Бодхидхарма и Хакуин. Про любовь

Однажды весной Хакуин в сильнейшей задумчивости посетил Учителя в Одинокой Пещере (типа дача) и, отбив сотню земных поклонов, с опаской спросил:
– О, Маста, просвети меня, пожалуйста, что есть такое во мне сейчас непонятное и волнующее. Такое, будто я незнакомых грибов объелся.
– Пучит? – недвусмысленно поинтересовался Учитель.
– Да не-е. Вот тут, – ткнул себя пальцем в грудь ученик, – Тут чё-та так колышется и плавает, аж дыхалку иногда перехватывает.
Бодхидхарма воззрился на адепта внимательно, повертел его и так и эдак, пощупал пульс для верности и озабоченно покачал головой.
– Кранты тебе, Хакуин.
Ученик мгновенно похолодел от ужаса.
– Чё, прямо вот так и кранты? Уже в ящик?!
– Хуже. А ну, колись паршивец, – возопил Учитель, – Смотрел вчера на голых баб в реке?
Хакуин забегал глазами, почесал за ухом, шмыгнул неловко пару раз и пробурчал что-то неразборчивое. По всему видать – сплоховал.
– Так как? – гремел Учитель.
– Ну, эта, было дело, – потупился адепт, ковыряя носком сандалии в полу.
– Паркет не порти! В глаза смотреть!!!
От рыка Учителя проснулся соседний вулкан и залил кипятком три деревни. Жители не обиделись.
Бодхидхарма несколько раз прожёг ученика свирепым взглядом, а затем совершенно неожиданно сдулся и даже как-то расстроился немного. Он аккуратно усадил еле дышащего Хакуина на лавочку рядом с собой и вкрадчиво спросил:
– Которая?
Хакуин сначала разревелся от избытка чувств. Ревел так три дня. Когда слегка успокоился, то с трудом вымолвил:
– Худенькая, с малиновыми глазами и косой до пяточек.
– Знаю её. Хороша, нечего сказать. Ну, и чё ты хочешь от меня?
– Так, эта, – всхлипнул адепт, – а чё теперь делать-то?
– Да ни фига ты не сделаешь, потому как это Любовь, будь она неладна.
– Это которая ко всем живущим на земле? – наивно спросил Хакуин.
– Дурачок ты ещё, приятель, – грустно улыбнулся Учитель. – Любовь – это которая Любовь. Давай, беги к ней.
И дал ему волшебного пинка.
Хакуин быстро разобрался что к чему, женился, народил кучу детей, через сорок лет вернулся и невозмутимо уселся рядом с Учителем. Тот всё это время предавался курительному созерцанию и почти врос в землю.
– Ну как? – спросил Учитель.
– Нормально.
– Ну и ништяк! Сгоняй-ка, брат, за киркой и лопатой.


Рецензии
)) Эта которая... Да, та самая. Здорава!
Покручу ка я свои можжевеловые шарики и эта... ну... даа... та самая... мечтательно уставлюсь в потолок.

Юрий Огурцов   20.08.2005 06:54     Заявить о нарушении
Лубофь - штука тонкая :{)

Игорь Квентор   20.08.2005 08:44   Заявить о нарушении