Научиться плакать

     Прогноз погоды на сегодня:

     штормовое предупреждение - во второй половине дня ожидается усиление ветра до 15-20 м/с, метель.
 

     По дороге на работу Костя недоверчиво смотрел на небо, на котором ярко сияло солнце и не было даже намёка на метель. К полудню с дороги слинял первый снежок, дворники сгребали в кучи последние листья, от чего воздух был пронизан упоительным ароматом осени. Вечером, уже возле подъезда Костя с сожалением посмотрел на небо, тяжко вздохнул и поднялся к себе в этаж...
 

     До самой поздней ночи Коська ждал его. Терпеливо и с надеждой на скорую встречу. Он поздно лёг спять, так и не дождавшись.

     Он пришёл внезапно.

     Резкий порыв ветра распахнул форточку и ворвался в комнату. Опрокинул вазу с цветами, разбросал по комнате журналы и газеты, которые лежали на журнальном столике. Не включая света Коська побежал к окну, ударился о кресло, схватился за ушибленное колено и... – Бог мой! – красота то, какая!

     Бродяга-ветер кружил и буянил вокруг уличных фонарей и они пугливо мигали, беспорядочно разбрызгивая яркие капельки огоньков. Ветви деревьев судорожно дрожали, пытаясь удержаться на месте. Безжалостно сорванные ветки ветер гнал вдоль по улице, более хрупкие вовлекал в свой дикий танец, перемалывал их играючи и бросал на землю. Кое-где погромыхивала кровля, куски шифера с шумным треском падали на землю. С неистовством  поднимал с земли и надувал пакеты и они как сорванные паруса метались по волнам ветра. А хулиган-ветер набирал силу.

      У Коськи лихорадочно забилось серде: - На улицу! На улицу!

      Наспех натянул одежду, схватил куртку и кубарем выкатился из подъезда в метель.

      В тот же миг ветер начал злобно хлестать по щекам. В свете мечущегося фонаря мелькали снежинки. Их всё больше и больше и вот белая пелена поглотила мир. Победно зазвучало форте метели. Безумный восторг подпёр Косте горло и он начал задыхаться. Сердце билось набатом в унисон дикой и прекрасной мелодии. Ветер злобно швырял в лицо снег, задувал за воротник, пытаясь сорвать с Кости куртку, старался безжалостнее ударить по глазам, в которых уже зарождались слезы и когда ветер жалобно-жалобно начал выводить фистулы, Костя уже плакал навзрыд.

     Он захлёбываясь глотал ветер, который услужливо срывал слезы с ресниц и вместе со снежинками уносил в неизвестность. Когда буян на миг разворачивался в другую сторону, слезы горячими ручейками стекали по подбородку, и он пробовал слезы на вкус. Они были горько-солёные и пахли снегом...

   
     Через радужный флер слёз и мутную пелену снега он не узнавал улицу. Ненавистные прямоугольные формы серых унылых домов закруглились, белый пушистый снег сделал их ниже и чище. В окнах домов не было видно ни огонька. Все спали и он один, совсем один находился в центре вселенной! Только ветер кружил и кружил вокруг него, пытаясь увлечь за собой, но он крепко стоял на земле.


     Домой он вернулся совершенно обессиливший и опустошённый. Ноги и руки дрожали, лицо горело. Он с большим трудом заварил кружку чая, положил сахар, бросил кружочек лимона, и рухнув в кресло стал слушать метель.

     Ненасытный друг - ветер был ещё полон сил и уверенности в своих возможностях.

     Он залихватски пел, скорбно стонал, заливался дьявольским хохотом,  устрашающе рычал, сытно урчал, тоскливо и печально рыдал... Торопливо говорил речитативом, бессвязно бормотал и в чём-то страстно убеждал шёпотом. С молодецкой удалью что-то передвигал, срывал... С грохотом и треском бросал на землю, гонял по улицам что-то звонкое, разбивал какие-то хрупкие предметы и швырял, швырял в окно снегом. Хулиганил ветер почти до рассвета.

 Каждый раз, когда приключался ветер, а Коська называл это - явление друга, - и сейчас, прихлёбывая чай,  в голове опять начала тесниться мысль: когда, когда это было? - и память услужливо шептала:


     - Хочешь, я научу тебя плакать? – спрашивала мама.

     - А разве мужчинам можно плакать? - спрашивал Коська,  - мальчик-подросток, которому было очень больно и обидно и так хотелось плакать.

     - Даже нужно,  - убеждённо говорила мама.  - В этом тебе поможет ветер, -таинственно говорила мама.

     - Как это,  - недоуменно спрашивал Костя.

     - Сам поймёшь, улыбаясь, -  отвечала мама.



     Когда ненавистный враг человечества, будильник, объявил, что пора вставать, Коська уже с огро-о-омным удовольствием принимал душ. На душе и сердце у него был штиль.

     А душа, умытая душа, благодарила хозяина за умение плакать.


Рецензии
Эрна, мне знаком ветер и буран, ведь я всю жизнь прожила на Севере (Мурманск). Вы сделали ветер живым существом. Я знаю, как он завывает, сердится, плачет. Вы нашли другие слова: заливается хохотом, рычит, урчит, бормочет, говорит речетативом. Всё так и бывает. Рассказ написан живо, ярко, образно. Мне понравилось. Спасибо!

Зинаида Малыгина 2   15.10.2019 18:45     Заявить о нарушении
На это произведение написано 45 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.