кстати. Они прекрасно провели вместе парочку уик-эндов. А потом Димка стал делать вид, что ничего между ними не произошло и демонстративно избегать её. Тем самым выставил блистательную Лариску на посмешище. От обиды и стыда она даже подурнела. К счастью, ей вскоре предложили новый проект, и в этой части города Лариса больше не появлялась.

ПОФИГИСТ

     Наиболее безобидное существо. Как правило, правдив изначально. Даёт шанс отлично развеяться. Бывает даже заботлив – может проведать в больнице с мешком вкусностей. Но не скрывает, что вечером у него свидание. Вобщем, сама простота. Разрыв с ним не оставляет на душе царапин. Можно даже остаться друзьями. Или, при случае, повторить отличный секс.

     Он оказался сыном подруги. Нина не ожидала, что они придут вместе. А когда увидела в дверях его симпатичную улыбающуюся рожицу, то сразу позвонила молодой соседке: «Приходи! Тут для тебя такой кадр есть!» Но в процессе общения передумала: «А не жирновато ли будет этой девочке получить ни за фиг собачий такую прелесть? Себе оставлю!» И весело провстречалась с ним года два. Причем, при полном одобрении его матери. Вместе делали ремонты, вместе встречали праздники. Андрей мог остаться на ночь, а мог честно позвонить и сказать, что завис в компании девчонок. А на другой день со смехом рассказывал, с какими распухшими (с его помощью) губищами одна из девиц отправилась утром к мужу. Разрыва не было. Просто эта связь как-то естественно сошла на нет, без обид. Теперь они изредка перезваниваются и делятся новостями в личной жизни.

ПРАГМАТ

     Монстр пострашнее альфонса. Начинает отношения – шквально. Жертва падает ниц: «О, Великий!» И, потрясённая, готова за ним хоть в тундру. А Великому не надо в тундру. У него другие виды. Причём, ради этих видов он может даже жениться. И это обстоятельство не помешает ему крутить параллельный роман «для души». Итог: «Последний день Помпеи» – отдыхает! Кругом одни руины. И где-то в ящике стола приготовлена её предсмертная записочка. Ау, режиссёры сериалов!

     Чего только не нахлебалась Лиза в этой жизни! И уже никому не верила. Но Виктор, он не такой! Он единственный, умнейший, красивейший! С ним так интересно! Он такой хороший, такой человечный! И вообще самый-самый!
     "Супермен" тут же перешёл к ней жить. Через неделю подали заявление в ЗАГС. Лиза и не знала, что задолго до свадьбы у него появилась какая-то 20-летняя свистушка из провинции. Которая, узнав, что Витин брак влечёт за собой хорошие квартирные варианты, вцепилась мёртвой хваткой. А Витюша, видя полную моральную зависимость от него жены, её беспомощность и незащищённость – начал гулять уже открыто. Издеваясь, рассказывал Лизавете интимные подробности с молодой стервой. Заявил, что им нужна только её квартира. А потом они сами помогут ей сдохнуть, чтоб не мучалась. Лиза не выдержала и прогнала его.

     Пусть бьют себя пяткой в грудь женщины, у которых отношения с малолетками сложились счастливо, и это помогает им чувствовать себя молодыми. Дай Бог здоровья. Но всё же рассчитывать на массовость такого явления я бы не поторопилась.
     И что же, вернуться к нашим заветным баранам? Ну, зачем же в крайности-то? Не надо туда возвращаться. И гипотетического нормального мужика искать тоже не надо. Лучше изменить к малолеткам отношение и ничего стоящего от них не ожидать. Быть самодостаточной. Приятно пользоваться молодым телом? Да на здоровье! Они же используют дам по полной программе? А женщинам кто мешает? И не надо заморачиваться любовью, такое ещё заслужить надо. И доказывать это постоянно, а не единовременно пускать пыль в глаза. Но на такие подвиги они не способны по определению. И если у взрослых женщин получится хоть иногда включать голову, а не возводить в степень пресловутую любовь – здоровее будем! И не обнищаем раньше времени!


Рецензии
Очень любопытное исследование:)
Прочитала с интересом, во многом с Вами согласна.
Немного удивляет отношение к мужчинам-ровестникам, не думаю, что они все так безнадежны:)))
Они такие же разные, как и мы.

С уважением,
Карина Романова.

Литклуб Листок   05.04.2011 18:25     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.