Т

Ты пророчил царям, генералам, министрам,
Всё сбывалось в свой срок и сходились слова.
Крейсер бомбой взорван в Шотландских водах,
А фельдмаршал об этом, заранее знал.

И судьба Оскара Уольда известна:
Резкий взлёт и слава, потом позор.
Как сказал предсказатель про Гришку Распутина:
-« Смерть насильственна в замке: яд, нож, пуля, вода.»

Гороскоп русскому императору Нике
Был составлен до точности, трагичность неся.
Только, вот, своего не учёл ясновидец:
Вдруг, свой дар потерял и упал.

Попытался он свой дар, превратить во взлёт – шоу,
Бизнес, выгоду попытался извлечь.
Поплатился ты дорого Хейро за это:
Умер нищий на улице, забытый для всех.

Как могло так случиться, предсказывать беды,
Только вот, про себя ничего не знать?
Кто тебе этот дар подарил с совершенством,
И разочарован, решил отнять?

Кто ты, дароподатель: Бог, ангел,
Или это тибетский адепт?
Где-то там, всё решается и раздаётся,
Отбирается и свершается суд.
1997

*
То было в Англии, искали компаньонов,
То есть компанию, которая б взялась
Туннель прокладывать да под Ла-Маншем,
Хорошая чтоб компания была.

Является в парламент мужичёнка
Вихрастенький, с лопатою в руках:
- Я к Вам пришёл насчёт туннеля.
Его спросили: - А компания, какая?

- Копаю я в компании с моим братом,
Я с Англии, он с Франции начнёт
И встретимся мы с ним прям по Ла-Маншем.
- А если нет?  - То тоже не просчёт.

Получится надёжней:  два туннеля.
Ну, что молчите, дайте фронт работ,
Копать откуда покажите?
За дверью брат с лопатой ждёт.
1996

*
Только не думать бы о еде,
Клубком на нарах свернуться,
Господи, как же холодно мне,
И нет надежды согреться.

Люди, как мухи, в лагере мрут,
От голода обессилив,
Ну, вот, снова думаю о еде,
Когда же конец беспределу?

Когда же закончится эта война,
И мы вернёмся все в семьи?
А все ли? Каждый день люди мрут,
Отвозят в ближайший лес трактор.

На кладбище, ещё куда ж,
Присыпят чуть и готово?
А если выживу, где семью найду,
По Казахстану рыща?

Поди, голодают? Им тоже не беда,
В скупых степях обживаться…
Только б не голод, да что ж это я?
Опять о еде вспоминаю.
1997

*
Терзается в своих палатах
Великий царь, царь Годунов,
За преступление расплата
Идёт, идёт к нему домой.

За то, что тот убил Димитрия,
Царевича восьми годков,
Из Польши самозванец гадкий,
Нарушил сладостный покой.

А совесть, она изначально
Ночами, днями предстаёт.
И не заслуги перед Русью,
Не власть не затмевает слёз.

Всё тлеют мысли со здоровьем,
Страх охватил за всю семью,
За Русь любимую: -« О, Боже,
- Борис кричит, что натворил?!»
1998

*
Твои предсказания пророк Авель,
Тебе ж выходили горем,
Прислушивались к тебе цари,
И заточали в тюрьмы.

А ты был прав, ты не мог солгать,
Нёс им зловещую правду,
Когда умирал царь, другой тебя звал
И снова в тюрьму заточали.

Ну, что тебе стоило, взять и соврать,
Чтоб отпустили с Богом?
Да что ты за личность, чтоб мучиться так,
Но правду гласить им в лоб прям?

Завидую я таким людям,
Всю жизнь сидеть за правду,
Но не скривить душой, не предать
Свою призрачную правду...
1997

*
Так любили свою нэньку
«Украинцы», аж до смерти -
Начался развал страны,
Баракыча подальше шли.
2014

*


Рецензии