Танцуйте за нашего кандидата

I

     Эрл Эу был не просто зол, он был разгневан. До выборов оставалась всего неделя, а у них всё ещё не было нового танца. Непонятно, чем эти бездельники занимались целый год и какого шейка морочили ему голову, докладывая, что подготовка идёт полным ходом? Совершенно ясно, что расчитывать на этот «Эге-данс» нечего. Их засмеют... То, что эти идиоты воткнули в прошлогодний «Эй-эй-данс» несколько новых трюков, ничего не меняет – все сразу распознают старьё... В ходе предвыборной кампании все противники обещали совершенно новые танцы, ну это – ладно, все обещают! Но то, что они самым изощрённейшим образом высмеивали каждый элемент «Эй-эй», победившего на прошлых выборах, было по настоящему опасно. Не надо быть супер-экспертом, чтобы увидеть, что новый танец их команды – всего лишь модификация старого.
     Эрл отвернулся к окну и хмуро процедил:

     - Бобби Бо, Фан-Фан, да и все остальные раздавят нас, как букашек, если мы вылезем с этим.
И взорвался:
     - Шейк вас подери! Где вы были раньше, что делали целый год? Кто сладко пел, что всё идёт превосходно и я могу ни о чём не беспокоиться?

     У Ленца затряслись поджилки. Он видел, что Президент не на шутку распсиховался, и знал, что тот может быть опасен. Его надо немедленно успокоить. Сказать, что кроме него, Эрла, никто не разглядит в «Эге-дансе» старый «Эй-эй», обеспечивший их Команде такой уверенный выигрыш на прошлых выборах. Сказать, что... Ну а если откровенно, то он, Ленц действительно модифицировал старые движения, использовал некоторые основные идеи композиции. Заимствования были такими тонкими и виртуозными, что никто, кроме Эрла, – ни один эксперт из министерства Танца, ни сами исполнители не разглядели того, что старый пройдоха Эрл углядел моментально.
     Да, пожалуй Эрл прав. Бобби и остальные Кандидаты тоже не лыком шиты и поднимут их с новым танцем на смех, даже если у них и у самих не лучше. И разумеется, они сумеют сыграть на том, что «Эге-данс» - всего лишь модификация. Он так и услышал ехидный, скрипучий голослк Бобби: "Ребята, неужели вы хотите ещё целый год плясать этот до чертиков надоевший всем «Эй-эй»? Мне жаль вас, ребята. Вас хотят надуть!.."

     - Ты прав, Эрл, - нехотя промямлил Ленц, но, право, я ума не приложу... Знаешь, мне порой кажется, что в этом деле вообще ничего нового придумать нельзя.
     - Что ж, видно Бобби Бо на этот раз даст тебе урок. Да и остальные Кандидаты не лыком шиты. Хотя... остальные не так страшны, как Бобби. Ведь у него Главным хореографом – «трясучка» Дан, которого ты два года назад неосмотрительно выгнал из нашей команды. А он опасен. У него, сам знаешь, сумасшедшая фантазия..
     - Я не мог его не выгнать, Эрл. Он связался с этой танцоркой, Джи, а её часто видели в компании танцоров Бобби. Он до сих пор живёт с ней - с ума сойти, почти три года! Было бы ещё хуже, если бы он остался у нас и обсуждал с ней наши идеи. Рано или поздно это бы случилось. И мы ещё на прошлых выборах могли бы пролететь с «Эй-эй».
     - Ты прав... Да что теперь говорить об этом.

     Эрл внешне успокоился, рассправил скомканный им в приступе ярости листок с эскизом расстановки музыкантов на площади Танца, посмотрел на него невидящими глазами, опять смял - и бросил в мусорную корзину.

     - Слушай, Ленц, может в Министерстве у кого-нибудь из ребят есть идея. Теперь, когда мы уже всё равно пропали, только какой-нибудь сумасшедший дансер может нас спасти...
     Эрл помолчал.
     - Ты же сам знаешь, продолжал он, слегка воодушевляясь, находятся ведь психи, которые ходят по инстанциям, обивают все пороги и утверждают, что они изобрели совершенно новый, уникальный танец. Я знаю, что всех их регистрируют в Министерстве Танцев по распоряжению Комиссии по Справедливости. Может быть, кто нибудь из них...
     - Не будь наивным, Эрл. Психи, как правило, повторяют то, что уже было, и не один раз. В лучшем случае, это - наивный компот из трёх четырех танцев последних лет. В худшем - они один к одному повторяют тот, с которым проиграли на выборах десятилетней давности - с аргументом, что тогда, дескать, «время ещё не пришло». Нет, на это нельзя расчитывать. Да и осталась всего неделя – слишком мало даже только для того, чтобы просеять все заявки.
     - Какого же шейка ты мне весь год морочил голову, - снова взорвался Эрл.
Наконец Ленц тоже разозлился и перешёл в атаку.
     - А сам ты придумал что-нибудь стоящее за это время? Хоть один финт? Ты, кажется, был занят такими финтами, которые пополняли твой карман за счёт налогоплательщиков. Ну, теперь-то Бобби перекачает эти денежки из твоего в свой карман!

     Ленц побаивался Эрла, но знал, что они, старые дружки, накрепко повязаны одной веревкой... Сколько бы Президент не психовал, без Главного хореографа, такого как он, Ленц, ему не обойтись. А таких что-то не видать на горизонте! Как ему, Ленцу, не обойтись без Эрла: у того превосходный вкус, потрясающая память, и к тому же он нутром чует старьё. Это помогает ему на выборах лихо высмеивать движения противников, моментально находить избитые финты... К тому же он – дока в государственных делах и умеет делать деньги, а он, Ленц, только умеет делать танцы и тратить...

     - В конце концов, Эрл, - примирительно закончил он, у нас eщё неделя впереди. Теперь мы с тобой должны вместе искать то, что нам нужно. И брось на время все свои государственные дела, сейчас наша задача – удержаться.

     Эрл промолчал, но отрицательно покачал головой. Ленц понял, что разговор окончен, и он должен действовать самостоятельно, на свой страх и риск. Постоял ещё несколько секунд, потом резко повернулся и, пританцовывая в стиле «Эй-эй», вышел из кабинета Президента.

 II

      Ленц не вылезал из Видеотеки четыре дня. На пятый день, бледный и осунувшийся, он вошёл, в кабинет Президента. Вошел без своих обычных ужимочек и вихляний.
     Разглядывая в окно рекламные плакаты других команд на площади Танца, вызывающе кричащие и безвкусные, как это и полагалось по науке для достижения нужного влияния на электорат, он, всматриваясь в безобразный, и от того особенно привлекательный щит Бобби, сказал, не глядя на Эрла:

     - Я придумал кое-что... Но нужны большие предосторожности, чем обычно. И потом... Я намерен держать это в абсолютном секрете. Даже от тебя.
     - Даже от меня? – изумился Эрл.
     - Да, Президент. Это необходимо. Иначе ничего не выйдет...

     Эрл был припёрт к стенке – до выборов оставалось всего три дня и две ночи.
Получив согласие, Ленц отобрал для подготовки танца самых новеньких членов команды, тех, кого набрали из последнего выпуска Института Танца. Его выбор всех удивил: ни одного из лучших эй-эй-дансеров, ни одного из самых лихих лабухов.
     Группа работала три дня в обстановке строжайшей секретности. За это время Служба Безопасности выловила трёх шпионов от Бобби Бо, четверых от Фан-Фана, и по одному от остальных команд.


III

     Площадь Танца в день выборов была переполнена. Счастливчики, которые попали сюда, были лучшими представителями Всей Танцующей Молодёжи страны, победителями различных конкурсов «Эй-эй-данса». Остальные сидели дома у экранов и выполняли свой гражданский долг – выбирали ТАНЕЦ, тот единственный танец, который вся Танцующая Молодёжь будет, начиная с сегодняшнего вечера, разучивать и танцевать во всех клубах, ресторанах, барах дансингах в течение целого года, до новых выборов.
     Особенно внимательно смотрели выступления противников главы Команд, одному из которых, в случае победы их танца, предстояло стать Президентом страны. Каждому давалось право прокомментировать танец противников, что делалось искусно и виртуозно, требовало абсолютного понимания искусства танца, быстрой реакции, злого языка и умения высмеять танец соперников, играя на извечной неприязни моложёжи к старью.
     Жеребьёвка была накануне. Предпоследней оказалась команда Бобби Бо. Последним, по традиции, был танец Команды Президента. Выборы начались...


IV

     ...Когда танцоры  Бобби задвигались, Эрлу захотелось рассмеяться. Неужели этот недоумок-Бобби думает, что с этим танцем можно победить? Но уже через пару минут Эрлу стало не до смеха: движения, несомненно, были идиотскими, но какое разнообразие! Да, у этого «трясучки» Дана действительно необузданная фантазия. Каждый из танцующих изображал муки от боли... один, как бы обжегшись, судорожно тряс обеими руками, другой, изображая боли в желудке, корчился на полу, третий –бр-р-ррр... Музыка была под стать, нездоровая, дерганая, вызывающая желение сморщиться, передернуть плечами и забиться в болевом припадке... Эрлу даже показалось, что его ударило электрическим током, и ему тоже захотелось выскочить на площадку и изобразить, как это больно...Потом всё прошло. Танец окончился. Лучшие представители Всей Танцующей Молодёжи свистели и улюлюкали с небывалым восторгом. Некоторые продолжали биться в экстазе под ещё звучавшую в их воображении музыку. Такого убедительного триумфа Эрл не помнил. Их победа на прошлых выборах была скромнее...

     - Иди и скажи, что это – барахло, - услышал он за спиной голос Ленца.
     - Что?..- очнулся Эрл.
     - Иди и говори то, что нужно!
     - А у нас будет лучше? – горько усмехнулся Эрл.
     - Иди...

     Эрл выскочил на трибуну и завопил: "О, Бобби! Ты хочешь превратить нашу страну в сборище паралитиков, с которыми даже медицина бессиль..."
     Его голос потонул в возмущённом свисте Лучших Представителей Танцующей Молодёжи. Несколько человек выскочили на трибуну и стащили его оттуда. Тишина восстановилась не скоро. Оставался последний танец, танец Команды Президента.


V


     При первых же звуках музыки Эрл Эу, всё ещё пытающийся унять дрожь в руках и сидящий с закрытыми глазами и опущенной головой, насторожился. Что-то показалось ему необычным. Ах, да – ритм...странный ритм...раз-два-три, раз-два-три, - просчитал он и поднял голову...
     Когда замерли последние звуки и танцующие остановились, площадь буквально взорвалась! Зрители у экранов топали ногами, представители Команд противников потеряли дар речи...
     Голосование прошло с убедительным перевесом в пользу Команды Президента. Наутро Площадь Танца освобождалась от устаревших, и сразу ставших казаться убогими, рекламных щитов с плакатами участников закончившихся вчера выборов. Всюду была слышна музыка победившего танца, и Танцуюшая Моложёжь начала, пока ещё неумело, но все более точно повторять движения и напевать мелодию, которой предстояло звучать целый год.


VI

     В кабинете Президента сидел Ленц, положив ногу на ногу, и тихо напевал себе под нос мотив нового танца, слегка покачивая в такт головой.

     - Мы победили, Эрл. Наш– опять – самый лучший.
     - Да... – задумчиво подтвердил Президент, - на этот раз мы выкрутились. Надо, не теряя времени, немедленно начинать подготовку к следующим выборам.
     - Всё будет нормально, ля-ля, Президент, - бодро пропел Ленц.
     - Да , приятель, - но как мы вывернемся в следующий раз, я не понимаю. Хотя... Есть ведь ещё кое-что... – он слегка откинул назад голову и долгим изучающим взглядом посмотрел на Ленца. – В конце концов, в добрые старые времена танцевали не только вальс.


Рецензии
Сказать, что кроме него, Эрла, не разглядит в «Эге-дансе» старый «Эй-эй», обеспечивший их Команде такой уверенный выигрыш на прошлых выборах. - слово "никто" не потеряно?

Интересный рассказ, чем-то, лишь слегка, не волнуйтесь, похоже на один из романов Стругатских. В общем, интересно, прочитала не без удовольствия. Неожиданный ход.
Сейчас, когда настоящих выборов уже нигде нет, вспоминаешь предвыборные битвы кандидатов с ностальгией.

Анжела Мальцева   04.03.2010 16:33     Заявить о нарушении
Точно, такие милашки-кандидаты в этом рассказике, что слёз умиления не скроешь. И голосующая молодёжь неподкупна - ей танец стОящий подавай, и танцоры танцуют по-настоящему, и кандидаты в президенты сомневаются в своём успехе... Фантастика!

Анна Андерсен   04.03.2010 17:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.