Александр Алехин июль 1914-го-февраль 1917-го

В моей статье "Сын губернского предводителя" ("Шахматы в СССР", N1, 1989) описание жизни Александра Алехина заканчивается 1914 годом. От многих, прочитавших ту статью, я слышал вопрос: "А что было дальше?" Вопрос закономерный: действительно, многие периоды жизни четвёртого чемпиона мира освещены очень мало, а некоторые совершенно неизвестны широкому кругу читателей. Одним из таких периодов является отрезок времени от июля 1914 до февраля 1917 года. Основываясь на сведениях, почерпнутых мной из шахматных и нешахматных периодических изданий, в данной статье я попытался как можно более подробно рассказать об этой части жизни Алехина. К сожалению, порой этих сведений так мало, что приходится переходить буквально на "телеграфный" стиль. Надеюсь, когда-нибудь эти эпизоды, как, впрочем, и многие другие в жизни Алехина, удастся осветить гораздо подробнее. В своём повествовании я старался указывать точные даты. Ибо, как сказал армянский историк V века Мовсес Хоренаци, "нет подлинной истории без хронологии".
5 июля 1914 года (все даты-по старому стилю) в Мангейме состоялось открытие XIX конгресса Германского шахматного союза. В рамках конгресса 7 июля начался большой международный турнир, собравший 18 участников, среди которых были сильнейшие игроки того времени- Тарраш, Алехин, Видмар, Маршалл, Шпильман, Яновский, Рети, Боголюбов, Тартаковер, Дурас, Брейер. Русские шахматисты играли не только в турнире маэстро, но и в двух побочных. "Кажется, ни один турнир не имел так много русских в своём составе,- отмечал журнал " Шахматный вестник" (издававшийся, кстати, старшим братом Алехина-Алексеем),- многие приехали также в качестве зрителей". Можно добавить к этому, что во время конгресса была произведена фотографическая съёмка русских участников и дан торжественный обед.
После 11-го тура в турнире маэстро уверенно лидировал Алехин, который опережал ближайшего преследователя на целое очко. Но...начавшаяся мировая война прервала конгресс: 19 июля Германия объявила войну России. Русские шахматисты первоначально планировали уехать в Швейцарию, но уже 21 июля все они были арестованы. После непродолжительного содержания под стражей шахматисты были выпущены на свободу. Однако к этому моменту все пути в нейтральные государства уже были отрезаны, и по совету испанского консула в Мангейме 11 русских участников конгресса- Алехин, Боголюбов, Богатырчук, Вайнштейн, Коппельман, Малютин, Рабинович, Романовский, Сабуров, Селезнёв и Флямберг- отправились по железной дороге из Мангейма в Баден- Баден. По пути следования они вновь были арестованы в Раштате, а затем, после десятидневного заключения в местной тюрьме, уже в качестве интернированных были переведены в Баден-Баден.
Между гауптвахтой Мангейма и Раштатской тюрьмой Алехин испытал на себе ещё "прелести" военной тюрьмы Людвигсхафена, куда он был заключён из-за найденной у него фотографии. На ней Алехин был снят в форме воспитанника Училища правоведения, вследствие чего его приняли за офицера русской армии.
В Раштатской тюрьме Алехин находился в одной камере с Е. Боголюбовым, А.Рабиновичем и С. Вайнштейном. Как впоследствии вспоминал Александр Александрович, там не было ни книг,ни газет, и он проводил время, часами играя вслепую с Боголюбовым. В тюрьме был всего один надзиратель. Его дочь трижды в день приносила заключённым еду и весело с ними болтала. Сравнивая позднее эту атмосферу с обстановкой в тюрьме на Екатерининской площади в Одессе, куда он был помещён в 1919 году, Алехин называл её идиллической. Был, правда, и неприятный эпизод: когда однажды во время прогулки Алехин улыбнулся, то получил от надзирателя четыре дня одиночки (Hans Muller, A. Pawelczak. Schachgenie Aljechin. Berlin,1953).
Отметим, что в Баден-Бадене, незадолго до своего отъезда, Алехин сыграл одну серьёзную партию с Селезнёвым, закончившуюся вничью. В Баден-Бадене пути русских шахматистов разошлись. Одним из них пришлось остаться в Германии на положении военнопленных и коротать время, организовывая между собой турниры, другим-кому раньше, кому позже- удалось вырваться из плена.
Алехин был признан медицинской комиссией негодным к воинской службе и уже 1 сентября смог перебраться в Швейцарию, в город Базель. Его путь на родину пролёг через Швецию, где в Стокгольме 7 октября Александр Александрович дал сеанс одновременной игры на 24 досках (+18-2=4). А уже 5 ноября состоялся его сеанс на 33 досках в Москве (+19-9=5), сбор от которого поступил в фонд пожертвований для оставшихся в Германии русских шахматистов. Через день началась консультационная партия А. Алехин и В. Ненароков-О.Бернштейн и В. Блюменфельд. Именно "началась", так как игралась она целых три вечера. После упорнейшей борьбы партия закончилась в пользу белых. 15 ноября Алехин дал сеанс одновременной игры "на выезде"- в Серпухове (+32-4=2), после чего отправился в столицу. 7 декабря состоялся его сеанс в Петроградском шахматном собрании (Литейный проезд, 10) в пользу пленных русских шахматистов (+20-1!), на следующий день- в шахматном кружке при Петроградском политехническом институте (+22-6=6). На сей раз средства от сеанса, продолжавшегося пять часов, пошли находившемуся в плену студенту этого института П. Романовскому (впоследствии известному советскому шахматисту).
В январе 1915 года в Петрограде была сыграна консультационная партия Е. Зновско-Боровский и Б. Коялович- А. Алехин и Н. Терещенко (0:1). А 22 февраля там же состоялся матч между студентами Института гражданских инженеров и Политехнического института. Две партии этого матча, выигранного студентами-политехниками, были отданы на присуждение Алехину.
Следующее сообщение о нём мы находим только спустя полгода. 5 августа в Московском шахматном кружке (Арбат, 25) будущий чемпион мира дал сеанс одновременной игры четырём игрокам первой категории- Е. Левашову, В. Розанову, В. Стриту и Н. Целикову (+2=2), а вскоре чёрными выиграл партию у игравших по консультации В. Розанова и Н. Целикова. 2 октября состоялся ещё один сеанс Алехина в Московском кружке (+23-5=4), а 24 октября- в Серпухове, снова в пользу пленных русских шахматистов (+16=2). 9 октября начался и в декабре закончился клубный турнир Московского шахматного кружка. Сделав всего одну ничью и выиграв остальные десять партий, Алехин уверенно занял в нём 1-е место. За партию против Н. Зубарева гроссмейстер получил специальный приз: "...партия достойна внимания любителей и своей срединной частью, и своим эффектным концом" (московская газета "Утро России", 3 января 1916).
8 апреля 1916 года Алехин приехал на гастроли в Одессу. 13-го числа в Литературно-артистическом клубе (Греческая, 48) состоялся его первый сеанс (+17-1=2), весь сбор от которого, как обычно, пошёл в пользу находившихся в плену товарищей. Вечером 15 апреля в том же клубе Алехин дал сеанс вслепую на восьми досках. Почти на всех досках публика усиленно помогала участникам сеанса, но безуспешно: к половине пятого утра гроссмейстер окончил сеанс с отличным результатом +7-1! 19 апреля состоялась партия В. Владимиров и Н. Лоран- А. Алехин, закончившаяся победой чёрных. Как указывала газета "Одесские новости", подробно освещавшая гастроли Алехина, с игравших был сделан фотографический снимок. Через два дня Алехин провёл совместный сеанс с П. Листом (+11-1=3), по окончании которого устроителями гастролей был дан банкет в честь гостя. 25 апреля, накануне отъезда из Одессы, маэстро выиграл у Б. Верлинского, давая ему вперёд пешку и ход (сведения о гастролях взяты из газеты "Одесские новости", при этом имеются небольшие расхождения с данными, опубликованными в журнале "Шахматный Вестник" N11-12 за 1916 год).
Вот что писали "Одесские новости" за 27 апреля: "Вчера А. А. Алехин уехал из Одессы в Киев, где он предполагает также устроить несколько шахматных вечеров в пользу русских военнопленных шахматистов. Пребывание у нас столь известного и интересного шахматиста не осталось без влияния на местную шахматную жизнь. Такого оживления, какое наблюдалось в Лит.-арт. клубе во время шахматных вечеров, давно уже не бывало... Надо, однако, признаться, что одесские любители далеко не полно использовали двухнедельное пребывание среди них одного из первых в мире игроков в шахматы. Из трёх сеансов, которые дал А. А. Алехин, собственно шахматный интерес представляла только его игра "вслепую"- 8 партий сразу. С сильнейшими же игроками он сыграл только одну партию-консультационную... Между тем, за столь долгое пребывание маэстро в Одессе можно было бы наладить не только отдельные партии, а целый турнир, заполняя свободные дни сеансами одновременной игры и "вслепую".
Достаточно подробно освещала гастроли Алехина и киевская пресса. "Шахматные вечера с участием маэстро А. А. Алехина протекают в Киевском шахматном обществе с большим оживлением. Первым его выступлением было сражение одновременно с двадцатью игроками. Алехин проиграл 3, а 17 выиграл. 2 мая была сыграна серьёзная партия Алехин-Эвенсон. Победил киевский маэстро, принудив противника к сдаче на 44-м ходе. Сегодня в помещении шахматного общества (Б. Васильковская, 25) состоится вторая партия Эвенсон- Алехин. 4 мая в Литературно-артистическом клубе А. Алехин дал блестящий sance a l’aveugle (сеанс вслепую-И.Л.), выиграв у всех своих восьми противников" (газета "Киевлянин", 6 мая 1916). Алехин сыграл с А. Эвенсоном ещё две партии- 6 мая и 8 мая- и в обеих победил. 10 мая он провёл прощальный сеанс на 20 досках, а на следующий день выехал из Киева в Москву.
Из Москвы Александр Александрович добровольцем отправился на Галицийский фронт в качестве уполномоченного (начальника) летучего отряда Красного Креста. Он неоднократно отличался на передовых позициях, вынося раненых с поля боя, за что был награждён двумя Георгиевскими медалями и орденом Святого Станислава с мечами. Дважды Алехин был контужен. После тяжелой второй контузии (в спину) маэстро был помещён в госпиталь в городе Тарнополе (ныне Тернополь), где пролежал несколько недель. К нему часто приходили местные шахматисты, которым Алехин давал сеансы вслепую. В одном из таких сеансов, закончившемся победой гроссмейстера над всеми пятью партнёрами, он выиграл знаменитую партию у "Фельдта" (Л.Штольценберга).
В Центральном государственном военно-историческом архиве СССР я попытался найти дополнительные сведения о пребывании маэстро на фронте и в госпитале, но, к сожалению, таковых не обнаружил. Однако представляет интерес следующая информация, найденная мною в архиве: 21 августа 1914 года постановлением Главного управления Российского общества Красного Креста (по представлению Воронежского местного управления) нагрудным знаком Красного Креста были отмечены Алехин Иван Александрович и Алехина Анна Константиновна- дед и, предположительно, двоюродная сестра гроссмейстера, а 25 сентября состоялась выдача свидетельств на указанный почётный знак (ЦГВИА СССР, ф. 12651, оп. 2, ед. хр. 402, с.21).
13 сентября 1916 года на открытии шахматного сезона в Москве Алехин даёт сеанс на 37 (!) досках в новом помещении Московского шахматного кружка, переехавшего в здание мужской гимназии Страхова (Садово-Спасская, 6): +28-3=6. Затем он вновь едет в Одессу. Здесь 4 октября в зале Городской думы Алехин провёл сеанс вслепую, весь сбор от которого пошёл в фонд помощи "Одесса-Сербии". "На этот раз маэстро играл не 8, а 9 партий, причём вёл их чрезвычайно быстро: игра была окончена за 3 час. 50 мин. Во всех партиях было более 300 ходов, то есть А. А. Алехин делал 80 ходов в час, играя не глядя на доску. При этом он выиграл 8 партий, девятый же его противник, г. Лист, игравший также без доски, бросил игру на 17-м ходе, имея худшее положение. Среди присутствовавшей на сеансе публики были представители местной сербской колонии во главе с сербским генеральным консулом... секретарь гор. думы, принимавший живейшее участие в устройстве сеанса, благодаря ему он прошёл очень удачно в смысле внешнем, и-новость для шахматных вечеров- дамы, одна из которых даже вела игру за доской N8 и разделила судьбу мужчин, игравших за другими досками" ("Одесские новости", 5 октября).
"Если сравнивать этот сеанс А. А. Алехина с первым, данным у нас в апреле, то бросается в глаза, во-первых, быстрота, с которою маэстро вёл все партии, а во-вторых, то обстоятельство, что состав участников сеанса был неизмеримо сильнее. На этот раз была допущена сильнейшая консультация. Только за одной-двумя досками маэстро имел одного противника, за всеми же остальными сидело по несколько человек... Из Одессы А. А. Алехин выехал в Москву, где он намерен устроить большой шахматный вечер также с благотворительной целью. Маэстро сообщил нам, что спустя некоторое время он снова посетит Одессу" ("Одесские новости", 17 октября).
В газете была напечатана одна из партий этого сеанса, где соперник гроссмейстера, имевший сильного консультанта, проиграл первым по времени-спустя полтора часа после начала игры. Насколько мне известно, эта партия впоследствии не публиковалась. Во второй свой приезд в Одессу Алехин сыграл серию лёгких партий с Б. Верлинским. В "Одесских новостях" за 27 февраля 1917 года приведена одна из них.
25 ноября и 2 декабря 1916 года в Московском шахматном кружке состоялась партия Алехина с А. Рабиновичем. Её текст позднее был напечатан в иллюстрированном приложении к петроградской газете "Новое время" (15 апреля 1917). А 4 декабря, уже в Петрограде, маэстро выиграл вслепую у А. Велихова (эту партию, впервые опубликованную в "Новом времени" 16 декабря 1916 года, читатель может найти в "Шахматах в СССР" N10 за 1986 год).
В феврале 1917 года Алехин вновь в Москве. "Маэстро А. А. Алехин устроил в Москве шахматный вечер, на котором сыграл одновременно две консультационные партии, в каждой против него играло по 2 сильных любителя 1-й категории. Одна партия окончилась вничью, другую маэстро выиграл... Партия замечательна по той простоте, с какой белые получили выигрышное положение. Как "само собой" случилось, что чёрным нет спасения от мата. В этой простоте и заключается самое прекрасное в искусстве" ("Одесские новости", 13 февраля 1917). 8 февраля в Московском шахматном кружке гроссмейстер сыграл ещё одну партию с А. Рабиновичем. В приложении к газете "Новое время" за 18 марта 1917 года она приведена с примечаниями самого Алехина.
23 февраля 1917 года в Петрограде началась революция...



ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА

Эта статья была опубликована в журнале "Шахматы в СССР" (Москва, N3, 1990, с. 42-45). Там же были опубликованы некоторые упоминавшиеся в тексте партии Алехина.


Рецензии
Да-да!
Искусство - это простота.
Святая!

Павел Данилевский   21.04.2006 22:41     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.