Когда училась в школе я...

Сборник миниатюр о мое школьной жизни.
Регулярно обновляется.

Вместо предисловия

Моя школьная жизнь пришлась на последнее десятилетие существования Советского Союза. От брежневского застоя до горбачевской перестройки.
С приемами в октябрята и пионеры.
Я помню траурные "линейки" всех последних генсеков. Самая запоминающаяся была по Брежневу.
Как рыдали не скрывая слез учителя, 
а нам было за счастье лишний выходной. Остальные мерли как мухи и уже должного эффекта не производили. Нас вся эта политика мало волновала. Мы по-своему радовались окружающему нас миру. Росли. Шкодничали. Влюблялись. Ссорились. Дружили. Познавали путем собственных шишек саму жизнь. 

Этот сборник коротких рассказов о том чудесном времени со всеми плюсами и минусами, которые спустя много лет вспоминаются с улыбкой на лице.

В поселке было три полных средних школы, в которых по воле случая мне довелось учиться. Первая. Двадцать девятая и Девяностая.

Я проучилась практически шесть лет в Первой школе, но моей любимой остается навсегда Девяностая.

*******
К нам в класс постоянно приходили "новенькие". Особенно в начале учебного года. На всех смотрели по-разному. Мне всегда было интересно проверить на личном опыте. Как это когда все вокруг тебя новое: и школа, и учителя, и одноклассники. 

Мечтала и спокойно себе заканчивала шестой класс в одной школе с теми же самыми ребятами с которыми еще в садик вместе ходили. Так бы и продолжалось если бы мама не вышла второй раз замуж. 

Новый муж был деятельный человек. Особенно на словах. Выяснилось что мы до сих пор неправильно жили, думали, смотрели на мир под другим углом, что надо кардинально все поменять. Мать слушала с раскрытым ртом и широко раскрытыми глазами.

Взрослые решали свои проблемы. Принимали решения. Осуществляли задуманное. Меня это мало беспокоило. 

Наше болото всколыхнулось. Да так, что круги на воде долго и далеко разошлись. 

Известие о пополнении в семействе меня особо не волновало, зато новость о переезде в другой район обрадовала. Предстояло не только сменить адрес, но и школу. Слишком далеко от прежнего места обитания. С одной стороны было жалко расставаться с прежними друзьями. Но мы договорились писать друг другу и иногда наведываться в гости. С другой стороны меня ждало новое и неизведанное. Манило и дразнило.

Моей давней мечте было суждено воплотиться с размахом. Мне не дали закончить учебный год, а просто выдернули из привычной среды обитания за три месяца до окончания года. От этого было еще интереснее.

Все прошло замечательно. 

Забегая вперед скажу, что "новенькой" за последующие четыре года довелось побывать четыре раза. Видать мечта было столь сильной и Вселенная решила одним разом не ограничиваться. 

Где-то училась год, где-то пару месяцев, а было и две недели. Где-то давали спокойно закончить год, а где-то срывали с места когда им было удобно. Не каждое перемещение воспринималось со щенячьим восторгом первого раза. Я всегда возвращалась туда, где примерила звание "новенькой" впервые. Туда, куда тянуло больше всего.

*********

В принципе, человек я коммуникабельный. Быстро схожусь с людьми, а с кем не схожусь, значит, это не мои люди. Из кожи вон лезть не буду что бы понравится.

В шестом классе поучилась в двух школах. Большую часть года в первой, заканчивала в девяностой. Поменяли квартиру на коттедж. 

В седьмом классе две школы и два переезда. Начала учебный год в девяностой. Потом зимой два месяца во второй, та что в Октябрьске. Оттуда назад в девяностую. Сначала жили в коттедже на Ломоносова, потом в деревне Хоняки где работал отчим. А весной поменяли теперь уже коттедж опять на благоустроенную квартиру.

Восьмой класс заканчивала в одной школе. В девяностой. Только потому что меня достали перемещения с места на место и я настояла на своем.
Но от переездов отвертеться не получилось. 

Село Ново-Болтурино стало для меня открытием века. Туда отчима перевели участковым. Здесь-то мне предстояло пойти в десятый класс. Проучилась две недели. Вернулись в райцентр. Пошла в двадцать девятую возле дома. Заканчивала год там.

В середине одиннадцатого класса перешла назад в девяностую. Все-таки это была лучшая школа в моей жизни.
Одиннадцатый закончила в ней.


УЧИТЕЛЬНИЦА ПЕРВАЯ МОЯ.

Ах, сколько добрых и трепетных чувств вызывают
эти воспоминания. Переполняют нас. Заставляют смахивать нечаянно скатившуюся слезинку.

Первый звонок. Первый урок. Первая учительница.
Самая-самая. Научившая читать и писать. Складывать и вычитать.

Все это было.

Никуда от этого не деться.
Только почему-то при воспоминании о нашей
Клавдии Афанасьевне мои чувства, переполняющие меня, не вызывают во мне благоговейного трепета.
Нет, один момент все-таки вызывает, когда она на пенсию ушла. И следующие два года у нас была хоть и старенькая, но более добрая учительница.

Представьте семилеток: этих малявок пытающихся выговорить Клавдия Афанасьевна. Кошмар!

Она была такой же сложной как ее имя и отчество.
Появлялось ощущение, что застряла где-то в сталинских временах. Хотя, дай ей волю, как при царе лупила бы нас розгами.

Мы завидовали параллельному классу.
У них была молодая, красивая и добрая учительница, а нам досталась эта грымза.

В общем, отношения наши сразу не заладились.
Она быстро выделила любимчиков и на всех остальных уже смотрела как на нечто низшее.
А мне доставалось больше всех, потому что выделялась из общей массы. Выделялась своей неординарностью. Неординарность появлялась в леворукости.

Я левша.

Когда всем говорили взять ручку в правую руку я брала ее в левую. Ко мне подходили. Выдергивали и перекладывали в правую. Как только учительница отходила, я опять перекладывала обратно, когда начинали писать. Мне так было удобнее. Сидела и старательно выводила буковки, пока ко мне не подходил злобный монстр и не напоминал как правильно держать ручку.

Хорошо. Подошла. Сказала и топай дальше. Нет.
Она стояла как изваяние именно рядом с моей партой. Мне ничего не оставалось как пытаться царапать правой рукой.

Как можно писать правой, если это дико не удобно? Но вот приходилось! Буквы получались корявые. Некрасивые. Разнокалиберные. За это мне снижали оценки по чистописанию.

Однажды, во время очередного садизма в виде выведения загогулинок, учительница вышла из класса. Моей радости не было предела.

Довольная моментом, я взяла ручку как мне удобнее и с прыгающим от счастья сердцем написала все быстро и красиво.

Монстр вернулся в класс.

Да что ей здесь медом намазано что ли? 
И сразу же ко мне. Я успела переложить ручку обратно и с умным видом продолжала карябать в тетрадке.

-Ну, вот видишь, здесь красивые и аккуратные буквы! А здесь опять перестала стараться.- выговаривала мне Клавдия Афанасьевна.

Я же сидела и думала: "Правильно, тут я левой рукой писала, а здесь опять правой!"

Что скажу? В итоге она добилась своего. 
Когда в классе слышалось:"возьмите ручку в правую руку" брала в правую. Почерк мой от этого ничуть лучше не стал. Я карябаю как курица правой лапой, потому что левой все равно получается лучше!

Хорошо, хоть на остальных уроках меня никто не трогал. Только мать дома все пыталась научить ложку держать в правой руке. Но со временем отстала. Кто-то ей подсказал, что в этом нет ничего страшного и совсем не обязательно переучивать.

В соседнем классе тоже была одна девочка-левша и, почему-то их учительнице было все равно. Она не стояла над душой и не заставляла писать только правой. Мне было очень обидно.

****
Не за горами тридцать лет как я пошла в школу, но до сих пор вспоминаю эту злобную тетку с отвращением. И, вообще, аллергия на имя Клавдия.

До сих пор я напишу правой рукой, а потом, поджав губы, старательно обвожу буквы левой. Чтоб красивее было.

А еще я открыла в себе талант, что отлично могу писать левой рукой любой текст задом-наперед.
И двумя руками одновременно. Зеркально.

Мне повезло как утопленнику. Через шесть лет моей "классной" была опять Клавдия. На этот раз Александровна. Как будто их под копирку делали.
Такая же застрявшая в середине 20ого века тетка. Злобная. Старая. На пенсии. И мы с ней точно так же не нашли общий язык до определенного времени. Я доводила ее тем, что писала по-русски, но в обратном направлении. Потом она научилась принимать меня такой какая я есть. Но о ней я где-то уже писала...

НА КАРНАВАЛ

-Платье, дите, тебе готово!- у нас так всегда, все за два дня. Спрашиваешь заранее кем будет, а в ответ "Никем! Не хочу!"- Завтра только остается отгладить и украшения дошить, просто уже сил нет, спина болит и глаза устали. 

Хотела быстренько на машинке, но три иголки сломала, благо запас есть. «Блестюшки» пластмассовые, иголка соскальзывает и ломается. Выход один - вручную. Но дело стоит свеч! Ни для кого-то, а для дочечки! 

- Загоняла, моя сладкая, примерками, но глазенки-то все равно от счастья светятся. Довольная, как кошечка, объевшаяся сливок. Получается просто, но оригинально. Давай-ка, спать уже укладываться. Тебе с утра пораньше в школу, а мне на работу! Новую историю рассказать? Обещала, значит, надо свое обещание сдержать!- это у нас уже традиция такая перед сном. Любит послушать мои рассказы из детства.

******
- Пока шила, вспомнила, как когда-то в школе к Новому Году дети у нас всегда костюмы готовили. Кому мама, кому бабушка шьет, а у нас в доме таких талантов не было. Наша старалась где-нибудь готовое раздобыть. Или просто нарядное платье оденешь, прическу сделаешь и типа "кукла".

Училась я в четвертом классе.
Приближались праздники. Надоело мне вечно "куклой" наряжаться. Давай костюм выпрашивать. Все красивые, яркие, необычные. Призы получают, а я только сладкий, те самые, что всем раздают.

Раз пошли такие разговоры,  взяла мне мама через знакомую платье в театральной студии. Длинное и черное. Сама она швейным делом не владела, а мы тогда только куклам своим наряды шили. 

Всей семьей решали, что же из него можно придумать. Покрутили-покрутили, принцесса получится слишком мрачная, как будто в трауре. «Шахматная королева» тоже не понравилась, обычно штуки две-три на каждой «Елке» имеются. Зато идея с «Ночкой» очень даже приглянулась.

Как только все проголосовали «ЗА!» работа закипела. Никто без дела не сидел. Один режет, другой красит, третий пришивает, а четвертый подсказывает. Звездочек наляпали из фольги по всему платью прямо на клей. Клей был хороший, канцелярский. Если на одежду капля попадет да высохнет зубами не отгрызешь, просто так не отчистишь.

Накидку из марли придумали, предварительно выкрасив ее черными чернилами и тоже налепив звездочек. На плечи мне накинули. 

Занимались костюмом большей частью вместе с сестрой, мама советы давала и помогала материалы доставать. Фольги не хватало, выход нашли быстро из этой ситуации. Тогда пачки с чаем заворачивали в фольгу с бумажной основой. А так: с одной стороны фольга, с другой бумага. Это , наверное, для лучшей сохранности, но нам то звезды нужны! Пачки, что еще запакованные просто пересыпали в баночку. Соседей подключили, в общем, справились в срок. 

Настал день школьного карнавала. 
Все вокруг блестит. Елка в спортзале до самого потолка. От волнения дух захватывает. Все меня рассматривают. Мальчишки тайком, девчонки подходят - трогают. Покружиться просят. А я и рада стараться. Королев, принцесс полно, а ночка одна! Мне даже приз дали. 
Приятно! Улыбка до ушей!

Но больше всего запомнился следующий год. Костюм я уже сама себе придумывала.
 
Сестра к тому времени закончила восемь классов и уехала учиться в другой город. Мама, как-то не очень горела желанием со мной этим заниматься. Намекнула на прошлогодний костюм. Что же это получается, теперь до десятого класса в одном и том же ходить. Так не интересно!

Фантазия у меня всегда работала в нужном направлении. С этим проблем не было. Нужно было только малость включить воображение.

Оторвав прошлогодние звезды с того самого черного платья превратила его в другое. Выпросила разных тряпочек-лоскуточков ненужных. Благо, этого добра всегда было в достатке. Накроила заплаток разных цветов и размеров, и большими стежками к своему костюму пришила. Оставшиеся пятна пришлись очень кстати. Про качественный клей я уже рассказывала. Смастерила себе шапочку темного цвета, распустила волосы, длинные и кудрявые. Одела платье и появилась в свете гирлянд ЗОЛУШКА. Но не в красивом бальном платье, а в простом с заплатками. Надо было еще поварешку прихватить из дома. 


Смотрелось очень симпатично.
И опять меня со всех сторон рассматривали. Говорили, что очень похожа. Веселились от души. 
Настроение у меня было замечательное, уж до такого точно больше никто не додумался! Мы даже сценку из сказки разыгрывали. 
В этом году два приза получила: за костюм и за стих. 

****
Жаль, что даже черно-белой фотографии с тех пор не осталось. 
Ты спрашиваешь, что с ним потом случилось? Не помню. Выкинули. 
Костюмов особенных я больше себе не делала, наверное, старше стала, да и в школу потом пошла в другую. Переехали. Только жизнь моя от этого скучнее не стала. Много чего можно рассказать, но об этом в другой раз. 


НЕ ФАМИЛЬНИЧАЙ - НЕ В ЗАГСе!
 
В садике всех звали по именам, а перейдя в школу перешли почему-то на фамилии. Тянулось это до пятого класса. Потом нам девчонкам это надоело и мы решили перейти опять на имена. И мальчишек и девчонок звать только по именам. За исключением, если в классе несколько Ленок, Таней, Свет. Сначала все равно имя, а потом уже для уточнения фамилия. Вроде как взрослеть начали.

Пацаны привыкали сложнее. Назвать одноклассницу по имени у них приравнивалось чуть ли не к признанию в любви. Но мы были настойчивы. Не реагировали на фамилии, мало того в ответ фыркали и выдавали: "не фамильничай - не в загсе". Причем здесь загс загадка по сей день, но работало.

Однажды в столовой, стоя у раздачи, подошел одноклассник:
- Рукосуева, дай хлеб! - в ответ ноль реакции.- Ты что, не слышишь?
- Не фамильничай - не в ЗАГСе! - последовала коронная фраза. Потом добавила - У меня имя есть!
Женька стоял с большими удивленными глазами. Переварив услышанное, тихим голосом попросил:
- Юля, дай, пожалуйста, хлеб! - Довольная результатом, выполнила просьбу.
Рядом стоящие пацаны из нашего класса начали смеяться:
- Ты что, влюбился? - окончательно смущенный парнишка, покраснев отошел и сел за стол.

Превозмогаю смущения, стеснения и подколы к концу года мы добились желаемого результата. Привыкли и даже не могли себе представить, что когда-то все было иначе.

Так и продолжалась наша школьная жизнь.
Но в конце шестого класса наша семья переехала в другой район и мне пришлось поменять школу.

Класс меня не впечатлил.

Привыкшая к одному, сильно удивляло другое. Резало слух и глаз. Для начала просто коробили те самые фамилии. Хуже того, еще и клички. Как у собак.
Но ведь это уже конец шестого класса. Взрослые ребята, а такой детский сад.

У меня было обширное поле действия и я принялась за дело. Для начала познакомилась с девчонками и стала звать всех по именам. Затем переключилась на мальчишек.
- Свет, а как его зовут? - спрашивала у новой подружки.
- А, это Михей! - выдала она мне
- Что так и зовут? Интересное имя!
- Нет, это Михейко. Лешка. А тебе зачем, влюбилась что ли? - но меня не так просто смутить. Продолжала упорствовать.
- А это кто?
- Горыныч. Арсений Горынцев.

Потихоньку-потихоньку остальные девчонки подключились. Затем и мальчишки. К концу года была восстановлена справедливость. Обращаемся только по именам.
Никаких фамилий. Даже с учителями спорили на эту тему на уроках.
Переходный возраст это вам не фунт изюма!

В начале седьмого класса к нам пришли три новеньких девочки.
Две из них были родные сестры. Родные, но очень разные. Одна, Наташа, легко приняла все наши правила. Не лезла в чужой монастырь со своим уставом, а вот со второй все оказалось сложнее.
Мало того, что она считала своим долгом при каждом удобном случае доносить обо всем "класснухе", так еще и упорно фамильничала, чем всех ужасно раздражала.

Неоднократно подходили и объясняли кто как может.
Пацаны тычками и пинками, девчонки подчеркивали, что к ней все обращаются по имени. Давай и ты меняй свои привычки. Она же упорно гнула свою линию. А если уж нисходила до нас простых смертных, то только в пренебрежительной форме: "Танька, Анька, Светка". К мальчишкам только по фамилии. Так и на это у нас нашелся ответ: "Юлька на базаре семечками торгует, а я-Юля!"

Дошло до того, что весь класс объявил ей бойкот.
Полное игнорирование, пока не научится обращаться по именам ко всем с уважением.

Ей и прочая учеба давалась не так просто, а эту науку, вообще, постигать не хотела. Считала ниже своего достоинства опускаться до имен. На все замечания фыркала пренебрежительно.

Фыркать-фыркала, да бойкот заметила. Задело за живое. Даже плакала тихонечко в уголочке, но не менялась. В конце-концов, дело дошло до классного руководителя. От куда ноги растут сразу стало ясно.

Когда у нас не было какого-нибудь урока в середине дня любили в библиотеке посидеть, журналы полистать, новые книги посмотреть.

В этот день "окно" выпало и у "класснухи".
Сидела в библиотеке и проверяла тетради. Рядом стояла зареванная Танька. Увидев нас, подозвала к себе. Начала отчитывать.
Выслушали. Затем, дружно тоже высказались о всем происходящем.
Что сначала пытались по хорошему с ней договориться. Бойкот - это крайняя мера на которую были вынуждены пойти.

Классная руководительница тоже внимательно выслушала все наши доводы, и встала на нашу сторону:
- Вот, Юля пришла к нам в конце прошлого года, и то с ней таких проблем не было (со мной другие были, я всех баламутила. Будоражила. Из покорных овечек превратила в неуправляемое стадо, но об этом другие мои рассказы).

Таня стояла и хлопала глазами.
Нашей новой однокласснице ничего не оставалось как подчиниться воле класса и указаниям учительницы.
Великой дружбы с ней так никто и не завел. Терпели как наименьшее зло. Никаких секретов не доверяли. Знали, что донесет. Не стала она своей и при каждом удобном случае ее никуда не звали. Повезло, что после восьмого класса уехала учиться в училище.

А мне до сих пор режет слух когда обращаются по фамилии, а на обращение "Юлька" по прежнему хочется ответить: "Юлька на базаре семечками торгует!"


ДЕНЬ ЗАЩИТНИКОВ ОТЕЧЕСТВА

Прошел Папин день, то есть «День защитников отечества», а мне по этому поводу кое-что вспомнилось из школьной жизни. Рассказать? Тогда укладывайся поудобнее и слушай, только не перебивай!

В другую школу перешла в конце шестого класса, родители поменяли квартиру в пятиэтажке на коттедж.
Влилась в коллектив легко, ребята приняли меня быстро. Мальчишки стали уважать за то, что «отменила» в классе фамилии и клички, обращалась по именам ко всем, не жадничала, давала списывать. Мне не жалко, это все равно в моей голове останется. С девчонками было все намного проще. Нос кверху не задирала, дружила со всеми, сплетни не собирала.
Класс наш, в принципе, был хороший. Дружный. Но меня постоянно удивляла покорность новых одноклассников. В прежней школе мы были более продвинутые. В обиду себя не давали, с уроков сбегали, веселились все вместе, да и классная руководительница была молодая! Отсюда и взгляды совсем другие на жизнь. Новая «Классная» была вредной, чересчур строгой. Особой любви мы к ней не испытывали. Никаких вечеров - чаепитий не устраивалось, а были мы в том возрасте, когда душа музыки просила, общения в неформальной обстановке.
Прибыв со своими прогрессивными взглядами, сначала научила их сбегать с уроков, а точнее после нужного количества уроков. Как это так? Да очень просто: по расписания пять уроков значит пять, а «класснуха» оставляла постоянно на шестой, пока родители приходить не начнут - держала нас и обучала русскому языку. Это просто жуть какая-то. Школа уже пустая, уборщица ходит по классам заглядывает, а мы все сидим. Ждешь, на пример среду, когда по расписанию четыре урока, а эта «старая» на пятый-шестой оставляет. Не справедливо же!!! Попадало, конечно, мне за эти шалости, но вот такая я по жизни, главное остальные на меня не обижались! Жить было скучно, а я так не умею...
Даже не учила ничему, сами догадались. Я им просто рассказала, как бы мы поступили в похожей ситуации в старой школе. Пацаны идею поддержали и быстренько удрали по домам, а девчонки все «мялись» стояли, но, в конце концов, решили, что все так все! Не будем мальчишек подставлять под удар. Не подставили! Сами подставились… Решили с подружкой зайти, обстановку разведать. Ох, и влетело же мне, по самое первое число, так, что до сих пор до мельчайших подробностей помню. Попались мы нашей «класснухе» на глаза. Назвала меня учительница «СОБАТАЖНИЦЕЙ» и обвинила, в том, что я класс будоражу. До меня они покорные были как овечка, а теперь все переменилось.
Конечно, переменится. Дети растут, и тут старые методы уже не подходили, а по-новому у нее не получалось. Просто кошмар, для нашего возраста! Больше всего возмутило меня Восьмое марта. Думала, как во всех нормальных школах для девочек «вечер» устроят, а тут все просто: на «любимом» уроке русского языка, за десять минут до звонка, и после таинственного, видимого только мальчиками знака, скомандовала убрать тетрадки и учебники в портфели и сесть «руки полочкой». Мальчики после этого «сигнала» вручили нам подарки. И все! А где музыка, чай, поздравления?
Повозмущались с девчонками, да делать нечего. Директор не разрешит нам без старших вечер в школе проводить. Праздник был безнадежно испорчен. Оказалось, что однажды было у них «чаепитие» на уроке «классного часа». Пришли все в белых фартуках и с белыми бантами. Я училась когда школьная форма была, состоявшая из коричневого платьица и черного фартука, а по праздникам одевали белый. У мальчишек свои приколы.
Ладно, ты слушай дальше!
Пришли все, значит, в парадной форме. Принесли с собой чашечки, раздали им по две конфеточки, разлили чай. Все это съели, и после звонка пошли домой. А музыкальным сопровождением звучали песенки для первоклассников. Хорошо, а может быть и плохо, что меня в этой школе еще не было.
В седьмом было уже проще, учиться стали в первую смену. Знали, что ждать что-то толковое от нашей «клуши» нет смысла, поэтому взялись в второй половине учебного года за дело сами. Дело наше заключалось в том, что бы собрать деньги на подарки мальчишкам и устроить им вечер. В школе надо с учителем, а она не торопится, даже не шевелится. Остается вариант: договориться с кем-нибудь из родителей и провести все это мероприятие на дому. Так мы и поступили. Родители нам больше доверяли и понимали. Некоторые, конечно, смотрели скептически, но большая часть, хорошо знакомая с Классным руководителем поддерживала нас. Девчонки подошли к этому делу очень ответственно: одна группка собирала деньги на подарки, другая покупала, третьи открытки подписывали, но большей частью работали вместе. По такому случаю и после уроков остаться не лень.
Все получилось отлично. «Чаепитие» замудрили на славу! Кто сам, а кому мама помогла что-то постряпать, кто-то просто в магазине чего-нибудь вкусненького прикупил. Стол был шикарный, да и музыки хватило. Никаких ссор, драк и безобразий. Танцевали, веселились доупаду, а потом дом привели в порядок.
 Наши мальчишки остались довольные. Но это еще не конец. Близился наш праздник, в классе бродили слухи по поводу Международного женского дня, и мы ждали сюрприза. Сюрприз случился, но совсем в другом плане.
Мальчишки во все времена остаются мальчишками. Учиться им не интересно, зато шкодничать, драться, на уроках вертеться – это всегда на «Ура!» Один добаловался и
 «Классная» попросила передать записку его родителям, так как жили они рядышком. Поручение было выполнено успешно, но на следующий день мужская половина класса решила проучить «донощицу», но женская часть встала на защиту! Пацаны против девчонок и все это на кануне грандиозного события. В обиду ее не дали, до дома дружной стайкой проводили, но остались без праздника. Разобиделись, конечно, на них, обиду затаили. В восьмом классе много споров шло по этому поводу, но решили, что не стоит из-за этого случая отношения портить, а класс наш был хороший, веселый, озорной и все в тайне от учителей. Забегая чуток вперед, скажу, что следующий год прошел удачно для обеих сторон. Мы нашим будущим защитникам отечества организовали вечер, они для нас – будущим мамам «чаепитие». Но подробности этого дня оставлю на другой раз. Это уже отдельная история!



МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ

Хотела рассказать, да из головы вылетело. Сегодня опять влетело про то, как классом праздновали Международный женский день.

Этот учебный год начинался у меня очень интересно. В те времена, каждый год начинался с перевыборного собрания. Это когда разные важные должности раздавали. Перечислять все не стану, долго это слишком. Про самое главное добавлю. В седьмом классе я была «звеньевой». Класс наш делился на три звена, так я была главным атаманом одного из них. Получалось у меня это не плохо. Вроде как, оставить хотели на этом посту, но классная руководительница (она у нас с четвертого по восьмой класс была одна и та же) на переменке и предложила возглавить «культмассовый сектор». Мотивировала свое предложение очень просто. Раз у меня хорошо получается быть нелегальным атаманом, то уж лучше перейти на легальное положение. Доводы у нее были железные, я даже не сопротивлялась. Будоражила теперь всех на законном основании. После этого хоть к директору перестали вызывать.
 Что-то я отвлеклась. Много у нас интересного в восьмом классе произошло. Так и хочется с самого начала рассказывать, только я точно не помню, что за чем происходило. Столько лет прошло, а дневник в ту пору если и вела, то долго они у меня не хранились. Конечно, сейчас об этом жалею. Такой материал навсегда утерян. То что хранилось, когда замуж вышла Баба Галя, моя мама за ненадобностью выкинула. Пилили на пару с сестрой ее, да что толку. Что-то по случаю или к разговору вспоминается, - рассказываю.
Сколько раз мы переезжали с места на место, сразу и не припомню. Предпоследний раз это было, когда я училась в восьмом классе. В очередной раз сменили место жительства после Нового года. Школу решила не менять, хоть и приходилось каждое утро бегать на другой конец поселка. О своей «чудесной класснухе» упоминать больше не буду, так как в нашей жизни участия она не принимала. Добавлю, что потом у нас вошло в привычку собираться всем вместе по любому случаю или почти по любому. Проходили наши мероприятия весело. Сегодня остановлюсь на восьмом марте в восьмом классе. Больше внимания даже хотелось уделить его окончанию. Ладно, постараюсь все по порядку рассказать
В этом году с мальчишками не ругались, жили вполне мирно.
Мы не были злопамятными и устроили им шикарное празднование двадцать третьего февраля с танцами, подарками, конкурсами и угощением. В знак благодарности мужская половина класса нас побаловала.
Так же договорились с родителями о помещении, накрыли стол. Торжественные речи и поздравления, чай со сладостями. Один парнишка сам, ну если только маленько мама помогла, торт постряпал приятно всех удивив. Бес подарков, правда, обошлось. Но нам и этого хватило. Дальше пошли танцы и веселье. Однако время близилось к вечеру, а топать мне далеко. Квартира в которой устраивали вечеринку на другом конце, дальше чем школа, то есть мне предстояло в поздний час топать одной по темным улицам. Такая перспектива не очень радовала. Выход виделся один - поговорить с парнями, найти себе провожатых. Сильная половина повела себя в этом случае не очень красиво. Дорога предстояла не близкая и восторга у мальчишек не вызывала, кто-то вежливо, а кто-то не очень отнекивался, откручивался. Да и веселье в полном разгаре. В общем, не до меня им было. Обидно, досадно. Махнула на всех рукой, сказала "до свидания" и отправилась в обратный путь уверенным, твердым шагом. Попадись мне кто-нибудь в тот момент, сами бы испугались моего грозного вида - разорвала не задумываясь! Шла, не обращая внимания ни на дорогу, ни на время. Быстро так топала по заснеженным и пустынным темным улицам. Только спустя какое-то время, преодолев большую часть пути, услышала шаги позади от меня. Обернулась. У троих одноклассников все-таки проснулась совесть, и они дружно маршировали за мной, но подходить не торопились. Оказывается, все это время они так и топали за мной, как настоящие телохранители. От этого мне стало весело. Плохого настроения, как небывало. Все хорошо, да длилось это веселье не долго.
Впереди парк, довольно-таки темное местечко и практически не освещаемое, замаячила оттуда мне на встречу мужская фигура на не очень твердых ногах. Куда-то метаться было поздно, сердечко закатилось далеко в пятки, но внешне старалась сохранять спокойствие.
Поравнявшись с молодым человеком, он вдруг спросил, заметив, позади троих неизвестных:
 - Девушка, они к вам пристают?
 - Нет, вообще-то...
Увидев такое дело, мои провожатые не подошли в срочном порядке ко мне, что бы все разъяснить, а просто топтались в сторонке. Что еще может подумать посторонний человек? Истинный мужчина, даже если он не очень трезв, бросится на помощь молодой симпатичной, одной в столь поздний час девушке с перепуганными глазами и не знающей что ей делать в данной ситуации. Он и бросился... Разбежались кавалеры в разные стороны, да так, что только пятки сверкали.
 - Давайте, я вас провожу!
И пошли мы вместе. О чем-то болтали. Он старался меня успокоить, обещал, что больше никто ко мне не подойдет, что теперь я под надежной охраной. Поинтересовался, почему в столь поздний час возвращаюсь без сопровождения. Он же не знал, что сам же распугал всех моих телохранителей. Довел он меня до подъезда.
Один из одноклассников немного поодаль тоже провожал до самого дома. Был это Алешка Михейко - худенький парнишка, а вот чьи пятки сверкали в кустах напоминали из далека два шкафчика: повыше и покрепче. Подойти ближе смелости не хватило, но и бросить совсем совесть не позволила. Мы потом на следующий день в классе это событие живо обсудили.


ВЕСНА

Смотри, что я нашла! Эта тетрадка хранится у меня еще со школы. Здесь одноклассники писали свои адреса и пожелания. Не все, конечно, оставили свой след для истории, но кое-что интересное осталось. Можно брать каждую запись и о каждом рассказать историю. Обо всех не буду сегодня, лучше в другой раз. Видишь, эти кривые буковки? С этим мальчишкой я за одной партой сидела. Хороший парнишка, одни только голубые глаза чего стоили! А на дворе весна…
 
Это она так на людей действует, а не только на кошек. Все вокруг парами ходят, а мне как раз случай забавный из школьной жизни вспомнился. С удовольствием поведаю!
Благо шило в одном месте у меня всегда присутствовало, поэтому историй разных завались! Есть что вспомнить, и внукам потом поведать, а пока тебе расскажу, ты только устраивайся поудобнее. Случилось это, кажется в восьмом классе (в седьмом у меня другой прикол был, но об этом чуть позже). Сидела за партой с голубоглазым блондином(это я его кривые буковки в той тетрадке показывала). Милый, добрый, немного застенчивый, симпатичный парнишка. Нравились многие, но этот особенно! Мы с ним вполне мирно сосуществовали, помогали друг другу, если помощь требовалась, угощали чем-нибудь вкусненьким, шкодничали на уроках. Все как всегда. Но рассказать сегодня хочу о другом.

Пошло у нас в школе поветрие - девчонки начали заводить анкеты- тетрадки с разными глупыми вопросами. Разрисовывали их, кто во что горазд. Мимо меня этот ветер не пронесся, только глупые вопросы я сократила до минимума. Оформлять всегда любила, да желательно, что б больше ни у кого такого не было. Уж, что-что, а рисовать всегда умела. Мама в детстве надо мной смеялась, и говорила, что я с кисточкой и красками родилась. Передавались такие тетрадочки от одного к другому. Кто-то заполнял, а кто-то почитает и дальше посылает. Самый любимый раздел у всех "КТО ТЕБЕ НРАВИТСЯ ИЗ КЛАССА" В моей анкете он тоже существовал и я, как хозяйка, ответила первая на все вопросы. Так принято – начинать с хозяина анкеты.

Красиво оформленную, принесла анкету в класс и начала предлагать заполнить. На одной из перемен решила подруге отдать анкетку. Нет бы, встать, из рук в руки передать, но пошла другим путем – через одноклассника, ее соседа по парте, наверное, думала, может он тоже ее заполнит. Любопытство вещь коварная, и присутствует у всех. Прежде чем адрес дождался «посылку», он сам все проверил.

Открывает на той самой страничке всеми любимой, и вслух читает (вот урод, но я тоже в долгу не осталась) : ЮРИК КОСТЮКОВ. Ага, глаза заблестели, тем более они друзьями были:
 - Интересно, кому это он нравится??? - Сашка Майоров, тот самый обормот листающий мою анкету сидел позади нас, полез в начало посмотреть чья же это анкета и кто там такое написал. Не стала дожидаться, когда на весь класс мою фамилию произнесет, сделала «шаг конем». Разворачиваюсь на сто восемьдесят градусов, потому что до этого момента сидела спиной, морда валенком, в глазах искры. Брось спичку, и вся школа от мощного взрыва взлетит на воздух. Многие были бы за это благодарны, да спичек под рукой не оказалось. Руки в боки, смотрю презрительно. Он не ожидал так скоро получить ответ или надеялся, что кто-то сейчас сорвется с места и начнет гоняться за ним по всему классу, отбирая злосчастную тетрадь, но не тут-то было. Не на того нарвался! Разворачиваюсь, всем телом и прямо ему в лицо цежу сквозь зубы: "НУ, МНЕ! А ТЕБЕ ЧТО, ЗАВИДНО???" Так и пропало желание у него что-то еще мне возразить. Обрубила всякие попытки поиздеваться над чувствами. Сашка только глазенками захлопал от растерянности, Юра в тот момент тоже находился в классе, сидел рядом со мной. Все прекрасно слышал, а мне отступать некуда, как говориться «позади Москва». Встала, подошла, молча забрала тетрадь и спрятала в портфель. Никто не ожидал такой реакции, а уж мой сосед тем более. Покраснел, как помидор и тоже отступать некуда. Все факты на лицо и мое, и его. Спустя какое-то время Юрик пригласил меня в кино, а я опоздала, залетела в зал уже после журнала, нашла его глазами в зале и ... прошла на свое место. Потом уже Сашка сказал мне как-то наедине, что меня ждали до самого последнего момента, но увы и ах. Сотовых-то у нас тогда не было, и позвонить-предупредить никакой возможности. Мы остались с ним друзьями, но дальше этого уже никуда не пошло. Так и сидели до конца учебного года за одной партой. Не хватило ему смелости еще раз на такой поступок. А мне до сих пор жалко, что все так случилось…


МОЯ СВЕТКА

Мой светлячок!

Девушка она с непростым характером.
Временами приходилось очень сложно, но в тяжелые времена всегда было к кому обратиться.
Повзрослев и уехав в другой город, а потом и страну, я всегда знала к кому по приезду  бежать в первую очередь в гости.

*******
Впервые мы познакомились в "РАДУГЕ". В пионерском лагере, который был совсем новым, и на тот момент даже "РАДУГОЙ" не назывался. Это уже потом среди отрядов первого сезона провели конкурс на лучшее название.

Было нам лет по одиннадцать тогда. Весело промчался июнь месяц. Расставались, пообещав встречаться.
Учились в разных школах. Жили в разных районах. Школьная жизнь закрутила и на какое-то время нас разлучила.

После шестого класса наше семейство часто переезжала.
Просто мать, как жена декабриста, везде следовала за новым мужем. Сначала следовала, потом разворачивалась на сто восемьдесят градусов и следовала в обратном направлении.

В общем,  в шестом классе переехали в коттедж. Я поменяла школу.
Жить там оказалось сложно и через год обменялись на благоустроенную квартиру в центре поселка.

На мое счастье новая квартира оказалась в доме где жили девчонки с которыми вместе отдыхали в "РАДУГЕ". Все быстро подружились вновь. А со Светкой еще и в одном подъезде жили. Я на втором этаже, а она на третьем. Так и бегали друг к дружке в гости. Она за хлебом идет - за мной заходит. Меня в магазин отправят - я за ней поднимусь.

Не смотря на переезд школу я менять не стала.
Продолжала бегать на другой конец поселка. Буквально через дорогу была школа в которой учились все девчонки нашего двора, но я только успела к одному коллективу привыкнуть, не хотела опять посередине года менять обстановку. Мне в шестом хватило перемен. И в середине седьмого тоже. Менять еще одну школу за год совсем не горела желанием.

Там три месяца, сям два месяца, потом вернуться назад в свою школу и в свой класс, а заканчивать в третьей? Нет уж, увольте! Настояла на своем. Баста, ребята, восемь классов я заканчиваю в одной школе!

Конец седьмого и весь восьмой классы каждый день в любую погоду, осенью в дождь или зимой в мороз бежала "за тридевять земель". Бежала, потому что подскакивала в последнюю минуту. Быстренько собиралась и вылетала из квартиры ровно за двадцать минут до звонка. Времени как раз хватало, что бы так же со скоростью ветра заскочить в раздевалку, а потом пулей в класс. Пешком быстрее получалось, чем на автобусе. Его еще дождаться надо и не факт что придет вовремя и не переполненный. За одно спортом позанимаюсь. Домой обратно уже шла не спеша.

Восьмой класс подходил к концу. Оставался май и выпускные экзамены. Все шло своим чередом.
Училась я, даже учитывая все жизненные перипетии,  неплохо. Старалась как могла.

Все бы хорошо, но отчима перевели участковым в дальние дали. Через какое-то время мать с младшим братом последовали за ним. Семья должна быть вместе. Я уперлась рогом в землю, проявила настойчивость и, осталась заканчивать школу одна. Пообещала, что после экзаменов приеду в их богом забытый уголок о существовании которого даже не подозревала.

Присматривать за мной мать попросила тетю Марину, Светину маму.
В свои почти пятнадцать лет (летом исполнялось) была вполне самостоятельным ребенком. Особого присмотра и не требовалось. Кушать готовить я уже кое-что умела. Не кулинарные шедевры, но голодом не сидела.

Всю мебель и прочие прелести мать с собой забрала. Мне оставили раскладушку, письменный стол, табуретку и кое-что из посуды.

Из этого минимума я свила свое первое самостоятельное гнездышко.
На стеклянной двери спальни осталась шторка. Сняла и поперек на окно повесила. Благо гардины остались. А на балконе обнаружила небольшой коврик. Почистила-подмела и возле раскладушки положила. Обои акварельными красками разрисовала. Красота и уют!

В зале спортивный уголок организовала. Там возле стенки стоял обруч, а на полу магнитофон.
Под музыку крутила обруч.

Мать при каждом удобном случае приезжала на день. Привозила продукты, те что могли храниться без холодильника. Увидев мой дизайн, ничего не сказала. Дома чисто, хорошо. А обои потом можно поменять.

Тетя Марина со Светиком не оставляли без внимания. Старались меня подкормить, чем сами богаты были. То на обед позовут, то на ужин. То подруга сама ко мне спустится к чаю чего-нибудь принесет. А то я и сама успею себе вермишели с тушенкой наварить. Так мы и жили-были.

Оставила мне мать трехлитровую банку квашеной капусты.
Я к ней особой любви не испытывала. Щи-борщи варить большой кастрюли не была. В маленькой не разгонишься. Тушеную не любила. Пирожки стряпать не умела. Но и пропадать продукту не могла позволить. Хозяйственной девушкой была. Взяла эту банку и наверх, в гости к соседям. Прихожу и вручаю ее Светиной маме. Она еще отказывалась. Не хотела брать. Мол, сама кушай. А куда мне одной аж трехлитровую банку?

Уговорила. Забрала. Пообещала пирожки настряпать. С капустой. Меня угостить. Но неувязочка вышла, не люблю я пирожки с капустой. Вы кушайте на здоровье. Развернулась и к себе утопала. Мне еще билеты к экзаменам учить, да и в школу рано вставать.

Все правильно. Поучилась, спать легла. Утром в школу.
Проснулась. Собралась. Звонок в дверь. Открываю, а там моя Светка стоит с большой тарелкой теплых пирожков!
- Ой, куда ж столько-то? Я ж их не съем, да и не люблю с капустой же!
- Съешь! Это мама для тебя с картошкой сделала! Не успела я толком проснуться, как она меня к тебе отправила - вручила и убежала в школу собираться.
А у меня уже и вода закипела, пошла я чаевничать с пирожками. И со школы пришла, они меня на кухне ждали.

Экзамены сдала хорошо, не считая тройки по геометрии. Но мне и ее хватило. Великим математиком никогда не была, а геометрию на дух не переносила. Как только был сдан последний экзамен меня забрали в деревню. И в десятый класс я уже пошла в новую школу...опять...

Но это уже другая история.

Светка. Светик. Светлячок.
В моей жизни маячок.
Хоть по жизни разбросало
Но чужой ты мне не стала
Твои ясные глаза светят мне из далека.
Что бы я не забывала где родные берега.

ГОРОДСКИЕ ДЕВЧОНКИ В ДЕРЕВНЕ.

Мой отчим был участковым без участка. Как это так участковый есть, а командовать некем и нечем? Раз такое дело, то срочно надо эти кадры, а точнее кадра куда-то пристроить. Отправили его следить за порядком в тьму тараканью. До этого момента даже не предполагала что такая существует, так как человек я городской, и познания о деревни заканчивались пределами окраин нашего поселка городского типа. На окраинах были и частные дома, и хозяйства разные, но всегда в считанные минуты можно было попасть в любой уголок. Хочешь пешком прогуляйся, а хочешь дождись автобуса.

Жили мы на тот момент в райцентре с асфальтированными дорогами, парком, кинотеатром, домами культуры, автобусами, в благоустроенной квартире. И привычки у меня были соответственные: пяти-разовые переодевания состоящие из школьно-домашне-прогулочно-парадновыходного и прочего гардероба, горячей воды в любой момент, теплого туалета, где свет включил, зашел, сел и сидишь о жизни размышляешь.

Деревенских жителей я частенько видела на улицах и особого восторга они у меня не вызывали. Даже если одеты были "по городскому" смотрелось это на них все равно "по-деревенски". Смешно так выбражали. Ходят с раскрытым ртом, скупают все подряд. Я в сторону этого барахла головы не поворачиваю, а им в диковинку.

Короче, перспектива переселяться в сельскую местность меня совсем не прикалывала. Я - городской человек, и что мне делать в этой деревне. Родители рисовали радужные горизонты, объясняли плюсы, но в моей голове плюсы все равно распадались на минусы. Такие фразы, как "центральная усадьба" мне ничего не говорили, наличие школы тоже не волновало. Ну и что? У нас их три плюс еще начальных несколько. Автобус каждый день "межгород" насмешил до слез. Четыре раза - это круто, и то если две машины на линии. Представьте, если опоздал или один сломался, а зимой?

Но, как не крути, переезжать все равно пришлось. Хорошо, хоть школу дали закончить и спокойно сдать экзамены за восьмой класс. Говорят, в деревне летом благодать, речка есть и можно загорать. А присутствие какой-то родни с наличием детей примерно моего возраста давало надежду не умереть от тоски.

***
Автобус чихал, дребезжал, но ехал,подпрыгивая по ухабистой дороге. Порой становилось страшно от его резких наклонов то в один то в другой бок. Народу набилось, что селедки в бочке, благо мне досталось "сидячее" место. За окном мелькали местные достопримечательности. Природа, конечно, шикарная, но сами населенные пункты не вызывали восторга.

К новому месту жительства с доставкой на дом прибывали вместе с мамой. То есть она специально за мной приехала, сама бы заблудилась. Автобус "сквозной", а по мне так все деревни одинаковые, только названия разные. Видела такие, когда на поезде к бабушке ездили.

За время пути до меня стала доходить разница между центральными усадьбами и НЕ центральными. Оказывается, не во всех есть школы, и детей возят за тридевять земель получать знания. То же самое с клубами и магазинами. В какие-то деревеньки просто заезжает "авто-маг", привозит самое необходимое, а за остальным топай по пыли или грязи, в зависимости от времени года до ближайшего "большого" населенного пункта. Даже в "большом" населенном пункте нужно еще успеть прикупить те же самые булочки или даже хлеб.

Со временем моя мать так же как и все остальные жители начала приезжать из города с полными сумками. И то что когда казалось в порядке вещей становилось маленьким праздником. Одному брательнику было раздолье. Он мог болтаться на улице, гонять на велике по дороге и мы знали, что с ним ничего не случится.

Общий язык с людьми всегда находила легко. Местный народ встретил приветливо, доброжелательно, только города мне сильно не хватало. На фоне здешней жизни мои привычки казались смешными. Диковато временами было от их устоя, но надо было как-то приспосабливаться.

Что бы как-то подсластить пилюлю решили пригласить в гости мою подружку Светку. Мне веселее, а она в деревне поживет пару-тройку дней. Тут и повод есть, мое день рождения приближалось.

От себя тетя Марина отпускала дочь неохотно. Пришлось напомнить, данное ранее обещание. Собрали "чемодан" просчитав все возможные варианты гардероба, сели на дневной поезд и отчалили. Поездом путь не далекий, но ехать в общем вагоне не интересно. Перебрались в вагон-ресторан, заказали бутылочку газировки и, как белые люди доехали до пункта назначения с комфортом и кондиционером. По дороге рассказала подруге о прелестях местой жизни.

В заранее условленном месте на ближайшем вокзале нас ждала машина. Как высокопоставленных гостей встречали на персональном транспорте. Ну и что из того, что почти самосвал, но с другой стороны с местными дорогами самый подходящий транспорт. Все равно многие нас провожали с завистью в глазах.

Вывалились две деловые мадамы из поезда, морды гордо подняты, взгляды устремлены вперед, по сторонам не озираются, твердым и уверенным шагом направляются к "зилку" за рулем которого восседает местный участковый.

Машина фыркнула, обдала всех облаком газа из выхлопной трубы, добавив немного придорожной пылищи и, умчалась в неизвестном направлении. Круто! Только трясет в таком транспорте, того и гляди последние мозги растеряешь или головой крышу проломишь.

Вроде бы живые вывались из "такси", подвезшего нас к самой калитке.

И как это положено дорожный наряд сменили на домашний. Спустя какое-то время моя мама отправила в магазин за хлебом, который надо было обязательно и срочно купить, иначе останемся без важного продукта питания всего живого в деревне. К тому времени уже успели обзавестись кой-каким хозяйством в виде курочек, а они тоже хотят кушать, причем больше чем я.

В магазине поймали на себе несколько косых взглядов. Они так и шныряли по нам сверху вниз и в обратном направлении глазами. Переглянулись друг на дружку. Вдруг, что-то не в порядке. Все пялятся, а сказать стесняются. Вроде как обычно, ничего такого, что могло привлечь столь пристальное внимание. Отстояв очередь, и закупившись нужными продуктами потопали домой.

День пробежал насыщенно, близился вечер.

Гулять по улицам не пойдешь, да и какие тут улицы. Одна центральная и несколько перпендикулярных и параллельных ей. Если только геометрию учить, шагами вымерять. Местная достопримечательность в виде фермы абсолютно нас не интересовала. Мычание коров не радовало наш городской слух. В общем, достопримечательностей не густо, да и посещать их в вечернем туалете не пристало. Из всего перечисленного оставалось только одно - посещение кино.

Не сидеть же теплым вечером дома и пялится в телевизор или стоять у забора и караулить редких прохожих, что бы потом смаковать в пересказах или рассматривать из окна березки. Обсуждать прохожих не было никакого опыта, а березки, конечно, были шикарные, но не настолько, что бы весь длинный июльский вечер ими любоваться до обалдения.

И так, кино!
Наряды по высшему разряду, а по-другому и быть не может. По-другому мы в кино ходить не умеем. Вырядились и потопали, опять улавливая многозначительные взгляды на себе.

Клуб представлял собой нечто похожее на курятник. Когда мне его показали, именно так обозвала это место культурного отдыха. Рядом строился новый, более симпатичный, для большего числа куриц. А пока тот строился приходилось посещать то что было на данный период времени.

Внутреннее убранство не слишком отличалось от наружного. Народа соответственно не много, приближалась вечерняя дойка. И только такие праздные зеваки как мы завернули на огонек кинопроектора. Местное население большей частью расположилось на последнем ряду обсуждая и рассматривая двух городских девчонок непонятно каким образом взорвавших тесный и скучный мирок деревни.

Для нас их жизнь и устои были аттракцией, а для них мы, как две обезьянки диковинной породы в зоопарке. Жизнь за стеклом. Они рассматривали нас, а мы их.

Народ то уходил, то приходил. Наше внимание привлек парнишка в белой рубашке. Он так же как и мы выделялся на общем фоне. Я даже не запомнила что за фильм смотрели в тот вечер, и досмотрели ли его, вообще до конца.

Вечером уже дома перед сном мы поняли почему народ на нас так откровенно пялился, хоть и было у нас все на месте. Они утром встали умылись-не умылись это как кому удобно, оделись. Оделись и пошли на работу, потом с работы в огороде поковырялись, с огорода быстренько сбегали в магазин, а вечером в том в чем работали-убирались-ходили в магазин идут в кино. С одной стороны это несомненно удобно, столько денег экономится. Можно даже в том в чем целый день ходил еще и спать завалиться. Требуется только два наряда: для деревни и для выездов в город.

У нас же все не так. Спим в одном, дома ходим в другом, в школу одеваем третье, в магазин в четвертом, а в гости-кино-концерты идем в пятом. Забыла, порядок наводим уже в шестом. Никакой экономии!

Дни пролетели незаметно. Провожая Светланку домой пригласила ее еще раз в гости, на что она сморщилась и ответила как в кино: "нет, уж лучше вы к нам!" Мне самой такой расклад нравился больше, и при каждом удобном случае сбегала в город.

Так пролетело лето. Впереди новая школа и новый класс. Одиннадцать учеников, из них три девчонки. Из тех трех одна я выделялась как белая ворона. У них еще были старые школьные коричневые платья и синие костюмы у парней, а мне заказывали серенький костюм в ателье. Некоторые учителя подходили и говорили, что я похожа на молодую учительницу, если не знать, что я ученица.

В местной школе проучилась всего две недели. Но за это время получила столько внимания, сколько не получала за всю свою жизнь. Зато именно в этом столь юном возрасте выучила "русский матерный" прыгая через лужи и жидкое месиво грязи осенью в туфельках, не приученная ходить в резиновых сапогах.

Жизнь наша деревенская как-то не заладилась. Мы с матерью и братом вернулись в свою квартиру, а следом и отчим подтянулся. Счастью моему не было придела, его разделила с подружкой. Еще бы, теперь мы учились в одном классе и сидели за одной партой.


МАТРЕШКИ

Этот Новый год встречала без родителей. Без старшей сестры. Без гостей. Сама пошла в гости к подружке, что жила этажом выше.

Была возможность встретить шумным семейством у сестры. Она недавно родила и все уехали к ней. 
Я тоже ездила, но потом вернулась.

В школе Новогодний вечер никак нельзя было пропустить! 

Мы так долго и так тщательно к нему готовились с подругой! Она даже расстроилась, узнав о моем отъезде. Я клятвенно заверила вернуться. Обещала - выполнила.

***
Дети, они и в свои почти шестнадцать лет дети.
Только пытаются казаться взрослыми и серьезными, а на самом деле точно так же готовы веселиться и наряжаться как маленькие. По крайней мере некоторые из них.

Теть Марина - Светкина мама в ателье шила для какой-то самодеятельности костюмы матрешек. Дома рассказала какие красивые получились. Как они ей понравились. Предложила и нам сшить.

- Матрешки? Это типа сарафан бесформенный и платочек в горошек? - удивилась я.
- В горошек, но не платочек! И не сарафан!  А юбочка, жилеточка и кофточка с короткими рукавчиками. Юбку потом летом можно носить.

В общем заинтриговала. Светка еще посомневалась, но недолго. Согласились.

К назначенному времени все было готово. Сидело на нас идеально.
Кофточка зелененькая в мелкий белый горошек. Юбочка и жилеточка оранжевые в горошек белый, но чуть покрупнее. Юбка на кокетке и с большим двойным воланом до колен. Красотень! Изюминку мы сами добавляем: я - светленькая, а Светик - темненькая. Мы с ней по жизни как плюс и минус. Наверное поэтому и притягивались, дополняя друг дружку.

В назначенный день и час, нарядившись в костюмы и покрутившись перед зеркалом, красивенькие отправились в школу. 

В спортзале елка до потолка сверкает мишурой и игрушками. Музыка гремит. Серпантин и конфетти. Вечер для десятых-одиннадцатых классов. Все красивые и нарядные, но без костюмов. А мы, как два позитивных ярких лучика в толпе. То там сверкнем, то сям промелькнем. Везде вместе, а если потеряемся, поверх толпы посмотришь и быстренько отыщешь.

Внимание в этот вечер нам было обеспечено:
- Вы как сестренки! И так похожи, а сегодня в одинаковых нарядах тем более! -  подходили одноклассницы, рассматривали нас и осыпали комплиментами. 

- Где ж такую красоту достали? - 
и мы с довольными лицами и блестящими глазами рассказывали, что это Светина мама нам сшила.

В очередной раз разминулись с подругой. Ходила-ходила. Выискивала. И в класс заглянула. И в актовый зал. 

Вернулась к елке. Нет ее нигде. Неужели ушла домой без меня? Может случилось что? 
Да вот же она  в нашем кругу одноклассниц танцует!
Света тоже слилась с толпой. Сменила костюм на платье. Меня не предупредила. В тихушечку. Хотя договорились весь вечер в костюмах провести. Но все ж вокруг такие взрослые. Не гоже нам ребячиться. Не детский сад. И только я одна до конца выделялась своим необычным нарядом. Как солнечный зайчик.


ПОСЛЕДНЕЕ "ПИОНЕРСКОЕ" ЛЕТО

Маленькая месть.

Так мы его называли, потому что впереди нас ждал последний одиннадцатый класс, а после взрослая жизнь.

Лето проходило насыщенно разными событиями и я все успевала ( Хотела написать "мы", но не все дома ремонт делали), поэтому все-таки я. Сдавали экзамены. Проходить практику. Одна наша подруга была воспитательницей, а мы - я и Света швеи- мотористки. Парни нас дразнили "швеи-трактористки".

Гуляли до глубокой ночи пока родители не начинали звать домой. Откуда только силы брались? Но их хватало ровно на столько на сколько надо было.

В начале лета у нас сложилась веселая компания. Появились парочки. Первые влюбленности. Прогулки под Луной.

Некоторые парни постарше вернулся из армии, кто-то на каникулы приехал домой после сессии в институте, и мы шестнадцатилетние отлично вписались в окружающий пейзаж "пред подъездных лавочек". Просто напротив дома возле каждого подъезда стояли столики с лавочками по обе стороны. Были еще лавочки и возле каждого подъезда.

Вечерами, до того как начаться очередной серии бразильских страстей, оборону держали бабульки. Смаковали каждую новость, обсасывая до последней косточки всех мимо проходящих. Мы терпеливо и вежливо здоровались, проходя мимо. И это именно наши косточки смаковались и обсасывались. А как только слышались вступительные фанфары телевизионных мыльных опер, происходила смена караула, давая свежие семена для завтрашних пересудов.

Вообще-то, компания наша была вполне приличная. Мы не распивали спиртное, не орали, не дрались и не ругались матом. Любой из родителей в любое время мог выйти на улицу или с балкона позвать домой. Относительно мирно щелкали семечки и травили анекдоты. Парни еще о железках разных рассуждали. Мотоциклах, магнитофонах.
Время от времени, устав сидеть на одном месте, вставали и уходили прогуляться вокруг дома. Все как на ладони.

Еще любили кататься на тех самых мотоциклах о которых частенько велись разговоры. По очереди или по нескольку человек, если с люлькой. Мне даже повезло самой научиться рулить.

Веселое было лето.
Родители  относились к нам снисходительно. Сами еще совсем недавно были такими же молодыми и озорными. А вот пенсионеров некоторых почему-то очень раздражало. Они свою юность помнили уже смутно. Естественно, были совсем другими, лучше, умнее, красивее, воспитанее.  И они пытались выставить нас монстрами. Особенно одна.

Жила эта бабуленция на втором этаже.
Ночами, вместо того что б крепко спать, отслеживала каждый наш шаг и интерпретировала на утро его для всех
уже по своему, то есть вывернув наизнанку. Устраивала скандальные свары с родителями. Родители защищали нас на улице и отчитывали дома.

Эх, время молодое!
Сколько ж можно было нас гнобить?
Любому терпению приходит конец!
Задумали мы страшную месть учинить на свежесколоченном и выкрашенном белой краской столе.

В один из чудесных летних вечеров, когда все старичье разбрелось смотреть свои сериалы, мы вынесли у кого что было: кисточки, набор масляных красок, скипидар, старые тряпки (кисти мыть и вытирать) и прочие прелести. Увлеченно принялись за работу.

Талантов среди нас хватало, поэтому быстренько изобразили портрет злосчастной бабульки во всех деталях, не забыв про очки и платочек, обляпав его ладошками и отпечатками пяток.

Что было во дворе на утро не сложно представить.
Наше произведение искусств шумно обсуждалось не только всем двором, но и близлежащими.

Больше всех и громче всех верещала та самая старушенция. Сразу себя признала. Родители реагировали по-разному. Кто-то на ее визги и внимания не обратил. Кто-то сказал, что сама заслужила. Больше всего понравилась реакция мамы еще одной подруги:
- А почему это Вы так уверены, что именно Вас удостоили такой чести? - с чувством юмора все было в порядке. - Я, например, тоже ношу очки и иногда одеваю платочек!

Кто бы что не говорил, но наш дружеский шарж был закрашен. Остался от него только нечеткий силуэт. Пока краска не высохла...

Вечером, кто-то нечаянно поцарапал стол ключами. И, оказалось, что краска отстает! Отстает именно там где наша картина! И ключи у всех были в карманах.

Несложно догадаться, что к утру, прям как фотография в проявители, портрет опять смотрел своими большими очками на мир.

На этот раз нас пожурили, но столь бурной реакции не последовало, а следующий новый слой уже оказался более надежный.

Карикатуры больше не появлялись, так  как впереди нас ждало еще много интересного. Да и сплетни поуменьшились. Никому больше не хотелось лицезреть свои портреты на столиках. Поди угадай, в каких еще способах мы сможем выразить свой знак протеста.


САМЫЙ ЦВЕТАСТЫЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Сказать, что обожаю этот день, значит, соврать. Корни ненависти уходят глубоко в детство. Все дело в том, что угораздило меня родиться в середине лета. На первый взгляд ничего плохого не видно, но это как посмотреть.

Острая не любовь начала проявляться в школьные годы. Этот период хорошо отпечатался в памяти: я завидовала детям, у которых такое грандиозное событие происходило в течение учебного года. Они приглашали друзей и одноклассников на праздник. Проходило все шумно и весело, с кучей разных подарков, именинным пирогом. Не редко сама присутствовала в качестве гостьи. Дома решались важные вопросы: как одеться, и что подарить. Приятные мелочи, которых самой сильно не хватало. В душе очень хотелось праздника в свою честь. Однако здесь-то и возникала проблема.

Учебный год позади, а летние каникулы в самом разгаре. Ребята разъезжаются в разные края. Кто-то к бабушке в деревню, кто-то в пионерский лагерь. Неизменным составом гостей моего дня рождения были члены семьи, и какая-нибудь соседка, приглашенная матерью. Традиционный ужин с поздравлениями, пожеланиями и подарками. Несомненно, все это тоже приятно, но душе хотелось чего-то иного. Душе хотелось оказаться в кругу друзей. Сестре с братом повезло в этом плане куда больше. Они появились на свет в самом начале сентября.

И все-таки, есть один день, который запомнился больше других. Он так и остался самым-самым в моей жизни.

Приближалось мое шестнадцатое лето.
Закончился учебный год, сданы экзамены. Последнее «пионерское лето» набирает обороты. Появилась веселая компания, первая любовь со своими вздохами, взглядами и переживаниями. Обо всех наших приключениях еще напишу не один рассказ, а начать хочется именно с этого.

***
День рождения, как всегда подкрался стремительно, наступая на любимую мозоль. Веселая компания накануне была приглашена полным составом.

Сегодня я королева! О чем так долго мечталось, наконец-то исполнится.
Мать с сестричкой с утра пораньше уже хлопочут на кухне, наполняя квартиру разнообразными запахами всяких «вкусностей». Я уже проснулась, но еще нежусь в постельке. Пора бы вставать подключаться к работе.

Звонок в дверь. Открыла сестра. На пороге стояли, переминаясь с ноги на ногу, две мои подружки с соседом. Они упорно отказывались пройти в квартиру, требуя виновницу торжества «на выход». Вроде бы я еще ничего не успела натворить. Лохматая, не умытая, не одетая покорно выполнила требования. Пришлось расстаться с мягкой подушкой, и явиться перед ясными очами друзей с явным недоумением на лице. Коварный план был рассчитан именно на такую реакцию. Так сказать, «взяли тепленькой».

С загадочной улыбкой в дверном проеме созерцали мой растрепанный, удивленный вид Светик, Мишка и Вичка. Еще бы не удивляться, если гостей ждешь только вечером, в нарядных туалетах. А эти трое болванов стояли в походном снаряжении с мотоциклетными касками в руках. Чуть лучше моего, но как будто только что вернулись с огорода.

Они попросили выйти на лестничную клетку и плотно прикрыть дверь. Интриганы! Вика, вообще, что-то прятала за спиной. Не успев прогнать остатки сна, мои ранние гости хором скандировали: «С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!», протягивая огромный букет ромашек.
- Это все мне?!
- Тебе! Тебе! – хором ответили довольные друзья – Еще спроси «А за что». Ты сейчас похожа на щенка из мультика, которому подарили букет.
- Неааа, не спрошу! – как маленький ребенок протянула в ответ им, -
Я помню! – довольная, смущенная стояла, хлопая глазенками – Когда вы только все это успели, время-то еще раннее? – расплывшись в улыбке, поинтересовалась у девчонок.

Оказывается, они еще вчера разработали этот коварный план.
Мишка знал шикарную поляну, куда с утра пораньше они и отправились на его мотоцикле. Все сразу стало ясно, как божий день. Теперь не возникало никаких вопросов по поводу их внешнего вида. В дверях появилось улыбающееся лицо сестры. Она дала понять, что пора закругляться. Дела ждут.

Хорошее настроение было обеспечено на весь день. Однако появление огромного букета добавило хлопот. Как это не странно, но количество ваз было ограничено и не рассчитано на такой объем. Те, что имелись в наличии, частично уже были заняты букетами. Самая красивая была занята розами от мамы и сестры. Ничего не оставалось, как использовать банки и бутылки.


Время пролетело быстро в предпраздничной суете. Накрытый стол стоял в ожидание.

К назначенному часу начали собираться гости. Поздравления, подарки, и…еще цветы.
Что еще нужно юному созданию? ВАЗЫ! И почему никто не догадался принести свой букет сразу с тарой, но вид квартиры, даже с импровизированными вазами, смотрелась шикарно. Вся квартира была заставлена самыми разнообразными букетами, букетиками и букетищами. Такого количества внимания больше никогда в жизни не приходилось получать.

Пора бы и за стол рассаживаться, но самый главный гость где-то задерживался. Без милого сердцу человечка и праздник не праздник. Все гости не столь важны, если нет его одного. Ожидание затягивалось. Приподнятое с утра настроение медленно, но верно ползло вниз. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не…

Все самое интересное случается в последнюю минуту. Скажу, забегая вперед гости не умерли в ожидании от голода, захлебнувшись слюной, втягивая носом ароматы, которыми пропиталось жилище.

Дверь распахнулась, и на пороге появился ОН при полном параде с огромным букетом лилий «Царские кудри». Поздравив и извинившись, объяснил причину задержки. Опоздание произошло по уважительной причине.

Не так просто в маленьком городочке раздобыть приличный букет, тем более, если время давно перевалило за полдень. Если нет дачи или знакомых, у кого можно было бы купить, то дело принимает катастрофический размах.
На рынке в столь поздний час днем с огнем никого не отыщешь.
Спасла положение хозяйка того огорода, в котором, после длительной пробежки по все возможным местам он увидел лилии. Мой милый был готов привести в исполнение запасной план действий: пойти на преступление ради любимой, и посягнуть на чужую частную собственность, если бы женщины не оказалось дома. Она вышла на лай собаки, выслушав его историю, пошла на встречу. От души срезанные цветы были вручены парнишке. Преступление было предотвращено.

- Неужели ты бы не пришел, ведь я тебя так ждала?! – выслушав рассказ, спросила его.
- Не пришел! Я не хожу на день рождения девушки без цветов, – категорично заявил он, потом, улыбаясь, добавил – Но я все равно нашел бы цветы!

Все гости в сборе. Настроение вернулось в исходное утреннее состояние. За столом тосты и речи в честь именинницы, а рядом ОН. Полный дом цветов и моих настоящих друзей, с которыми прошли огонь, и воду, и медные трубы.

С уверенностью можно сказать, что праздник удался!


РОМАШКА

Ребята во дворе прозвали ее ласково Ромашка. Свое второе имя она получила из-за волос длинных, почти белых, кудрявых и пушистых. Больше подошло бы одуванчик, но этот цветок-мужчина, а она симпатичная девчонка с голубыми бездонными глазами, в которых можно утонуть. Даже родители начали звать ее именно так. Семья не большая, всего двое детей, старшая дочь совсем взрослая тетка со своей семьей.

Жизнь шла у них размеренно, как часы. Ромашка, как все дети в ее возраста, училась в самой обыкновенной средней школе, в самом обыкновенном шестом классе, где шкодила в меру сил. Принимала участие в разных кружках и соревнованиях. Имела кучу друзей.
Любила почитать что–нибудь умненькое, отчего считалась ребенком начитанным, поэтому, заметив пересоленные супы, заподозрила что-то неладное. Да и родители ходили загадочные. Радоваться, на ее взгляд, особо было нечему: мать уже не молоденькая, ближе к сороковнику, порхала по квартире как птичка раскормленная, напоминающая больше пингвина.

Сказать, что сообщение о материной беременности обрадовало девочку, значит, ничего не сказать. Одним прекрасным днем, а точнее он был прекрасным до того самого момента, пока мать не подошла к дочери и не спросила:
-Кого бы ты хотела: братика или сестренку?
Ромашка подозрительно глянула на счастливую родительницу, и без восторга поинтересовалась:
-И на каком же ты месяце? - она совсем не разделяла оптимизма своей мамочки.
-На втором!
-Так зачем нам нужен этот спиногрыз? - ухмыльнувшись, скептически спросил юный вундеркинд
.
Ей, действительно, было не понятно зачем. Она прекрасно понимала, что это плачь по ночам, лишняя забота на ее худенькие слабые плечи. Откуда такие знания? Можно подумать, что друзья, у которых появлялись младшие братики и сестренки ничего не рассказывали, или не приходили в школу не выспавшиеся, или когда все гуляли они либо гуляли с колясками, либо, вообще, сидели дома и нянчились. Эта перспектива не приводила ее в столь неописуемый восторг. «Старшая сестра имеется в наличии, и этого вполне достаточно, - думала Ромашка, сидя поздним вечером в своей уютной комнатке за письменным столом, - Мало того, с ней уже не надо драться из-за всякой мелочи и доказывать свою правоту. Это же просто здорово! Свободная, как птица. Когда захотела, тогда пошла гулять, села на велик и вперед по улицам гонять».

Но никто не слышал ее разумных доводов. Время пролетало незаметно. На смену одного времени года приходило другое. Лето подошло к своему финалу, у матери появился огромный животище из-под которого она не видела собственных ног. На деревьях листья потихоньку начинали желтеть. Самые длительные каникулы закончились. Ромашка вместе со своей семьей еще в конце зимы сменили место жительства. Сменилось все – школа, друзья, даже сама она стала старше.

Сегодня первое сентября, за окном моросит мерзкий мелкий дождь. Отец разбудил в школу. Обычно это всегда делала мама, но где она? Девочка заволновалась, быстро запрыгнула в тапочки и побежала в родительскую спальню. А мамы там нет! Рано утром ее отвезли в роддом, который находился в другом поселке. Местный закрыли. Ни-то на ремонт, ни-то на профилактику, а это означало, что после школы не получится сбегать, их проведать

Мамы дома не было пять дней. Родила она нам богатыря. Назвали Алешкой. И опять не угодили бедной Ромашке. Мало того, никто не спрашивал, хочет она или не хочет брата, так еще с именем не согласовали. Выглядело, как предательство. Отстранили от семейных советов. Почему-то все решалось за ее спиной. Ей нравилось имя Саша, но аргументировали тем, что в родне уже есть несколько Саш. «А мне-то, какое дело? Это был бы наш и больше ничей Сашка-букашка» - обиженно думала Ромашка. Ничего не поделаешь, оставалось только тяжело вздыхать.

Кроватку с маленьким свертком временно разместили в комнате дочери. Для чего, до сих пор загадка. Наверное, так было записано сверху, в божьей канцелярии, но произошло то, что произошло. Сначала устроили смотрины, а потом все гости собрались на кухне, лишь только новоиспеченная сестричка оставалась в своей комнате, и как сторожевой пес охраняла кроватку с маленьким братишкой. Перед ней лежал беспомощный, маленький комочек, туго завернутый в пеленки. Зажмуренные глазенки, и только нос пуговкой торчал из-под чепчика. Что-то странное произошло в эти мгновения. Она никого не подпускала и была готова вцепиться в каждого, кто бы попробовал приблизится. С самого первого знакомства у брата и сестры появилась никому невидимая связь. Порой она на него злилась, за то что не получала былой свободы, но все-таки безумно любила.

Она с удовольствием заменяла ему мамку, когда родителям срочно надо было отлучиться. Гордо шествовала по улицам с коляской. За это время узнала много нового и интересного о младенцах. Отдавала всю себя без остатка. Братишка платил тем же самым. Без каприз и лишних уговоров ложился спать, хорошо кушал, спокойно играл рядом. Но ничто в этом мире не стоит на месте. Все куда-то торопится, движется и изменяется.

 ***
Эх, время летит не по дням, а по часам. Не успели оглянуться, а карапуз уже совсем самостоятельный. Сам ложку держит, сам игрушки разбрасывает, везде лазит, где его просят и где не просят. Помогает в учебе, только отвернешься, а он уже пишет с умным видом что-то в тетрадке. Досталось бедной Ромашечке. Однажды, чуть в больницу не попала с нервным расстройством. Еще бы, такое пережить!…

Брательнику в ту пору было, наверное, годика три или чуть больше. На дворе стоял напряженный июнь. Махнуть бы на речку, да на солнышке поваляться, только дел по самую макушку.

Днем у матери одна работа . Вечером у нее другая. Брата вручала к тому времени повзрослевшей дочери, которой больше хотелось на улице с друзьями погулять. Но и этот вопрос решался - гуляла, когда спать сорванца уложит. Собирались компанией возле дома на лавочке, поэтому бегала туда – сюда с проверками. В общем, как всегда справлялась.

В этот вечер после ухода матери начала укладывать Алешку в постельку. Спела все колыбельные, какие только знала, даже те песни прихватила, что во дворе под гитару мурлычут. Выдохшись, обняла малявку, прижала к себе и задремала рядышком.

Резко открыть глаза заставил сильный шум в коридоре. Спросонья не могла понять, что случилось, в чем там дело. А в душу закрадывался липкий страх. Почему-то стало невыносимо страшно. Она одна дома с маленьким братом. Время давно перевалило за одиннадцать. Попыталась тихонько отодвинуть малыша, проверить, закрыта ли входная дверь. Сердце в груди колотилось с удвоенной силой. Казалось, вот-вот оно выскочит наружу. Странно, раньше такого с ней не случалось, но тревога нарастала с каждой минутой. Мать должна прийти с дежурства ровно в двенадцать, а часы как будто остановились.

Она вышла из спальни, подошла к входной двери. Шум, а точнее крики и топот ног доносились из подъезда. Сейчас бы спуститься и спросить у своих в чем дело. Или кто-нибудь бы поднялся наверх. А вдруг это драка с нашими ребятами? Приоткрыла входную дверь и, волосы на голове зашевелились. На площадке возле стены стояли трое незнакомых мужиков, кто-то рванулся наверх по лестнице. Послышался резкий хлопок, и звон разбитого стекла. В этот момент здоровенный «шкаф» с лысым затылком повернулся в сторону квартиры. Ромашка только успела заметить в его руке пистолет, глаза широко раскрылись от ужаса. Она поспешила захлопнуть дверь, но было поздно. Великовозрастный детина в кожаной куртке поставил свой ботинок сорок пятого размера в дверной проем. Один толчок плеча, и дверь широко распахнулась. Девушка отлетела к шкафу в коридоре, ударившись головой об угол, запнулась и упала на пол. На мгновение в глазах потемнело. От шума в квартире проснулся и заплакал брат. Ей хотелось рвануть к нему, успокоить, покачать, похлопать по спинке, но ее попытки не увенчались успехом. Ее крепко держали чьи-то руки. Она не видела захватчика, так как он находился за спиной. В квартире уже орудовал еще один гарилоподобный субъект. Услыхав плачь ребенка, он бесцеремонно ввалился в спальню, выдернул за руки малыша и закинул себе на плечо. Алешка бился в истерике, кричал «Мама!» и тянул в сторону Ромашки пухлые ручонки. Из разговора между собой, девушка уловила фразу типа «лишних свидетелей». Она помотала головой, надеясь, что все это сон. Однако громилы никуда не исчезли. ДО этого момента ей казалось, что такое происходит только в дешевых фильмах про мафию, которых сейчас в избытке крутят по телевизору. От собственного бессилия по щекам катились крупные слезы. Попытка закричать пропала так же быстро, как и появилась. Бандиты поняли, что может сейчас произойти и, просто-напросто заткнули ей рот. Она почувствовала на своем лице грязную, потную с въевшимся запахом табака ладонь. Потом их куда-то поволокли из подъезда. Странно, но куда подевалась наша веселая компания. Двор был пуст. У братишки уже не было сил кричать, и он просто беззвучно содрогался от рыданий. Ей хорошо было видно испуганное лицо мальчонки, глазенки переполняла мольба о помощи, обращенные к сестре. Он надеялся на нее в этот миг, ведь мальчик доверял своей сестре.

На минуту похитители замешкались, ища глазами свою машину, ослабили хватку.
В считанные секунды Ромашка вспомнила обо всех нехитрых приемах, самозащиты, которые парни когда-то показали девчонкам, после очередного разговора. Откуда только столько сил взялось. Со страху, еще не такое вытворишь. В эти мгновения она больше боялась не за себя, а за маленького брата, ради которого была готова вцепиться в горло любому. И ведь она вцепилась! Только чуть раньше всем своим весом лягнула лысого громилу по ноге. Тот от неожиданности, забыл про все, скорчился от боли и схватился за больное место, выпустив Ромашку из рук. Девчонка, изловчившись, добавила ему между ног. Первый раз на ком-то проверяла, и, убеждаясь, что действительно работает. Освободившись от захватчика, бросилась выручать брата. Повисла на двухметровом переростке, вцепившись зубами ему в шею бульдожьей хваткой.

Что бы сбросить с себя ошалевшую воительницу ему пришлось поставить на землю пацана. Все происходило, как при ускоренной перемотке. Ей только того и надо было. Как только Алешка оказался на земле, она отцепилась от громилы, который рефлекторно схватился за укушенную шею. Подхватила на руки Алешку, он показался ей как никогда легким, хотя всегда выглядел толстячком. С самым ценным сокровищем на руках Ромашка рванула, что было силы. Бежали долго, пока не убедились, что преследователи отстали от них, и пока не кончились силы. Упали под дерево на траву, оглядевшись, девочка сообразила, что находятся с братом в парке. Отдышавшись, и уняв дрожь в коленях, Ромашка прижала маленького, тепленького и самого родного человечка к груди и зарыдала во весь голос. Малыш гладил сестричку по голове и старался успокоить, вытирая маленьким кулачком слезы, а потом и сам заплакал, сев рядышком.

Небо было чистое и звездное. На улице ни ветерочка, ни шелеста листвы. Лишь слышно, как где-то лает чей-то разбуженный пес. Взявшись за руки, они побрели домой. Бояться уже просто не было сил. Алеша закуксился, взяла опять на руки. Все тело ныло от боли, от перенапряжения. «Мать уже, наверное, ходит их везде ищет, всех друзей на уши подняла, - думала Ромашка, - теперь пусть эти бандитские морды боятся!»

На удивление возле дома все было тихо. «Неужели, родителей еще нет дома? Тогда сколько сейчас время?» - все выглядело очень странно. Поднялись на свой этаж, там тоже все было без изменений, даже стекло не разбито. Открыла дверь, зашла домой. Сил не было разбираться, в чем тут дело. Уложила брата, легла рядом. Обняла, прижала к себе, поцеловала в пухлые щеки и задремала.
Резко открыть глаза заставил сильный шум в коридоре. Спросонья не могла понять, что случилось, в чем там дело. А в душу закрадывался липкий страх. Почему-то стало невыносимо страшно. Она одна дома с маленьким братом. Время давно перевалило за одиннадцать. Тихонько отодвинув малыша, пошла проверить, закрыта ли входная дверь. Сердце в груди колотилось с удвоенной силой. Казалось, вот-вот оно выскочит наружу. Странно, раньше такого с ней не случалось, но тревога нарастала с каждой минутой. Мать должна прийти с дежурства ровно в двенадцать, а часы как будто остановились…

Подошла к двери – закрыто! Тихо спросила: «кто там?», из-за двери послышался голос мамы: «Я! Открывай! Ну, вы ребята спать. Жаль, ключи свои забыла!». Увидев на пороге родителей, Ромашка обняла маму, и сквозь слезы прошептала: «Как я вас всех люблю!»


****************
КУХОННАЯ РИФМА

Сижу я вечером на кухне,
Предметов множество вокруг.
Гляжу на стол, а там
Как столб
Стоит не сдвинется - утюг
Давным-давно уже остывший!
Вдруг
Интересна кухня стала,
Я даже думать перестала.
Когда под носом у меня
Лежит тетрадка и дневник,
Учебник, пара толстых книг.
А на еще одном столе
Пирог с повидлом, очень вкусный,
Наверно даже он превкусный,
Но я не трогаю его!
Перенесу свой взгляд на печку
Увижу там большую свечку,
Найду в столе такую спичку,
Что свечка сразу загорит!
На тумбочке у нас стоит:
Помятый термос и тарелка.
В тарелке той храним грибы,
Но чтобы съесть
Очистить надо,
А вдруг большого червяка
Найдем под шляпкой у гриба!
Ну ладно, чашку мы оставим
Перенесемся за окно,
А там совсем уже темно,
Мне что-то хочется в постель
Продолжим рифму завтра утром.
Сегодня скажем всем - пора!
До скорой встречи!
До утра!


СТИХИ ШКОЛЬНОЙ ПОРЫ

(публикуются где-либо впервые, без единой поправки, так сказать в первозданном виде)


МОЯ МЕЧТА

Я хочу завести себе друга,
Настоящего, верного.
Пусть, когда возвращаюсь домой
Звонким лаем встречает меня.

Будет он у меня лохматым,
Черным, большим, красивым.
Я любить его буду, ласкать,
Он в обиду меня не давать.

Вот представьте, усталой пришла.
Пес меня на пороге встретит,
Ну, а я поцелую в нос,
И скажу:
"Здравствуй, друг милый!"


ПРИЗВАНИЕ

Мое призвание - кисти, краски
Я рисовать сейчас хочу!
В уме картина так прекрасна,
Но мне не нравится она.
Ведь на бумаге ЕРУНДА!

(может, поэтому стала абстракционистом)


АЛЬБОМ С РИСУНКАМИ

Я подарю тебе альбом,
А в нем мои рисунки.
Когда ты загрустишь по мне
Открой его и вспомни...

...Ты вспомни,
Как с тобой дрались,
И как теперь
Друг другу письма пишем...

...Еще припомни ты о том,
Как мы встречались не надолго.
Все вспомни!
И ни строчки не забудь
Как не забудешь все мои рисунки!

АВГУСТ
(Пионерский лагерь "РАДУГА" 198...мохнатый год. Третья смена.)

Август,
Всего лишь август
Мы здесь пробудем
Всего каких-то
Двадцать дней.

Хотела сильно я приехать,
Друзей-подружек встретить,
Но скучно стало очень,
Домой мне захотелось!

Такая мысль у меня,
Что не нужна тут я
Мне показалось, свет погас,
Сижу в кромешной тьме.

И на душе такая грусть,
Что слезы на глазах.
Как я сейчас хочу домой-
В стихах не рассказать!


УЧЕБНЫЙ ГОД

Девять месяцев - холодные и теплые
С дождями проливными и весеннею грозой

Девять месяцев - от сентября до мая
Девять месяцев - ученья месяца.

А за окном то дождь, то снег, то солнышко
Учиться нам не хочется все эти девять месяцев!


ОКТЯБРЬСКАЯ ГРУСТЬ

Вновь сентябрь прошел незаметно.
Уж зеленой не видно травы
И деревья стоят у дороги
Приклонив свои ветви к земли.

Небо мрачное, солнца не видно
Душу съедает унылая грусть
И печально, что лето уже проскользнуло
И не тает на поле снег.


ПОВЕРИМ ДРУГ В ДРУГА
(актуально и в нынешнее время)

Мчатся дни, года, столетья,
Но на земле живет война.
Не могут люди на планете
Прожить спокойно, всех любя.

Давно живут у всех в сердцах
Осколки зла, корысти, гнева,
То зависть их берет в тески,
Что у соседа больше хлеба,
А у другого больше льна.

Но лучше было б
Больше света добра, любви
И веры в жизнь
Что б все поверили друг в друга
И перестали мир делить


ДАВАЙТЕ УЛЫБАТЬСЯ.

Как мало праздников у нас,
Забот и дел всегда по горло!
Быстрей стареем потому,
Что не улыбаемся новому дню

Один ученый мне сказал,
Что слезы - вред,
А смех на пользу!
Он положительный гормон
Рождает для здоровья сердец

И вот с сегодняшнего дня
Желаю всем смеяться больше,
А про печали позабыть!
Чтоб жизнь у нас продлилась долго
Смеяться надо каждый день!


ЖИЗНЬ

Жизнь - она сложная штука
И нам дается только раз,
Но проживи ее ты без испуга,
Чтобы потом не жег позор,
Чтоб счастлив был на том и этом свете
Жизнь чтобы беречь умел!


Рецензии
Очень интересные воспоминания. Написано легко и с юмором. Правда глава с бандитами потрясла и показалась кошмарным сном. Такое пережить молоденькой девушке, это просто ужас. Но главное все живы и здоровы. Всех вам благ и всего наилучшего.

Леонард Ремпель   12.03.2019 01:21     Заявить о нарушении
Благодарю, Леонард! Это еще не оконченная повесть. Все времени не хватает дописать.
А кашмар он и был сном.
Все живы и здоровы по сей день.
С уважением, Юля!

Юля Рудакова   12.03.2019 21:48   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.